Устный рассказ

1606

Папин брат Сагит был призван на фронт молодым неженатым парнем. Учился на курсах в Глазове. А с войны дядя Сагит не вернулся, не пришло с фронта ни одного письма.
… Накануне 9-го Мая на телевидение пригласили Галину Павловну Брок-Бельцову, которая была в годы войны штурманом авиационного полка. Из её воспоминаний меня больше всего затронул такой эпизод: когда почтальону удавалось прорваться в эту часть, получали письма. Были случаи, когда какая-то девушка говорила подруге: " Ты получила три письма, а я — ни одного… Почитай письма вслух!" Галина Павловна рассказывала: «Конечно, были письма, которые вслух не читали. Но было много случаев, когда садились в круг, кто-то читал письмо, все слушали.»

Неудивительно, что были такие письма: ведь была одна задача у всей страны: одолеть врага.

Во время этой передачи я вспомнила, как мы на сайте «Самарские судьбы» обсуждали рассказ о том, как семейная реликвия семьи Лейбович оказалась выброшенной на улицу после смерти адресата, а оттуда попала в музей благодаря находке бомжей. Это были письма от фронтового друга Никулина: почти полвека после окончания войны однополчане не теряли связи. Слушая Галину Павловну, я подумала, что и среди писем того человека, которому суждено было стать артистом, дарить людям радость, маленькие праздники, а до этого семь лет носить военную гимнастерку, могли быть письма, которые можно читать вслух всем — ведь в послевоенные годы тоже у всех было одно стремление: как можно быстрее восстановить страну, чтобы в каждом доме появился долгожданный достаток.
От родных старшего поколения мы знаем: после войны нашу бабушку навестил её односельчанин Назип, вернувшийся с фронта и поведал такую историю.
Было это в начале войны. На станции остановился поезд, в котором был полевой госпиталь. Высадка не производилась, двери вагонов были закрыты. Один раненый, весь перебинтованный, обратился через форточку к трём солдатам, стоявшим на перроне:
— Нет ли среди вас кого-то из Ворошиловского района Татарстана?
— Есть, — был ответ, — Назип Ахметшин, он где-то здесь.
— Назип Ахметшин?! — радостно воскликнул боец. — Это же наш кодА. (КодА — представитель того рода, с которой эта семья когда-то породнилась).
Побежали разыскивать Ахметшина. Когда Назип прибежал на платформу, поезд уже отъехал. Вскоре Назип узнал, что состав попал под бомбежку.
Назип был уверен, что тем бойцом был Сагит — больше никто не называл его кодА.
Этот рассказ — незаживающая рана войны. Многие годы я не знала, что у двоюродных есть небольшая довоенная фотография, где дяде Сагиту 17 лет. Узнав, конечно, попросила, чтобы переснять и увеличить. А долгие годы хранился в памяти этот рассказ, обжигающий горечью. Теперь есть и фото.

Оцените статья

+8

Оценили

Гость №336+1
Оксана Алмазова+1
Ирина Коротеева+1
ещё 5
Печальная семейная история, которую нужно помнить и которой можно гордиться!
Да, я тоже думаю, что надо помнить и гордиться!
23:02
Вот судьба..."Незаживающая рана войны "-это образное определение,завершающее Ваш потрясающий рассказ,милая Ракия! Пусть внуки знают всё о нас, Чтоб не прервалась жизни связь! Пока мы помним -будем жить, Своей Отчизной дорожить. Удачи Вам в конкурсе и в жизни!
Больнее всего-- неизвестность. Особенно, если она длится всю жизнь. Ваша необычная реликвия, Ракия, думается, знакома многим семьям, потерявшим своих родных. Душевный рассказ, впечатляет. Удачи вам!
Ракия! Написано в Вашем духе - лаконично, сдержано. И при этом пронзителен этот устный рассказ, действительно - " незаживающая рана войны — наша (ваша) семейная реликвия."+
Невозможно трудна неизвестность, такое горе на земле, когда люди воюют. Ракия, соглашусь, конечно, эта история действительно является семейной реликвией и для потомков солдата - драгоценность, не имеющая цены!
Не уверена, что рассказ - это реликвия. Это - предание, легенда, семейная история, которая, увы, не сохранена в вещи. Но оттого не менее важна.
10:39
+Молодец! Плюсую с удовольствием! Такую реликвию признаю! Удачи!
Дорогая Ракия! Сведения, полученные о Сагите, бесценны для семьи. По определению, реликвия - вещь, хранящая память. Но я думаю, память без вещи не менее ценна, так что не будем буквоедами. Ставлю за талантливый рассказ +.
Ракия, чтобы никто не мог придраться, можно написать, что какие-то вещи Саита или его фото семья хранит, как семейную реликвию. ( Я уверена - хранят).Прости меня за дотошность. Просто твой рассказ проник мне в душу.
10:19
Благодарю всех за комментарии. Я дополнила рассказ. Когда родные собирались, каждый раз я слышала этот рассказ от двоюродного брата. Почему он не упоминал о фотографии - видимо, он упускал из виду, что он старше меня на целых 19 лет, что я могу что-то не знать. А повторять и повторять этот рассказ время от времени, видимо, было какой-то потребностью, потому что мысль: "Это действительно был дядя Сагит?" - не давала покоя.
Загрузка...