И образы. И «Золотые маски »!.. Национальная театральная премия «Золотая маска»

2566
И образы. И «Золотые маски »!.. Национальная театральная премия «Золотая маска»

Пожалуй, самым ярким событием прошедшего сезона для театров Самарской области стала номинация трех творческих коллективов – Новокуйбышевского Театра-студии «Грань», Самарского академического театра драмы имени Горького и Самарского академического театра оперы и балета – на Национальную театральную премию «Золотая маска», торжественное вручение которой состоялось девятнадцатого апреля 2017 года в Москве, в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Сразу две «Золотые маски» теперь прописаны в Самарской области: в Новокуйбышевске у Елены Соловьевой и в Самаре у Владимира Гальченко!..

Николай МЕРКУШКИН, Губернатор Самарской области:

– Самарские театры получили в этом году рекордное для губернии число номинаций на «Золотую маску» – тринадцать. Успех самарских мастеров сцены еще раз подтверждает, что наша область является крупнейшим культурным центром России, а театры губернии обладают огромным творческим потенциалом. Своим трудом они пробуждают в людях лучшие чувства, привлекают внимание молодежи к театру, классической литературе, истории и тем самым способствуют формированию нравственных основ нашего общества.

За спектакль «Корабль дураков» лучшим художником по костюмам в драматическом театре признана костюмер-дизайнер Театрально-концертного комплекса «Дворец культуры г. Новокуйбышевска», художник по костюмам театра-студии «Грань» Елена Соловьева. Ее конкурентами были Александр Боровский («Последнее свидание в Венеции» Московского театра «Школа драматического искусства», лаборатория Дмитрия Крымова), Светлана Грибанова («Гроза» Санкт-Петербургского академического Большого драматического театра), Евгений Лемешонок («Ак и человечество» Воронежского Камерного театра).

Елена СОЛОВЬЕВА (из интервью после вручения «Золотой маски»):

– С Денисом Бокурадзе вместе мы сделали уже четвертый спектакль. Конечно, образы рождаются в тандеме с режиссером, все идет от его идеи. Отдельное спасибо художнику Евгению Салмину, который занимался росписью костюмов для «Корабля дураков», и художнику по свету Евгению Ганзбургу, без него они не производили бы такого впечатления. Ну и, конечно, без игры актеров, ведь на вешалке это просто костюмы.

Сергей ФИЛИППОВ, министр культуры Самарской области:

– Приятно комментировать итоги «Золотой маски» – две награды сразу! Хочется поздравить тех, кто Маску не получил, потому что молодцы все. В пяти номинациях была представлена опера «Леди Макбет Мценского уезда» Самарского академического театра оперы и балета. У Самарской области теперь еще больше оснований говорить, что мы должны быть театральной столицей, театральным регионом и должны сделать как можно больше, чтобы эти успехи были не разовыми, а постоянными.

Спектакль «Корабль дураков» (средневековые французские фарсы) претендовал на премию «Золотая маска» в номинациях: «Драма/Малая форма», «Лучшая работа режиссера» (Денис Бокурадзе). Спектакль был показан тринадцатого и четырнадцатого марта 2017 года в Москве, на сцене Театра Наций.

Евгений АВРАМЕНКО («Известия», июнь 2017 года):

– Эта постановка – эстетизированный средневековый карнавал. Шесть актеров – это почти вся труппа театра-студии – с гротескным блеском играют мужей-рогоносцев, пылких любовников и аппетитных дам с накладными формами.

Наталия КАМИНСКАЯ («Петербургский театральный журнал», июнь 2017 года):

– Театр-студия «Грань» из Новокуйбышевска давно уже стал особым «блюдом» любого фестиваля. Вплоть до «Золотой маски». Абсолютно авторские театральные сочинения Дениса Бокурадзе и его маленькой труппы вроде бы стоят особняком: в «Грани» не любят не то что лобовых социальных высказываний, но вообще разговоров о сегодняшней действительности. Напротив, смакуют театральность, фантазируют на темы средневековых и возрожденческих картин.

Марина ДМИТРЕВСКАЯ («Петербургский театральный журнал», январь 2016 года):

– Бокурадзе – стилист, эстет, и формы каждого спектакля продиктованы материалом, его поэтикой, рождающей определенный колорит. Ему важны атмосфера, тонкая цветовая гамма, изысканный свет, выверенность пластических линий, общее темпо-ритмическое настроение. Для Бокурадзе важен визуальный колорит, и, как правило, это монохром, но не черно-бело-европейский, а теплый, рыжевато-коричневый, бежево-серовато-охристый, светло-кремовый (художник по костюмам Елена Соловьева делает идеальные выкраски, они соединяются с декорацией на правах живописных мазков). И задача спектакля всегда собственно театральная: мы должны получить впечатление прежде всего от искусства как такового, от эстетизма и талантливой точности актерского исполнения. «Корабль дураков» сделан то ли из дубленых кож, то ли из раскрашенных средневековых гравюр (а на самом деле это обработанные художником холстины и грубое полотно). Каждый костюм искусно нарисован Еленой Соловьевой – и в эту сошедшую с живописного эскиза объемную картинку вставлено тщательно нарисованное лицо очередного персонажа. Губы бантиком и в линию, брови домиком и сходящиеся на переносице, гнилые зубы, гротесковые торчащие прически, коки и лысины, возбужденно торчащие накладные гульфики и зазывно трепыхающиеся простеганные ватные груди, разнообразные парики, дурацкие колпаки, рогатые шапки, толщинки, накладные зады, огромные веснушки, шепелявости, картавости, сипы, хрипы, гримасы, фингалы под глазом и прочие традиционные подробности из повозки бродячих жонглеров, в том числе несомненный актерский кураж, задействованы в спектакле. Но это совсем не грубое карнавальное искусство, а именно изысканный гобелен. Почти скабрезные истории играются с изяществом невинной пасторали и от этого становятся еще смешнее.

Денис БОКУРАДЗЕ, художественный руководитель Театра-студии «Грань» (г. Новокуйбышевск):

– Первые наброски костюмов я забраковал, сказал, что это совсем не то. Вместе с Еленой Соловьевой мы начали фантазировать: для фарсов нужны костюмы в стиле итальянской комедии дель арте, отделка помпонами, валиками. Лена изучала энциклопедии, много читала. Наши средневековые костюмы близки к готике: узнаваемые воротники, корсеты, гульфики, стилизованные и под современность, и под комическую природу спектакля.

В «Корабле дураков» у каждого артиста по несколько ролей. Переодевания и смена грима мгновенные – за минуту-другую! Елена помогает актерам за кулисами. Нужно успеть переодеться, сменить парики, грим, накладки. Грим во многом придуман самими актерами. Вместе мы сочиняли характеры героев.Мало кто верит, что у нашего замечательного художника по костюмам нет театрального образования. У Лены диплом педагога, она – технолог швейного производства, окончила Новокуйбышевскую художественную школу.

Девятнадцатого апреля 2017 года в Москве актер Самарского академического театра драмы имени Горького, заслуженный артист России Владимир Гальченко за роль князя Серпуховского в спектакле «История лошади» получил Национальную театральную премию «Золотая маска» в номинации «Лучшая роль второго плана в оперетте/мюзикле».

«Он был стар, они были молоды; он был худ, они были сыты; он был скучен, они были веселы. Стало быть, он был совсем чужой, посторонний, совсем другое существо, и нельзя было жалеть его…» – без этой цитаты из повести Льва Толстого «Холстомер» не обходится ни одна публикация, посвященная любой попытке ее сценического воплощения. Еще лет пятнадцать-двадцать назад историю любви и жизни старого мерина знали едва ли не все: в Ленинградском академическом Большом драматическом театре много лет с грандиозным успехом шел спектакль Георгия Товстоногова «История лошади», кстати сказать, не раз показанный по телевидению. Автор той инсценировки Марк Розовский, поставивший вопрос «заимствования», представил в Риге и Москве свою версию спектакля. Даже годы спустя решиться на собственную инсценировку «Холстомера» – значит, как минимум, не побояться сравнения с вошедшим в историю отечественного театра спектаклем БДТ.

Режиссер Сергей Грицай в собственной инсценировке для Самарского академического театра драмы имени Горького выстроил в «Истории лошади» параллельное развитие образов Холстомера и его хозяина, гусарского офицера, князя Серпуховского. Холстомер рассказывает свою жизнь в первом действии спектакля, князь – во втором.

Владимир Гальченко в образе князя Серпуховского являет публике образец высочайшего русского театрального психологизма. Столь масштабной трагической роли у актера, пожалуй, еще не было. Словно предчувствуя, что Владимир Морякин в роли Холстомера до таких высот не дотянется, режиссер предлагает нам финал, в котором Холстомер и князь Серпуховской существуют в дуэте…

Мне и легко, и трудно писать о спектаклях Дениса Бокурадзе и об актере Владимире Гальченко. Легко писать о том, что тебе интересно. Трудно писать о том, что давно и всерьез любимо тобой.

Дениса Бокурадзе я помню по ярким актерским работам в театре «СамАрт» и в новокуйбышевской «Грани». Помню, как мы бродили с Денисом по Пушкинскому скверику за драмтеатром и вместе размышляли о том, что изменится в жизни театра-студии «Грань» с его приходом в качестве художественного руководителя. Никто тогда не гарантировал ему успеха. «Фрекен Жюли», «Таня-Таня», «Корабль дураков», «Король Лир» будут позже…

Моя юношеская влюбленность в театр во многом связана с феноменом Куйбышевского театра драмы во главе с Петром Монастырским. Какие в том театре были актеры! Среди них выделялся юный Володя Гальченко: Эгмонд в «Перед заходом солнца» Гауптмана, Гарольд в «Гарольд и Мод» Хиггинса и Каррьера, Максим в «Максим в конце тысячелетия» Зорина, Альвар во «Влюбленном дьяволе» Садур, Платон в «Правда – хорошо, а счастье лучше» Островского, Треплев в чеховской «Чайке», Блэз в комедии Манье «Сниму квартиру в Париже», Муаррон в булгаковской «Кабале святош»…

Так случилось, что весной я дважды смотрел «Историю лошади» в Самаре, будучи членом жюри профессионального конкурса Самарского областного отделения Союза театральных деятелей России «Самарская театральная муза». Мнения коллег об этом спектакле были разными, но высочайший трагизм Владимира Гальченко в роли князя Серпуховского отметили все. Единогласно актера номинировали за эту «роль второго плана» на «Самарскую театральную музу». Волею судьбы на сцене Дома Актера 27 марта я вручал Владимиру Гальченко диплом и статуэтку, надеясь, что меньше чем через месяц столичные коллеги также оценят его работу.

Владимир ГАЛЬЧЕНКО, заслуженный артист России, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска»:

– Получая «Золотую маску», я сказал примерно так: «Спасибо, что судьба подарила мне встречу с талантливым человеком, режиссером Сергеем Грицаем. Я очень благодарен моему коню Холстомеру, я зову его «пони», потому что исполнитель этой роли Владимир Морякин еще очень юн, но уже номинант «Золотой маски». Экспертный совет смотрел спектакли по всей стране. В этом сезоне их было рекордное число – более девятисот. Конкурс идет практически круглый год. Театры отправляют заявки в Москву, затем экспертные советы по драматическому и музыкальному театру смотрят работы. Эксперты решили выставить нашу «Историю лошади» в пяти номинациях: лучший спектакль, режиссер, художник, мужская роль и роль второго плана…

Спектакль Самарского академического театра драмы имени Горького, пусть и насыщенный музыкой, но все-таки по своей сути не мюзикл, а драматический спектакль (жанр обозначен как «сценическая фантазия»), удивительным образом по воле экспертного совета и жюри претендовал в пяти номинациях как оперетта/мюзикл на «Золотую маску». Можно представить, как волновались артисты, выходя пятого апреля перед жюри на сцену Московского театра имени Пушкина!

Лев СЕМЕРКИН («Театральные дневники»):

– Харизматичные исполнители главных ролей, зеркальные плоскости сценографии дали возможность пространственной игры по горизонтали и по вертикали и смысловой параллели между жизнью лошадей и жизнью театральных актеров. Но для номинации мюзикл/оперетта было очень мало специфических составляющих синтетического театра – музыки, пения, танца, пластики, драйва, четкости. В таких случаях желателен живой оркестр и совершенно необходим профессиональный режиссер по пластике. Из первоисточника сохранено самое главное – авторская интонация.

Сергей ГРИЦАЙ (из интервью «Mask book»):

– Музыка, хореография и вокал стали средством для пересказа этой фантастической истории. В оформлении спектакля нет ничего, в чем была бы узнаваема конюшня. Ассоциация и мера условности создали особый фантазийный мир: балетный класс, манеж, ипподром, театральное закулисье…

История жизни Холстомера в сценической версии Сергея Грицая решена не только в тексте, но и в музыкальных номерах, в хореографии, пластике. Все артисты помногу занимались с педагогом по вокалу. Владимир Гальченко говорил мне, что, имея за плечами большой опыт в театре, всерьез побаивался не драматических сцен, а именно пластики и пения. Особенно он почувствовал это в Москве, когда спектакль смотрело жюри «Золотой маски», которое в этом году в музыкальном театре возглавлял народный артист России Сергей Стадлер. Интрига сохранялась до последнего момента.


Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы фото из архивов Дениса Бокурадзе, Владимира Гальченко и Александра Игнашова.

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...