Последнее письмо

«Это моё последнее желание, мой последний крик о помощи. Мне бы снова ложиться спать в десять, а просыпаться не от боли, которая с каждым днём все сильнее, как будто кто-то вонзил в мою голову сверло и не собирается останавливаться, а от невероятной энергии, от той жизни, что должна кипеть во мне и вырываться наружу. Ведь я так молод.

Говорят, что сны – это подсознание. Моё подсознание орёт, вопит и не желает мириться с тем, что я остался один, когда мне необходим кто-то, кто не оставит меня. Знаешь, я уже давно не спал нормально, я всегда просыпаюсь от крика, стоящего комом в горле (и дело даже не в том, что каждое утро начинается с обезболивающего). Просто мне очень страшно спать. Страшно закрывать глаза и осознавать, что я снова увижу и почувствую то, чего я боюсь больше всего на свете – одиночества. Хочешь знать, что твориться со мной каждый раз, когда я засыпаю? Я остаюсь один. Стою рядом с уличным фонарем, который мигает противно-желтым цветом, издавая, ну знаешь, такой противный хриплый звук, а с неба льется не менее противный дождь. Вокруг, казалось бы, куча людей, но все они меня ненавидят. Я чувствую это каждой клеточкой своего тела. Но они этого даже не скрывают. И каждый подходит ко мне и говорит, какое я ничтожество, что я ничего не значу в этой жизни, что за все мои двадцать два года не было ничего, чем можно гордиться. Я знаю, что меня никто не будет жалеть, что когда ЭТО случится, все будут считать, что так только лучше. Иногда там бываешь и ты. И я не могу ничего ответить, слёзы катятся ручьём, кулаки сжаты так, что ногти впиваются в ладонь, но я ничего, НИЧЕГО, не могу поделать: ни пошевелиться, ни издать тихого вопля. Я не знаю, как долго это продолжается, но когда я просыпаюсь, я обливаюсь слезами. Также сложно сделать вид, что всё хорошо, и убежать в ванную, чтобы мать не заметила моё состояние. Чёрт возьми! Я взрослый парень, который прячется от мамы, чтобы она не знала, что её сыночке приснился страшный сон…

Знаешь, когда я устаю от этого, я просто иду в бар и выпиваю. Нет. Я напиваюсь. Ты представляешь, когда я ложусь в таком состоянии, то я безумно крепко и спокойно сплю. Нет ни одного сна, ни одной мысли перед сном. Есть только я, кровать и мирное посапывание кота, лежащего рядом, который этой ночью не шугается от моего крика. Не злись на меня.

Но ничего. Скоро это закончится. Честно, я обещаю тебе, скоро меня не будут беспокоить страшные сны. Скоро этот кошмар кончится. И прости меня, я так люблю драматизировать, поэтому и решил написать тебе письмо. Дружище, скорее всего, мы не увидимся, но иногда медицина беспомощна. Что еще важней, иногда сам человек боится просить помощи у кого-то, чтобы не чувствовать себя виноватым за то, что причинит боль, когда его не станет.

Я стараюсь изо всех сил смириться с тем, что скоро (год – это много или мало?) я останусь совсем один, но это мой выбор. Я не хочу знать, что кто-то будет смотреть на меня, наматывая сопли на кулак и жалеть. Причем жалеть, потому что так принято, а не потому, что это чувствует.

Но как же мне страшно, если бы ты знал, как мне страшно. Я не хочу, я готов волком выть, лишь бы ВСЁ ЭТО оказалось страшным сном. Тогда бы мои настоящие сны были бы жалкой капелькой, которую было бы стыдно вспомнить. Но… Что же, мой поезд скоро тронется, поэтому мне пора заканчивать. Спасибо, друг, что выслушал меня. Пусть этой ночью тебе приснится паренёк, который пока еще жизнерадостный, готовый полюбить весь мир и делать новые открытия, а буду готовиться к этой ночи и надеяться, что не разбужу соседей по купе. Прощай. И хороших снов.»

Запечатав конверт, он кинул письмо в ящик, написав наугад выбранные адреса в его когда-то родном городе.

Оцените статья

+1

Оценили

Майя Симонова+1
14:25
Автору +. Так страстно хочется помочь герою, хоть плачь.
Загрузка...