И один в поле воин!

195
И один в поле воин!
фото из открытых источников интернета

      Солнце почти поднялось к зениту, предвещая жаркий день. Летний шальной ветерок, шурша, пробежал меж листьев лип и тополей, и спрятался в камышах, густо растущих вдоль берегов речушки. Речка, извиваясь змейкой, уходила до самой до самой до деревушки. Теперь на этом берегу, он остался один, взвода больше нет. Погибших, как мог, предал земле. Особенно тяжело было хоронить друга Давида, грузина, беднягу разорвало снарядом на куски. С ним вместе начинал войну в одном взводе, остальные примкнули по ходу сражений, вместо выбывших солдат, даже командир уже был второй. Главная для него была задача — остановить врага. Верной надежды на связь и на подкрепление, у него — не было. До деревни хоть и было далековато, но его мост через реку имел стратегическое значение для врага в данном направлении, так как именно к ней, к этой переправе двигалось большое подразделение немцев. Поэтому его взвод, отчаянно отбиваясь несколько дней, не давал пройти немцам; но они все тупо шли вперед и временами, натыкаясь на огонь, отступали, а потом, передохнув, вновь начинали наступление в прежнем направлении. Николай, лежал на насыпи сделанной наспех им же на оборонном берегу недалеко от моста, он ждал: позади его находилась деревня. Оказалось, времени у него было достаточно много, но он уже не стал отвлекаться, решил, воспользовавшись затишьем — отдохнуть, собрать последние свои силы, возможно, для последнего боя. Да, и насыпь его вполне устраивала. Так в ожидании грядущей атаки он пролежал здесь, пожалуй, больше часа. Поэтому иногда, оборачиваясь назад с интересом, разглядывал в бинокль Белорусскую деревушку и сравнивал ее со своим родным поселком, где остались близкие его сердцу люди. Ему хорошо просматривалась деревня, даже было видно детей, бегающих у крайних домов. Температура воздуха постепенно накаливалась, становилось жарко. Было тихо, пели цикады в высокой траве, а по небу медленно плыли белые легкие облака, и казалось, сама вечность смотрела на него из безбрежной вышины. Никогда до сих пор он не ощущал блаженство тишины, как сегодня, так как природа в этот миг была такой мирной и красивой, что на данный момент никто бы и не поверил, что вокруг еще идет война. От такого затишья и чарующего благоухания окружающего зеленого мира, и от долгого напряженного ожидания, он лишь прикрыл утомленные глаза, как тут же увидел: отчий дом, седую маму с усталым взглядом, проводы отца и брата на войну в его начале, и сестренку, проливавшую вместе с матерью слезы, когда уже он уходил. Хотя, сегодня он, конечно, сомневался в тех детских слезах сестренки: вряд ли она понимала, что такое война, быстрее всего она плакала оттого, что плакала мать, ведь сестренке тогда было всего лишь четыре года. Война разбросала семью в разные стороны, отец погиб в начале войны. А о брате ничего ему не было известно. И в это же время ему послышался железный лязг со стороны дороги, и он очнулся. Николай, оглянулся и, увидел: колонна немцев, шла в его сторону. Он немного как бы растерялся от скорых событий и на какое-то мгновение его сковал страх. Но, вспомнив, своих товарищей, которых он вчера потерял в бою, он сразу отрезвел от наваждений. Он внимательно стал изучать передний край врага. В головном танке с большим черным крестом на боку, из открытого люка — местность просматривал в бинокль офицер, хоть он и был в каске, Николай быстро определил его статус; так как хорошо ориентировался по погонам и мундирам врага, и не мог ошибиться. За танком шли солдаты, а в конце видимой линии колоны, вслед за ними двигался автомобиль, сверкая на солнце стеклами и хромированными деталями, да еще с откинутой крышей. В ней, по-видимому, передвигалось еще большее начальство. Конец колонны скрывал лес идущий полосой от речки. Николай понял шансов у него сегодня никаких, но последний приказ командира он обязательно выполнит! Он должен стать заслоном, как можно дольше, так как, все — так и возможный приход подкрепления, где-то внутри его еще теплился и, не полностью угасшая надежда поддерживала его, а вдруг!.. Этим несколько себя, успокоив, мгновенно составил в голове — план боя. Заложенные им мины под мостом должны были быть основным и содержательным его ударом для остановки движения, а потом, если Бог даст, постреляет и с автомата, и покидает гранаты. Другого арсенала у него не было, правда, в душе имелась еще достаточная сила большой, не остывшей озлобленности к врагу, за погибших друзей и товарищей…

Это было его последнее сражение. Солдат войны Николай Сиротин, посмертно был награжден золотой звездой Героя Советского Союза.

Источник:
Муса Туяков

Оцените статья

+8

Оценили

Алевтина Котова+1
Надежда Кудряшова+1
Наталия Ядохина+1
ещё 5

Заканчивается конкурс, но  не закачиваются таланты и воспоминания о тех далеких днях.

Спасибо за хороший рассказ и успехов вам в конкурсе

12:32

Замечательный рассказ! Муса, желаю вам удачи в конкурсе и новых успехов в творчестве!

16:50
+1

Ваш рассказ, Муса, тронул сердце. Удачи вам в жизни и конкурсе.

20:36

Добрый вечер! Следить за просмотром своей работы — некогда!.. Лето забот очень много на приусадебном участке. Хочу поблагодарить всех, кто удостоил меня своим вниманием и прочитал мою работу. А главное -«Спасибо», за положительные отзывы! Духовная поддержка на конкурсе, очень нужна. Всего доброго всем и удачи не только в конкурсе!!!