Роковой барьер

Первая овечка вышагивала по сочно-зелёной траве – пожалуй, неестественно целеустремлённо для существ её вида. Мягкая белая шёрстка выдавала её нежный возраст – в сущности, она была ещё совсем ягнёнком. И сколько в ней было трогательной гордости! Зубами она держала верёвочку, к другому концу которой был крепко привязан игрушечный танк, и его маленькое дуло грозно обозревало луг.

Высоко держа голову, выглядывая маячивший вдали барьер, овечка топтала копытцами траву, прокладывая путь остальным. Да, без сомнения, они ещё придут, их будет много, тропинка превратится в развороченный окоп, в котором нестыдно будет расквартироваться и целому отряду. Чувствуя запах свежевыкрашенного барьера, овечка ускорила шаг. Верёвочка выпала из пасти, но она не обращала на это внимания. Взять барьер! Раз!

Вторая овечка брела по неокрепшим побегам молодой травы. Её чёрные бока выбивались из контраста яркого летнего дня. Глухое блеяние выдавало отчаяние несчастного существа, попавшего в капкан слащавого мира маленького лужка. Брезгуя уже примятой травой, она шла чуть в стороне от свежей тропинки. Барьер не так уж далеко, но стоит ли он её стараний? Зачем перепрыгивать через него? В чём смысл?

Овечка старательно, чтобы ни в коем случае никто не подумал о её причастности, обошла игрушечный танк времён первой овечки. Упрямо пробороздила грудью вишнёвый куст, невесть откуда здесь взявшийся, и пара красных ягод нелепо повисли на её ухе. Барьер был уже совсем близко. Глупо отступать теперь. Два!

Третья овечка, зевая, шла по едва намеченной тропинке. Кудрявая серая шерсть, заботливо уложенная в некое подобие причёски, гармонировала с собирающимися в небе облаками. Кокетливо сдвинутая набок шляпка, прикрывала полями сонную мордочку овечки.

А ведь ей следовало бы широко раскрыть глаза: всего через несколько шагов овечка перекувыркнулась через маленький, но очень храбрый танк, охранявший дорогу к барьеру. Встряхнувшись, овечка с интересом затронула игрушку копытцем. Танк перевернулся. Вздохнув, овечка снова направилась к барьеру, не обращая внимания на вишнёвый куст. Три!

Четвёртая овечка вяло перемещалась по лугу. Грязная шерсть комками свисала с её боков. Вместо задних ног по тропинке со скрипом катился костыль на колёсиках. Не в силах разлепить веки, овечка нащупывала копытцами твёрдую сухую землю. И так шаг за шагом.

Барьер неумолимо приближался. Вот уже остался позади танк. Сгнивший куст вишни зловеще окружает тропинку. Закашлявшись, овечка потянулась копытцем передней ноги к костылю и привычным движением извлекла из тайника жевательный табак. Воровато оглянувшись, она сунула его в рот. Она уже не раз так делала. Просто никто не замечал. Да и кому было дело? Хрипло хихикая, она потащилась по траве, увядающей под её ногами.

Только не четыре. Не четыре. Пастух открыл глаза и смахнул слезу, катившуюся по щеке. Когда в последний раз он видел молодую траву? Чувствовал на своей коже жар палящего солнца? Да и было ли это когда-либо? Или всё это обман овечек?

Старик наяву, пастух в душе, он холил и лелеял милых овечек воспоминаний детства, юности, зрелости. Но те всё чаще покидали его, уступая место грязной, облезлой, больной действительности. Закрыв глаза, старик попытался снова призвать тепло и ясность летних дней. Но тучи заволакивали небо, отказывая ему в последнем луче. Старик судорожно хватал ртом воздух, пытаясь закричать.

Четыре! Барьер взят…

Оцените статья

+5

Оценили

Светлана Козлова+1
Николай Лыков+1
Татьяна Ларченко+1
ещё 2
smile интересно! удачи Вам!
Замечательный рассказ! Вместе с вами, Елена, мы считали овечек, видели, как органично, именно так бывает во сне, происходят всевозможные превращения с героинями. Здорово здесь все выписано, оригинальны и идея, и подача. Всех благ вам!
07:25
Рассказ хорош. С глубоким смыслом.
Рассказ понравился. Удачи в конкурсе!
Загрузка...