Вперед, к новой жизни!

На часах бьет семь, а людей на платформе почти нет. Двое мужчин подходят к одиноко стоящей девушке, ждущей поезда, на котором она никогда не уедет. Один хватает ее за шею и тащит назад, второй решает удерживать ей руки. И снова вступает первый – сворачивает ей шею.

Пытаться попасть в сон своей девушки, чтобы предупредить о скорой смерти – гиблое дело, скажу я вам.

Недавно они убили меня, а теперь эти ублюдки отправились за моей подружкой. И пока Она жива, я застрял в этом мире, потому что мы – одно целое. Я не возражаю – мне нравится быть рядом с Ней в качестве призрака и просто наблюдать за Её жизнью, вот почему пытаюсь предупредить о приближающейся опасности и спасти.

Но, как я сказал, дело это гиблое.

Мы перенеслись на вокзал, где завтра все произойдет. Часы указывали на семь вечера, солнце приближалось к горизонту, а половину станции застилал туман. Издержки нахождения во сне – много неясностей по сторонам. Зато вокруг Нее замерла золотая дымка, и глаза Ее, вместо страха, светились счастьем и любопытством.

Желая убедиться в моей материальности, Она запрыгнула мне на спину. Черт, мы же во сне! Ее несерьезность малость раздражала. Почему Ей плевать на собственную жизнь? Я знал ответ, и все равно старался заставить Ее выслушать меня. Вдруг Она решит задержаться еще на чуть-чуть?

Я показывал Ей место будущей трагедии. Лицо Ее ни разу не дрогнуло – Она продолжала улыбаться словно безумная, ничуть не взволнованная рассказом. Хотелось злиться, но мы оба знали – в ту же секунду, когда Ее существование прекратится, мы снова будем рядом и сможем двинуться в следующую жизнь. Я бы на Ее месте плясал джигу-джигу, зная, что смерть так близка. Злило только, что нас слишком быстро убили – Ей двадцать три, я на два года старше. И нашли мы друг друга всего пару лет назад.

Она, вцепившись в рукав, непрерывно смотрела на меня.

— Твой взгляд совсем не изменился после смерти, — Она снова полезла мне на спину, схватившись за шею. Шепот защекотал ухо. — Все еще дома друг для друга, ага? Они никогда нас не разъединят, сколько бы ни пытались.

Она соскочила на землю и заглянула в мое лицо. Кажется, заметила грусть очень глубоко в душе. Слишком легко Она принимала то, что должно случиться. Только в Ее голову могла прийти мысль – почему бы не ухмыльнуться в лицо своей смерти? Даже дослушать не хочет, только смеется и тянет куда-то за руку.

Единственное, что я могу – находиться неподалеку, пока все происходит. Невидимый, я наблюдал за Ней.

Она вперила взгляд в гигантские часы на стене. Без двух минут семь. Улыбка то и дело освещала Ее лицо. Перед смертью не надышишься, а Она уже сдерживала дыхание. Сегодня на Ней были любимые кожаные туфли, да и волосы вдруг распустила (в пику извечным шпилькам). Чемодан на колесиках рядом заставил усмехнуться – кому он будет нужен через сто двадцать секунд?

Пусть я мертв – я все еще чувствую Ее эмоции.

Легкая нервозность – вдруг они не придут? Сколько Ей еще торчать в этом мире?

Наслаждение – последние мгновения всегда незабываемы.

Явились Ее палачи. Стоять рядом, будучи бесплотным, не имея возможности помочь – худшая из пыток. В прошлых жизнях именно меня убивали первым, и я все равно не привык к подобной беспомощности.

Реальность в точности совпала с моим рассказом. Только теперь я не видел это как мираж — всё стало взаправдашним. Ее схватили молниеносно, и пусть Она была готова, тело Ее пыталось высвободиться, пыталось бороться за жизнь.

Огонь в Ее жилах стал огнем в моих, Она изнывала от нетерпения – когда уже сломают шею? Когда Она ощутит на своей коже прикосновения чужих рук, забирающих Ее жизнь?

Когда мы, наконец, снова будем рядом?

Ей происходящее казалось вечностью, мне – мигом.

Прохладные руки поворачивали Ее голову, пока не послышался треск.

— Эй, расслабься! – взяла меня за руку появившаяся рядом Ее душа, пылающая ярче Солнца, — это было не больно! Наоборот – как будто ни глотка воды несколько дней, и вдруг мне принесли теплый сладкий чай с облепихой. Или словно в океане дрейфовала. Ну что, идем?

Мир перед нами исчез в белом свете. Замерцали видения будущего, наполненные красками и жизнью. Пусть не сразу, но мы обязательно друг друга найдем.

Оцените статья

+1

Оценили

Майя Симонова+1
Загрузка...