Аврал на боевой службе

820

За год пёс Аврал возмужал, из слабого неуклюжего щенка, рождённого в овчаро-лайкином семействе, обитавшем на судостроительном заводе, он превратился в крепкого и довольно симпатичного двортерьера.

Своей «прописке» на большом десантном корабле он был обязан старшему мичману Иваненкову, главному боцману и заядлому собачнику, у которого дома жил преданный четвероногий друг — восточноевропейская овчарка Тайфун.

На флоте Иван Иванович служил уже более двух десятков лет и уже подумывал об уходе в запас, но искренняя любовь к морю не позволяла ему принять это окончательное решение, и он продолжал служить и учить матросов тонкостям корабельной службы.

По служебным делам он спешил и в тот день, когда на заводской территории недалеко от пирса, где стоял корабль, повстречал беззащитного щенка. Кутёнок сидел недалеко от входа в заводоуправление и своими глазами-бусинками сопровождал людей, которые туда входили.

— Ну, что малыш, почему ты здесь один, где твоя мама? – подойдя к щенку, спросил его Иван Иванович.

— Что же с тобой делать, мой маленький друг? Взял бы тебя на корабль, но вначале надо получить разрешение от командира… Оставлять тебя одного здесь тоже нельзя…, — вслух начал размышлять старший мичман Иваненков.

— Хорошо, малыш, жди меня здесь, сейчас решу все вопросы в заводоуправлении и заберу тебя на корабль, а там буду ходатайствовать перед командиром о зачислении тебя в боцманскую команду, — сообщил четвероногому собеседнику своё решение главный боцман.

Командир большого десантного корабля капитан 2 ранга Ветлицкий был не в особом восторге от предложения корабельного боцмана.

— Иван Иванович, ты понимаешь, мы находимся в заводе и наша главная задача ввести корабль в боевой состав флота. Весь экипаж занят на корабельных работах, аврал каждый день и свободных матросов, чтобы ещё ухаживать за щенком, у нас просто нет. Но если найдутся корабельные энтузиасты, то я не против того, чтобы наш юный четвероногий друг стал членом нашего экипажа, — улыбаясь, вынес своё решение командир.

Нового члена экипажа все на корабле приняли с радостью, определили и обустроили место постоянного жительства в кубрике боцманской команды. Некоторые разногласия возникли при выборе имени «новобранцу», но и здесь пришли к общему решению и назвали щенка Авралом…

Радиометрист старшина 2 статьи Соболев, исполняющий обязанности корабельного художника изготовил документ, в котором и было записано, что двортерьер с определёнными овчаро-лайкиными признаками по имени Аврал принят в штат боцманской команды большого десантного корабля и поставлен на все виды корабельного довольствия. Ответственным за его «моральное» состояние и «физическую» подготовку был назначен матрос Мухортов, который на гражданке работал ветеринарным врачом и обладал кинологическими знаниями.

Авралу нравилось, что его обучают и уже через пару месяцев он стал полноправным членом экипажа корабля, дисциплину и корабельный порядок не нарушал, сходил на берег только с разрешения своего непосредственного воспитателя. Валерий Мухортов и Аврал стали настоящими друзьями.

— Валера, а на свидание с девушкой ты тоже пойдёшь с Авралом, — подтрунивали над матросом-воспитателем корабельные балагуры.

— Придётся! – отшучивался Мухортов. Он не обижался на них, так как видел, что каждый член экипажа просто обожает Аврала и корабельный пёс, чувствуя это, отвечал тем же. И уже даже трудно было представить корабль без четвероногого друга…

Однажды Аврал для себя сделал открытие… Вот уже несколько дней ему никто не предлагал сойти с корабля и порезвиться на берегу. Сказать, что это его удивило, было бы неправильно. После выхода из завода, корабль очень часто отходил от пирса и выходил в открытое море, но к вечеру, обычно, он возвращался, а в этот раз всё было по-другому.

— Наконец-то корабль вышел на боевую службу, — общаясь между собой, говорили матросы в кубрике.

После месячного перехода, корабль пришвартовался в иностранном порту. Радуясь этому, Аврал подбежал к своему воспитателю и весь его вид говорил, что пора на берег…

— Значит так, Аврал, здесь мы будем находиться недолго, выйдешь на берег, разомнёшься и сразу на корабль, — инструктировал своего четвероногого друга уже старшина 2 статьи Мухортов.

— Корабль к бою и походу приготовить, — пронеслась команда по кораблю. Мухортов огляделся, Аврала нигде не было. Об этом происшествии он срочно доложил главному боцману, а тот в свою очередь командиру корабля.

— Иван Иванович, дорогой, ну не можем мы ждать собаку, хоть и корабельную. Если через час пёс не вернётся, ждать его не будем, — твёрдо ответил командир на просьбу старшего мичмана Иваненкова подождать Аврала.

Корабль отошел от пирса, экипажу было жалко четвероногого друга, но все понимали, что срывать боевые задачи, стоящие перед кораблем, нельзя.

Через месяц большой десантный корабль снова зашёл в тот же порт, где остался корабельный пёс Аврал…

— Товарищ командир, на пирсе нас ожидает Аврал, — радостно доложил вахтенный сигнальщик старший матрос Васильченко на подходе к месту швартовки корабля…

Оцените статья

+3

Оценили

Лидия Волынец+1
Майя Симонова+1
Николай Литвинов+1
21:19
Рассказ очень трогательный. Спасибо, Николай!
13:25
Спасибо БОЛЬШОЕ!!!
Удачи в конкурсе, мой+.
13:25
СПАСИБО!!!
13:29
13:51
СПАСИБО!!!
Николай, рассказ интересный! + Удачи в конкурсе!
19:46
СПАСИБО!!!