От Огинского до Отелло

Как заклинание, повторяла я фразу: «Мое место плохое! Il mio posto e’ brutto!».Повторяла и повторяла. Все первое отделение спектакля. На сцене потрясающая история Тоски, дивная музыка Пуччини, шикарные голоса не только итальянских, но и европейских звезд! А у меня — комок нервов: мое место плохое...

Поразительно, как растут потребности по мере достижения желаемого. Сначала я радовалась, что освоила интернет-сайт театра «Ла Скала» и смогла заказать билет на премьеру оперы «Тоска». Причем, решила не рисковать и выбрала дешевый билет за 80 евро, все-таки сайт иностранный, вдруг что-то сделала неправильно, и деньги канут в неизвестность. Приехав в Милан, радовалась, что попала в сам театр: внутри намного прекраснее, чем снаружи, и не имеет значения, какое место — наслаждаться оперой можно с любого. А когда пришла в свою ложу на третьем ярусе и увидела, что стул стоит почти у дверей — поняла, что радоваться нечему. Надо действовать!

Спустилась в фойе выпить бокал вина — исключительно для снятия психологического барьера, все-таки иностранную речь предстояло держать. И обратилась к первой встречной служащей — даме в красивой темной мантии с большим медальоном на груди:

— Мое место плохое, ничего не вижу, ничего не слышу!

— Идите за мной, — махнула рукой служащая. Подвела меня к столу, где за монитором с видом зрительного зала сидел мужчина, и отдала ему мой билет. Через минуту мужчина протянул мне новый. И дама с медальоном снова повела за собой. Из фойе вошли прямо в зал, прошли между рядов амфитеатра. У меня пересохло в горле — неужели я наяву услышу и увижу знаменитую австрийскую приму, сопрано Мартину Серафин, чей талант ценится во всей Европе? Мы подошли к первому ряду партера. Мое место оказалось в самом центре! Мамма мия!

Музыка — мое большое увлечение, но, к сожалению, без взаимности. В юности пыталась петь в школьном хоре. Ходила на репетиции, выучила все слова полонеза Огинского «Прощание с родиной». Но однажды стоящая рядом хористка не выдержала и попросила руководительницу:

— Можно мне занять место подальше от Тани? Она в ноты совсем не попадает...

Я возмутилась от души: ведь громко пою, значит, хорошо! Впрочем, долго меня убеждать не пришлось: договорились, что, раз я знаю слова, меня оставят на городское выступление с условием, что буду петь о-о-очень тихо. С тех пор словаполонеза Огинского запомнила навеки. Изредка мы поем его вместе с одноклассницей Светой, тоже не преуспевшей в хоровом искусстве. Это случается, когда я приезжаю в Минск, где она сейчас живет. Чтобы не травмировать слух окружающих, мы уходим на кухню и закрываем двери.

А до классической музыки пришлось расти и расти. В возрасте уже за тридцать я случайно попала на концерт, где прозвучали «Венгерские танцы» Брамса, — и заболела. Два дня музыка крутилась в голове. Не успокоилась, пока не приобрела диск. И понеслось — Пьяцолла, Равель, Респиги… И опера, на которую раньшеходила по воле случая, вдруг стала приносить огромное удовольствие.

После «Тоски» в «Ла Скала» мне до ужаса захотелось побывать в оперном театре Неаполя «Сан Карло». Старейший из театров Европы, где пели великие Паваротти и Карузо. Такая возможность неожиданно представилась, когда я поехала отдохнуть в Сорренто.

Но, увы, и здесь не обошлось без сюрпризов. Мой сопровождающий — местный житель Антонио, солидный мужчина, работающий в налоговой службе, приехал за мной в Сорренто пораньше — хоть расстояние до Неаполя невелико, но мало ли что в дороге может задержать. Я предвкушала настоящее торжество: успею осмотреть театр, выпить бокал шампанского, освоиться в партере. Не тут-то было!

Только подошли к театру, как Антонио вспомнил о забытом телефоне в машине, которую мы оставили на стоянке за два квартала. Без обиняков он вручил мне распечатки электронных билетов, чтобы я обменяла их в кассе (а если бы я итальянского не знала?), и отправился за телефоном. Я стояла в очереди и силилась понять, зачем ему телефон в театре? Через двадцать минут я узнала от кассира, что электронные билеты не требуют обмена. Тут вернулся счастливый Антонио с телефоном. Я воспряла духом и повернула ко входу в театр, но не тут то было… Кавалер вдруг схватил меня под руку и повел… за угол театра.

— Почему? Куда?- лепетала я, еле успевая следовать за ним.

— Съедим сладости.

Как я ни отказывалась, Антонио меня не слышал. Он спешил за угол — к кондитерской. В считанные минуты расправился с эклером, и, довольный, повернул к театру. А меня душил гнев. В театр мы вошли за три минуты до начала, но я успела сказать ему все, что я думаю по поводу такого похода в оперу. Антонио вспыхнул: то ли от моей резкости, то ли вообще не привык, чтобы женщина ему возражала. Но кроме того, чтобы предложить пропустить первое отделение и сходить в буфет, ничего не придумал. Я отказалась, развернулась и пошла в зал.

«Отелло» с первых же минут заставил забыть все на свете. И абсолютно перестало иметь значение все, что было до этого: может, у них, неаполитанцев, так принято — перед театром лакомиться сладостями.

Не помню, кто пел Отелло, но его талант покорил навеки. Раньше, читая трагедию, считала мавра исключительно ревнивым мужланом, а сейчас увидела безумно любящего, страстного и страдающего человека.

Оцените статья

+5

Оценили

Яна Даренко (Татьяна Бондаренко)+1
Людмила Косарева+1
Николай Лыков+1
ещё 2
09:53
Майя, спасибо за оценку! Приятно.
11:08
Сколько эмоций!)))) Вот таким и должен быть наверное, настоящий зритель! Так сопереживать - тоже искусство)))
О! Да!!!!
11:42
В начале 60-х посчастливилось мне, школьнику из глухой деревни в Пензенской области за отличную учёбу и работу в школьной производственной бригаде (было тогда такое движение) попасть с подобными мне сельскими ребятами на лето в Москву, в Сокольники, в лагерь "Юных натуралистов". Кроме пензенцев были там ещё ребята из Белоруссии, Липецкой, Ленинградской, Иркутской областей и республики Мари Эл. Куда нас только не водили! Однажды посчастливилось побывать в Кремлёвском дворце съездов на опере Гуно в исполнении Ла Скала. Я запомнил этот день на всю жизнь. Но какие мы всё-таки были дикие! Немалая часть нас откровенно заснули. А я внутренне гордился тем, что опера меня просто потрясла. А Вам, Татьяна, за рассказ +
18:36
Вот это как раз тот случай ,когда,даже не имея музыкального слуха, у человека есть внутренний слух души, и отсюда любовь к настоящей Музыке,в чем бы она ни проявлялась.Рассказ Ваш, Татьяна, мне понравился своей искренностью. УДАЧИ В КОНКУРСЕ!
Удачи, Татьяна.Да, наверное, существует внутренняя потребность и любовь к музыке в душе Вашей. Вы - гениальный слушатель. И хорошо об Этом написали!. (+)
09:20
Да, любовь к музыке затмит любые расстояния! И я аплодирую, Вам! Хороший рассказ,удачи!
Да несомненно, Татьяна, вы гениальный слушатель и ценитель прекрасной музыки и удивительный повествователь о ней. Удачи во всех делах! +
Татьяна! Получила удовольствие от прочтения Вашего рассказа - образного, яркого, необычного. Так захотелось побывать в итальянском театре, на какой-нибудь опере Верди. +