Борис Жуков. Созидатель

Борис Жуков. Созидатель
Борис Жуков. Фото взято из личного архива семьи Жуковых.

Талантливый хирург и педагог, целеустремленный исследователь-клиницист, разработчик новых лечебных технологий во флеболимфологии и колопроктологии, магнитобиологии и магнитотерапии, лазерной медицине, заслуженный деятель науки Российской Федерации, действительный член Академии инженерных наук, доктор медицинских наук, профессор Борис Николаевич Жуков создал научно-педагогическую школу хирургов, известную не только в нашей стране, но и за рубежом.

СОЗИДАТЕЛЬ

С именем Бориса Николаевича Жукова связаны уникальные методы диагностики, консервативного и оперативного лечения пациентов с острой и хронической патологией венозных и лимфатических сосудов, реконструктивная и восстановительная хирургия при заболеваниях прямой и ободочной кишки, внедрение методов малоинвазивной хирургии при заболеваниях органов брюшной полости, применение неионизирующего излучения в медицине. Он был соавтором более сотни новаторских предложений, отмеченных в том числе восемью медалями ВДНХ СССР, званием «Заслуженный рационализатор Российской Федерации», дипломами Всероссийских и международных научно-технических выставок.

За большой вклад в развитие отечественной медицины Борис Николаевич Жуков был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, Губернской премией в области науки и техники, премией Правительства Российской Федерации.

Николай ЛЫСОВ, ученик профессора Жукова, ректор медицинского университета «Реавиз», Почетный работник высшего профессионального образования Минобрнауки РФ, Вице-президент Российской Ассоциации гериатров и геронтологов, лауреат Губернской премии в области науки и техники, доктор медицинских наук, профессор:

– Друг и учитель. Когда эти два понятия сочетаются, то превращаются в нечто очень значимое. Вспоминая Бориса Николаевича Жукова, мы вспоминаем его человеческое и профессиональное наследие. Он защитил докторскую диссертацию еще довольно молодым человеком, в тридцать два года, и был одним из самых молодых докторов наук в Советском Союзе. Человек-созидатель! Как врач он вернул здоровье тысячам людей, как ученый создал очень много значимых для медицины явлений. Он никогда не пугал пациентов сложными, наукообразными диагнозами и формулировками, говорил с ними просто и доверительно, успокаивал. Невозможно забыть его жизненную энергию, дружескую поддержку, иронию, афоризмы и добрую улыбку!..

Борис Жуков родился пятого августа 1942 года. Судя по документам, в городе Сызрань. На самом деле – в блокадном Ленинграде. Отец был военным моряком-подводником. Мама заведовала в госпитале хирургическим отделением. В Сызрань Борю эвакуировали к бабушке и дедушке. Вскоре отец погиб на подводной лодке. Да и мама чудом осталась жива: когда в госпиталь во время операции попала бомба, ее взрывной волной выбросило из окна. После тяжелого ранения она с большим трудом встала на ноги. В Сызрань к сыну она приехала в 1948 году, работала акушером-гинекологом, главным врачом родильного дома. Позже, уже после смерти мамы, Борис увидел все ее боевые награды – ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали…

Послевоенное детство было голодным. Он играл с мальчишками на улице, перечитал в районной библиотеке чуть ли не все книги, по вечерам бегал в кинотеатр смотреть любимые кинофильмы. Мама мечтала, чтобы он стал пианистом. Четыре года подряд Боря ходил в музыкальную школу. Фортепиано он терпеть не мог. Втайне от мамы прогуливал занятия, прятал папку с нотами в поленницу дров и бежал играть с друзьями. Он не был отличником и в общеобразовательной школе. Любил географию так, что во сне видел себя путешественником, но стал по примеру мамы врачом. В 1959 году, сразу после окончания школы, поступил на лечебный факультет Куйбышевского медицинского института.

Валентина ЖУКОВА, заслуженный врач Российской Федерации, вдова Бориса Жукова:

– Познакомились мы в общежитии. Он был студентом пятого курса, я училась на третьем. Я заметила на танцах, как он очень современно и модно танцевал, и даже подумала: не дай Бог, этот парень ко мне подойдет! Он потом вспоминал, что обратил на меня внимание из-за моих красивых туфелек. Так и возникло у него желание со мной познакомиться. Через месяц примерно мы решили, что можем более близко общаться, потом решили создать семью. Мы прожили вместе пятьдесят шесть лет, несмотря ни на какие сложности и трудности. А начиналась наша семейная жизнь в небольшой комнатке на пятом этаже в общежитии на пересечении улиц Арцыбушевской и Полевой. Из мебели – стол, пара стульев да кровать на панцирной сетке. Часто вечерами, а то и ночами он подрабатывал, разгружал вагоны на железной дороге, баржи на Волге.

Рассказывал мне, что был студентом третьего курса, когда Ленинградская Военно-медицинская академия проводила набор студентов с переводом к себе. У него было желание стать не просто врачом, а по примеру отца военным. Он сдал документы, прошел медкомиссию, но его мама, узнав об этом, запретила даже думать о переводе. Она боялась потерять сына, и Борис отказался от этого желания. По складу характера он был очень требовательный, и в первую очередь требовательный к себе. В студенческие годы постоянно сидел с книжками, учил гораздо больше, чем я. Постоянно ходил в библиотеку. Когда у нас родился сын, свекровь приехала посмотреть, как мы живем в общежитии, как бегаем на молочную кухню. Она забрала у нас сына к себе, и детство он провел в Сызрани.

Борис Николаевич был не из тех, кто свою доброту выставляет напоказ. Помню, когда мы в первый раз приехали к моим родителям, – я родом из подмосковного города Электросталь, – он, как только вошел в квартиру, тут же начал называть моих родителей папой и мамой. Я поражалась его нежным отношением к моим родителям!

Хирургом Борис Жуков стал не сразу. Поработал несколько дней ординатором на кафедре дерматовенерологии и понял, что это не для него. Его тянуло в хирургию!..

Четыре года он работал хирургом в узловой больнице станции Кинель, где его первым наставником в хирургии был заведующий хирургическим отделением Александр Михайлович Островский. Жуков многое от него перенял во время совместных операций. Кинель пересекает железная дорога, в связи с железнодорожным травматизмом оперировать приходилось часто.

Большую роль в жизни Бориса Жукова сыграл его старший товарищ и коллега Юрий Васильевич Тимохин, обративший внимание на трудолюбие и тягу к науке молодого хирурга. Тимохин и познакомил Жукова с легендарным хирургом, доктором медицинских наук, профессором Александром Михайловичем Аминевым, под научным руководством которого в возрасте двадцати семи лет Жуков защитил кандидатскую диссертацию, посвященную проблеме тромбоза вен. По статистике, в Советском Союзе от этого заболевания страдали около сорока миллионов человек. Тогда же, в 1969 году, Александр Михайлович Аминев пригласил его работать ординатором на кафедре госпитальной хирургии.

Борис ЖУКОВ, доктор медицинских наук, профессор. (Из интервью 2009 года):

– Я в 1969 году защитил диссертационную работу в Барнауле, вернулся, и мы договорились с Александром Михайловичем Аминевым встретиться у меня в Кинеле, отметить это событие за чашкой чая. Приезжаю я в клинику и узнаю, что Александр Михайлович с женой Юлией Флегонтовной в больнице. Она умирает здесь от воспаления легких. Он, больной, участвует в похоронах. Но даже в такой трагический момент он нашел время поздравить меня. Его человечность и порядочность давали возможность воспитывать людей в коллективе клинике. Через четыре года он предложил мне подумать о докторской диссертации по хронической лимфовенозной недостаточности и сосудистой патологии. Это предложение прозвучало как приказ. Докторскую диссертацию я писал ночами. Работал в Куйбышеве, а жили мы все еще в Кинеле. От усталости вечером по дороге домой мог уснуть в электричке и проснуться только в Кротовке. Жена меня очень поддерживала и в житейских делах, и в профессии. Она – моя самая надежная опора. В 1974 году я защитил докторскую диссертацию и стал доцентом кафедры госпитальной хирургии...

Виктор ТЯВКИН, ученик профессора Жукова, заслуженный врач Российской Федерации, кандидат медицинских наук:

– Что касается заболеваний вен нижних конечностей, то их очень много и осложнения при них пренеприятнейшие! Не случайно Борис Николаевич выбрал эту тему еще будучи хирургом Кинельской больницы, а позже создал научно-педагогическую флебологическую школу. Такие медицинские научные школы в то время в Советском Союзе были только в нашем городе и в Москве. Мы постоянно участвовали в крупнейших научных конференциях с докладами о результатах наших научных исследований. Борис Николаевич часто был в президиумах и вел эти научные форумы. Трудно недооценить сделанное им в флебологии и хирургии.

Геннадий КОТЕЛЬНИКОВ, председатель Самарской Губернской Думы, заслуженный деятель науки РФ, президент Самарского государственного медицинского университета, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор:

– С Борисом Николаевичем Жуковым я был знаком много лет. Мы окончили один и тот же лечебно-профилактический факультет Куйбышевского медицинского института, только он сделал это на семь лет раньше меня. Его жизненный путь вызывает большое уважение. Во многом я стремился подражать ему. Он создал уникальную научно-педагогическую школу хирургов, известную не только в нашей стране, но и за рубежом, сыграл огромную роль в судьбах многих самарских ученых. Борис Николаевич Жуков незабываем для всех нас.

В клинике госпитальной хирургии медицинского института стационар: колопроктология – на пятьдесят коек, общая хирургия – еще на пятьдесят, сосудистая патология – еще пятьдесят коек. Жуков оперировал и на желудке, и на кишечнике, и на печени. Бывало, за одно дежурство выполнял по десять-пятнадцать операций. По примеру своего учителя Аминева в первую очередь брался за тяжелых больных.

Валентина ЖУКОВА, заслуженный врач Российской Федерации, вдова Бориса Жукова:

– Борис Николаевич очень высоко ценил Александра Михайловича Аминева. Работал с ним вместе до самой смерти Аминева. На кафедре была традиция каждый день рождения Аминева отмечать у него на даче, а после его смерти всегда ездили на кладбище, а потом поминали. Борис Николаевич просто боготворил Аминева! Ему не раз предлагали возглавить кафедры хирургии медицинских институтов в других городах страны, но он всегда отказывался. Кафедра Аминева – кафедра госпитальной хирургии – была делом всей его жизни.

Около четырех лет Борис Николаевич Жуков проработал в Куйбышевском медицинском институте деканом факультета последипломного образования, в 1978-1986 годах был председателем профкома. Ректором мединститута тогда был ученик Аминева, доктор медицинских наук, профессор Александр Федорович Краснов, проректором по науке – доктор медицинских наук, профессор Юрий Иванович Малышев. Когда Малышев заболел, около года Жуков работал проректором. В 1984 году, после смерти Александра Михайловича Аминева, Борис Николаевич Жуков возглавил кафедру и проработал на ней до последних дней своей жизни.

Николай ЛЫСОВ, ученик профессора Жукова, ректор медицинского университета «Реавиз», доктор медицинских наук, профессор:

– Когда в 1985 году я пришел на кафедру к Жукову, ему было всего сорок три года. Доктор медицинских наук, даже по сегодняшним меркам он был довольно молодой человек. Мне казалось, что кафедра у него была более динамичная, живая, развивающаяся по многим направлениям: сосудистая хирургия, лимфология, флебология, общая хирургия. Колопроктологическое отделение славилось традициями, заложенными еще Александром Михайловичем Аминевым. Там использовались такие физические факторы, как магнитные поля, лазерные излучения. Все это меня очень заинтересовало. Я без колебаний выбрал кафедру Бориса Николаевича Жукова, хотя с третьего курса работал на кафедре у Георгия Львовича Ратнера.

Своим студентам Борис Николаевич говорил, что жадный страдает трижды, скупой дважды, а безразличный всю жизнь. Он не раз цитировал своего учителя, Александра Михайловича Аминева, считавшего, что медик не имеет права быть безразличным к больному, врач должен совершенствоваться в профессии всю жизнь.

Рационализатор и изобретатель, Жуков в 1975 году получил первую правительственную награду за разработку магнито-лазерных комплексов. В то время в будущее лазерных технологий верили далеко не все. Под руководством Жукова были созданы первые в нашей стране лечебные установки по использованию электромагнитных полей. Магнитоуправляемые зонды для сосудистой хирургии вводили в организм больного и управляли ими снаружи. Лекарственные средства в сосудах блокировали электромагнитным полем, не вскрывая ткань. В 1991 году совместным решением министров авиационной промышленности и здравоохранения был создан первый в структуре Самарского государственного медицинского института межведомственный Научно-исследовательский институт «Неионизирующие излучения в медицине», а Самарский государственный медицинский институт получил статус медицинского университета.

Николай ЛЫСОВ, ученик профессора Жукова, ректор медицинского университета «Реавиз», доктор медицинских наук, профессор:

– Я храню и перечитываю книги Бориса Николаевича Жукова. Изданные Куйбышевским медицинским институтом имени Дмитрия Ильича Ульянова в 1988 году «Лекции по флебологии» – одна из первых книг, которую я изучал ординатором для понимания основ флебологии. Очень полезная для начинающих практическую деятельность ординаторов книга Бориса Николаевича Жукова «Болезни периферических вен» была издана в 1993 году в формате карманного справочника. Совместно с Борисом Николаевичем по итогам моей докторской диссертации мы написали книгу «Лазерные технологии в медицине», изданную уже в цветном исполнении. Один из авторов этой книги – начальник отдела НПО «Автоматические системы», кандидат физико-математических наук Анисимов Вячеслав Иванович. Или, например, журнал «Флебология», в редакционном совете которого Борис Николаевич работал вместе с другими известными учеными и практиками, как и во многих других научных журналах по проктологии и по сердечно-сосудистой хирургии. Борис Николаевич очень много работал над фундаментальными вопросами магнитобиологии и магнитотерапии, внес большой вклад в развитие лазерной медицины и хирургии. Разрабатывал теоретические основы микроциркуляторного русла, при кафедре была создана лаборатория микроциркуляции. Он занимался флебологией и лимфологией. Еще в восьмидесятые годы он впервые подтвердил наличие лимфангионов, мышечных элементов в лимфатических сосудах, что стало открытием, и сегодня требующим глубокого научного осмысления.

Работа учеников и коллег Бориса Жукова – это десятки патентов, сотни рационализаторских предложений, диссертации и монографии, методические пособия.

Борис Николаевич Жуков старался решать научные задачи на стыке проблем: магнитные поля и биология, лазеры и хирургия, микроциркуляция и флеболимфология, компьютерная техника и педагогика. Он постоянно общался со специалистами самого разного профиля: физиками, математиками, биологами, химиками, инженерами, врачами, педагогами. Он наладил обширные связи с лидерами промышленного производства и вузовской наукой – ЦСКБ «Прогресс», НПО автоматических систем, заводом имени Фрунзе, заводом имени Масленникова, аэрокосмическим и политехническим университетами, Физическим институтом Российской академии наук.

В восьмидесятые годы впервые в Куйбышевском медицинском институте у него на кафедре появились персональные компьютеры, применявшиеся в научной работе и в образовательной деятельности. Уже тогда он активно использовал в работе компьютерные тесты и ситуационные задачи.

Автор более семисот научных и методических работ, двадцати семи монографий по различным разделам хирургии, Борис Николаевич входил в состав редакционных советов научных журналов «Флебология», «Колопроктология», в 1999-2016 годах был вице-президентом Ассоциации флебологов России, в 2002-2017 годах возглавлял правление Самарского областного научно-практического общества хирургов имени В.И. Разумовского. Под его руководством не только хирургами, но и анестезиологами, биохимиками, биологами были защищены 41 кандидатская и 15 докторских диссертаций.

Сергей БЫСТРОВ, ученик профессора Жукова, заместитель главного врача по хирургии Клиник СамГМУ, кандидат медицинских наук, доцент:

– Бориса Николаевича я знаю много лет, еще со студенчества. Когда в свое время он читал нам лекцию по желудочно-кишечному кровотечению, то настолько влюбил меня в эту тему, что спустя несколько лет я защитил под его научным руководством кандидатскую диссертацию. Любовь к хирургии и в том числе к ургентной хирургии он привил мне и во время учебы, и при личном общении. Я до сих пор использую его методику обработки культи желудки. Мне очень нравилось, как он накладывал анастамозы. Борис Николаевич всегда нас учил, что организация процесса не менее важна, чем сам процесс. Успех любого предприятия в медицине и, в частности, в хирургии во многом зависит от правильного решения организационных проблем. Сегодня мы учим своих учеников тому, чему научились в свое время у него. И, конечно, надо сказать о том, каким он был веселым и разносторонним человеком. С ним всегда было комфортно. Он очень хорошо чувствовал, чем живет коллектив, умел найти слова, чтобы в трудной ситуации ободрить нас, поднять самооценку.

Алексей ВАЧЁВ, заведующий кафедрой и клиникой факультетской хирургии Клиник СамГМУ, доктор медицинских наук, профессор:

– Видно было, что его мысль никогда не останавливалась. Он все время о чем-то думал, быстро-быстро говорил. Мог приехать на кафедру ночью, в разгар экстренного дежурства, ходил и делал замечания хирургам, находил какие-то изъяны не только лечебные, но и поведенческие, обращал на них внимание. Борис Николаевич возглавлял в нашем университете проблемную хирургическую комиссию и в этой должности пытался найти то, что объединяло преподавательский процесс на разных кафедрах. Мы вместе разбирали темы, проходящие через работу наших кафедр, чтобы не повторяться на лекциях и практических занятиях со студентами, а дополнять уже известный им теоретический материал. Это имело существенное значение для образовательного процесса. Он был у меня оппонентом на защите докторской диссертации, за что я безмерно ему благодарен. Знакомясь с диссертацией, Борис Николаевич сделал существенные замечания, которые я учел, и работа от этого стала только лучше. Я могу еще раз слова благодарности ему за это сказать.

Сергей КАТОРКИН, ученик профессора Жукова, заведующий кафедрой и клиникой госпитальной хирургии Клиник СамГМУ, доктор медицинских наук, доцент:

– Оперировал он абсолютно во всех направлениях: в колопроктологии, общей хирургии, флебологии, лимфологии. У нас был единый коллектив, отношения складывались, как в очень хорошей семье. Казалось бы, три разные лечебные подразделения: хирургия, колопроктология и флебология. Плюс научно-исследовательский институт. Плюс открытое в то время Николаем Александровичем Лысовым под руководством Бориса Николаевича Жукова отделение лазерной хирургии. Наш разносторонний большой коллектив жил одной жизнью, вместе отмечали и праздники, и не самые радостные даты. Мы всегда были все вместе.

Мой отец Евгений Николаевич Каторкин работал вместе с Борисом Николаевичем. Когда отец ушел работать на кафедру онкологии, они общались так же тесно и тепло, были не только коллегами, но и друзьями, вместе проводили свободное время. Очень любили рисовать к юбилеям коллег и к памятным датам огромные стенгазеты метра полтора в высоту и метра четыре в длину. Я был маленьким, но хорошо помню, как, отправив жен погулять, они собирались вечером мужским коллективом в нашей небольшой квартирке и рисовали со всеми, скажем так, способствующими творчеству вытекающими обстоятельствами. Борис Николаевич, как и его учитель Александр Михайлович Аминев, был очень душевным человеком, не знал ни звездной болезни, ни напускного пафоса. Я с детства видел, как Борис Николаевич Жуков, Вячеслав Романович Исаев и мой отец не просто работают, но и дружат. Когда отец попал в автомобильную аварию и стал спинальным больным, Борис Николаевич поддерживал его и словом, и делом. Я ощущал его буквально отцовское отношение ко мне.

Павел МЫШЕНЦЕВ, ученик профессора Жукова, кандидат медицинских наук, доцент:

– «Medicus agit ante oculos mentis armata manu». В переводе это означает: «Хирург действует умом и глазами прежде, чем вооруженной рукой». Борис Николаевич так и оперировал, выверял все досконально, до тонкости, и требовал этого от остальных. Даже, казалось бы, в таких мелочах, как разведение краев операционной раны хирургическими крючками, он был предельно собран и точен, соблюдал годами наработанную технику, делал все, чтобы не травмировать ткани. Что уж говорить о серьезных этапах операций!

Виктор ТЯВКИН, ученик профессора Жукова, заслуженный врач Российской Федерации, кандидат медицинских наук:

– Под научным руководством Бориса Николаевича я писал кандидатскую диссертацию. В клинике тогда были два отделения: проктологическое и общей хирургии, которым заведовал я. Для меня Борис Николаевич был и коллегой, и наставником, и надежным товарищем. У него были ученики в науке, кандидаты медицинских наук, докторанты, работавшие в клиниках и медицинских вузах самых разных городов Советского Союза. Надо было видеть, с каким чувством они приезжали к Борису Николаевичу, чтобы обсудить научную проблематику, доработать те или иные вопросы! Его научный авторитет был непререкаем!

Михаил МЕЛЬНИКОВ, ученик профессора Жукова, заведующий сосудистым отделением клиники госпитальной хирургии Клиник СамГМУ, кандидат медицинских наук:

– Мы посещали много научных конференций, и везде ждали его доклады и выступления, везде его знали – и не только в России, но и за рубежом. Все его доклады воспринимались позитивно, говорил он четко и всегда по существу, аргументированно, на все вопросы коллег весьма заинтересованно отвечал.

Павел АНДРЕЕВ, ученик профессора Жукова, заведующий отделением колопроктологии клиники госпитальной хирургии Клиники СамГМУ, кандидат медицинских наук:

– Мне посчастливилось несколько раз побывать с ним на медицинских и проктологических съездах и увидеть, как к Борису Николаевичу относятся на столь высоком уровне, с каким уважением. Я очень уважаю его и как профессионала, и как человека.

Галина ЯРОВЕНКО, доктор медицинских наук, профессор:

– Мои работы и исследования в науке посвящены лимфатическому оттоку, основаны на клеточной технологии и являются в этом плане пионерскими. Борис Николаевич очень одобрял эту работу и стремился к тому, чтобы она была выполнена и защищена. Помощь в операциях он всегда оказывал с душой. Когда мы шли в операционную, он всегда шутил, поднимал нам настроение, но при этом в работе был очень требователен: «Здесь не тяни! Здесь держи аккуратно! Здесь перевяжи!» Я переняла от него внимательность, четкость и пунктуальность в выполнении и практической, и теоретической работы.

Николай ЛЫСОВ, ученик профессора Жукова, ректор медицинского университета «Реавиз», доктор медицинских наук, профессор:

– В Самаре появились первые упоминания об Интернете, и тут же в клинике госпитальной хирургии мы совместно с Борисом Николаевичем провели оптоволоконную систему. Коллеги с других кафедр с удивлением смотрели, как у нас работает всемирная паутина Интернета, учились получать информацию из других городов и стран, осваивали общение с помощью электронной почты. Все это было колоссально интересно!

Он мне всегда говорил: «Николай, мы не должны заниматься ничем, кроме хирургии и педагогики. Научная деятельность, методы исследования и диагностики, теория и практика, лечебная работа, операции – это наша жизнь и работа! Никакой политики! Никакой сиюминутной актуальности!» Борис Николаевич считал, что профессия врача основана не на стремлении к материальным благам, а на самопожертвовании и на гуманизме. Он никогда не дружил против кого-то. Всегда был за правду, за справедливость, всегда отстаивал интересы любимого дела – хирургии и педагогики. На вопрос «когда» всегда отвечал «вчера». Когда подготовить отчет? Когда провести эксперимент? Когда сдать в печать научную статью или монографию? На все эти вопросы он отвечал: «Вчера!» Никаких завтра или послезавтра для него не существовало. Таким было его профессиональное и жизненное кредо.

Учитель – это не тот, кто учит, а тот, у кого ты учишься, причем учишься каждый день, учишься всю жизнь. У Бориса Николаевича был талант не только объединять вокруг себя талантливых людей, но и делать их своими единомышленниками. Он сплачивал нас вокруг себя. Благодаря ему мне посчастливилось поработать с такими выдающимися учеными, как разработчик лазерных технологий, выдающийся физик, лауреат Нобелевской премии Александр Михайлович Прохоров, академик Академии медицинских наук СССР Игорь Борисович Солдатов, основатель Государственного научного центра лазерной медицины, лауреат Государственной премии СССР Олег Ксенофонтович Скобелкин и многие другие. Они были связаны с Борисом Николаевичем Жуковым не только по совместной работе, но и в первую очередь идейно. Они жили и работали не для себя, а ради страны. Совершенно особые человеческие и профессиональные отношения связывали Бориса Николаевича с возглавлявшими Самарский государственный медицинский университет академиками Российской академии наук Александром Федоровичем Красновым и Геннадием Петровичем Котельниковым.

Сергей КАТОРКИН, ученик профессора Жукова, заведующий кафедрой и клиникой госпитальной хирургии Клиник СамГМУ, доктор медицинских наук, доцент:

– Борис Николаевич – мой учитель и наставник на всю оставшуюся жизнь. Под его руководством я прошел путь от врача-ординатора до его преемника в должности заведующего кафедрой клиники госпитальной хирургии. Отделение называется отделением сердечно-сосудистой хирургии, но фактически это отделение флебологии, где лечатся только флебологические больные. Такое клиническое отделение до сих пор остается единственным в стране. На кафедре госпитальной хирургии, в любимом флебологическом отделении Бориса Николаевича, работает его внук Антон Алексеевич Жуков. Можно сказать, что Борис Николаевич создал хирургическую династию.

Антон ЖУКОВ, хирург клиники госпитальной хирургии Клиники СамГМУ, внук Бориса Жукова:

– В детстве я даже не думал, что стану врачом. И все же под влиянием отца и деда увлекся медициной, окончил Самарский государственный медицинский университет. Что я его внук и что мне надо какие-то поблажки делать – такого не было никогда. В 2009 году я пришел к деду на кафедру в ординатуру по хирургии, и здесь тоже никаких поблажек от него не было. Были моменты, когда я ассистировал ему на флебологических операциях. Однажды он отстранил меня от работы в операционной из-за того, что я во время операции не так подал инструмент, не так взял крючки. У меня характер дедовский, вспыхиваю я так же, как и он. Когда он стал мне выговаривать, я довольно резко ему ответил, написал заявление, которое он тут же порвал в клочья: «Домой придешь, я тебе все скажу!» Вечером у нас состоялся откровенный разговор. Через неделю я снова ассистировал ему и проработал рядом с ним до 2014 года.

Дед невероятно любил дачу в Шелехмети и рыбалку! Рыбалка стала и моим любимым делом – и летом, и зимой. И на даче, и в городской квартире он всегда все делал сам. Если приходили какие-то слесари или другие специалисты, он оценивал их работу критически и стремился все за ними переделать. На любую просьбу о помощи от коллег, многочисленных знакомых да и от незнакомых ему людей он откликался мгновенно – и по медицинской части, и в самых разных жизненных ситуациях. Один из самых близких его друзей – доктор медицинских наук, профессор Вячеслав Романович Исаев. Сколько у них историй про рыбалку было: можно было садиться и часами слушать!..

Все знают, что у Бориса Николаевича был вспыльчивый характер. Но он был отходчив. Не терпел эгоистов и интриганов, людей с двойным дном. Сильный был человек, прямой, мог сказать кому угодно все, что думает в прямых выражениях. Бабушка по сравнению с ним – это ангел земной! Если Борис Николаевич на кого-то голос повысил, она тут же тихо ему на ушко скажет: «Боренька!», и он успокаивался. Если вдруг бабушка куда-то уезжала, дед без нее ни дня прожить не мог. Постоянно звонил ей: «Ты где? Когда вернешься?» Они были не разлей вода!..

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, лауреат премии Правительства Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор Борис Николаевич Жуков работал до последних дней жизни. Переживал, что из-за болезни не мог оперировать, все свои силы отдавал научной работе в Самарском государственном медицинском университете, а затем в медицинском университете «Реавиз».

Борис Николаевич Жуков скончался в Самаре шестнадцатого декабря 2018 года на семьдесят седьмом году жизни после тяжелой, продолжительной болезни. Но с нами осталось его наследие: книги, учебники, авторские методики операций, многочисленные ученики и последователи, научно-педагогическая школа профессора Жукова.

Валентина ЖУКОВА, заслуженный врач Российской Федерации, вдова Бориса Жукова:

– Он любил заниматься домашними делами, что-то подкрутить, поделать. Все, что у нас в комнатах, это все сделал он. Деревянный потолок в гостиной, на который все обращают внимание, тоже сделал сам. Когда умер наш сын, Борис Николаевич очень тяжело переживал эту утрату. Он в то время уже тяжело болел. Ушел из жизни через полгода вслед за сыном. У нас в квартире две комнаты книг по хирургии, медицине. Мне говорят: сдай их в библиотеку. Нет, эти книги остались для внука.

Борис Николаевич часто мне снится. Чувствую, он мне что-то подсказывает во сне. Верю, что у нас душевная связь осталась.

Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы фото из архивов семьи Жуковых, Николая Лысова, Александра Игнашова, Сергея Каторкина, журнала «Самарские судьбы».

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!