Телефонная барышня

Голова всё больше клонилась к груди, глаза застилала лёгкая дымка, а ловкие руки с тонкими пальчиками по-прежнему механически точно вставляли штепсель в нужное гнездо. Нинель и думать не смела о том, чтобы скорее встать с жесткого стула, снять с груди железную гарнитуру микрофона и освободить голову от тяжелых наушников. Телефонисткам вообще запрещалось думать на рабочем месте: клиенты новой в России сферы услуг – персоны важные, отвечать надо быстро, чётко, лаконично. Девушка зафиксировала начало разговора, поставив ключ в нейтральное положение, и стала следить за срабатыванием отбойного клапана.

Близился к концу первый месяц трудовой жизни телефонной барышни, а ей казалось, что она смотрит на панель коммутатора уже целую вечность. Привычно тонуло тело в тёмно-синем форменном платье. Сливались в один многоголосый хор стандартные фразы почтенных абонентов. «Барышня, Гатчина, два-семнадцать». «Барышня, побыстрее!» Один торопил, другой ругался. Благодарить здесь, кажется, не принято.

И всё же в помутневшее от монотонной работы сознание Нинель ненавязчиво пробилась одна отдалённая мысль: «Я не жалуюсь. Мне хорошо. Я даже счастлива!»

Чего ещё хотеть недавней выпускнице Высших женских курсов, если не материальной свободы и независимости от чересчур докучавшего своим вниманием отчима? Она жила в его доме ради больной мамы. А когда её не стало, сразу ушла. Несколько месяцев до окончания курсов прожила у подруги, помогая ей в учёбе. А потом, узнав о наборе телефонисток, отправилась в дом Гансена на Невском, где размещалась первая в северной столице телефонная стания. Подошла по «тактико-техническим характеристикам»: рост выше 165 см, чтоб доставать до всех частей коммутаторного устройства, и хорошая дикция были основными требованиями работодателя. Теперь 30 рублей жалования в месяц давали ей возможность снимать вполне приличную комнату и жить безбедно.

Близилась ночь, а вместе с ней и конец рабочего дня. Сигналов поступало всё меньше. Утомлённый мозг уже рисовал перед глазами уютную комнатку с мягким диваном и чашечку чая с французской булочкой.

Вновь открылся вызывной клапан. «Барышня, Гатчина, два-семнадцать». Сегодня этот номер она соединяла дважды. Теперь пришлось долго ждать ответа. «Простите, вызываемый абонент не отвечает», — мягким голосом проговорила она. «Барышня, попробуйте ещё раз, пожалуйста», — вежливо-настойчиво произнёс мужчина. Но номер молчал. «Барышня, как мне быть? Она должна знать, что её болезнь излечима. Я нашёл доктора, он даёт гарантии. Вы понимаете? Моя сестра так импульсивна, она может с собой что-нибудь сделать. Скоро разведут мосты, я могу к ней не успеть! А впрочем, простите…» Собеседник повернул ручку индуктора, и Нинель вынуждена была отключить штепсель.

Но подняться с места всё не получалось: в ушах звучал взволнованный баритон. «Болезнь излечима». Если бы маме в своё время кто-нибудь сказал эту фразу…

Телефонные барышни одна за другой вставали со своих мест, убирая в ящики аппаратуру. «Нинель, не задерживайся, извозчик ждёт!» — произнесла, усаживаясь на своё место, пришедшая на дежурство ночная телефонистка.

Затихли шаги уходящих, последний раз хлопнула дверь. Застывшая на своём стуле от нахлынувших тяжких воспоминаний, Нинель не замечала стандартных фраз и движений сменщицы, лишь чувствовала, что на сегодня её работа не закончена. Гатчина, два-семнадцать. Она должна дозвониться!

Нинель сердцем слышала, как в доме незнакомой, но почему-то очень близкой женщины полночи надрывно трещит телефон. И почти увидела измученную от бессонницы и страшных дум несчастную больную, вдруг потянувшуюся к аппарату, как к последней надежде…

Извозчиков после полуночи на Невском проспекте уже не бывает – домой пришлось идти пешком. Ночная прохлада приятно освежала лицо, бодрила уставшее тело и давала ощущение полноты и ценности жизни. А из подсознания почему-то снова выплыло слово «счастье».

А после выходного дня управляющий положил на её стол почтовую карточку: «Да, человеческая жизнь стоит, чтобы за неё бороться. Уезжаю с сестрой на лечение. Но мы обязательно встретимся. Ваш вечный должник».

Оцените статья

+11

Оценили

Виктор Давыдов+1
Надежда Кудряшова+1
Максим Калашников+1
ещё 8
Тамара, какой рассказ! Просто спасибо за него! И - с праздником!)) А в конкурсе успеха!
Людмила, прям окрылил Ваш первый комментарий! От души благодарю!
Тамара, рассказ отличный! Прочитала на одном дыхании. Особенно волновалась о том, дозвонитесь ли вы до больной. Очень довольна окончанием рассказа.+ Успеха в конкурсе . С праздником вас!
Спасибо, Зинаида, за такой волнующий комментарий. Очень рада, что Вам по душе моё творение. С праздником!
Душевно-оригинальная история, Тамара! Голосую за ваш успех!+
Дорогая Татьяна, рада угодить Вашему вкусу. С праздником!
19:30
Тамара,спасибо за потрясающий рассказ! И финал такой многообещающий...Удачи Вам в конкурсе!И с праздником 8 Марта!
Очень дорог мне Ваш комментарий, Мария! Счастья Вам!
Тамара, мне очень понравилась ваш рассказ! Желаю "Телефонной барышне" победить в конкурсе!
Такое дерзкое пожелание))) Спасибо, Наталья! С праздником!
20:15
Так много удалось вместить в столь короткий рассказ! Очень понравилось!))) Удачи в конкурсе, Тамара!
Я счастлива слышать похвалу от профессионала! Благодарю, Яна!
09:58
Спасибо, Майя!
11:54
Тамара, какой замечательный зигзаг в прошлое... Хочется верить, что "должник" найдет свою "барышню", и всё у них только начинается... +
Так радостно, Анна, то мой "зигзаг" нашёл отклик в Вашем сердце! Конечно, найдёт, даже вопреки ограничениям в размерах конкурсного рассказа))) Спасибо, что Вы рядом!
Радует точное, можно сказать, профессиональное описание оборудования телефонной станции и действий "телефонной барышни". Это придаёт достоверность рассказу, веришь происходящему и чувствам телефонистки. По-моему, очень хороший рассказ!
Спасибо, Геннадий, за ценный комментарий! Очень не хватало профессионально-мужского взгляда на техническо-терминологические вставки. Теперь мне на этот счёт стало спокойней. Благодарю!
Отличный рассказ, как на машине времени перенёсся в то время. Мой+ вам.
Супер! Я счастлива, Николай!