Воспоминания о прошлом

Воспоминания о прошлом

Однажды, я зашёл в интернет и увидел, что один из литературных сайтов проводит конкурс под названием – «Семейная реликвия». Насколько я помню, слово реликвия означает «вещь, свято хранимая, как память о прошлом».

К огромному сожалению, ни я, ни моя жена Лена не относятся к древним боярским, дворянским и, тем более, к банкирским родам. Типа Морганов, Ротшильдов или Рокфеллеров.

Это у них полно разных реликвий, которые они бережно хранят в своих фешенебельных замках и передают из поколения в поколение. У нас с Леной все обстоит совершенно иначе. Обе наши фамилии, как говорили раньше: – «Вышли из плоти народной!»

То есть, нет у нас ни дворцов, ни имений, ни каких-то особых реликвий. Да и откуда им взяться? Был в моём роду предок, который при царе Николае II, имел собственную мельницу и тройку лошадей с приличной коляской. Так и тому сильно не повезло.

Как-то раз ехал он с родными на церковную службу, а дальше всё, как в поётся народной песне: – «Сшиблись кони с моста…» – вся семья погибла при падении в реку. В живых осталась только новорождённая дочь, которая сидела дома под наблюдением няни.

Естественно, что всё её имущество растащили, и превратилась моя прабабушка в настоящую «бесприданницу». Слава Богу, что не умерла с голоду. Выросла, вышла замуж за вдового крестьянина. Воспитывала пятерых его и трёх общих детей, работала в поле и огороде и так далее…

В семье Лены произошла похожая история. Один из её предков смог каким-то чудом, подняться до уровня купца средней руки и удачно продавал крупно рогатый скот большими гуртами. После очередной торговой операции он возвращался домой с дальней ярмарки. Его подстерегли в глухом месте, ограбили и убили.

Узнав о его смерти, нагрянули кредиторы. Всё имущество большой семьи отняли за долги. Родные едва не умерли с голоду. Стали вкалывать разнорабочими и так далее…

О других предках даже сказать нечего. Все родились в глухих деревнях. Жили впроголодь и бились в тисках нищеты от «вонючей пелёнки до смердящего савана», как сказано в Библии.

Потом пришла революция, гражданская война, восстановление народного хозяйства, коллективизация, снова война. На этот раз уже Великая Отечественная. Снова восстановление народного хозяйства. Построение социализма. Перестройка. Реставрация капитализма под управлением «верных Ленинцев» и бесконечная череда кризисов разного рода. Они тянуться до сего дня и неизвестно, закончатся ли вообще?

За это долгое время даже «скромное богатство» обошло наши семьи далёкой сторонкой. Так что, обзавестись реликвиями, чтобы передавать их по наследству, тоже как-то не получилось. В «бесноватые девяностые» у меня нашлись знакомые среди тех, кто пошёл в криминал. Можно было примкнуть к ним. Сколотить состояние и передавать детям такие реликвии, как бейсбольную биту или электроутюг. Но я почему-то не смог.

Единственное, что осталось мне от предков, это фотография дедушки Соболева Федора Терентьевича в солдатской форме. Снята она была в 1940 году, когда его призвали на Финскую компанию. Потом, ему некогда было позировать перед объективом.

До 1945 года он находился на передней линии. Дошёл до Берлина. Расписался на Рейхстаге. После чего, был отправлен на Дальний Восток, где воевал с самураями. За боевые заслуги Родина наградила его медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией» и «За Победу над Японией». Домой вернулся лишь в 1947.

В семье Лены произошло почти тоже самое. Её дедушка Николай Степанович Хорват окончил техникум в 1941 году. С первого дня войны оказался на фронте, где в качестве офицера-строителя возводил укрепления с аэродромами. Был награждён двумя орденами «Красной звезды», орденом «Отечественной войны» и медалью «За победу над Германией».

От прабабушки, что пожила какое-то время купчихой, Лене досталась маленькая выцветшая фотография. Вот, пожалуй, и всё, что есть у нас из семейных реликвий.

Оцените статья

+1

Оценили

Майя Симонова+1
Загрузка...