Тайник

930

Одним тихим днём августа Влад Егорычев, студент мединститута, решил прогуляться до щемящих душу мест детства, где ещё стоял на подпорках родной домик-теремок, что помнил Владьку с пелёнок. Юноша поспел вовремя, так как его уже со всех сторон обступила строительная техника – приди он завтра, застал бы пустырь с кружащим на ветру мусором. Приоткрыв до боли знакомую дверь, чудом держащуюся на одной петле, юноша оказался внутри. Пустое пространство квартиры в памяти мгновенно преобразилось, заполняясь домашним скарбом тех лет, когда многие ещё были живы-здоровы …

Егорычевы, даже в окружении соседей скромного достатка, жили беднее бедных, несмотря что мать Евдокия и отец Евдоким работали. Быть может, семейство Владьки жило бы и побогаче, не хуже других, если бы не болезненная скупость главы Евдокима Пантелеймоныча, желание экономить на всём и даже на разъединственном сыночке-наследнике! И хоть учился он круглый год на одни круглые пятёрки, да ходил в затрапезном виде. А как быть с вечным чувством голода и в школе, и дома, вынуждающим ходить по соседям в надежде, что кто-нибудь да чем-нибудь угостит, завидев голодный блеск детских глаз?! Мальчик не ведал, как отмечают дни рождения – если матушка-жалельщица пыталась втихаря по этому поводу сунуть сыночке конфетку-печенюшку, то, будучи застигнутой врасплох супругом, вынуждена униженно объясняться перед ним, мол, соседка просила передать… Вот в такой атмосфере странной любви Владька дотянул до восьмого класса, когда от внезапно настигшей сердечной недостаточности прямо дома скончался глава этого семейства. На всю жизнь сын запомнил ту последнюю минуточку ухода отца: будучи уже в беспамятстве, тот почему-то со смертного одра порывался приподняться, упорно тыча восковыми скрюченными пальцами правой кисти в потолок и мыча при этом какие-то нечленораздельности, не понятные несчастным жене и сыну.

Вот именно эта самая скорбная минуточка вынудила объявиться юношу в давно оставленном родительском доме, дабы воочию проверить состоятельность собственных догадок по этому поводу: а в небо ли тыкал отец, уходя на тот свет, почему так упорствовал на последнем издыхании …

К непредвиденному сожалению, поиски «незнамо чего» затянулись – часы летели, а результатов никаких, даже маленьких! И тут настырного в своих устремлениях Владьку озарило одно воспоминание детской поры: отец после прогара печи всегда закрывал заслонку на печной трубе под самым потолком сам, никому и никогда это дело не доверяя – сын ринулся исследовать каждый сантиметр дымохода… Есть! За разобранной заслонкой обнаружилась потайная ниша, где укрывалась большая жестяная коробка из-под леденцов «Коковин и Басов», а в ней деньжищи огромные да всё сотенными купюрами, на которые при жизни родителей можно было бы семье наесться, одеться, обуться и обставиться на сотни раз, а они по воле главы семейства влачили почти нищенское существование на грани стыда перед честным народом! Но особенно Владислава разочаровал найденный на дне жестянки маменькин перстенёчек дорогой из золота наивысшей пробы – мама так им дорожила, единственной памятью о своих родителях, что позволяла себе его надевать на пальчик лишь по великим праздникам, а как она, сердешная, убивалась до последних дней своей жизни по, якобы, со слов бати, украденному ворюгами из дома колечку, когда ездила с сыном на юбилей тёти в другой город, а на хозяйстве оставался хозяин квартиры, который боле других разорялся по душу не существовавших, как выяснилось сейчас, гадов, посмевших поднять руку на самое святое в их семье… Вместе с тем, обнаруженная таким образом реликвия всё-таки утешила парня: он сможет, несмотря ни на что, исполнить посмертную волю матушки, сокрушавшейся на последних минутах жизни, что не сможет оставить ему от себя тот перстенёчек в подарок его будущей дочери, а та смогла бы одарить кого-то из своих детишек. Но потеря, обретшая чудесным образом снова законных наследников, простила все грехи прошлого и укрепила веру юноши в завтрашний день, который непременно наступит и будет чистым, светлым и добрым, а иначе бы сегодня не случилось то, что случилось в одном старом доме под снос где-то на окраине столицы…

Оцените статья

+2

Оценили

Майя Симонова+1
Валентин Егоров+1
Загрузка...