Сон словно явь, явь словно сон

Сон словно явь, явь словно сон

Листая страницы жизни энергетиков, погибших в техногенной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года, убеждаюсь, что накануне трагедии дух каждого из них возвышался от бесплодной суеты к созерцанию небесных благ.

Последний раз рабочая цеха технического обслуживания и эксплуатации Саяно-Шушенского Гидроэнергоремонта Людмила Биттель поговорила с дочерью Аленой по телефону в 11 вечера 16 августа. Ничто не предвещало беду, но ночью Алене привиделся тревожный сон. Будто вокруг вода, вода, вода… Она восседает на камне посреди безбрежного моря, а мама почему-то вдалеке, в пучине…

За четыре месяца до аварии сотруднику группы измерений ЭТЛ Дмитрию Ермольеву приснилось, будто на Красноярской ГЭС техногенная авария… Кругом вода, суматоха, безысходность, грязь. Люди пытаются остановить неумолимый и безжалостный поток, но тщетно… Утром он рассказал жене сон и добавил: «Знаешь, меня до сих пор не покидает ощущение реальности произошедшего во сне. Мне по-настоящему страшно…».

За неделю до трагедии на СШ ГЭС Валентина Алексеевна Кытманова отправилась спать на второй этаж дачного домика. Среди ночи она внезапно проснулась оттого, что трещали и стенали стены, слышалась тяжелая поступь и горестные вздохи невидимого полуночника. Так повторялось каждую ночь вплоть до понедельника — 17 августа, и женщина потеряла покой, но душа ее отказывалась принимать надвигающиеся события…

— Я постоянно прокручиваю в памяти последнее лето Андрея, — комкает в руках мокрый от слез платочек Валентина Алексеевна. — Меня постоянно терзал страх потерять сына. А однажды то ли во сне, то ли наяву вижу похороны… Яркое-яркое солнце, море цветов, народу, пурпурный гроб… Я не знаю, кто в гробу, но понимаю, что хороню сына.

Примерно за три года до августовской аварии на гидростанции Валентине Нелидовой приснилось, будто с гор льется, затапливая все и всех вокруг, вода. Плеск, отчаяние, ужас в глазах людей… Мгновение – и шумный поток плавно выносит ее с дочками на сухой бугорок, а голова мужа исчезает в пучине. Утром 17 августа у нее без видимой причины защемило сердце, нарастало желание не пустить мужа на работу…

В конце сентября 2009-го Инженер СШ ГЭС Андрей Уткин приснился жене брата Екатерине. Видение было настолько явным, что женщина почувствовала даже запах эфира.

— Почему ты здесь? – спросила Катя.

— До матери и жены невозможно достучаться. В день 13-летия нашей свадьбы, третьего октября, подари Наташе 13 белых роз и вложи в букет записку: «Прости и живи».

Просьба Андрея, долетевшая из мира уже не земного, была выполнена. Наташа обомлела:

— Почему он сам ко мне не пришел?!

— Ты много плачешь, — только и могла пояснить свекровь.

Это невероятно, но подробности своей гибели Александр Бажин, строитель ООО «Технострой рассказал своей вдове после похорон, когда весь в черном, угрюмый, пришел к ней во сне. Между ними завязался диалог:

— Расскажи, почему ты погиб? Ты же сильный, ты любил жить…

— Маша, у меня не было шансов – вода, бетон, железо, фрагменты человеческих тел… Меня чем-то придавило, и я не смог выплыть.

— Ты видел Бога?

— Да, видел.

— Зачем ты пришел?

— У меня дела. Не плачь, любимая, мне хорошо здесь.

В один из страшных дней неизвестности относительно судьбы мужа, слесаря турбинного цеха Саяно-Шушенского Гидроэнергоремонта Валерия Алимова – жив или не жив? — его жена Елена опустила на подушку измученную голову и провалилась в сон. Будто звонит она родителям Валерия и слышит в трубке его голос:

— Я пришел…

Измученный и уставший, он появляется из ниоткуда, разводит руки и крепко обнимает ее с детьми. Ощущение близости мужа и отца длится недолго, но тепло его тела успокаивает, согревает и притупляет боль…

Перед аварией на ГЭС трагически погиб друг Валерия Алимова. После отпевания в церкви Валерий пообщался с батюшкой.

— Он сказал мужу, что душа умершего может прийти, чтобы попрощаться с родными, — рассказала Елена Алимова. — Когда Валера поделился со мной впечатлениями от беседы в храме, следом произнес вот что: «Я обязательно найду возможность попрощаться с вами».

Ночью накануне аварии Наталья Жуликова долго не спала — читала книгу о житие иеромонаха Самсона. Внезапно всем своим существом прочувствовала истину строчки, в которой говорилось, что верующим иногда бывают видения. И вновь жуткий испуг током ударил в ее сердце. Одновременно на секунду включился яркий-яркий свет в квартире — не электрическая лампочка, а какое-то неземное сияние озарило каждую пылинку в углу, каждую точечку на обоях.

— После этого я уже точно знала — что-то случится, — обреченно вздыхает Наталья Ивановна.

Утром, 17 августа, инженер СШ ГЭС Андрей Качан ушел на работу, а вечером не вернулся домой…

— Ближе к ночи у меня появилось ощущение, что мне, во что бы то ни стало, надо к Енисею, иначе все внутри разорвется. Казалось, я найду его там, — ужимаются плечи Василисы Качан. — Уже темнело, когда отец Антона Иван Иванович отвез меня к реке. Шел дождь. Я шла по берегу мокрая и каждой клеточкой чувствовала: он здесь, он рядом…

Антона искали две недели. Эти дни стали настоящей пыткой для его родных, в сердцах которых, не угасая, тлела искорка надежды… Однажды Василиса видит сон… Будто стоит она на берегу реки и ждет мужа. Дождь идет, холодно, хмуро. Смотрит – Антон плавает на мели неподалеку. Она – к нему: «Почему без меня купаешься?». Он смотрит на нее, улыбается и молчит. Василиса подходит к нему и подает тапочки: «Это я тебе принесла».

Тело Антона нашли в Енисее 31 августа в двухстах метрах от плотины.

Убитой горем Наталье Петровой надежда подарила последнее видение – во сне она протянула руку и почувствовала холодное прикосновение ладони мужа. Будто бы едут они в машине по мосту, а вода поднимается выше и выше… Вдруг ледяные волны стремительно накрывают их, и Наталья понимает — это конец. Однако сильные руки Сергея подхватывают ее и выносят на берег. Вокруг – непроглядная ночь, а далеко-далеко – яркая точка огня. «Иди на свет, за мной не возвращайся», — легонько подталкивает он жену вперед и тает в темноте…

Она пошла, а он остался там… Где?

Господь не раскрывает нам свои тайны.

За год до трагедии чудной сон приснился Вере Афанасьевне Бахтиной — родственнице маляра Саяно-Шушенского Гидроэнергоремонта Натальи Семкиной. Явился ей муж, оставивший земную юдоль в 50-летнем возрасте. Будто подходит он к жене и предлагает: «Поедем со мной». Она категорически против: «Нет, нет и нет!». Вдруг видит – о, Боже! — с ее мужем соглашается ехать какая-то невысокая светловолосая женщина. Присмотрелась – Наталья! Стоит, а вокруг нее много-много чемоданов.

Через 12 месяцев открылась трагическая суть вещего сна: не в одиночестве отправилась в дальнюю дорогу Наталья Семкина. Вместе с ней бренные пожитки собрали еще 74 человека…

В первые дни после аварии на ГЭС Наталья Семкина числилась среди тех, чья судьба неизвестна. Надежда на благополучный исход поддерживала дух ее семьи до самой субботы. Однажды томительное ожидание подарило дочери Саше свидание с мамой во сне:

— Вижу ее в квартире. Будто демонстрирует она мне на полу в зале: вот так я лежу, правую ногу больно –придавило чем-то. В день похорон мы убедились, что правая нога мамы перебинтована выше колена…

Во сне Александр Безруков приходит к жене Нине светлый и нежный, каким был при жизни… Однажды она спит и видит лето… Дождь прошел, тепло и чисто вокруг, на вышине — многоцветная радуга. На самом верху небесного коромысла сидят они с Сашей, обнявшись и беспечно болтая ногами. Он поворачивает к ней лицо и говорит:

— Нина, все будет хорошо!

Оцените статья

+2

Оценили

Лидия Павлова+1
Майя Симонова+1
Спасибо!
08:44
Как всё ужасно несправедливо. Автору +
Именно ужасно и именно несправедливо...
14:44
Эх, если бы всё случилось иначе, если бы прислушались люди к своим снам, проявили бдительность, осторожность, может быть была бы возможность вовремя предпринять какие-то меры. Если бы... Спасибо за рассказ. Мой +
Спасибо.
Загрузка...