Ефим Коган: «Для успешности сегодня надо успевать за изменениями мира!»

4601
Ефим Коган: «Для успешности сегодня надо успевать за изменениями мира!»

Нельзя не согласиться с Ефимом Яковлевичем Коганом: «Когда у людей нет цели, они следуют своим желаниям». Вслед за этим он продолжает: «Не нужно возмущаться, когда люди находятся вне решаемой задачи, это значит, что мы просто не взяли их в обойму цели». Его ответы на вопросы можно разбирать на цитаты, настолько все сказанное обдумано, правильно и четко. В свое время он возглавлял Министерство образования Самарской области, а сегодня доктор физико-математических наук, профессор Ефим Коган является научным руководителем Приволжского филиала Федерального института развития образования. Накануне его юбилея мы говорили с ним об уже случившемся в его практике и о планах на будущее.

– Ефим Яковлевич, в 1992 – 2005 годы Вы руководили Министерством образования Самарской области. Это время отметилось многочисленными нововведениями и экспериментами в сфере образования. Что для Вас в эти годы было самой главной задачей?
– Это история протяженностью в тринадцать лет… Так интересно устроена человеческая деятельность и ее осмысление, что логика сделанного формируется уже после того, как это сделано. Теперь, по прошествии времени, уже можно определить несколько четких, ясных задач, которые мы с командой решали в то время.

Это были девяностые годы, когда принципиально менялась страна, изменялись ее экономическая, социальная, политическая парадигмы и нам было необходимо встроить государственную систему образования в рыночную экономику. Очень нетривиальная задача. С одной стороны, система должна была оставаться государственной, с другой – она не должна противоречить своей организацией той экономической базе, на которой работает, то есть рынку. Более того, хорошо было бы построить все так, чтобы система использовала рыночные способы деятельности в своих интересах. Это была основная проблема, с которой мы тогда столкнулись. Все это должно определить организационные схемы образовательных ресурсов. Раз мы имели дело с рынком, то по законам этого жанра должны были соблюдаться две категории: во-первых, это конкуренция, без которой рынок не может существовать, во-вторых, на рынке правит балом не тот, кто производит, а тот, кто потребляет. Потребитель является главной персоной рыночных отношений! В системе образования потребитель – это ученик, абитуриент, студент, работник реальной экономики, который решил изменить уровень квалификации. Нам нужно было сделать так, чтобы не система образования диктовала потребителю ресурсы, а чтобы он запрашивал и характер, и уровень, и качество услуги. Способ был только один (совершенно непривычный для нашей страны и нашего уклада): отдать деньги не тому, кто производит, а тому, кто потребляет. Тогда впервые в стране наш регион ввел нормативно-подушевое финансирование образовательных учреждений. Причем, если в других регионах через много лет это было сделано поэтапно, то мы это сделали буквально в одну ночь! Все уровни образования, которые были подчинены местной власти, перешли к этому способу финансовых отношений.

– Это был очень серьезный шаг. Наверняка к такому режиму не были готовы ни директорский корпус, ни органы управления…
– Тем не менее, ситуация изменилась, и деньги начали работать в интересах совершенно другой задачи. Теперь уже образовательное учреждение зависело от того, сколько у него будет учеников, какое количество потребителей образовательных услуг оно возьмет на себя, ведь с приходом ребенка в детский сад, школьника или студента в соответствующую учебную организацию приходит и финансовое обеспечение. Казалось бы, простая схема, но очень эффективно работающая. Была запущена конкуренция за потребителя образовательных услуг, с ней связаны поиски путей роста качества этих услуг. Этот серьезный шаг в значительной мере определил весь наш дальнейший путь. Оказалось следующее: если организация маленькая, она не может принять большое количество учеников, не приняв их, она не имеет финансов для дальнейшего развития. Поэтому автоматически была запущена система оптимизации ресурсов: стали образовываться более крупные школы, колледжи. То есть первый шаг потянул за собой дальнейшую цепочку событий. Все пришло в движение!

– Внести некие изменения в систему образования одному сложно. Расскажите о Вашей команде, о людях, которые работали с Вами все эти годы.
– За годы работы нам удалось построить эффективную команду менеджеров. За эти 13 лет несколько раз реорганизовывалась система полностью, менялась ее организационная структура, вводились новые подразделения, это было связано с изменением круга решаемых задач. Мы формировали инфраструктуру, обеспечивающую эффективное управление, учили управленцев всех уровней. Обучение было обязательной нормой – через этот механизм формировалось видение новых задач и способов их решения, каждый должен был видеть проблему целиком и свое место в ней. Сегодня уже в другом качестве – в Приволжском филиале Федерального института развития образования – мы пытаемся учить руководителей непрерывно отслеживать соответствие собственной организации требованиям внешних условий. Если они меняются, значит, надо пересматривать работу учреждения и не бояться этого, иначе коллектив будет сориентирован на одни задачи, а перед ним уже будут стоять другие. А решить новые задачи старыми методами просто невозможно! Сегодня мои вчерашние коллеги, которые работали со мной в Министерстве образования Самарской области, занимают очень серьезные посты во властных структурах губернии и муниципалитетов, возглавляют образовательные организации, федеральные и частные. Они востребованы, и это лучшая характеристика их квалификации. Мы все прошли тогда серьезную школу, это было понято и принято, мы формировались и взрослели вместе с реформами…

– Вы серьезно работали и над системой профессионального образования.
– Образование – это не цель, это средство решения другой задачи. Мы попытались посмотреть на наше место в экономике региона не с начала, а с конца. Кто является для системы ее основным заказчиком? Кто определяет ее основные результаты? Оказывается, только рынок труда! Причем он оценивает все ступени образования: начиная от дошкольного, заканчивая профессиональным образованием. Тогда мы начали определять, как рынок труда сможет продиктовать необходимые условия и результаты обучения, которые для него важны. Исходя из этих позиций, мы и начали строить всю систему профессионального образования. Нельзя строить школьное образование, не понимая, что будет дальше. Ведь каждый следующий уровень является заказчиком для предыдущего. Нам помогло основное правило математики: любую задачу решают с конца. Оно стало универсальным для нас. Мы оценивали все позиции с точки зрения конечного результата. Альтернативой выступает только приоритет процесса — куда пришли, там и цель! Такой способ жизни может позволить себе только страна или отдельный человек с неограниченными возможностями. Таких стран и людей не бывает, поэтому цели нужно ставить как приоритеты в развитии. Мы начали исходить из того, что есть некоторые стратегии региональной экономики, на которых можно было выстроить свои образовательные ресурсы. Тогда мы увидели, что эти ресурсы не соответствуют задачам, которые ставит экономика, надо было их менять. Основная проблема заключалась в том, что вся система профессионального образования в регионе была сосредоточена на уровне начального профессионального образования, все среднее и высшее образование принадлежало Федеральному Правительству, и, как жена Цезаря, оно было вне подозрения… Тогда наша задача состояла в том, чтобы эти ресурсы переориентировать на региональные задачи, и мы предложили Губернатору Самарской области запросить у Правительства эту образовательную систему в регион. Запрос был сделан, Федеральное Правительство благосклонно отнеслось к этому, в итоге нам передали практически все средние специальные учебные учреждения, за редким исключением тех, которые обслуживали определенные ведомства. В итоге у нас появилась возможность выстроить некую систему, обеспечивающую кадрами региональную экономику. Мы сделали революционный шаг: объединили профессиональные училища и колледжи. По двум основаниям: во-первых, к тому времени привлекательность ПТУ была утеряна, во-вторых, мы хотели уйти от монопрофильности и моноуровневости образовательных учреждений. До определенного времени, до смены экономики в стране, все образовательные профессиональные учреждения принадлежали неким предприятиям. Когда они стали самостоятельным звеном, то оказались неприспособленными к рыночным условиям деятельности. Тогда уже начал организовываться рынок профессионального образования, и нужно было сделать так, чтобы эти образовательные учреждения стали полноправными игроками на рынке. А игрок на рынке нереален, если он имеет только один профиль деятельности: сегодня это направление востребовано, а завтра уже нет… Поэтому мы начали формировать многопрофильные учреждения. Стали появляться крупные образовательные учреждения, которые вмещали в своих стенах до двух-трех тысяч студентов, что было совершенно новым. Их мы назвали губернскими колледжами. Постепенно они появились в Сызрани, Похвистнево, Чапаевске, Тольятти и других районах. Мы шли по пути организации профессиональных организаций, предлагающих много образовательных программ в самых разных сферах экономики региона. Мы фактически готовили систему образования, способную эффективно решать задачи кадрового обеспечения экономики в новых условиях рыночной экономики постиндустриального этапа развития.

Два года тому назад Федеральный закон «Об образовании в РФ» ликвидировал ПТУ как тип образовательных организаций.

Важный шаг в построении региональной системы профессионального образования состоял во введении вневедомственного управления – все организации профессионального образования были выведены из ведения профильных ведомств как единственного учредителя. Общим учредителем выступило МОиН. Такой шаг позволил ориентировать систему на запросы регионального рынка труда, а не на интересы ведомства. Последнее выступило полноценным заказчиком качества, уровня квалификации, а готовит этот ресурс ведомство, которое профессионально это делает – образование. Посмотрите, ни одно ведомство не готовит для себя ресурсы, а кадры – это ресурс ведомства. Причина в том, что технические, человеческие и другие ресурсы требуют для производства собственной организации, методов, научных разработок, это собственная специальная деятельность, которая не может эффективно делаться ведомством, для которого не является конечным результатом. Тогда это был серьезный шаг в организации образовательных ресурсов, сегодня этот путь проходит целый ряд регионов. Они видят в этом потенциал успешности и подтверждают это результатами – таков сегодня Татарстан. Задача ведомства – не ресурсы для себя готовить, а привлекать лучшие технологии и инвестиции, ставя перед производителем ресурсов необходимые требования к их качеству и контролируя его уровень. Требования ведомства к себе и собственная оценка их выполнения ничего, кроме улыбки, не вызывают.

– Позже оказалось, что и сельские школы тоже требуют перемен?
– Наш следующий важный шаг – вывести сельскую школу на уровень городской. В современную жизнь уже начали входить новые образовательные технологии, экспериментальные лаборатории, требующие большого и дорогостоящего оборудования, которое невозможно поставить в каждую сельскую школу. Маленькая школа оказалась неэффективной во всех отношениях. Не нужно объяснять и проблемы учителей в такой школе… Тогда было принято решение перейти к новой организации общеобразовательной сельской школы. В центральных селах создавались крупные, хорошо организованные большие школы – одиннадцатилетки. А в маленьких селах необходимо было менять уровень подготовки и делать там, где необходимо, девятилетку, там, где нет такой необходимости – только начальную школу и пустить школьный автобус. Это был большой проект региона по повышению качества подготовки в сельской школе – заново построен целый ряд новых образовательных центров, современной архитектуры и оснащенности, со школьными автобусами, обеспечивающими подвоз детей из малых сел, с полным кадровым оснащением.

– Самарская область стала первым регионом в стране, где были запущены школьные автобусы. Позже уже другие регионы вводили эти новшества, основываясь на Вашем опыте.
– Мы в свое время даже формировали требования по запросам автобусного завода, который уточнял, какие должны выполняться параметры, чтобы автобус стал школьным. Когда мы начинали заниматься этим, тоже не представляли, как это должно быть правильно устроено, мы просто видели эти автобусы на зарубежных фотографиях. Постепенно все встало на свои места: мы определились со структурой автобусов, с их принадлежностью, и это стало обычной нормой, которая теперь существует не только в нашей губернии. Для нас было важно, что началась серьезная реорганизация школьного уровня обучения. В маленьких селах остались начальные школы, в других – девятилетки. Я не устаю рассказывать один эпизод. Когда в разгар этой кампании мы приехали в одно из сел Кинель-Черкасского района в школу-одиннадцатилетку, директор школы мне сказала: «Я все посчитала, и оказалось, что для меня не выгодно содержать полную школу». А причина очень простая: это село, где учеников старших классов остается мало, а корпус учителей должен быть полный. Школа работает по принципу нормативно-подушевого финансирования: нет детей – нет денег. То есть для этого директора гораздо выгоднее старшеклассников отправить учиться в большое село, где к тому времени было уже три крупные полномасштабные школы. Для меня это было ярким доказательством того, что директор начал управлять не эмоционально, а рационально, у него появились реальные и эффективные инструменты управления, готовность самостоятельно принимать решения, и, главное, к этому все спокойно относятся. В этот момент я понял, что мы победили!

Эти победы могли бы не состояться, если бы не способность Константина Алексеевича Титова, тогда Губернатора региона, видеть роль и место ведомства в решении стратегических задач. Это вообще особый талант управленца встроить в собственные стратегии ресурсы ведомств. А уж ведомство должно оценить, насколько эти ресурсы адекватны заявленной стратегии, и при необходимости изменить их устройство.

– Наверное, в вашей жизни было так много ярких встреч, что трудно выделить одну или две. Тем не менее, расскажите о самых запоминающихся знакомствах.
– Особенно насыщенным встречами и новыми знакомствами был период подготовки и реализации первой в стране реформы профессионального образования, которая формировалась под эгидой Всемирного банка. Тогда три региона, в том числе и Самарская область, на очень выгодных условиях вошли в эту экспериментальную группу. Подготовка к этому проекту проходила с руководством соответствующих подразделений Всемирного банка, наших внутренних структур. Тогда руководителем группы экспертов банка, которые организовывали эту деятельность в стране, была Мэри Каннинг. Это удивительный специалист, профессионал высочайшего уровня, обаятельная женщина. С ней было работать не просто приятно, а необычайно полезно, поучительно. Была возможность обсуждений и дискуссий, мы учились прагматичному началу при проектировании системных изменений. Мы обычно придумываем сложные конструкции для того, чтобы что-то описать или оценить, а оказывается, есть другой подход. К примеру, мы оцениваем деятельность образовательного учреждения по огромному количеству факторов. А в ее практике это делалось так: если это профессиональное учебное учреждение, то единственный фактор оценивает качество его деятельности – зарплата выпускника. Все! Скажу откровенно, мне в голову это не приходило, потому что в нашем менталитете зарплата не измеряет эффективность. А в том мире, в котором жила Мэри, были определенные рациональные измерители. Рядом с Мэри в проекте был Исаак Фрумин, менеджер в области образования от Бога (сегодня он работает в Высшей школе экономики).

Нужно сказать о целой когорте наших специалистов, работающих в этой сфере, которых я раньше не знал. В стране есть институт, который называется «Национальный фонд подготовки кадров», он был оператором этого нового проекта. Тогда его возглавляла Елена Николаевна Соболева, человек очень яркий, необычный, ориентированный на результат, умеющий организовать необходимые ресурсы для его получения. Сегодня она является руководителем Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО. Куратором этого проекта был тогда заместитель министра образования и науки РФ Андрей Геннадьевич Свинаренко – высшей пробой изменений в ведомстве для него были экономические критерии. Мы тогда придумали такую сентенцию: качество образования измеряется качеством жизни. Несмотря на то, что эта мысль возникла спонтанно, потом она оказалась очень плодотворной. Как учим – так и живем!

На моем пути была еще одна важная для меня встреча с очень ярким человеком – профессором Майклом Барбером. Мы сохранили теплые человеческие и деловые профессиональные отношения до сих пор. Когда мы с ним познакомились в 2000-е годы, он был советник Премьер-министра Великобритании по вопросам образования, здравоохранения и социальной сферы. Майкл приезжал к нам, мы ему рассказывали о своих изменениях в системе образования, и однажды он нам сказал: «То, что вы делаете, то, как вы это делаете, очень похоже на то, как мы это делаем у себя в стране». Профессор Майкл Барбер по праву считается архитектором образовательной реформы в Великобритании. Он обладает удивительным качеством – предвидеть судьбу целой отрасли образования и построить программу выхода ее из кризиса. Кризис Британского образования он связал с тем, что его институты не формировали более качества личности, адекватные экономическим задачам страны. Как результат его реформ — страна вышла на одну из ведущих позиций в мире по разработке и продаже технологий. К сожалению, в нашей стране не культивируется представление о том, что современный мир – это мир технологий, технологическое развитие определяет динамику страны, уровень используемых технологий задает качество жизни и место страны на мировых рынках. Я говорю о технологии производства в самых разных сферах деятельности.

К сожалению, в 1990-е годы наша страна потеряла целый ряд позиций в числе стран, производящих технологии, и, как ни странно, мы до сих пор не нашли способа опять туда вернуться… Мир сегодня так быстро меняется, что 10-20 лет – это уже невероятное отставание! Барбер начинал этот путь со школы. Полагаю, что у нас нет другого начала сегодня.

– Действительно, сегодня очень быстро меняются технологии, быстро устаревает продукт, который совсем недавно был самым современным! Соответственно, такую же параллель можно провести и с образовательными услугами? Быстро устаревает то, чему учат?
– Мобильный телефон остается свежим не более года, компьютерные программы – еще меньше. По последним данным, технологии производства промышленных продуктов меняются примерно один раз в три-четыре года. Для сравнения: раньше технология жила на протяжении всей профессиональной жизни человека. Что такое старение технологий? Знание, которое с ней связано, устаревает. Поэтому, конечно, возникает вопрос: зачем учить знанию, которое очень быстро устаревает? Представьте, что ребенок сначала на протяжении одиннадцати-двенадцати лет (в зависимости от страны) учится в школе, затем энное количество лет проводит в университете, после чего попадает в большой мир, который со времени начала его обучения сильно изменился. А ведь крайне важно, чтобы человек нашел в нем свое место, а мир, в свою очередь, смог бы увидеть в этой личности пополнение своих рядов.

Тогда мир придумал следующее: если так быстро происходит старение знаний, технологий, тогда студента стоит учить не столько конкретному знанию, сколько готовить его к тому, чтобы он сам учился, мог оценивать свои возможности, свою судьбу, определять место и способ добывания нового знания. За время обучения нужно сформировать в человеке потенциал его ресурсных возможностей, который будет дальше работать в конкретике. Осознав это, мы начали обучать и учителей, и директорский корпус введению принципиально новой межпредметной базы, которая называется «ключевые компетенции». Существуют ключевые компетенции, то есть универсальные виды деятельности, которые составляют ресурсный потенциал человека на протяжении всей его жизни: умение работать с информацией, умение коммуницировать и умение принимать решение. Если мы научим человека владеть этими инструментами, он сможет решить ту задачу, которой его никогда не учили. Сделать что-то в рамках того, чему тебя учили, – хорошо, но сделать что-то за пределами того, чему тебя учили, – это высший пилотаж. Тогда мы впервые в стране начали это озвучивать и развивать, в 2004 году появилось постановление Правительства Самарской области о введении в систему образования губернии «ключевых компетенций». Через много лет после этого появился государственный стандарт общего образования, где эти элементы тоже были, но назывались иначе: «Межпредметные результаты», «Личностные результаты».

Те начала, которые мы в свое время заложили, продолжают в известной мере жить. В западной практике уровень владения этими компетенциями является определяющим при приеме в вузы и продолжает совершенствоваться там. На рынке труда работодатель ценит не то, чем вы владеете сейчас, а те возможности, которые позволяют ему возложить на вас задачу, о которой он еще не знает сегодня. Это совсем иная система подготовки. Если мы живем в этом мире, то надо готовиться к тем реалиям, которые можно еще предвидеть.

– Сегодня Вы – научный руководитель Приволжского филиала Федерального института развития образования. И вновь Ваша команда первая! Филиалов этого института больше нет в стране!
– Есть такой Федеральный институт развития образования, а мы являемся единственным в стране филиалом этого института. Его задача – формирование региональной практики в рамках Федеральной образовательной политики. Наши работы охватывают все уровни образования в части его организации и управления, стандартизации, оценки качества, адаптации результатов и программ, технологии разработки образовательных программ всех уровней. Мы еще и проводим обучение разных целевых групп системы образования. Это не штатное обучение или формальное повышение квалификации, как правило, это подготовка к освоению новых видов деятельности, которые вводятся образовательным стандартом, нормативными документами и здравым смыслом.

Вот одна история. В продолжение технологической темы Федеральный институт развития образования предложил МОиН РФ принципиально реорганизовать технологическое образование в школе. Та программа, которая действует в современных школах, устарела! Она формирует совершенно другие мозги и другой способ организации. Уже изменилось все: технологии, технологическое мышление стало его отдельным типом, а мы продолжаем вводить завтрашнее поколение во вчерашний день. Под натиском этих аргументов Министерство образования РФ поручило нам разработать новую программу по технологии для школ. Мы это сделали. Скажу честно, это была не менее опасная работа, чем объединение школ в свое время. Мы получили совсем немного положительных отзывов и огромное количество отрицательных. Поскольку мы уже имели большой опыт в проведении подобных реформ, мы понимали, что нужно пережить момент «невосприятия». Есть еще один умный, толковый, близкий по духу мне человек – Виктор Александрович Болотов, бывший заместитель министра образования и науки РФ. Мы с ним однажды придумали такую сентенцию: «Понять – значит привыкнуть». Нужно было дать время и место для привыкания. Вскоре Министерство образования РФ объявило общественное участие в новых подготовленных программах, на это ушел целый год, и наконец эта программа была введена в статус примерной программы для всех школ. Теперь мы получаем конструктивные письма с просьбой ответить на вопросы, прислать материалы, принять делегацию и рассказать ей что-то. Люди начали и в своих регионах внедрять эту программу. В этом году мы заканчиваем этап ее апробации в школах страны. «Понять – это привыкнуть».

Среди наших пионерских разработок – способы и ресурсы измерения квалификаций, принципы и методы изучения трудовых рынков, технологии изучения квалификационных запросов производств, производство образовательных программ по прямому запросу производства и т.д.

– Некоторые реформы, проведенные Вами, касались высших учебных заведений.
– В свое время было необычным уже то, что местный орган управления образованием начал заниматься высшей школой, которая юридически принадлежит Федеральному Правительству. Я свою задачу видел в ориентировании высшей школы на потребности региона, ресурсы вузов поставить на службу региона. Как это сделать? Мы начали объединять не вузы, а их ресурсы. Мы сделали единый межвузовский вычислительный центр. Он расположен на территории Самарского государственного аэрокосмического университета и обслуживает все вузы региона. При нашей поддержке был введен единый центр здоровья студентов, который размещен в Самарском государственном медицинском университете. Следующий шаг, который мы наметили, но, к сожалению, сделать не успели, заключался в создании единого маркетингового центра, изучающего научно-технологические потребности региона и распределяющего задачи в рамках потребностей по вузам. Я думаю, что эта задача может быть решена в рамках проекта «Гагарин-центр».

– Не могу не поинтересоваться Вашими планами на ближайшие десять лет.
— Мы так много говорили о способах жизни в условиях растущей меры неопределенности, что трудно перейти к какому-то планированию. Важно, как мне представляется, успевать за изменениями. Тогда можно надеяться принять в них участие, повлиять на ход событий.


Беседовала Наталья СИДОРОВА

При подготовке материала использованы фото из архива Е.Я. Когана.


Уважаемый Ефим Яковлевич!

Дмитрий ОВЧИННИКОВ, вице-губернатор – руководитель Администрации Губернатора Самарской области:
– Сегодня не только работники самарского образования, но и коллеги из других регионов отмечают наши высокие результаты в этой отрасли. Идеи, которые сегодня реализуются в нашей губернии и не повторяются в России, сделаны в свое время именно Вами, Ефим Яковлевич. Хотя в свое время многие люди ставили под сомнение идеологию, которую Вы старались воплотить в жизнь. Однако время все расставило по своим местам. Сегодня наша отрасль – одна из самых эффективных в стране! Она является таковой благодаря всем Вашим революционным изменениям, которые всегда опережали время. Вы обладаете не только глубочайшей компетентностью, но и политическим чутьем, ведь принимая то или иное решение, Вы предвидели тренды, по которым в дальнейшем будет развиваться не только область, но и вся страна!

Ефим Яковлевич, Вы – задорный, молодой мужчина с икрящимися глазами, потрясающим оптимизмом и жизненной энергией, которым может позавидовать любой двадцатилетний юноша. Достаточно с Вами пообщаться несколько минут, и уже заражаешься этой положительной энергетикой! Уверен, что впереди у Вас огромное количество планов, направленных на развитие системы образования и экономики региона. Вы – очень глубокий, содержательный человек, к советам которого я всегда прислушиваюсь! Я считаю, что Самарской области безгранично повезло, что такие люди, как Вы, работают на нашей земле. Хочется поздравить Вас с юбилеем и пожелать всего самого доброго! Здоровья, творческих успехов, благополучия!

Владимир Пылёв, министр образования и науки Самарской области:
– Коллектив Министерства образования и науки Самарской области от всего сердца поздравляет Вас с 75-летним юбилеем!

Ваша энергия, талант и настойчивость вывели регион в лидеры российского образования. Ваши идеи, наработки признаны на высшем государственном уровне, они легли в основу различных направлений модернизации отечественной системы образования. Под Вашим руководством сформировалась целая плеяда последователей, способных решить любые задачи развития образования России.

Сегодня, когда образование стало высшим государственным приоритетом, Ваши идеи, технологии востребованы как никогда. В этом Вы остаетесь и останетесь для нас управленцем, экспертом, научным руководителем.

Желаем Вам крепкого здоровья, энергии, большого личного счастья!

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...