Изгиб гитары жёлтой...

Электричка из Куйбышева прибыла по расписанию, с точностью до секунды. В здании железнодорожной станции Мастрюково было многолюдно. Это были в основном молодые люди. Рюкзаки разных мастей, размеров и расцветок за плечами, баулы с палатками, скатки подстилочных ковриков, сумки и пакеты в провизией в руках. Прокопчённые котелки и чайники, прикреплённые ремешками к рюкзакам, покачивались на ручках в такт движения их владельцев и глухо побрякивали, ударяясь в толчее со своими собратьями, стенами и косяками.

Туристы! У многих были гитары. С потёртыми грифами, рассохшимися деками, с торчащими концами струн на блестящих колках эти неизменные спутники туристов сопровождали их в походах и переходах, сплавах и восхождениях. А в этот уикенд этот туристский атрибут был особо в почёте. В первый июльский уикенд 1988 года.

У нескольких столиков выстроенных в ряд вдоль стены зала ожидания организовывалась очередь. Дождавшись своей, мы, внеся чисто символическую плату, получили билеты. На прямоугольном куске тонкого картона, перехваченного обыкновенным шпагатом из искусственного шёлка через пробитые дыроколом отверстия, красовалась надпись: «Добро пожаловать. XV Туристский фестиваль патриотической песни им. В. Грушина’88».

Я, мой давний стройотрядовский товарищ Хамит Хисматуллин и моя одногруппница Люда Мурзинова, напросились в эту поездку с официальной делегацией бардов нашего Уфимского авиационного института, приглашённых к участию в этом фестивале, в качестве группы поддержки, а говоря по чести, то просто зрителей. Мы не мешали им готовиться к выступлениям, не болтались у них под ногами и существовали вполне автономно.

В долине между Мастрюковскими озёрами на огромной поляне вырос целый палаточный город с «населением» около 130 тысяч жителей. «Кварталы» отделялись между собой двумя рядами натянутых на полуметровой высоте верёвок закрёплённых на деревянных колышках, образуя «проспекты», «улицы» и «переулки». Каждый квартал имел своё название – «Москва», «Саратов», «Казань», «Куйбышев», «Уфа»…

Мы, поставив свою обыкновенную брезентовую двухместку на окраине уфимского квартала и немного перекусив, отправились на обзорную экскурсию по «городу». Солнце единолично господствовало на лазурном небосводе. Было очень жарко. А на земле царили музыка и слово. Дресс-кода как такового не было, и бывалый туристский народ особо себя не утруждал в подборе туалетов. Пляжный вариант вполне подходил в этот июльский зной. Разве только для того, чтобы выйти на сцену приходилось облачаться в «концертные» майки, футболки, шорты, юбки или джинсы.

На нескольких сценах уже состязались, сменяя друг друга, в певческом, поэтическом и инструментальном искусстве барды. От качества текстов, голосов, музыки, зрительской симпатии и благосклонности жюри зависело, попадёт тот или иной исполнитель на главную сцену для участия в гала-концерте следующим вечером.

Возле сцены под лёгким матерчатым шатром с вкусным названием «Чайхана» собралась довольно-таки внушительная толпа зрителей. Люди сидели на корточках, просто на траве или стояли, стараясь не мешать друг другу. Малыши на плечах у пап покачивались в такт известных мелодий, не раз слышанных, перепетых, сотни раз переписанных с бабинников на кассетники, а сейчас исполняемых их автором.

На сцене сидел на простом деревянном стуле, закинув ногу на ногу, примостив изгиб гитары жёлтой на бедро и перебирая струны, проникновенно пел сам Олег Митяев:

Изгиб гитары желтой ты обнимаешь нежно,

Струна осколком эха пронзит тугую высь.

Качнется купол неба — большой и звездноснежный.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!..

С самого утра, а некоторые даже с вечера, туристы занимали места в главном «зрительном зале». Крутой склон спускался к самой воде. Вот на этом-то склоне с помощью лопат и других подручных средств, сооружались «ложи», «балконы» и «партеры» от жёсткой плацкарты до вполне уютных «мягких» посадочных мест. Мы заняли позицию примерно в центральной части «зала» и «держали» её, сменяя друг друга, отходя по хозяйственным, продовольственным делам и иным надобностям, до самого вечера.

А главная сцена в форме акустической гитары как бы качалась на водной поверхности широкой протоки между основной поляной, где раскинулся туристский город и «зрительным залом» на крутом прибрежном склоне. Гриф, разграфленный на лады, выполнял роль мостка.

Пока собственными силами и средствами зрители оборудовали места в «зале», перед сценой устанавливалась и настраивалась акустическая, усилительная и осветительная аппаратура, микрофоны и мощные колонки. На самой же сцене закрепили мачту и развернули два полотна белоснежных парусов.

Когда солнце унеслось за горизонт, блеснув на прощание золотыми лучами, уступая место на небосводе ночному светилу, в «зрительном зале» был уже аншлаг. На противоположном берегу тоже было много зрителей, хотя по местоположению сцены, скорее слушателей. Несколько небольших парусных яхточек пришвартовались к сцене, а с десяток надувных резиновых лодок дрейфовали неподалёку.

… Как отблеск от заката, костер меж сосен пляшет.

Ты что грустишь, бродяга? А, ну-ка, улыбнись!

И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет:

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!..

И вот началось действо. Каждого выходящего на сцену встречали очень тепло. А когда выходили гранды бардовской песни — Олег Митяев, Татьяна и Сергей Никитины, Юлий Ким… и гости фестиваля — космонавты аплодисменты и овации долго не утихали.

В «зрительном зале» и на противоположном берегу зажглись фонарики, свечи, зажигалки. Эта огненно-световая иллюминация продолжалась на протяжении всего концерта. Эхо подхватывало голоса и звуки мелодий и разносило по округе. От восторга и чувства причастности к чему-то очень масштабному перехватывало дух. Сердца вырывались из груди, бились в такт с ритмами гитарных аккордов…

И вдруг в небе жутко громыхнуло и из огромной тучи, закрывшей звёздное небо, хлынули потоки воды. Ливень. Тяжёлые капли били по головам, лицам, спинам. Буйство стихии продолжалось недолго. И совсем немногие покинули свои места. Концерт продолжился…

Мы вернулись в Уфу. Попрощались, пожелав друг другу удачи. А уже через месяц Хамит топтал солдатские сапоги на военных сборах в Оренбургской области, Людмила трудилась на практике на ВЦ Уфимского моторостроительного производственного объединения, а я шёл во главе пешей колонны курсантов 25 С-курса Ленинградского военного инженерного Краснознамённого института им. А.Ф. Можайского от станции Пери в направлении загородного учебного центра «Лехтуси»…

… И все же с болью в горле мы тех сегодня вспомним,

Чьи имена, как раны, на сердце запеклись,-

Мечтами их и песнями мы каждый вздох наполним.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…

Оцените статья

+8

Оценили

Надежда Кудряшова+1
Яна Даренко (Татьяна Бондаренко)+1
Людмила Косарева+1
ещё 5
Да, всё именно так и было: романтично, душевно, так, как будто все друг другу хорошие друзья . И песни, песни, песни под звёздным небом... (+) Удачи, Анатолий!
Понравилось! Словно и я сама там побывала!
11:20
Плюсую. Я и сам там в юности бывал, затем мои дети ездили, а теперь внуки.
XV "Грушинка", июль 1988 г.
Замечательное воспоминание! А я так и не добрался до Грушинки, ушло моё время. Жаль!
Загрузка...