Александр Сибирцев. Жизнь в мире оперы

3344
Александр Сибирцев. Жизнь в мире оперы

О народном артисте России Александре Сибирцеве накануне его 85-летия

В 2015 году, в седьмом номере нашего журнала Александр Игнашов подробно писал о творческом пути Александра Сибирцева.

Сегодня мы предлагаем вам взглянуть на Александра Сергеевича Сибирцева глазами его коллег, друзей, сына.

Александр Сергеевич Сибирцев

Народный артист России, лауреат Государственной премии России, заслуженный деятель культуры Польской республики, профессор. Награжден медалью Святого Даниила Московского, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени и другими наградами.

Родился в Симферополе 2 августа 1935 года. Окончил вокальный факультет и аспирантуру Московской государственной консерватории. Был солистом Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии имени Александрова, солистом оперы – в театрах оперы и балета Горького, Перми, Самары. В 1993-2001 годах работал директором Самарского академического театра оперы и балета.

Член жюри Международных конкурсов вокалистов им. Глинки (г. Москва)

и им. Монюшко (г. Варшава), Национальной театральной премии «Золотая маска» (г. Москва).

Преподавал в ГИТИСе, Пермском государственном педагогическом институте, Самарском государственном институте культуры, Самарском государственном педагогическом университете.


Дмитрий АЗАРОВ, Губернатор Самарской области:

– Уважаемый Александр Сергеевич!

Примите мои самые теплые, искренние поздравления по случаю вашего юбилея! За годы созидательного труда вы внесли огромный вклад в развитие культуры Самарской области и России, процветание самого большого театра губернии, формирование эстетического сознания у жителей региона и страны.

Благодаря яркому таланту, многолетнему служению искусству, деловым и личностным качествам вы снискали непререкаемый авторитет в профессиональном сообществе, восхищение многочисленных поклонников, уважение коллег и руководства региона. На вашем примере молодое поколение учится безраздельной преданности делу, максимальной самоотдаче в работе на благо общества.

От всей души желаю Вам крепкого здоровья, неиссякаемой энергии, благополучия, мира, добра и всего самого лучшего!


Сергей ФИЛИППОВ, директор Самарского академического театра оперы и балета:

– Александра Сергеевича Сибирцева я знал как зритель еще задолго до начала своей профессиональной деятельности в культуре и искусстве. Это блистательный тенор, исполнитель сложнейших оперных партий, известный далеко за пределами нашего региона.

Несколько лет назад состоялось наше личное знакомство. Зная его предыдущий опыт работы в должности директора театра оперы и балета, я, будучи в свое время министром культуры Самарской области и сегодня возглавляя театр, крайне заинтересован в общении с ним, в его советах. Профессиональный опыт Александра Сергеевича неоценим. Он руководил работой нашего театра в самые тяжелые времена, в девяностые годы, когда и театральное искусство, и страна были едва ли не на грани катастрофы. Во главе с Сибирцевым Самарский академический театр оперы и балета не выживал, а развивался! Он занялся реформированием театральных служб. По большому счету, существующая сейчас структура театра – это его наследие. Он занимался переоборудованием планшета сцены. На нем была вся подготовка к масштабной реконструкции театрального здания. Во многом нынешний облик театра – это его заслуга.

Не могу сказать, что он частый гость в театре, потому что он здесь не гость. Александр Сергеевич – наш коллега, старший товарищ, певец, педагог. В театре от его взгляда не ускользнет ни одна деталь! От его слуха не скроется ни один музыкальный или певческий нюанс! Мы общаемся не только в Самаре, но и в Москве, где в последнее время он очень востребован как педагог и консультант. Наши солисты и сегодня с удовольствием берут у него уроки. Одна из наших примадонн, Татьяна Ларина, – его ученица.

Александру Сергеевичу восемьдесят пять лет! Но говорить о его возрасте как-то странно: где он и где этот возраст! Он невероятно активен и деятелен. Наш театр – не просто часть его жизни. Александр Сергеевич не может говорить о нашем театре равнодушно. Он не может жить без театра. А мы рады, что не представляем нашей жизни без него.

Он знает все, что сейчас происходит в театре. Знает в деталях, в подробностях. Знает о достижениях. Знает о сложностях и проблемах. Знает о взаимоотношениях в коллективе. И всячески крайне конструктивно старается помочь театру в дальнейшем развитии.

Конечно, мы желаем Александру Сергеевичу здоровья! Слава богу, что здоровье у него крепкое! Пусть оно таким и останется! Хочется пожелать ему, чтобы и в дальнейшем он видел как можно больше результатов своего труда. Мы надеемся на него в ожидании появления на российской оперной сцене новых звезд. Сегодня настоящие певцы в дефиците. В стране певцы уровня Александра Сибирцева наперечет. Ситуация редкая: начиная как баритон, он стал драматическим тенором. Голос фантастический! А какой актерский талант! А какой опыт! А страсть к жизни! Нельзя не заразиться исходящей от него энергетикой!

Долголетия в творчестве и в педагогике вам, Александр Сергеевич! Мы отметим еще не один ваш юбилей, удивляясь вашей форме, вашим планам и способностям к их реализации!

Дмитрий СИБИРЦЕВ, сын А.С. Сибирцева, лауреат премии г. Москвы в области литературы и искусства, директор Московского театра «Новая опера им. Е.В. Колобова»:

– Моя судьба каким-то мистическим образом во многом повторяет судьбу отца. Мы оба музыканты, оба поем, живем в мире оперы. Отец – певец высочайшего уровня! Себя я считаю поющим пианистом, концертмейстером, а не певцом. Что касается совпадений в наших судьбах, то их немало. В разное время мы были членами жюри Международного конкурса вокалистов имени Глинки и Национальной театральной премии «Золотая маска». Он без малого десять лет был директором Самарского академического театра оперы и балета, я уже девять лет работаю в этой должности в Москве, в театре «Новая опера» имени Евгения Колобова. Оба стали отцами не в юные годы. Знающие нас люди считают, что нас объединяет трудолюбие. На мой взгляд, у отца оно врожденное, в то время как у меня – приобретенное с годами.

Мы в чем-то схожи внешне – в жестах, в походке, в манере разговора. Что нас отличает? Страсть к разным видам спорта. Отец – борец, пловец, стрелок, охотник. Я люблю футбол, теннис. Мы в первую очередь спортсмены, а уже потом болельщики. Причем в спорте мы оба зациклены на желании побеждать!

В профессиональном плане отец, конечно, максималист. Да, многое значат природные данные. Но с ними надо работать, их надо развивать. К тому же он не зациклен на себе. Отец может много посоветовать партнерам по сцене, может многому научить молодых коллег. Он и сейчас с удовольствием помогает тем, кто обращается к нему. Какие у него мастер-классы!..

Отец сделал себя сам, без помощи со стороны, без протекции. Я не раз видел, как он решал проблемы самого разного масштаба. А уж если он работает в команде единомышленников – тут успех обеспечен!

Не все в его жизни было гладко. Случалось и такое, что сломило бы и сломало бы кого угодно, но не отца. По внутреннему стержню, по характеру он кремень, стоик, титан! И при этом интеллигентен, аристократичен! Я просто поражаюсь, как можно быть таким!

Принимая то или иное решение, отец не идет на поводу у эмоций. Возглавляя музыкальный театр, я понимаю, насколько это сложно – отвечать за театр, за его ежедневную жизнь, работать не только на день сегодняшний, но и на перспективу.

Откуда у отца такой характер? В детстве мальчишкой в Крыму он был в оккупации. Он видел, как люди боролись за жизнь, как вели себя его мама и старший брат. Он брал пример с отца, у которого, кстати сказать, была достаточно трудная судьба. Его отец всю жизнь был вынужден скрывать, что в свое время, до революции, служил в лейб-гвардии Преображенском полку, а его жена была выпускницей Института благородных девиц. Я помню, как совсем маленьким поражался ее манерам, как она умудряется ходить с такой прямой спиной. Родители у отца были людьми удивительной доброты и твердости. Если взглянуть на нашу генеалогию с другой стороны, то в честь моего двоюродного прадедушки, сожженного в одной топке с Сергеем Лазо коммуниста Всеволода Сибирцева, названа плавбаза.

Характер отца надо умножить на его решительность. Он не боялся совершать, на первый взгляд, отчаянные поступки. Так, например, он рискнул поехать в Москву и взять штурмом консерваторию. Позже рискнул из баритонов перейти в теноры. И стал не одним из многих, а одним из самых ярких, певшим на лучших сценических площадках страны. Я чувствую в себе его характер. Но чего я никогда не буду делать по примеру папы – так это моржевать!..

Как он меня воспитывал? Однажды сказал, что не самым лучшим моментом в его жизни будет, если он увидит меня с рюмкой в руке или с сигаретой во рту. И все! Больше этот вопрос передо мной не стоял! Я не выкурил ни одной сигареты. Что касается бокала вина или рюмки чего покрепче – практически всегда делаю вид, что поддерживаю компанию. Помню, как спокойно он сказал мне, что, кто бы ни был рядом, как бы ни развивалась ситуация, надо рассчитывать на себя, делать себя самому, работать, справляться с любыми сложностями, поддерживать близких и друзей. И я, видя, что он не только так говорит, но и живет так, шел этим путем.

Отец прошел через ситуацию, чреватую потерей профессии. А для него театр, пение – это все! Как певец он интересен мне не только во время спектакля или концерта, но и на репетиции. Он может быть жестким, но может быть и податливым, пластичным. Многое завит от того, с кем он репетирует, насколько он на одной творческой волне с режиссером, с концертмейстером, с коллегами. Он вибрирует от нюансов. Но он не флюгер, меняющий свое положение от малейшего дуновения ветра!

В Самаре отца любят. И он любит Самару. Не случайно в свое время он приехал в Самару из Перми, где работал с одним из самых мощных оперных режиссеров Эмилем Пасынковым. Он и Пасынков – это были две глыбы в музыкальной Перми! На репетициях у них были очень непростые взаимоотношения, но вместе они делали общее дело, и их спектакли становились событиями не регионального масштаба. Когда рядом с отцом на сцене оказывались люди творчески несостоятельные, вот тогда он позволял себе взорвать ситуацию, назвать вещи своими именами. В этом плане я такой же непримиримый.

Отец невероятно жаден до работы! По-актерски ревностен к конкурентам. В этом отношении он напоминает мне форварда в футбольной команде, который, забив двадцать голов, чтобы забить двадцать первый, не отдаст пас другому, а будет сам стремиться поразить ворота. От успеха, от радости он с ума не сойдет. Цену себе знает, но звездная болезнь не для него.

Он человек невероятной честности. Для него репутация значит очень многое. К сожалению, сегодня таких людей все меньше и в искусстве, и в жизни.

Самарский период жизни стал для отца не просто периодом, а судьбой. С ним нельзя спокойно идти по городу, люди здороваются, хотят пообщаться. Когда в Екатеринбурге я залечивал свои футбольные болячки, он настоял на моем переезде в Самару. Эти шесть с половиной лет меня научили многому. Я всерьез вошел в мир музыки, появились первые успехи, меня заметила Ирина Константиновна Архипова и пригласила работать в Москве. Когда я приезжаю в Самару с гастрольными выступлениями или просто к отцу, я чувствую это доброе, искренное отношение и к нему, и ко мне. В Самаре меня многие до сих пор называют Димой, и от этого на душе становится тепло.

Наверное, в жизни нет ничего случайного. Когда отец понял, что в Перми на определенном этапе ему придется заниматься не столько творчеством, сколько борьбой за творчество, то он был готов к повороту в судьбе. Наверное, не случайно, именно тогда легендарный руководитель самарского областного управления культуры Светлана Петровна Хумарьян пригласила отца сюда. Его первый выход на самарскую оперную сцену был чуть раньше, когда он приехал выручить театр, заменив в спектакле одного из солистов. Светлана Петровна предложила отцу быть поющим директором театра. Это, конечно, другая жизнь, совершенно особенная! Кстати, у меня сейчас в Москве то же самое! Я веду такой же образ жизни: с утра и до ночи я в театре. Утром дела директорские, потом занятия в музыкальном классе, репетиции, опять директорские заботы по ежедневной жизни театра, по организации гастролей, участию в фестивалях, запуску в производство новых спектаклей, вечером возможен спектакль или концерт.

Жизнь театра во многом изменилась с постановкой оперы Сергея Слонимского «Видения Иоанна Грозного». Проект европейского масштаба во главе с фантастически харизматичным Мстиславом Леопольдовичем Ростроповичем многое дал театру, сделал его на некоторое время известным. Я счастлив, что имел возможность быть в те дни в театре. Но в техническом оснащении спектакль был сложносконструированным, стационарным. Он был показан по телеканалу «Культура», но ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, ни в европейских столицах, к сожалению, сыгран не был. Выводить на этот уровень следующие премьеры театр не мог ни организационно, ни финансово. Отец за это переживал.

Если бы он был более зациклен на себе, то, наверное, по окончании директорства уехал бы в Москву. Приглашения были. Но он остался в Самаре. Хотел петь в театре, выступать с концертами.

Если говорить об оперном репертуаре отца, то об этом у нас с ним разные представления. Он любит некоторые партии, которые я не считаю его огромными удачами. Например, он влюблен в Отелло, а я считаю, что в масштабах страны он не был лучшим исполнителем этой партии. Почему я об этом говорю? Да потому, что мой папа – максималист во всем! Если он выходит на сцену в образе Отелло, то стремится быть лучшим Отелло в мире! Есть партии, которые он пел на протяжении многих лет в Перми, в Самаре, в Большом театре. Это Герман в «Пиковой даме» Чайковского, Пинкертон в «Мадам Баттерфляй» Пуччини, Ричард в «Бал-маскараде» Верди. В Перми он был потрясающим Пьером Безуховым в «Войне и мире» Прокофьева и Манрико в «Трубадуре» Верди. В Самаре, на мой взгляд, в вокальном отношении были совершенно удивительные Водемон в опере Чайковского «Иоланта» и Радамес в «Аиде» Верди, Клавдий в «Гамлете» Сергея Слонимского!

Моему папе второго августа исполнится восемьдесят пять лет! Он по-прежнему силен духом и телом, все так же оптимистичен. Он в хорошей певческой форме. Опера для него – искусство, которому ты отдаешь всего себя. Часто оперные певцы, озабоченные в первую очередь постановкой звука, техникой пения, выходя на сцену, выглядят в спектакле эмоционально неубедительно – либо недоигрывая, либо переигрывая. Отец – певец ансамблевый. Он переживает за партнеров, за общий успех.

Сейчас я в Москве, он – в Самаре. Ситуация с пандемией коронавируса продолжает оставаться тревожной. Я бы очень хотел, чтобы он приехал в столицу и продолжил работать как педагог и консультант.

В день юбилея папы меня рядом с ним, к сожалению, не будет. У меня будет концерт в Москве. У нас в семье есть правило: пока ты жив, нет и не может быть причины для отмены концерта или спектакля! Выход на сцену – это святое! Поэтому я посвящу этот концерт ему. Конечно, утром обязательно позвоню, и мы поговорим. Конечно, мысленно обниму его. Я скажу ему, что хочу как можно дольше быть рядом! Скажу, что хочу как можно дольше слышать его голос! Скажу, что рад, что у него такая счастливая и невероятно долгая певческая жизнь!..

Светлана ХУМАРЬЯН, заслуженный работник культуры России, Почетный гражданин Самарской области:

– Александр Сергеевич Сибирцев – личность незаурядная, по праву вошедшая в историю Самарского академического театра оперы и балета. В наши дни певцов такой культуры исполнительского мастерства практически нет.

Я знаю Александра Сергеевича очень давно. С большим интересом следила за его творчеством в Перми. И, конечно, думала о том, как бы заполучить такого замечательного певца и актера в наш театр. Когда в Большой театр от нас ушел Павел Татаров, мы с Борисом Александровичем Рябикиным обратились с предложением о работе к Александру Сергеевичу. Самарский театр и самарская публика мгновенно приняли его! Замечу, что с мудрыми и талантливыми людьми работать вдвойне приятно. К тому же Александр Сергеевич – человек разумного образа жизни, очень образованный, интеллигентный, постоянно работающий над собой. Не удивительно, что на долгие годы на высочайшем вокальном и артистическом уровне он сохранил себя в профессии. Для меня он и коллега, и единомышленник. Мы общаемся и сейчас, встречаемся, созваниваемся.

Вокальную карьеру он начинал как баритон, спел более двух десятков ведущих партий, среди которых – Фигаро в «Севильском цирюльнике» Россини, Евгений Онегин в одноименной опере Чайковского, Валентин в «Фаусте» Гуно, Елецкий в «Пиковой даме» Чайковского, Жермон в «Травиате» Верди, Роберт в «Иоланте» Чайковского. Александр Сергеевич изучал акустику певческого голоса, фониатрию, психологию, физиологию, вокальную педагогику, самостоятельно перевел голос из лирического баритона в тенор. Как драматический тенор он замечательно исполнил более пятидесяти партий: Пьер Безухов, Отелло, Манрико, Дон Карлос, Андрей Хованский, князь Голицын, Собинин, Пинкертон, Самозванец… Сейчас в стране трудно найти такого уровня исполнителя партии Германа в «Пиковой даме» Чайковского! С большим успехом в 1993 году в Москве состоялась всероссийская премьера оперы Сергея Слонимского «Гамлет», в которой Александр Сергеевич Сибирцев исполнил партию Клавдия. На мой взгляд, это его самая яркая работа на самарской оперной сцене.

В камерном репертуаре Александра Сергеевича – произведения русских и западноевропейских композиторов. Он играл в более чем полутора тысячах спектаклей, пел в без малого четырех тысячах концертов как в Советском Союзе, так и за рубежом – от Англии, Германии, Италии до Канады, Чехии, Словакии, Монголии, Болгарии, Польши, Мальты.

Помню, как мы с Александром Сергеевичем летали в Свердловск на оперный фестиваль, где он меня познакомил с совсем тогда молодым Димой. Я сразу поняла, что сын сможет продолжить дело отца. Сегодня Дмитрий Сибирцев – один из лучших директоров музыкальных театров в нашей стране. Он так же, как и отец, беззаветно предан искусству.

Дорогой Александр Сергеевич! Вы невероятно талантливы и столь же невероятно трудолюбивы. Вы постоянно в движении, в развитии. Вы продолжаете петь и учить пению молодых коллег. Будьте здоровы! Счастья вам, вашим детям и внукам!

Евгения ТЕНЯКОВА, заслуженная артистка России, народная артистка Самарской области, солистка оперы Самарского академического театра оперы и балета:

– Александр Сергеевич пришел в наш театр не просто состоявшимся, а уже очень зрелым певцом. О многом говорит то, что народный артист России, лауреат Государственной премии России принял решение покинуть Пермь и посвятить себя Самаре. Александр Сергеевич не просто работал в театре, он именно посвящал всего себя театру. Он стал не просто солистом оперы и директором театра, но примером отношения к профессии.

Не каждый певец может на должном уровне пройти через голосовую перестройку. Обладатель прекрасного баритона, он достиг больших высот в теноровых партиях. Александра Сергеевича отличает редчайшая для теноров стабильность исполнительского мастерства! Он никогда не опускается ниже определенного уровня. То, что для иного певца в вокальном плане событие, некий прорыв, для него – норма существования на сцене. Ему незнакомо понятие халтуры, существования вполсилы. Сибирцев всегда строг к себе и к партнерам. Мне было прекрасно и ответственно партнировать с ним в операх Верди «Аида» и «Бал-маскарад»! Он был замечательный Манрико в «Трубадуре»! Александр Сергеевич Сибирцев – стопроцентно вердиевский певец! Он может филигранно освоить вердиевскую тесситуру для крепкого, полетного, объемного голоса, свободно проходящего через массовое звучание хора и оркестра.

Будучи директором театра, он буквально жил в театре. Не знаю, бывали ли у него выходные дни в общепринятом их понимании. В театре в те сложные времена были осуществлены довольно яркие премьеры. В историю театра вошли оперы «Богема» Пуччини и «Видения Иоанна Грозного» Слонимского в постановке Мстислава Ростроповича и Роберта Стуруа.

Человеческая зрелость, интеллект, воспитание позволяли ему решать административные вопросы, управлять таким сложным, живым и эмоциональным организмом, как театр, без провоцирования конфликтных ситуаций. Его мощный характер, собственную точку зрения, откровенность высказываний мы воспринимали как достоинства. Не для всех Александр Сергеевич был удобен. Но иначе он не был бы Сибирцевым, которого до сих пор знает и ценит вся театральная Россия!

Он человек харизматичный, яркий, элегантный, абсолютно театральный! Ему присущ не столь часто встречаемый в наше время высочайший, едва ли не эстетский уровень существования! Когда ты рядом, кажется, исходящая от него энергия чуть-чуть приподнимает тебя над землей. Артистически ярок, эмоционален, вокально технически безупречен – во время спектакля он мог незаметно для публики помочь любому партнеру, прикрыв его неожиданно возникшие проблемы. Когда рядом с тобой на сцене не просто виртуоз, а мастер – надо соответствовать его уровню!

Александр Сергеевич! Вы – украшение самарской оперный сцены! Желаю вам преумножения здоровья, а всем нам – счастья от звучания вашего голоса!


Публикацию подготовил Александр ИГНАШОВ
Использованы фото из архивов Дмитрия Сибирцева, Самарского академического театра оперы и балета, Самарского Дома Актера.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!