Из истории самарской коллекции

Из истории самарской коллекции
Фото взято из архива Самарского художественного музея

Основатели музея

Пройдемся вместе с участниками костюмированного праздника, устроенного самарскими студентами специально к награждению лауреатов проекта «Самарский модерн», по величественным залам бывшего Волжско-Камского банка.

На втором этаже в фойе посетитель видит портреты и работы основателей Самарского художественного музея. Это знаменитый общественный деятель, некоторое время исполнявший должность городского головы Самары, Петр Алабин, местные художники: Буров, Воронов, Головкин. Среди энтузиастов прошлого мы видим портрет Аннэты Басс, ушедшей из жизни в 2006 году. Это бывший директор музея. Отважная и дальновидная женщина пробыла на своем «боевом посту» целых 47 лет, расширяя пространство музея, увеличивая его фонды, закладывая традиции, которые её ученики стараются развивать и сегодня. Впрочем, обо всех, кто участвовал в становлении музея и создании его коллекции, а также о тех, кто занимается ею в настоящее время, расскажем по порядку.

Музей при Александровской библиотеке

Когда более 130 лет назад имевший опыт в организации музея в Вятке Петр Алабин положил начало первому самарскому городскому собранию исторических ценностей, открывшемуся при Александровской библиотеке, он начал собирать помимо геологических, археологических, этнографических диковин также и произведения искусства. Переводил изданные в виде гравюр политические карикатуры того времени, собственноручно оформил их в отдельный альбом. Он собирал предметы древнего искусства, а также портреты известных людей, которые были связаны с Самарским краем. Но пополнение музея экспонатами шло чрезвычайно медленно. Из отчета Александровской публичной библиотеки в Самаре и Публичного музея за 1894 год, помещенного Петром Алабиным в газете «Самарские губернские ведомости»: «За отчетный год на весь Публичный музей городская Дума ассигновала всего 82 р. 72 коп.».

Из-за мизерности выделяемых средств комплектование музея шло в основном за счет пожертвований. В описи первых поступлений для музея можно увидеть перечень складней, крестов, молитвенников, медалей и разных безделушек. И только помощь местной интеллигенции и обширная переписка Петра Владимировича с деятелями русской культуры помогли ему расширить перечень экспонатов. Думал самарский просветитель и о собрании произведений живописи и графики.

В Самарской губернии работали выдающиеся художники. Здесь в 1871 году собирал материал к картине «Бурлаки на Волге» Илья Репин. Сподвижник Шишкина Федор Васильев создал здесь целую серию прекрасных волжских пейзажей. В Самаре, на Аннаевской даче и в Ширяеве, работал передвижник Карл Гун, написавший жанровое полотно «Самарский перевоз». Сергей Иванов здесь создал полотно «Смерть переселенца». На Волге писали пейзажи Иван Айвазовский, Николай Дубовской, Алексей Боголюбов. Все это было известно Алабину, и, вероятно, стремлению познакомить самарцев с художниками, работавшими в Поволжье, служила дошедшая до нас его переписка с ними.

Сохранился ответ Алабину от Ильи Репина. Весьма ценен и хранящийся в музее фотопортрет Айвазовского с автографом и небольшим рисунком, присланный Петру Алабину с признательностью за внимание к деятельности художника. Впоследствии маринист подарил самарскому музею одно из своих полотен. Откликнулись и другие известные художники. К несчастью, неутомимая деятельность Петра Владимировича оборвалась в мае 1896 года, но эхом его трудов стали картины, которые принялись дарить провинциальному музею столичные мэтры.

Как образовался художественный отдел

Вопросы создания художественного отдела при местном музее постоянно поднимались членами кружка, основанного в нашем городе старейшим самарским живописцем Федором Буровым. Среди его учеников – всемирно известный Кузьма Петров-Водкин. Во главе движения за создание художественного музея в Самаре становится другой ученик Бурова, купец и художник-любитель Константин Головкин.

К первому этапу формирования самой идеи о художественном отделе в музее Алабина относится переписка самарцев с Ильей Репиным. Тот советует уточнить направленность будущего музея, перечисляет возможные разделы, которые как можно более полно отражали бы национальное русское искусство.

Но из-за полного отсутствия средств рекомендации Репина не были осуществлены. Художники отказались от заказа копий. Они решили собирать оригинальные произведения для будущей коллекции музея. 25 апреля 1897 года Головкин передает Комитету Самарского городского музея в дар несколько картин, в том числе свои работы «Подножье Жигулей», «Последний снег. Осокори», «Серый день в лугах», а также произведения художников Николая Осипова, Ивана Никонова, Николая Храмцова, Николая Холявина. Головкин сообщает, что дальнейшую работу по формированию художественного отделения он желает принять на себя как инициатор и постарается сделать все возможное в этом направлении. В целях быстрейшего пополнения создаваемой коллекции кружок художников принял решение использовать на приобретение новых произведений средства, выручаемые после выставок.

Константин Головкин, из обращения в Городскую управу, 1897 год:

«Сознавая великое значение выставок и устройства постоянных художественных отделений при музеях, художники, желая положить основание художественному отделу при местном музее, жертвуют часть своих лучших произведений в дар музею, а затем берут на себя труд по мере сил пополнять его».

Академик Константин Крыжицкий, ответ самарским художникам:

«От всей души желаю столь благому предприятию полнейшего успеха и думаю, что многие из нас, художников, не преминут откликнуться на столь близкое нам дело».

Татьяна Петрова, заместитель директора Самарского художественного музея:

– Принимая самое непосредственное участие в культурной жизни города, Головкин вместе с другими членами любительского кружка художников участвовал в организации ежегодных выставок картин, которые проходили в Самаре с 1891 по 1916 годы. В числе многих показанных им в это время полотен были и такие находящиеся теперь в собрании Самарского художественного музея произведения, как «Последний снег. Осокори» 1895 года, «Переправа в Жигулях» 1901 года, «Зимнее солнце» 1906 года. В своих многочисленных этюдах и графических зарисовках он постоянно вращался в пространстве волжских берегов, тяготея к передаче переходного состояния природы – ранней весны или осени. С кистью в руке он обследовал левый берег Волги в районе Постникова оврага, Барбошиной поляны, у подножия Царева кургана. В одном из таких путешествий он встретил рощу осокорей, которая стала его излюбленным мотивом. Осокорь как бы воплотил в его глазах все своеобразие природы Самарской Луки.

Одновременно во все концы страны было разослано письмо-обращение к художникам России. Оно в 1899 году было опубликовано в седьмом номере журнала «Искусство и художественная промышленность» и таким образом получило широкое распространение.

Правление Товарищества передвижных художественных выставок сообщило о сочувственном отношении к нему художников. Михаил Нестеров, работающий в Киеве, пишет, что «с удовольствием готов присоединить свой труд к благому делу», и вскоре присылает этюд к картине «Отрочество Сергия». Василий Бакшеев присылает картину «Среди природы» и небольшое полотно «Весною». Александр Беггров подарил после показа на очередной XXIII выставке Товарищества передвижников картину «Кронштадтская пристань». С «Выставки 36-ти» Константин Юон отправил в Самару полотно «Апрельское утро». Свои произведения прислали в музей начинающие пейзажисты Станислав Жуковский и Витольд Бялыницкий – Бируля. Академия художеств прислала дипломную картину своего ученика Евгения Столицы – «В июле». На средства, отпускаемые городом и вырученные от художественных выставок, в 1900-1916 годах музей приобретает несколько картин старых русских мастеров и художников-современников. Новые поступления расширили и улучшили коллекцию, размещенную к этому времени в большом зале публичного музея. В 1911 году в ней уже насчитывалось 117 произведений искусства. Некоторые из этих даров можно было увидеть в Мраморном зале музея во время выставки, посвященной юбилею Головкина.

Эстафета в надежных руках

Сокровищница произведений искусства бережно передавалась из рук в руки сотрудниками самарского музея и постоянно пополнялась. Это были и дары меценатов, таких, как купцы Шихобаловы, и закупки предметов искусства на выделяемые музею средства. А во время революции начались поступления экспроприированных коллекций. Одной из жемчужин стали предметы искусства Древнего Египта, Китая, Японии, привезенные владельцем Жигулевского пивного завода Альфредом фон Вакано из его дальних путешествий. Однако в двадцатые годы было мало музейных специалистов. Так что поступления просто складировались, а порой отправлялись в другие выставочные пространства. Таким образом, единственная в своем роде модель древнеегипетской пивоварни, коптские чаши и другие древности из собрания фон Вакано были переданы основанному в 1919 году первому Самарскому университету для археологического музея. А после закрытия университета отправлены в Эрмитаж. Недавно в рамках выставки «Коллекция Альфреда фон Вакано» самарцы сумели увидеть не только археологические редкости, хранящиеся в фондах нашего музея, но и предметы, любезно предоставленные директором Эрмитажа Михаилом Пиотровским, который выступил в режиме онлайн на ее открытии. Большой удачей стала и передача в музей коллекции работ художников-авангардистов, которые были присланы в 1919 году в наш город для создания Музея при Самарском отделе ИЗО, а также для использования в качестве пособий для учеников местных Свободных художественных мастерских, основателями которых стали Николай Попов, Самуил Адливанкин, Георгий Ряжский «со товарищи». Однако голод и разруха помешали в полной мере воплотить идею кузницы кадров Пролеткульта в Самаре. Картины начинающих мастеров революционного искусства Малевича, Розановой, Стржеминского, Ле Дантю и других составляют сегодня гордость самарской коллекции.

Открытие Куйбышевского художественного музея

Большое дело в плане сортировки и исследований музейных фондов сделал высланный из Ленинграда в Куйбышев Марк Философов – ученый секретарь Эрмитажа, искусствовед. Марк Дмитриевич прибыл в 1935 году и провел в нашем городе всего три года. К сожалению, ссылка в наш город не остановила преследования. Он был арестован и расстрелян на Кряжу 14 февраля 1938 года по обвинению в подготовке покушения на секретаря Куйбышевского обкома. В Куйбышеве был только художественный отдел в краеведческом музее. Множество предметов искусства были просто свалены в подвалах, здание находилось в аварийном состоянии. Возглавив художественный отдел, Марк Дмитриевич начал деятельность по систематизации коллекции, по включению в нее новых предметов и по организации уже существующих экспонатов в единую экспозицию.

Он сформировал уникальную коллекцию фарфора, которой до сих пор гордится музей, спас от уничтожения и ввел в состав коллекции иконы. За несколько дней до этого он готовит акт №59, в котором подробно описывает концепцию музея, состоящего из пяти залов. В четвертом, например, должна была выставляться коллекция авангарда.

Но то, о чем пекся ученый, все же было реализовано: в 1937 году в здании только построенного Дворца культуры наконец открылся Куйбышевский художественный музей.

Искусство военных лет

Особую страницу в жизни нашей области открыла Великая Отечественная война. Одним из ярких творческих явлений в годы войны стали «Окна ТАСС» Телеграфного агентства Советского Союза, которые открылись в витринах на главной улице запасной столицы в 1942 году. Но еще до этого, в 1941-м, куйбышевские художники начали создавать собственные произведения патриотического содержания. Владимир Володин, ставший в 1948 году директором Куйбышевского художественного музея, вспоминал, как Филипченко, Соколов, Акимов, Шварц, Бунаков и другие по собственной инициативе «тут же стали исполнять и приносить в музей плакаты-призывы к защите Отечества и плакаты-разоблачители фашизма». Затем Борис Филипченко и Василий Соколов объединились в творческую мастерскую, пригласив к сотрудничеству поэта Николая Жоголева. Они выпускали малотиражные плакаты, создаваемые не печатью, а вручную – нанесением клеевых красок на бумагу через трафарет.

Изготавливаемые в Куйбышеве «Окна ТАСС» поднимали боевой дух Красной Армии и тружеников тыла, высмеивали фашистское командование. Серия работ знаменитых Кукрыниксов «Пышки и шишки» о том, как гитлеровцы представляли войну в России и как вышло на самом деле, была передана в Куйбышевский художественный музей.

Но не только плакатами и картинами старались помочь деятели изобразительных искусств родной стране, родному городу. Из них была сформирована специальная бригада, занимавшаяся светомаскировкой важнейших стратегических объектов города – нефтехранилищ, заводов, военных складов. Ее возглавил скульптор Василий Акимов, участник Первой мировой войны.

Четырнадцать куйбышевских художников ушли на фронт. В конце войны вернулись только трое. На здании Самарского отделения Союза художников СССР ранее висела памятная доска с фамилиями его членов, погибших во время Великой Отечественной войны. Это В. Бакулин, С. Бобровский, А. Бризмер, А. Живоновский, Г. Карнаухов, А. Макаров, А. Поветкин, Г. Романов, Я. Орлов, А. Ушаков.

В Куйбышев были эвакуированы из Москвы и Ленинграда выдающиеся деятели культуры. В том числе известный мастер соцреализма уроженец Самары Василий Ефанов. В 1942 году лауреат Сталинской премии вместе с другими художниками отправляется на передовую. Под огнем он создает серию зарисовок про оборону Сталинграда. Через полыхающую огнем Украину в Куйбышев добирается Исаак Цыбульник, из осажденного Ленинграда приезжает главный художник Петергофа Аршак Михранян и другие. Они способствовали созданию Куйбышевского областного отделения Союза художников СССР. Художники не отсиживаются в тыловом Куйбышеве, они отправляются туда, где кипят бои, и рисуют с риском для жизни, в окопах, рядом с бойцами.

Вместе с ТАСС в 1941 году в запасную столицу вскоре были эвакуированы и авторы «Окон ТАСС» – лучшие карикатуристы Советского Союза Кукрыниксы (Куприянов, Крылов, Соколов). В запасной столице к тассовцам присоединилась куйбышевская команда под руководством Филипченко и Соколова. Уже в середине ноября в Куйбышеве был налажен выпуск «Окон ТАСС». В Куйбышеве с помощью трафаретов плакаты тиражировали и рассылали во все города страны.

Выставки 1941-1945 годов

Самарское отделение Союза художников с момента своего образования тесно сотрудничало с художественным музеем, который вынужден был в военное время свернуть свои экспозиции и отправить их на хранение. И все же художественные выставки в «запасной столице» постоянно проводились. В художественном музее сохранилось много произведений искусства, участвовавших в экспозициях, организованных в годы войны в нашем городе.

Серия акварелей Алексея Романова «Куйбышев в дни Отечественной войны» переносит нас в 1942 год. Запечатлена атмосфера запасной столицы: полупустые улицы, затемненные здания, танки, идущие по кольцу площади Революции. Картина Бориса Филипченко «Боевая подруга» экспонировалась не только в Куйбышеве, но и на Республиканской выставке в Москве в 1942 году. Исполненная в серебристо-серой тональности, она изображает сцену боя в разрушенном городе и рассказывает о подвиге женщины-санинструктора, взявшей автомат в руки, чтобы защитить раненого бойца. Особое место занимают картины Исаака Цыбульника. Он видел все ужасы войны, добираясь с охваченной сражениями Украины до тылового города. Его родители были казнены фашистами в Бабьем Яре. В 1943 году он создает в Куйбышеве «Автопортрет военных лет с женой». Председатель Куйбышевского отделения Союза художников СССР Василий Акимов выполняет скульптуру «Моряк-гвардеец». Это собирательный образ защитника Севастополя. Эвакуированный в Куйбышев народный художник Белоруссии Александр Грубе создал в запасной столице скульптурную группу «Три маршала»: Климент Ворошилов рукой указывает на план операции, его внимательно слушают Семён Будённый и Семён Тимошенко. Очень ценны зарисовки только что освобожденного от фашистов, разрушенного Сталинграда. Куйбышевские художники были специально откомандированы на место боев. Так создавались на бумаге исторические свидетельства военных преступлений.

Заместитель директора художественного музея Татьяна Петрова описала военную часть коллекции музея в издаваемой совместно с Самарским отделением Союза художников РФ серии «Прекрасного след». Выпущенная в 2017 году книга носит название «Художники запасной столицы».

В справке областного отдела по делам искусств от 15 июня 1945 года, направленной в обком ВКП(б), указывается, что с 1942 по 1945 год художники Куйбышева провели восемь выставок, на которых экспонировали 612 картин и рисунков на темы Великой Отечественной войны. Эти экспозиции посетили более 300 тысяч человек. Выставки военных лет экспонировали обычно в фойе Куйбышевского драматического театра.

Даже издавали каталоги, которые были напечатаны на плохонькой серой бумаге. Но по ним можно узнать и названия выставок, и фамилии их участников. «Великая Отечественная война», «Куйбышевская область в годы Отечественной войны» – так назывались самые масштабные из проектов. Были также выставки, посвященные 24-й и 25-й годовщинам Красной Армии. Некоторые авторы организовывали даже персональные вернисажи. Например, народный художник СССР Василий Ефанов.

Согласно музейным документам, за 1941-1945 годы всего было приобретено 195 предметов на сумму 230 555 рублей. По тогдашним музейным меркам это была гигантская цифра. В 1942 году из частной коллекции предпринимателей Аведовых музей приобрел «Пейзаж с фигурами» нидерландского художника XVII века Филипса Вауэрмана. В 1944 году у драматической актрисы Надежды Комаровской был приобретен ее портрет, написанный Константином Коровиным, а также акварель Александра Бенуа «Павловск».

Татьяна Петрова, заместитель директора Самарского художественного музея:

– В собрании Самарского художественного музея значительное место занимает искусство военных лет 1941-1945 годов. Авторы представленных в нем произведений живописи, графики, скульптуры – ведущие, отмеченные государственными премиями советские мастера: москвичи, ленинградцы и местные куйбышевские художники. Оценивая художественные особенности этих работ, мы не должны забывать, что все они являются историческими документами, свидетельствующими о жизни страны в тяжелые военные годы. Некоторые из них создавались непосредственно в Куйбышеве, многие были присланы на выставки авторами из других городов нашей страны, часть работ является результатом поездки наших художников на фронт.

Музейный летописец

После войны в наш город стали возвращаться фронтовики. Один из них – родившийся в Самаре Владимир Володин. Он учился на самарских художественно-педагогических курсах, которые вели старейшие самарские мастера Подбельский, Краснов, Волков. Как участник Великой Отечественной войны Владимир Володин награжден многими орденами и медалями. В Самаре помнят заслуженного деятеля искусств РСФСР, искусствоведа, краеведа, директора Куйбышевского художественного музея в период с 1948 по 1953 годы, впоследствии – ответственного секретаря Союза художников СССР.

Его руководство художественным музеем во многом определило направления собирательской, научной, просветительской, выставочно-экспозиционной деятельности. Владимир Иванович большое внимание уделял творчеству местных художников, организовывал их выставки, был председателем Куйбышевской организации Союза художников. Володин – крупнейший специалист по истории художественной культуры Самары, автор многих книг и статей. В 1955 году им был издан музейный каталог «Русское и советское искусство». В 1979 году была опубликована книга Володина «Художественная жизнь города Куйбышева. Конец ХIХ-начала ХХ веков», результат десятилетних поисков и исследований (переиздана с дополнениями в 2006 году). Его перу принадлежат также книги «Самара, музей, художники» (1997), «Суриков и Самара» (2002 год).

Татьяна Петрова, заместитель директора Самарского художественного музея:

– Владимир Иванович Володин, живя в столице, никогда не прерывал связи с нашим музеем. Он не только писал книги по его истории, но и дарил работы, находящиеся в его личной коллекции, в наши фонды. Он был знатоком графики. Целые серии подаренных им рисунков известных художников составляют ныне часть музейной коллекции.

Непрерванный полет

В середине пятидесятых годов прошлого века работники Самарского художественного музея спасли коллекцию авангардного искусства. Кроме привезенных стараниями Николая Попова произведений для нового музея и Самарского ВХУТЕМАСа она включала еще и работы из расформированного Московского музея живописной культуры, а также полотна, приобретенные сотрудниками музея непосредственно у авторов, например, у Давида Бурлюка, у которого в 1917 году была персональная выставка в Самаре. Революционное искусство, пропагандировать которое были присланы в наш город участники объединения НОЖ, довольно скоро стало неугодным новой власти. И с 1930 года поступления произведений авангарда в Самару прекращаются. В этот период коллекция понесла невосполнимые потери: были утрачены три картины Розановой и «Скрипка» Малевича. Уже ничего абстрактного не принимается чиновниками от искусства. И самарские музейщики переименовывают находящиеся в фондах работы авангардистов: вместо крамольного «Супрематизм» композиция Розановой получает название «Полет аэроплана», а работа Менькова «Кубизм» сейчас известна как «Трамвай №6». Но и это не удовлетворяет поборников соцреализма. В период Великой Отечественной музейные фонды были отправлены на хранение.

И вот уже после войны, когда экспонаты стали возвращать на свои места, пришел приказ: коллекцию авангарда не распаковывать. У работников музея екнуло сердце: тогда без слов понимали, что может ожидать все эти произведения опального искусства. И предчувствия музейщиков не обманули. В 1953 году из Москвы в Самару прибыла специальная комиссия по чистке музейных фондов. Ее возглавлял некий Николай Голованов. Он предложил изъять из фондов и уничтожить около четырехсот произведений. Был составлен соответствующий акт. Его вынуждены были подписать тогдашний директор куйбышевского музея Михранян и председатель куйбышевской организации Союза художников СССР Борисов. Но произошло чудо. Произведения искусства не были уничтожены! Как именно это произошло, до сих пор остается тайной. Выдающийся искусствовед и многолетний директор музея Аннэта Басс, которая в 1953-м поступила сюда на работу, принимала участие в операции по спасению картин.

Но ученица тогдашнего директора музея Аршака Михраняна художница Айседора Студенцова и сейчас уверена, что в спасении произведений искусства самая большая заслуга – её учителя. Она вспоминает, как Аршак Никитич жаловался ее маме: «Нина Александровна, опять устал: пришлось спорить с бестолковыми невеждами из горкома партии! Некоторые картины они хотят выкинуть из музея!»

А кому как не ему, бывшему главному художнику Петергофа, понимать ценность предназначенных невеждами к уничтожению картин. Являясь в период с 1953 по 1958 год директором Куйбышевского художественного музея и параллельно председателем областного отделения Союза художников РСФСР, Аршак Никитич сделал для самарского искусства очень многое. Его стараниями в музейное собрание в 1954 году поступило десять живописных произведений, среди них – «Портрет Юрьевича» Федора Моллера, «Рыбак» Ильи Галкина, «Портрет Екатерины I» неизвестного художника XVIII века и другие. Статьи и выступления Аршака Никитича сыграли значительную роль в деле укрепления местной организации художников, популяризации их творчества. В 2020 году стараниями коллектива художественного музея был выпущен альбом «Непрерванный полет», рассказывающий о драгоценной части коллекции – собрании русского авангарда.

Алла Шахматова, директор Самарского художественного музея:

– Для нас выход альбома «Непрерванный полёт» – огромное и долгожданное событие. Это издание, где впервые максимально полно представлены самарская коллекция авангарда, а также история ее создания и спасения. В советскую эпоху сотрудники художественного музея проявили личный героизм, не выполнив приказ об уничтожении работ Казимира Малевича, Ольги Розановой и других «идеологически чуждых» авторов. «Полёт» коллекции авангарда не был прерван тогда – и продолжается сейчас.

Мужественная маленькая женщина

Представитель семьи самарских интеллигентов Аннэта Яковлевна Басс окончила искусствоведческое отделение исторического факультета Ленинградского университета и в 1953 году вернулась в родной город. В 1958 году была назначена директором музея и занимала эту должность в течение 47 лет, до конца своей жизни. Энергичный директор продолжила традицию совместной работы с Самарским отделением Союза художников. В музее на площади Куйбышева регулярно проводились областные выставки произведений местных деятелей изобразительного искусства. Благодаря ей музей располагает большой коллекцией советского искусства. Это и лучшие работы самарских мастеров, и шедевры соцреализма, которые отбирались для музея из фондов РосИЗО. Первой она разглядела недюжинный талант Валентина Пурыгина, мечтая воссоздать в музее уголок мастерской этого самобытного мастера.

Аннэта Басс неустанно трудилась над расширением музейных площадей. Ей далось добиться передачи под выставочное пространство монументального здания бывшего Волжско-Камского банка, оставив за музеем прежние помещения во Дворце культуры. Дочь Аннэты Яковлевны Наталья вспоминает, что многого ее матери удалось добиться за счет настойчивости и боевого характера: она могла часами сидеть в приемных представителей власти, лишь бы получить аудиенцию и убедить их в необходимости осуществлять вложения в культуру региона.

С 1989 года, после значительного расширения музейных площадей, работа Аннэты Басс развернулась с новой силой – особенно в направлении включения в музейный контекст новейшего русского и зарубежного искусства. В 1995 году усилиями Басс была выпущена книга «От модерна до авангарда», закрепившая лидирующее положение Самарского художественного музея среди нестоличных учреждений. Последним выставочным проектом Басс была ретроспектива Энди Уорхола.

Особой заслугой Аннэты Басс является открытие Дома-музея Репина в селе Ширяево.

Помимо постоянной экспозиции здесь проходят и биеннале современного искусства, фестивали, посвященные дню рождения Ильи Ефимовича и памяти друга Есенина местного поэта Александра Ширяевца.

Алла Шахматова, директор Самарского художественного музея:

– Дому-музею Репина уже 30 лет, и создавала его Аннэта Яковлевна Басс, которую я считаю своим учителем и путеводителем буквально во всем. В 1982 году Аннэта Басс была удостоена звания Заслуженный работник культуры РСФСР, а в 2000 году получила Государственную премию России в области литературы и искусства. Её задумки продолжают воплощать в жизнь её коллеги. До сих пор сотрудники художественного музея считают образ этой маленькой отважной женщины примером служения искусству.

В Ширяево она принимала нашего Президента, о чем много писали в газетах и показывали по телевидению – именно тогда, я думаю, начался новый этап развития этого славного места. Мне кажется, что эта история должна иметь свое прекрасное продолжение, потому что у нас есть возможность расширить этот комплекс. Я мечтаю выстроить там салон, большой гостевой дом, чтобы туда приезжали художники, работали, проводили свои мастер-классы – особый волжский пленэр российского уровня.

В 1982 году Аннэта Басс была удостоена звания Заслуженный работник культуры РСФСР, а в 2000 году получила Государственную премию России в области литературы и искусства. Её задумки продолжают воплощать в жизнь её коллеги. До сих пор сотрудники художественного музея считают образ этой маленькой отважной женщины примером служения искусству.

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Борисова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!