Автор пьесы Александр Игнашов

3601
Автор пьесы Александр Игнашов

Читатели журнала «Самарские судьбы» знают Александра Игнашова как журналиста, автора сценариев документальных фильмов одноименного медиа-проекта. За пределами Самары театральная публика знает его как драматурга. В марте 2016 года Московский драматический театр на Малой Бронной отметил 70-летие, открыв Малую сцену спектаклем Сергея Голомазова «Особые люди» по мотивам пьесы Александра Игнашова. Своими мнениями о драматурге и его пьесах с нами поделились создатели спектаклей, премьеры которых состоялись в последние несколько лет в театрах нашей страны.

Андрей ВОЛЧАНСКИЙ, главный редактор журнала «Современная драматургия» (г. Москва):

– Мое мнение о пьесах Александра Игнашова выражается прежде всего в том, что две из них («Стояние Зои», «Нюрнберг. Скамья подсудимых») опубликованы в журнале «Современная драматургия», известном своим строгим подходом к отбору текстов, а третья пьеса («Напутственные таинства») готовится к печати в 2016 году. Думаю, что Игнашов – один из самых интересных, талантливых и ярких драматургов, появившихся в России за последние годы. Подкупает его серьезное отношение к делу, ответственный подход к работе над документальным материалом, прекрасный русский язык, умение каждый раз найти для своего замысла адекватную художественную форму. Надеюсь и верю, что все эти достоинства в скором времени принесут Александру Игнашову заслуженные им признание и известность не только в профессиональной среде, но и среди широкого круга ценителей настоящей драматургии и театра.


8 марта 2014 года. Орский государственный драматический театр имени А.С. Пушкина.

Александр Игнашов «К Божьему порогу» (Легенда о Тарасе Шевченко).

Режиссер – Анатолий Болотов (Москва),

художник – народный художник России Борис Бланк (Москва),

композитор – народный артист России Марк Левянт (Самара).

Анатолий БОЛОТОВ, режиссер (г. Москва):

– Когда директор Орского театра Владимир Васильевич Дорошенко спросил у меня как у художественного руководителя, кто из драматургов смог бы талантливо написать масштабную пьесу о жизни и творчестве Тараса Шевченко, я не сомневался в ответе. Драматургию Александра Игнашова я знаю, чувствую, понимаю, когда-то репетировал его «Интимные отношения», ставил со студентами «Сказки Киплинга», с большим интересом читал «Напутственные таинства». Я позвонил в Самару, и Александр принял наше предложение, взялся за работу. Больше года он писал, откликаясь на мои вопросы, переписывал варианты сцен. Первый акт в читке был с интересом принят актерами. Мы привлекли к работе над спектаклем народного художника России Бориса Бланка, тогда открывшего вместе с Юрием Любимовым Московский театр на Таганке «Добрым человеком из Сезуана». Героем пьесы и спектакля «К Божьему порогу» стал поэт, художник и человек, заново проживающий свою жизнь. Сразу три Тараса на сцене – пожилой, молодой и совсем еще мальчик, – и в каждом незаурядная, талантливая личность! Жанр спектакля – легенда. Стилистика, родственная Таганке. Спектакль смотрелся на одном дыхании!..

Владимир ДОРОШЕНКО, директор Орского государственного драматического театра имени Пушкина:

– Идея о спектакле «К Божьему порогу» (Легенда о Тарасе Шевченко) возникла у меня за два года до двухсотлетия со дня рождения Шевченко. Десять лет он провел в Орской крепости. Александр Игнашов перелопатил архивы, связался с правнуком Шевченко, больше года писал и переписывал пьесу, в которой документализм соседствует с высокой художественностью. У нас получился спектакль о судьбе простого человека из крепостных и об исторической родственности русского и украинского народов. На премьере в канун юбилея Шевченко, восьмого марта 2014 года, в финале спектакля многие зрители плакали!..

Марк ЛЕВЯНТ, композитор, народный артист России (г. Самара):

– В свое время я работал с пьесами Инны Тумановской, Владимира Молько. В 2014 году – с удовольствием с пьесой Александра Игнашова о Тарасе Шевченко. Я написал больше десяти музыкальных тем и романс – драматические, лирические. Душа героя, душа народа проявляется через интонацию тепла, добра, чистоты – все это было в музыкальной партитуре. В финале звучала песня «Зоренька». Был аншлаг. Зал плакал. И меня финал тронул до слез. В те же дни начались трагические события на Украине.


6 ноября 2014 года. Москва.Центральный академический театр Российской Армии.

Александр Игнашов «Нюрнберг. Скамья подсудимых»

Наталья СТАРОСЕЛЬСКАЯ, кандидат филологических наук, театральный критик, шеф-редактор редакционно-издательского отдела СТД РФ, главный редактор журналов «Страстной бульвар, 10» и «Иные берега» (г. Москва):

– В ноябре 2014 года в Центральном академическом театре Российской Армии Александру Игнашову заместителем министра обороны в присутствии директора театра, членов жюри конкурса был вручен Диплом победителя конкурса драматургии «Армия России: война и мир» за документальную драму «Нюрнберг. Скамья подсудимых». По положению о конкурсе к 70-летию Победы по пьесе должен был быть поставлен спектакль, но не все так просто в театральном мире. Серьезная, современная пьеса в стилистике документального театра, материал, теснейшим образом связанный

с войной и при этом актуальный в наши дни. Для сценического воплощения этой пьесы требуется нестандартное сценическое решение и, главное, увлеченность режиссера. Пьеса Игнашова выдержана в жестком стиле, предполагает живой сценический ход. Другой вопрос, что зритель отвык от размышляющего театра. На этом материале можно и нужно построить по-настоящему серьезный спектакль.

Борис МОРОЗОВ, народный артист России, главный режиссер ЦАТРА:

– Идеей конкурса драматургии «Армия России: война и мир» было содействие поиску современного имиджа российской армии и преемственности основных духовно-нравственных ценностей отечественных вооруженных сил. В конкурсе приняли участие более пятидесяти пьес авторов из России и стран ближнего зарубежья. Они отличались по тематике, проблематике, жанру, эпохе. Как председатель жюри конкурса, должен заметить, что спектакль в нашем театре не состоялся еще и потому, что в то же время в постановке Алексея Бородина в РАМТе вышел «Нюрнберг» по киносценарию Эбби Манна. Наши творческие и человеческие взаимоотношения с Александром Игнашовым продолжаются. В марте 2016 года в эфире программы Григория Заславского «Культурный вопрос» на радио «Вести-FM» Александр Игнашов подробно рассказал и о пьесе, и о своем одноименном романе-хронике, и о Нюрнбергском процессе.

Денис БОКУРАДЗЕ, режиссер, художественный руководитель театра-студии «Грань» (г. Новокуйбышевск):

– С Александром Игнашовым я знаком давно. Он хорошо знает наш театр, видел все спектакли. В 2011 году умерла основатель театра-студии «Грань» Эльвира Анатольевна Дульщикова, и именно Александр предложил нам создать про нее фильм. Эта работа объединила нас еще больше. Позже я прочитал его пьесы «Стояние Зои», «Нюрнберг. Скамья подсудимых». Очень интересные ощущения возникли! Говорят, нет пророка в своем отечестве. Александр Игнашов доказал своими пьесами – есть! Он прекрасно чувствует время, в которое пишет. Читая его пьесы, понимаешь, что в них продумано все: идея, сюжет, характеры героев, выстроена каждая фраза. Меня поражает его культура театральной драматургии и сценического образа, слова! Игнашов как драматург сознательно работает со сложными темами, будь то «стояние окаменевшей» Зои, Нюрнбергский процесс или жизнь и творчество Гоголя в «Напутственных таинствах». Это не вымысел, а проблематика. А например, проблема, которую он поднимает в пьесе «Особые люди», близка огромному количеству людей. Пьесы Игнашова не сиюминутны, не актуальное только сегодня, в них заложены мощные, на мой взгляд, вечные темы и мотивы, свойственные классическому материалу. Меня поражает его чутье на материал! Это и отличает современного драматурга Александра Игнашова от многих других авторов.

Адольф ШАПИРО, режиссер, народный артист Латвии, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска»:

– Перечитал пьесу «Стояние Зои» несколько раз, пытаясь ответить себе на вопрос: отчего она будоражит воображение? Сама история, положенная в основу текста, как всякая легенда, обрела множество толкований. Пьеса Александра Игнашова не претендует на еще одно, ранее не высказанное. Автор не намерен убедить нас в достоверности событий, так же как подвергнуть их сомнению. Пьеса не о чуде, а о почве, на которой оно свершилось (или могло свершиться). Пьеса проникнута тоской по чудесной жизни, то есть по жизни, достойной человека. Оттого с неподдельной радостью воспринимаешь финальные сцены. Людей измордовали донельзя, а они полны нежности, любви друг к другу и веры в то, во что им хочется верить. Такой финал не звучал бы так пронзительно, не проведи драматург своих персонажей по тем кругам ада, которыми, по сути, является их земная жизнь. И еще: не сказано, но в манере поведения героев, в словечках, поступках ощущаются (и в этом заслуга автора) последствия десятилетий, в которых люди жили в атмосфере подавления разномыслия. Отвращение и сострадание – вот чувства, которые испытываешь при знакомстве с окружением Зои. Безногий Миша трогателен в своих чувствах к Зое.

Пьеса не отпускает, заставляет о себе думать. И, конечно, представлять, как она будет выглядеть на сцене. Тут, похоже, самая большая трудность – заглавная роль. А может быть, и нет. В конце концов, чудо не нуждается в тщательной мотивировке. Пьеса Игнашова интересна тем, что перед театром, который решится предоставить ей свою сцену – хорошо бы такой нашелся! – возникнет множество вопросов, на которые сходу не ответишь. «В лунном сиянии снег серебрится…» – как соединить музыкальность этих слов с теми, которые используются при арестах, допросах, пытках? Ясно одно: текст не для дежурного спектакля, а для тех режиссеров и актеров, кто предпочитает рискованную новизну всему давно выверенному. И это хорошо!

Елена ПЛАКСИНА, актриса кино и Московского театра «Современник»:

– Пьеса «Стояние Зои» лично меня очень волнует, существуя на грани мистики, мифа и реальности, религии, веры, быта, политики, уводя в более высокие материи. Для меня как для актрисы пьеса ставит вопрос о чуде. Способны ли мы воспринять необъяснимое, если встретимся с ним в нашей жизни? Как отреагируем? Пьеса заставляет задуматься о действительном, а не умозрительном или приблизительном твоем отношении к вере.


4 декабря 2015 года. Смоленский государственный драматический театр имени А.С. Грибоедова.

Александр Игнашов «В лунном сиянии…»

Режиссер – заслуженный деятель искусств Республики Беларусь Виталий Барковский, художник – Светлана Архипова, балетмейстер – Елена Егорова.

Виталий БАРКОВСКИЙ, главный режиссер Смоленского государственного драматического театра им. Грибоедова, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь:

– Пьесу Александра Игнашова «Стояние Зои» часто сравнивают с фильмом Александра Прошкина по повести Юрия Арабова «Чудо». На мой взгляд, «Чудо» – довольно мрачная политизированная история о советском античеловеческом прошлом, а пьеса Игнашова, наоборот, дает надежду. Игнашов увидел в легендарной истории «окаменевшей» с иконой в руках девушке Зое масштабную притчу, мифологему. Поэтому он раздвоил в пьесе этот образ на две роли – до и после «стояния». Само имя Зоя означает «жизнь». Может ли жизнь застыть, окаменеть? Как и чем живет каждый из нас? По большому счету, у каждого было свое «стояние» — разлом, перелом, разделивший жизнь на до и после. Кто-то терял близких, кто-то терял здоровье, кто-то терял веру в себя. Пьеса Игнашова об этих потерях и о попытке обретения себя. Про что наш спектакль? Для театра принципиально такое понятие, как акт, постижение и возврат через ломку к истинным ценностям. Это – удел единиц. У Александра Игнашова есть собственная позиция. В пьесе он отстаивает свой взгляд на русский духовный ген. В нем кричит эта Зоя, в нем кричит русское начало, деформированное всеми катаклизмами двадцатого века, тем, что пережил наш народ.

Борис ЦЕКИНОВСКИЙ, кандидат искусствоведения, театральный критик (г. Москва):

– Мне довелось увидеть премьеру спектакля «В лунном сиянии» на сцене Смоленского государственного драматического театра имени Грибоедова. В выборе, который сделал театр, проявилось определенное мужество. При всем уважении к авторам, умеющим создавать легкие, так называемые «хорошо сделанные» пьесы, драматическое сочинение Александра Игнашова к таковым не относится. В его пьесе «Стояние Зои» есть очень значимые роли, но нет ролей самоигральных, есть свой мега-сюжет, но нет привычной интриги. Эта пьеса не станет основой спектакля в антрепризе. В таком подходе автора к избранной теме явлено определенное творческое мужество. Александр Игнашов взялся за сюжет, связанный с явлением, уже обросшим легендами, – знаменитым стоянием «окаменевшей» Зои Карнауховой с иконой Николая Чудотворца. Самое ценное для меня, что драматург погружает нас в тему, которая на наших глазах становится мифом – в изначальном смысле этого слова. Ведь миф в эллинской культуре – это реальность. Александр Игнашов стремится к тому, чтобы рассказать о самых мучительных, вполне реальных душевных и духовных сломах, которые мы переживаем, подвести нас к тому самому катарсису, в котором древние видели цель искусства, сделать нас со-размышляющими о самых сущностных вопросах бытия. Он приглашает нас вступить в непростой диалог, он рассчитывает на зрителя мыслящего, думающего о смысле жизни, о хаосе и гармонии, о предназначении человека.


2 декабря 2014 года. Москва. Театральный центр «ТОМ Голомазова».

Александр Игнашов «Особые люди».

Художественный руководитель постановки – заслуженный деятель искусств России Сергей Голомазов. Режиссер – Артемий Николаев, художник – Анна Федорова.

4 марта 2016 года. Московский драматический театр на Малой Бронной.

Александр Игнашов «Особые люди».

Режиссер – заслуженный деятель искусств России Сергей Голомазов, художник – Анна Федорова, художник по свету – Андрей Абрамов.

Сергей ГОЛОМАЗОВ, режиссер, заслуженный деятель искусств России, художественный руководитель Московского драматического театра на Малой Бронной:

– Эта пьеса не только о детях-аутистах, не только об их родителях, но и про каждого из нас, про нашу страну аутистов. Александр Игнашов дал пьесе название «Особые люди», и это стало общенациональным понятием. В Екатеринбурге, например, по инициативе родителей «особых» детей создана и активно работает Ассоциация помощи людям с особенностями в развитии и ментальной инвалидностью «Особые люди». Мы второй раз за два года обращаемся к пьесе «Особые люди». Первая постановка состоялась в театре «ТОМ Голомазова» второго декабря 2014 года в режиссуре моего ученика Артемия Николаева. Он и актриса Екатерина Дубакина были авторами идеи спектакля. Артемий обратился к Александру Игнашову с просьбой написать пьесу. Спектакль «ТОМа Голомазова» в режиссуре Артемия Николаева был более светлым по сути. Я более жестко отнесся к этой теме, привнес в спектакль «ТОМа Голомазова» свое понимание проблемы. Когда к 70-летию Московского театра на Малой Бронной мы начали готовить открытие Малой сцены, для меня не было сомнений, что первым репертуарным спектаклем должны быть «Особые люди». Это новый спектакль. Для меня, для актеров, для театра на Малой Бронной это не просто благотворительный проект, все доходы от которого мы перечисляем Центру лечебной педагогики. Это повод для размышления о более глубокой проблеме нравственного аутизма. Это пьеса-протест, бунт, во многом социальный протест против ставшей обыденной нравственной глухоты, против равнодушия социума, общества и, в конечном счете, государства. Я как режиссер почувствовал в пьесе это.


Публикацию подготовила Наталья СИДОРОВА
При подготовке материала использованы фото из архива Александра Игнашова.

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...