МАЙКА

Она не принадлежала мне. Мы были просто знакомы, как соседи по дачному участку. По выходным встречались взглядами, она склоняла голову, смотрела мне в глаза и улыбалась. Потом степенно подходила и протягивала для приветствия лапу. Это Майка – абсолютно беспородная собака. Собака не может улыбаться, скажете вы? А Майка может, причём так искренно, что начинаешь улыбаться в ответ.

Однажды Майка забежала ко мне, я предложил ей кусочек сосиски, которая была мгновенно проглочена. Процесс собачьей трапезы наблюдал её хозяин. Он подошёл, хмуро поздоровался. Опухшие глаза выдавали причину его тяжёлого самочувствия после вчерашних излияний:

– Что ты меня позоришь? Кто твой хозяин?

Он обхватил огромной пятернёй пасть собаки и крепко сжал. Та испуганно смотрела на него, пытаясь сообразить – в чём же она успела провиниться, но не сделала ни малейшей попытки высвободиться. Тогда сосед ещё крепче сжал пасть и, торжествуя, произнёс, выдыхая в нос собаки тяжёлым перегаром:

– Я твой хозяин! Я!

На глазах собаки появились слёзы, но она по-прежнему покорно терпела страшную боль. Я не выдержал экзекуции, дёрнул соседа за рукав. Он, покрывшись испариной от распиравшей гордости, выплюнул:

– Вот как надо собак воспитывать! А, ну, марш домой!

Однажды поздним вечером я шёл в сторону дач пешком. В задумчивости не сразу заметил двигающиеся навстречу бесшумные тени. Холодный пот неприятно освежил лопатки – волки? Нет, это были бродячие полудикие псы. Эти похуже волков будут, подумалось мне. Брошенные, голодные, сомкнувшись в стаю и удесятерив злобу на неблагодарных людей – что может быть хуже?

Обороняться было нечем. Я замер в ужасе. Стая остановилась, злобно посмотрела куда-то рядом со мной. Я скосил глаза. Рядом со мной стояла Майка – шерсть вздыблена, уши прижаты, глаза сужены в щели, нос вздёрнут и сморщен над оскаленной пастью. Её решимость встать на мою защиту была настолько велика, что псы, подумав, свернули в сторону и через мгновение исчезли…

Майка обмякла, выдохнула после неимоверного напряжения, с достоинством старого воина посмотрела на меня. Мне захотелось расцеловать Майку, как самого дорогого и близкого человека.

Следующая встреча с ней произошла уже глубокой зимой. В страшный мороз я пробирался через метровые сугробы к своей даче – только набрать картошки и сразу обратно. Я уже взвалил рюкзак на спину, открыл дверь на выход и… тут мой взгляд упёрся в заиндевевшие собачьи глаза. На меня смотрели глаза животного с такой вселенской болью и немыслимым страданием, каких я не видел ещё никогда. Трясущаяся от холода, с кусками льда на свалявшейся шерсти, Майка едва держалась на ногах.

Какое счастье, что я не успел съесть бутерброд, положенный утром в карман. Вы не можете представить, как эта собака хотела есть! Я растопил печь, сварил картошки в мундирах – больше ничего не было, и кормил её, кормил… А Майка глотала, будто всхлипывала, подхватывая на лету даже варёные очистки и никак не могла остановиться. Потом мы долго сидели у приоткрытой плиты и молча смотрели на огонь. О чём же думала сейчас эта псина, так настрадавшись в нынешние жуткие холода?

Майка провожала меня до станции. Электричка, рассекая морозный воздух, останавливается. Я вползаю в спасительное тепло, оглядываюсь – до последнего мгновения, пока не захлопнулись двери, Майка смотрит мне в глаза, не отрываясь ни на секунду. Печально и обречённо. Мне даже показалось, что Майка вздохнула, как человек, понимающий всю неизбежность бытия.

Так и случилось. Я больше никогда не увидел эту забавную собаку, умеющую улыбаться. Весной женщины рассказали, что Майку закололи вилами в деревне, когда та подошла к кормушке с похлёбкой для свиней, которых разводил местный «свиной олигарх» деревенского масштаба. Вот и всё…

Плошка похлёбки оказалась дороже такого удивительного существа, как Майка. Эх, ты, хозяин, просидевший лютый мороз на тёплом диване у телевизора и ни разу не вспомнивший о своей собаке. Преданная псина оказалась предана.

Эх, я, наконец, почему не схватил её в охапку на зимней станции и не взял с собой?

Эх, люди, умение ходить на двух ногах вместо четырёх ещё не подтверждает истины достойно носить это звание. Увы…

Оцените статья

+6

Оценили

Анна Штомпель+1
Татьяна Ларченко+1
Николай Литвинов+1
ещё 3
Какой рассказ! Мурашки по коже, очень "тяжелая" тема"... Еще пару таких историй, и я потеряю душевное равновесие. +
Слава Богу, что такие люди, как Вы, Татьяна, (с очень тонким душевным равновесием), ещё есть - значит, не всё потеряно.
00:35
Эх мы, люди... Не умеем ценить любовь и преданность, зато чувство собственности в нас гипертрофировано. "Я твой хозяин, я!" Спасибо за рассказ, Василий. Удачи вам в конкурсе! Большой +
Лидия, спасибо большое, что даже такая сильно урезанная мини-копия рассказа не успела проскочить мимо вашего внимания. smile
09:20
Вялiкi дзякуй! (бел.)
Отличный рассказ,мой+.
Благодарю Вас, Николай!
11:43
Как много тех, кто прошел мимо, и Вы в том числе. Очень жаль.
Сострадания у нас - кот наплакал. Мы легко проходим мимо и более страшных вещей.
Я тоже с этим согласна: "Эх...люди мы..." +
01:32
Рассказ о милосердии, которое у собак бывает сильнее, чем у людей, к сожалению.. Отличный, правдивый рассказ. Мой+
Спасибо за поддержку, Елена!