На первый зуб

Сначала я просил у родителей купить мне братика. Потом, после того, как меня в третьем классе побил Михей из первого А, решил, что сестренка будет лучше. К тому времени я уже знал, что детей не покупают. Маленькую девочку может совершенно бесплатно родить моя мама. Что она и сделала, когда я уже махнул на родителей рукой и первый раз поцеловался с Полиной из параллельного восьмого Б. До этого мы с папой почти год поили мамулю соками, заставляли надевать тапочки и не огорчали.

Так в нашем доме появилась Варвара весом три с половиной килограмма, лысая и совсем немолчаливая. Я терпеливо ждал, когда она подрастет. Катал в коляске, затыкал выпавшей пустышкой и даже менял подгузники. Полина сказала, что младенцы растут быстро, но наша Варька этого не знала и не торопилась. У нее выросли только забавные беленькие кудряшки-пружинки и… первый зуб!

***

В тот вечер мама достала с антресоли длинную коробку с потертыми углами и вышитым по вишневому бархату вензелем «ЛФ». Под крышкой лежала маленькая ложечка с такими же буквами на витой ручке.

– Ты, конечно, не помнишь.

Я внимательно рассматривал серебряный столовый прибор. Десертная ложечка поблескивала гладкими отполированными овалами. На ручке в канавках ажурных плетений металл потемнел, но тем четче выделялись буквы сверху и маленькие цифры на тыльной стороне «1853 г».

– Нет. Откуда это?

– Это, Егорушка, наша семейная реликвия. Эту серебряную ложечку заказал твой пра-пра-пра-пра-прадед, когда у него родилась дочь Лукерья Фролова, твоя пра-пра-пра-прабабушка, – мама с трудом вытащила ложечку из пухленького Варькиного кулачка. – Подожди, милая, ее надо хорошенько вымыть. Тринадцать лет лежала.

Сестренка попыталась захныкать, передумала и переключилась на коробку.

– Это тот, который архитектором был?

– Да, сынок, это твой предок-архитектор. Он специально ездил в Москву, чтобы осветить ее у архиепископа. Эта ложка на первый зуб. Она приносит счастье. Твоя бабушка с нее ела, я, ты, теперь вот Варюшка будет.

– Мам, это же сколько первых зубов по ложечке стучало?

– А ты посчитай, – улыбнулась мама и пошла мыть раритет.

А я снял со стены картинку в рамке с нашим генеалогическим древом и пошел к себе изучать его. Через несколько часов я все-таки подсчитал родившихся за полтора столетия родственников по маминой линии. Получалось, что я двадцатый, а наша девчонка – двадцать первая! Как много счастья было изначально заложено в этой ложечки, если его хватило на всех и еще должно хватить на наших потомков!

***

– Эй, эй, мартышка, глотай давай! – сестренка хохочет, хлопает ладошками, перепачканными кашей, по столешнице, по тарелке. Овсянка разлетается липкими брызгами во все стороны. Я с трудом и не всегда успешно уворачиваюсь. Главная моя задача – это попасть серебряной ложкой туда, где поблескивает маленький первый зубик.

Малышка крутит кудрявой головой, счастливо смеется. Мне тоже смешно потому, что промахиваюсь и попадаю то в нос, то в ухо. Так мы с Варварой развлекаемся не часто. Мама говорит, что ей легче самой ее накормить, чем потом мыть всю столовую. А мне нравится делать сестренку счастливой. Семейная реликвия помогает. Спасибо деду-архитектору.

Оцените статья

+5

Оценили

Лидия Павлова+1
Светлана Дурягина+1
Гость №609+1
ещё 2
теплая история. Удачи
Спасибо.
Спасибо, Майечка
Добрый рассказ! + А у меня тоже про ложку, только оловянную. Заходите почитать!
23:54
Добрый, светлый рассказ. Удачи вам, Татьяна!
Загрузка...