Грозовое небо

276
Грозовое небо

То лето выпало у нас в Прииртышье дождливым. С «гнилого» угла – так мы называли северо-западную сторону, откуда в основном шло ненастье, — по сумрачному небу ползали почти черные, грохочущие и прорезаемые ослепительными зигзагами молний тучи, и на луга, деревню, расстилающуюся за нею степи обрушивались потоки воды.

Эти дожди никак не давали закончить важную сельскую страду – сенокос. И потому, как только выпадали погожие деньки, устраивались воскресники по вывозу с лугов и скирдованию на огромном совхозном сеновале накошенного и находящегося в копнах сена. На эти воскресники привлекались все свободные от других работ мужики.


В тот день был очередной такой воскресник. Я, тогда совсем еще пацан, находился у себя во дворе и мастерил жерлицу для ловли щук на озере, когда небо в очередной раз потемнело и с «гнилого угла» вновь наехали мрачные, блещущие изломанными копьями молний и грохочущие громовыми раскатами тучи.


В этот раз они неслись как-то криво, мимо нашей деревни, зацепив своим краем лишь то место, где располагались дойная ферма и сеновал. Потому я не, обращая внимания на ворчание туч, не ушел со двора, а, высунув от усердия язык, продолжал выстругивать из белого куска пенопласта поплавок. Внезапно с той стороны, куда уползли тучи, раз за разом грохнуло так, как будто долбанули из пушек. А спустя какое-то время по деревне разнеслись крики: «Сеновал горит!».


Я тут же залез на крышу бани и увидел: точно, над сеновалом клубится густой дым, сквозь который пробиваются взлетающие к небу языки пламени. Народ побежал в сторону сеновала. Скатившись с крыши, понесся туда и я.


До сеновала было, может быть, метров триста, и потому всего через несколько минут я был уже там. Зрелище было ужасающим. Длинная, метров на двадцать, скирда полыхала, как будто ее кто облил бензином – а ведь сколько дождей перед этим прошло! Рядом с криками суетились мужики.

Они занимались непонятным делом – длинным шестом, образованным из двух вырванных из изгороди сеновала жердин, скрученных проволокой в месте нахлыста, шуровали в полыхающей скирде, явно пытаясь что-то оттуда достать.


Но жар от горящей скирды был такой, что на мужиках начала дымиться одежда и тлеть волосы и они после очередной неудавшейся попытки пятились назад, вытаскивая из скирды уже загоревшийся конец своего самодельного орудия.


— А чё они там шарят? – спросил я прибежавшего на сеновал раньше меня соседа Кешку.


— Дядю Витю молнией убило, — сумрачно сказал Кешка. – Да вон, его даже видно.


Я присмотрелся к пылающему верху скирды, и меня всего передернуло: в гудящем пламени можно было разглядеть торчащие к небу черные руки, сжимающие почти прогоревший черенок вил. Еще миг, и черенок прогорел окончательно и малиновый, раскаленный железный четырехзубец вил упал в гудящее нутро скирды.


И тут взревел тракторный двигатель. Перед этим отогнанный за изгородь сеновала «Беларусь» с навешанным на него стогометом, управляемый дядей Мишей Маскаевым, устремился, разламывая остатки деревянной изгороди, прямо к тому месту горящей скирды, откуда мужики безуспешно пытались достать погибшего дядю Витя – отчима моего одноклассника Вовки

— Куда? Стой, сгоришь! – закричал бригадир Ермек Бейжапаров, став на пути трактора со скрещенными над головой руками. Да, трактор-то у дяди Миши был весь в потеках масла, и бригадир хорошо понимал, что тут недалеко до очередной жертвы этого проклятого ненастного дня.


Не мог не понимать этого и сам тракторист. Но он упрямо помотал головой и скорость не сбавил. И, подняв кверху блестящие длинные зубцы стогометателя, с ходу врезался ими в горящую скирду, как раз под то место, откуда еще недавно торчали черные руки дяди Вити.


А потом были его похороны, отставного офицера-авиатора, переехавшего к нам в деревню с семьей всего три или четыре года назад из Белоруссии. Капитан Виктор Негрей когда летал, в небе много лет был как дома. И вот спустя годы оно его убило. И это было так несправедливо, что многие на похоронах плакали именно от этой несправедливости… 

Источник:
Марат Валеев

Оцените статья

+10

Оценили

Надежда Кудряшова+1
Татьяна Колесникова+1
Сергей Челомбий+1
ещё 7

Выходит, что небо, как человек, может быть грозным иногда.

Удачи, Марат. И всего доброго Вам.

08:02

И еще как может быть грозным! Спасибо, Алеаксандр. 

08:40
+1

Да, грозный, «грозовой» рассказ, Марат! Сначаля я хотел его прокомментировать коротко: «И вечный бой! Покой нам только снится...» А потом понял, что надо привести всю 1-ю часть стихотворения Александра Блока «На поле Куликовом».

Река раскинулась. Течет, грустит лениво 

И моет берега. 

Над скудной глиной желтого обрыва

В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли 

Нам ясен долгий путь!

Наш путь — стрелой татарской древней воли

 Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной - 

В твоей тоске, о, Русь! 

И даже мглы — ночной и зарубежной - 

Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами 

Степную даль.

 В степном дыму блеснет святое знамя

 И ханской сабли сталь...

И вечный бой! Покой нам только снится

 Сквозь кровь и пыль... 

Летит, летит степная кобылица 

И мнет ковыль...

И нет конца! Мелькают версты, кручи...

 Останови! 

Идут, идут испуганные тучи,

 Закат в крови! 

Закат в крови! Из сердца кровь струится!

 Плачь, сердце, плачь...

 Покоя нет! Степная кобылица

 Несется вскачь!

14:34

Какие сильные строки! Спасибо, Геннадий. 

10:03

Природная стихия — страшная сила, непредсказуемая и практически, неуправляемая...  Ваш рассказ, Марат — хорошая память  о капитане Викторе Негрей… Здоровья и успехов в творчестве и жизни!

14:35 (отредактировано)

Так и есть, Николай! Благодарю. 

18:54

Всегда поражает  и восхищает ёмкость и образность Ваших рассказов, Марат! Несколькими штрихами, мазками,  так ярко и убедительно передать картину надвигающейся грозы, а потом и разыгравшейся трагедии — это невероятно! И образы дяди Вити, бывшего лётчика Виктора  Негрея, тракториста дяди Миши, бригадира Ермека Бейжапарова  встают перед глазами, как живые! Спасибо! Отлично завершается конкурс! Мой +! 

10:38

Благодарю, Мария! Ваши отзывы всегда буквально окрыляют меня! 

18:54

Сильный рассказ! К  И мощная сила стихии, и страшная гибель человека, и реакция людей на пожаре — всё так ярко описано, что кровь в жилах стынет, когда читаешь.  Да, небо может быть и манящим, и пугающим,  оно вечно изменчиво.  Новых творческих удач вам, Марат, и всего лучшего в жизни! 

Страшная история. Написано хорошо, за душу цепляет.

Удачи в конкурсе и мой +

Какую страшную историю Вы нам рассказали, Марат! До сих пор «мурашки по телу»! И, несомненно, поражает мужество, решимость и смекалка тракториста.

Описали Вы всё, как всегда, мастерски, спасибо Вам, Марат!

08:05
+1

Спасибо, Надя! Да, я тогда впервые стал свидетелем страшной и беспощадной силы природной стихии, и это навсегда врезалось в мою память.