Гани Гилаев. Нефтяник - это звучит гордо

10612
Гани Гилаев. Нефтяник - это звучит гордо

Вот уже много лет рабочий день Гани Гайсиновича Гилаева начинается в семь часов утра и заканчивается в десять-одиннадцать вечера. Работать в таком режиме для него, нефтяника, – дело совершенно обычное, и не только потому, что профессия обязывает. Гани Гайсинович влюблен в свою работу и уверен в том, что родился для того, чтобы стать нефтяником. Свой профессиональный путь он начал в 18 лет простым помощником бурильщика. Тогда, в 1974 году, Гани Гайсинович даже не мог предположить, что его «служебный роман» с нефтью продлится более четырех десятков лет, а свое 60-летие он встретит в должности генерального директора одного из крупнейших в стране нефтегазодобывающих предприятий – АО «Самаранефтегаз».

О нефти Гани Гайсинович знает все – в буквальном смысле. Виды, способы добычи, еще целый ряд различных особенностей и понятий – об этом он может говорить часами. И если в конце беседы вы не будете разбираться во всех тонкостях нефтедобывающего процесса, то, в любом случае, слово «нефть» будет звучать для вас как нечто особенное и возвышенное. А если все услышанное дополнить к тому же деталями из жизни самого Гани Гайсиновича, то получится полноценное произведение научно-биографического жанра под названием «Повесть о нефти»…

Первая страница этой повести началась 17 февраля 1956 года в башкирской деревушке Каран Туймазинского района, где бьют родники, питающие реку Ик, приток Волги. В этот день здесь на свет появился мальчик, которому дали красивое имя Гани, что в переводе с арабского означает «богатый и неунывающий». На тот момент в семье Гилаевых уже был один сын, и рождение второго стало для родителей предметом особой гордости. Сын в крестьянской семье – это, прежде всего, продолжатель рода и залог его будущего процветания, а если их к тому еще и двое, то для родителей это двойная удача.

Род Гилаевых жил в Туймазинском районе испокон веков, и все предки маленького Гани были крестьянами – работали на земле. Так получилось, что дедов своих Гани не застал – они оба погибли в Великую Отечественную войну. Зато его отец Гайса Габдрахимович вернулся с войны живым и относительно здоровым. Его очень уважали в деревне: он был человеком справедливым и очень грамотным, за что в свое время и был назначен работать счетоводом-бухгалтером. В семье он был непререкаемым авторитетом, но, несмотря на то, что порой он бывал со своими детьми чрезмерно строг, они его очень любили и беспрекословно слушались.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Отец никогда ничего не повторял два раза, и дома царила железная дисциплина. Нас было шестеро детей – после меня и брата родились еще четверо, и никому из нас никогда не приходило в голову обсуждать поручения отца. Как отец сказал, так все и делали. По традиции в праздники вся наша родня собиралась в доме «Старшего», а им как раз был мой отец, так как наши деды погибли на войне. Так к нему не только мы, но и все родственники относились с особым почтением и уважением, и последнее слово всегда оставалось за ним.

Отец приходил домой очень поздно, но, несмотря на это, всегда старался находить время для общения со своими детьми – он проверял у них уроки, интересовался успехами в школе и с самого раннего детства внушал им, что их главная задача – вырасти порядочными людьми. Отец был суровым воспитателем, но все его уроки и советы впоследствии очень пригодились его сыну Гани и всем остальным детям.

Полной противоположностью отцу была мама – Галия Гадельшиновна. Мягкая, добрая, терпеливая, она была настоящим ангелом-хранителем своих детей, и в основном вся нагрузка по их воспитанию лежала на ней. Она работала в колхозе от зари до зари, но при этом успевала вести домашнее хозяйство, кормить, поить, одевать своих детей и одаривать их своей лаской и любовью.

«Мама готовила замечательно, – вспоминает сегодня Гани Гайсинович, – и, хотя в нашей многодетной семье на счету был каждый кусок, она часто старалась побаловать нас чем-нибудь вкусненьким, а если не было возможности, то на столе всегда были хлеб и молоко». Хлеб Галия Гадельшиновна пекла сама – в печке, а потому одним из самых ярких воспоминаний детства для Гани Гайсиновича является запах свежего хлеба, испеченного родными мамиными руками.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Утром проснешься, а вокруг – запах хлеба!.. В детстве я еще любил печь лук в печке, и мама всегда к окончанию выпечки хлеба говорила: «Ну, давай, кидай свой лук!» Я кину и сижу, жду, когда хлеб испечется и мама его начнет вытаскивать – вот такие круглые караваи, пропитанные запахом печеного лука!.. Оторвешь от хлеба кусок, а он так хрустит!.. М-м-м-м!.. И ты его запиваешь кружкой молока. (Улыбается…)

В доме Гилаевых всегда царил мир и взаимопонимание. Все дети были очень дружны между собой и практически никогда не ссорились. Ночью все шестеро дружно спали на полу, на тулупах, а днем учились или помогали родителям. Работы в крестьянском хозяйстве всегда хватало, и поэтому детей в семье Гилаевых к труду приучали с самого раннего возраста. Главным по части трудового воспитания был отец. Сам великий труженик и мастер на все руки, он всегда говорил своему сыну Гани: «Все в этой жизни дается только трудом! Пробивай себе дорогу, учись, работай и всего добивайся сам!»

Гани Гайсинович часто вспоминает слова отца и благодарен ему за то, что тот научил его с самого раннего детства понимать, что такое «труд», «работа» и какое значение они имеют в жизни человека. Сам он никогда не боялся никакой работы: мыл полы, топил печь, колол дрова, убирал за скотиной, косил траву и вместе с братьями и сестрами ухаживал за садом.

Гани ГИЛАЕВ:

– В зависимости от возраста мы делали все, что было посильно. Летом, как правило, носили воду для огорода, пололи грядки, окучивали картофель. Мать впереди идет, а мы – за ней. Она пошла дома что-то сделать, а мы дальше идем – заканчиваем грядку. Кроме того, в то время в нашем колхозе каждая семья летом получала задание вырастить целое поле свеклы. Это тоже была работа. Да еще какая! Сначала надо было выдернуть сорняк, все протяпать, потом сложить в кучи, затем этот сорняк убрать. Ну и, в конечном итоге, саму свеклу, а это целое поле, нужно было собрать и сдать в колхоз. Вот этим мы тоже вместе с братьями и сестрами каждое лето занимались.

Гани рос смышленым и очень ответственным. Когда родители уезжали по делам в район, они именно ему поручали смотреть за младшими, и родительское доверие он всегда оправдывал. Учителя тоже были довольны им – он хорошо учился в школе, очень любил читать, грамотно писал и был особенно успешен в точных науках. Он успевал все: и учиться, и помогать родителям, и уделять время своим мальчишеским увлечениям. Особенно он любил что-то делать руками и постоянно что-нибудь мастерил, строгал или выпиливал, но больше всего на свете ему нравилось возиться с железками. К десяти годам он разбирался во всех гаечных ключах и знал наизусть названия практически всех деталей трактора.

Именно это стало одной из причин того, что после четвертого класса он, 11-летний мальчишка, пошел работать в районную МТС помощником слесаря. Но главной причиной была не столько любовь к технике, сколько большое желание заработать деньги и помочь своим родителям. Содержать шестерых детей было непросто – они росли, и их нужно было не только кормить и поить, но и покупать одежду, обувь, а также школьные принадлежности.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Меня приняли официально, на полставки, выдали трудовую книжку, и первая запись в моей «трудовой» звучит так: «Слесарь – самоучка». (Улыбается…) Все лето, начиная с июня и до последних дней августа, я работал. Сначала был учеником слесаря – помогал собирать комбайн. Чуть стал взрослее – начал работать на уборке полей, а с шестого класса я уже был помощником комбайнера. Мы охраняли поля, убирали их, ну и, конечно же, я принимал самое активное участие в ремонте тракторов, когда возникала необходимость.

Работал он с удовольствием. Ему ничего не надо было повторять дважды – он все «схватывал на лету» и был очень крепок физически. Последнее обстоятельство особо выделяло его среди сверстников – все в округе знали, что Гани Гилаев всегда может постоять за себя, и относились к нему с уважением. Но настоящей причиной его популярности среди друзей и одноклассников была не физическая сила, а личные качества: открытый и дружелюбный характер, обаяние и умение вести за собой других. Он был настоящий лидер, что называется, «вожак», и эти качества, считает Гани Гайсинович, в нем помогла воспитать мама. Она всегда говорила: «Будь лидером сынок! Учись вести за собой людей!» И у него это получалось неплохо.

Он показывал хорошие результаты в учебе, бегал на лыжах, участвовал во всех школьных соревнованиях, был «заводилой» на всех мероприятиях и, несмотря на юный возраст, пользовался авторитетом у своих старших товарищей по работе. Конечно, как любой уважающий себя мальчишка, он любил иногда пошалить и между делом всегда находил возможность поиграть в войнушку с друзьями, выяснить отношения с ребятами с соседней улицы, погонять на велосипеде и… даже покурить. Хотя последний момент был делом крайне опасным и в случае обнаружения мог повлечь за собой весьма суровое наказание со стороны отца.

Так получилось, что деревня Каран, в которой жила семья Гилаевых, находилась в самом центре нефтяных промыслов Башкирской АССР, недалеко от знаменитого Туймазинского месторождения нефти. Оно было открыто в 1944 году и вошло в пятерку уникальных и самых крупных по запасам в то время залежей нефти. А потому в «нефтянке» работал практически каждый третий житель Туймазинского района.

В детстве Гани вместе с друзьями часто бегал на промыслы – смотреть, как работают нефтяники, и в глубине души тайно мечтал когда-нибудь оказаться на их месте. Конечно, он вполне мог продолжить дело отца или остаться работать в колхозе трактористом, но по окончании восьмого класса Гани принял твердое решение стать нефтяником и отправился с друзьями в Октябрьск поступать в нефтяной техникум.

Гани ГИЛАЕВ:

– В этом решении меня очень поддержал мой отец. Именно он посоветовал мне идти в нефтяную промышленность. Он сказал тогда: «Это труд тяжелый, но твое место здесь!» Только через несколько лет я понял, какой правильный шаг я тогда сделал, поступив именно в техникум. Такие профессиональные учебные учреждения дают больше технических и практических знаний, чем институт. Конечно, теория, которую дает высшая школа, тоже очень важна, но тем, кто окончил техникум, потом очень легко учиться в институте, потому что у них уже есть базовые знания.

Учеба в техникуме стала для Гани Гилаева первой ступенькой на пути освоения сложной и интересной профессии нефтяника. Он учился с большим удовольствием, активно занимался спортом, а также участвовал в городских и республиканских соревнованиях по легкой атлетике и лыжным гонкам. В 1974 году после окончания третьего курса ему доверят защищать честь родного учебного заведения на соревнованиях среди техникумов нефтяной промышленности. Он примет в них участие как раз перед отъездом в Полтаву, где ему предстояло пройти свою первую в жизни профессиональную практику.

Соревнования будут проходить в Сызрани, и, конечно, ему и в голову не придет тогда, что это будет первый «знак судьбы», указывающий на то, что через много лет жизнь вновь приведет его в Куйбышевскую, а к тому времени уже Самарскую область. В тот момент его волновали другие мысли – победить в соревнованиях и с честью выдержать свой первый профессиональный экзамен.

Гани ГИЛАЕВ:

– Поезд в Полтаву пришел ночью. Я проснулся, вышел на площадь перед вокзалом и… увидел брусчатку – вся площадь была выложена брусчаткой! Для меня это было открытие – я же первый раз выехал за пределы родной Башкирии, а у нас такого не было. Кроме того, мне повезло: как раз в это время отмечалось 800-летие Полтавы, и вокруг была такая красота и чистота, такие красивые здания! Полтава меня, конечно, поразила, и прежде всего своей природой и климатом. Я жил в общежитии, а вокруг были сады. Идешь на работу – здесь сливу сорвал, там – алычу. Кроме того, условия работы были очень хорошие, да и кормили нас просто шикарно.

Восемь месяцев проработал Гани Гилаев в Полтавском Управлении буровых работ помощником бурильщика и именно там впервые почувствовал всю сложность и серьезность выбранной им профессии. Он работал наравне со взрослыми, опытными нефтяниками и в полной мере, без всяких скидок на возраст и неопытность, испытал на себе всю нагрузку работы на буровой. В процессе работы ему часто приходилось таскать разные тяжести, но Гани был крепкий парень и мог один легко приподнять бурильную трубу.

Практика закончилась в январе 1975 года. Гани снова вернулся в г. Октябрьский и начал готовиться к защите диплома. Работать над дипломным проектом его направили в город Отрадный. Возможно, это был второй «намек судьбы» на то, что будущее Гани Гилаева будет тесно связано с Самарской областью, но тогда он даже не подозревал об этом. Ему хотелось поскорее начать свою новую взрослую жизнь, пропуском в которую был диплом об окончании техникума.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Мне нужно было решать, что делать дальше, то есть куда идти работать, и я принял решение поехать на Сахалин. Во-первых, к тому времени там уже работали мой дядя и брат. Во- вторых, с начала 70-х там началась разработка новых месторождений нефти, и это направление было очень перспективным. Хабаровск встретил меня нелетной погодой, и я одиннадцать суток просидел в аэропорту. В тот момент у меня в голове была одна мысль: «Куда же я попал?»

… 1975 год. Сахалин. Для большинства советских людей это была тогда настоящая «терра инкогнита», овеянная романтикой дальних странствий и песнями советских композиторов. На деле все было гораздо прозаичнее. Снегопады, бураны, пронизывающие ветра, бездорожье – вот что на самом деле представлял из себя Сахалин того времени. Цивилизация существовала там лишь в нескольких отдельно взятых населенных пунктах, среди которых особо выделялись поселки нефтяников.

Самым большим на тот момент был Нефтегорск. Он был создан в соответствии со всеми существовавшими на тот момент требованиями городской архитектуры. Здесь были построены новые, современные пятиэтажные дома, детские сады, школы, столовые для работающего персонала, а также проложены хорошие дороги.

Гани ГИЛАЕВ:

– Но самое главное, что меня впечатлило тогда, это то, что все нефтедобывающие промыслы НГДУ «Востокнефть» на Сахалине были полностью автоматизированы. То есть АСУ ТП было на высочайшем уровне. Даже сейчас на некоторых промыслах нет такого уровня автоматизации, которая была там тогда. Конечно, в силу суровости климата автоматика порой не выдерживала и выходила из строя. Любой сбой системы АСУ ТП нефтепровода – это было настоящее ЧП, сравнимое разве что с прорывом трубы. Если что вдруг случалось, всех КИПовцев, неважно – день-ночь, поднимали на восстановление линии.

На новом месте работы, в объединении «Сахалиннефть», Гани Гилаев успел проработать всего три месяца, после чего его забрали в армию. Службу он проходил там же, на Сахалине, в войсках особого назначения, и за два года от простого рядового дослужился до старшины, а также успел получить 14 поощрений. В 1977 году после двух лет службы в армии Гани Гилаев вновь вернется на прежнее место работы, и следующие 20 лет его судьба будет неразрывно связана с Сахалином.

За следующие два года он прошел путь от помощника бурильщика 4-го разряда до мастера по подземному ремонту скважин. Но долго засиживаться на одном месте было не в его характере – он постоянно хотел развиваться и двигаться вперед. Именно поэтому в начале 1979 года он перешел на работу в производственное объединение «Оханефтегаздобыча», где за последующие годы вырос до начальника Управления НГДУ «Оханефтегаз».

В общей сложности в Управлении Гани Гайсинович проработал 10 лет и даже был членом парткома. Но, будучи уже руководителем, он практически никогда не сидел в кабинете, а постоянно пропадал на промыслах – здесь он чувствовал себя в своей стихии, и это было его привычное рабочее место.

Гани ГИЛАЕВ:

– Нефтяники говорят: «Не измазавшись нефтью, нефтяником не станешь». Вот и я всю жизнь старался следовать этой истине. Конечно, условия работы на Сахалине кардинально отличались от предыдущих мест работы. Постоянные дожди, холод, а скважины приходилось ремонтировать круглый год. И зимой тоже. Мороз под 30, все кругом открыто, а ты – шапку, каску, рукавицы, кирзовые сапоги и вперед! Вот если взять, к примеру, Восточную Сибирь, то там 40 градусов при отсутствии ветра, в принципе, нормально – работать можно достаточно комфортно. А если на Сахалине 20 и ветер, то дышать практически невозможно. А ветра там постоянно – рядом же Тихий океан.

Работа на Сахалине станет для него хорошей школой жизни и настоящей проверкой на прочность. И если для кого-то сложные условия работы, частые аварии и прочие непредвиденные ситуации могли стать причиной разочарования и отказа от профессии, то в случае Гани Гилаева все было с точностью до наоборот. Любое незначительное ЧП, любая, даже самая маленькая поломка заставляли его максимально сконцентрироваться и искать возможность не просто устранить проблему, но сделать так, чтобы она больше не возникала.

За время своей работы на Сахалине он внесет более 50 рацпредложений и внедрит около 10 изобретений, направленных на усовершенствование эксплуатации и ремонта нефтяных скважин, а также на повышение их эффективности. Успешная деятельность в этой области станет для него хорошим материальным стимулом и подтолкнет его к получению высшего образования. Местом его учебы станет Уфимский нефтяной институт, на заочное отделение которого он поступит в 1984 году. Буквально через год после поступления он, тогда начальник цеха производственного объединения «Оханефтегаздобыча», получит свою первую награду – медаль «За трудовую доблесть», а его цех будет отмечен на Доске Почета ВДНХ в Москве. Благодаря эффективному выполнению производственных программ и высокой рационализаторской активности цех, возглавляемый Гани Гайсиновичем, постоянно ходил в «Победителях соцсоревнований».

Но «почивать на лаврах» у него не было времени – он всегда стремился к новым горизонтам и пытался успеть за бурным развитием нефтедобывающей отрасли. Тогда, в середине 80-х, экономика страны еще по инерции двигалась по возрастающей, и для нефтяников Советского Союза это был настоящий «золотой век».

Но после 1985 года все начнет постепенно меняться. Объявленная в стране перестройка станет для экономики нашего государства миной замедленного действия, и все последующие за тем события в конечном итоге приведут нашу страну к августу 1991 года. А дальше – ветры перемен в одночасье разнесут «нерушимый Союз советских республик» и повлекут за собой целую цепь политических, экономических и прочих кризисов, результатом которых станет полный развал экономики могучей когда-то страны.

К счастью, до Сахалина и его нефтедобывающих промыслов эти ветры долетят уже на излете, а потому Гани Гайсинович Гилаев, тогда уже главный инженер НГДУ «Оханефтегаз», их практически не заметит. В его рабочих сутках будет по-прежнему 24 часа, и, хотя отдельные негативные последствия экономического кризиса все же будут ощущаться, на производственных планах и работе коллектива это сильно не отразится. В 1993-м Гани Гайсинович станет начальником НГДУ «Оханефтегаз». Работа в новых экономических условиях заставит его еще больше сконцентрироваться на выполнении производственных планов, и за следующие два года он выведет все показатели на прежний, докризисный уровень.

Весной 1995-го, впервые за последние несколько лет, он позволит себе задуматься о предстоящем летнем отпуске, но… 28 мая 1995 года перечеркнет не только его планы, но и судьбы пяти с половиной тысяч жителей Нефтегорска…

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО«Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– То, что произошло землетрясение, я понял сразу. Толчок был такой силы, что в соседней комнате с грохотом упали на пол телевизор и шкаф. Это произошло ночью. Я жил тогда с семьей в Охе, это в 90 км от Нефтегорска, и, когда это случилось, мы все спали. Накануне мне удалось вернуться домой пораньше. Помню, был такой ясный и какой-то очень тихий вечер, и, как говорится, ничего не предвещало беды. Только кошка вдруг начала таскать своих котят на улицу. Мы так удивились: «Что это с ней?» И даже пытались отбирать у нее котят. Ну, и в час ночи это все случилось!..

Я сразу жене и сыну командую: «Подъем! Быстро одеваться и на улицу – в машину!» Мы схватили кое-какие вещи и поехали ко мне на работу.

В тот момент Гани Гайсиновича волновало три вопроса: «Что с людьми? В каком состоянии город? Что происходит на промыслах?» Приехав на место, он сразу стал звонить по участкам, но трубку никто нигде не брал. Причина стала ясна чуть позже: оказывается, люди побежали домой узнавать, как родные. Кое-кто все же остался на месте, но на некоторых участках вообще никого не было. Гани Гайсинович понимал: «Надо срочно что-то делать! Работу промыслов останавливать нельзя – надо найти людей и расставить по местам!»

В течение двух часов непрерывных звонков и невероятного нервного напряжения ему удалось собрать людей на промыслах – кого-то вызвал он в срочном порядке, а кто-то вернулся сам, убедившись, что с родными все хорошо. Как оказалось, в самом городе Охе разрушений и жертв не было. Это немного успокоило Гани Гайсиновича. В половине четвертого, убедившись, что все работает в штатном режиме, он решил поехать домой – ему нужно было отвезти жену и сына. Тогда он еще не знал, что Нефтегорска больше не существует…

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– В 5:00 утра нас всех уже собрали по ЧС. С Нефтегорском по-прежнему не было связи, но уже была информация, что эпицентр землетрясения был возле Нефтегорска, хотя картина разрушений еще не была ясна. К 8:00 появилась информация, что поселок разрушен и туда надо ехать – разбирать завалы. И каждому предприятию было дано задание: у кого сколько кранов, сколько техники, сколько людей – все это брать и ехать в Нефтегорск.

То, что они увидели, приехав на место, – об этом Гани Гайсинович до сих пор не может говорить спокойно. Это был настоящий кошмар! Землетрясение магнитудой более 9 баллов по шкале Рихтера, произошедшее ночью 28 мая 1995 года в 1 час 4 минуты на острове Сахалин, превратило Нефтегорск в груду бетонных развалин и искореженного металла. Дома, построенные когда-то без учета сейсмичности, развалились, как карточные домики, похоронив под собой 2700 человек – почти половину населения города. Но оставались еще живые, чьи крики были слышны из-под обломков…

Гани ГИЛАЕВ:

– Это была картина невероятной трагедии, просто нереального ужаса! Ее дополняли пожары, которые возникали в результате взрывов поврежденного газопровода, – горели дома, вернее, то, что от них осталось. Это могло угрожать людям, кому посчастливилось остаться в живых под завалами, и мы начали разбирать эти завалы и вытаскивать людей – раненых, покалеченных, мертвых, живых. При мне был случай: мы взяли на кран плиту, подняли ее – под ней ванна, а в ней лежит ребенок! Представляете! Живой, где-то года два. И в это время плита ломается пополам и опять падает на ту ванну!.. Никто не думал, что после этого ребенок останется жив. Второй раз цепляем, вытаскиваем – ребенок живой! А плита опять уходит и сваливается обратно на ванну! Но в итоге мы все-таки достали ребенка живым…

Первый день завалы разбирали голыми руками – техника подошла только к вечеру. Двадцать два дня Гани Гайсинович и двадцать восемь человек его команды спали по полтора часа в сутки.

Гани ГИЛАЕВ:

– Там остались люди, которые жили и работали в Нефтегорске. На промыслах не осталось никого. Кроме того, были разрушены нефтепарки, резервуары, трубопроводы. Был разрушен трубопровод, который перекачивал нефть на завод в Комсомольске-на-Амуре. Все было в ужасающем состоянии, и на 4-й или 5-й день это предприятие отдали мне, то есть «Востокнефть» отдали «Оханефтегазу». И это хозяйство мы начали восстанавливать с нуля – ни дней, ни ночей, ни сна.

Несмотря на весь ужас ситуации и сложное психологическое состояние, Гани Гайсинович Гилаев вместе со своими коллегами в кратчайшие сроки восстановили промыслы, устранили прорывы трубопроводов и возобновили добычу нефти. За активное участие в спасательных работах, ликвидацию последствий землетрясения и проявленные при этом мужество и самоотверженность Указом Президента РФ Гани Гайсинович был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Но все увиденное и пережитое не оставляло его в покое. Картины трагедии продолжали стоять перед глазами, и после долгих раздумий он решил уехать с Сахалина. Его следующим местом работы станет Краснодар.

Туда он приедет в начале 1996 года и начнет свою жизнь с чистого листа. Большую поддержку в тот период окажет ему Дмитрий Георгиевич Антониади, который был тогда генеральным директором «Роснефть-Термнефть».

Дмитрий АНТОНИАДИ, генеральный директор ОАО «НПО «Роснефть– Термнефть» (1994-2004 годы), генеральный директор ООО «НК «Роснефть– НТЦ» (2004-2006 годы), доктор технических наук, профессор, академик РАЕН:

– Я был знаком с Гани Гайсиновичем раньше. В 1995 году он приезжал к нам в НПО в командировку по вопросам научно-технического сотрудничества с «Сахалинморнефтегазом». И мы в тот раз подписали протокол о намерениях, который лег в основу последующих совместных работ. Хочу сказать, что Гани Гайсинович произвел на меня тогда очень хорошее впечатление как профессионал, и поэтому, когда он попросил меня помочь с работой, я с удовольствием взял его к себе. Начав работать в НПО, Гани Гайсинович, образно говоря, попал «как патрон в обойму», так как имел большой опыт работы в аналогичных условиях. В то время в состав НПО входили 2 института – научно-исследовательский и проектный, завод «Нефтетерммаш», управление КРС, база производственного обслуживания, а также НГДУ «Черноморнефть» с добычей на истощенных месторождениях. Должен сказать, что он очень успешно курировал работу НГДУ, где стал непререкаемым авторитетом.

Как признается сегодня Гани Гайсинович Гилаев, именно этот момент был самым сложным на первых порах. Это на Сахалине он был герой, и его знал каждый. Здесь же, в Краснодаре, кроме 3-4 человек его не знал никто, и поэтому для всех остальных он был чужак, приехавший с другого конца света. Ему пришлось с нуля восстанавливать свой авторитет, выстраивать отношения с людьми и на деле доказывать уровень своей подготовки.

Будучи профессионалом своего дела, он организовывает систему эффективного контроля качества продукции, под его руководством НГДУ «Черноморнефть» впервые проводит гидроразрыв нефтяного пласта собственными силами без привлечения специализированных подрядчиков, кроме того, за этот период Гани Гайсинович Гилаев делает еще много полезного и необходимого для развития нефтяной отрасли Краснодарского края.

Так получилось, что, когда в 1998 году его назначали заместителем главного инженера ОАО«Роснефть-Термнефть», ему пришлось параллельно выполнять обязанности начальника научно-производственного управления. Именно в этот период, помимо своей основной деятельности, он начнет также активно заниматься наукой.

Алексей КОШЕЛЕВ, главный инженер ОАО«НПО «Роснефть – Термнефть» (1995-2004 годы), доктор технических наук, профессор, Почетный нефтяник РФ:

– Работа в научной среде способствовала развитию творческого потенциала Гани Гайсиновича Гилаева. Он проводил конференции, семинары, конкурсы, работал над публикацией результатов работ. Им опубликованы десятки статей и патентов на изобретения, а также три монографии. Результатом всей этой бурной научной деятельности стала защита им в 1999 году диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук, а затем в 2004 году он защитил также докторскую диссертацию. Кстати, научным консультантом у него здесь выступал доктор технических наук, профессор Дмитрий Георгиевич Антониади.

К моменту защиты докторской диссертации Гани Гайсинович будет уже главным инженером ОАО«Роснефть-Термнефть». В 2004 году его назначат первым заместителем генерального директора «Краснодарнефтегаза», затем после реорганизации предприятия свои функциональные обязанности ему придется совмещать с должностью главного инженера, а также с научной деятельностью, и эта двойная ответственность и возросший объем работ станут для него хорошей школой руководителя, которая очень пригодится ему уже совсем скоро.

В 2006 году его переведут на работу в Удмуртию и назначат генеральным директором ОАО«Удмурт-нефть» – крупнейшего нефтедобывающего предприятия в республике.

Валерий Чиньков, начальник отдела по региональной политике и связям с общественностью ОАО«Удмуртнефть»:

– Надо сказать, это был непростой период для предприятия. Это был момент, когда «Удмуртнефть» начала работу под управлением ОАО«НК «Роснефть» и Китайской нефтехимической корпорации «Синопек». И предприятию нужно было кардинально перестроить свою работу, перейти на новые стандарты компании «Роснефть», а самое главное – разработать и внедрить новую стратегию, нацеленную на увеличение объемов добычи нефти и развитие предприятия. Гани Гайсинович сумел сплотить команду на решение этих задач. Он всегда очень четко ставил цели, которые, на первый взгляд, казались недостижимыми, действовал неординарно, принимал порой жесткие, но выверенные решения. Сам работал без выходных и до упора. И сотрудникам, в особенности топ-менеджерам, пришлось перейти на новый режим работы. Признаюсь, к такому стилю управления не сразу все привыкли.

«Да, – подтверждает сегодня Гани Гайсинович, – сначала меня так же, как и в Краснодаре, встретили с опаской». Но, несмотря на все трудности переходного периода, «мосты взаимопонимания» были налажены довольно быстро, и результат не заставил себя долго ждать: уже через три месяца «Удмуртнефть» пошла в рост по объемам добычи нефти, и это несмотря на то, что большинство месторождений находилось тогда на поздней стадии разработки.

В числе приоритетных задач Гани Гайсиновича Гилаева была также реализация программы по повышению уровня оплаты труда и усилению мотивации персонала. Он всегда умел найти ресурсы для решения производственных задач. Но самое главное – новый генеральный директор не только определял стратегию развития предприятия и держал в поле зрения главные моменты, но и уделял внимание деталям, особенно если они касались социальных вопросов. Для него человеческий фактор был всегда на первом месте, и, приезжая на месторождение, он обязательно в первую очередь общался с рабочими и интересовался условиями их труда и быта. И если эти условия требовали улучшения, он никогда не оставлял это без внимания.

Валерий Чиньков, начальник отдела по региональной политике и связям с общественностью ОАО«Удмуртнефть»:

– Гани Гайсинович также уделял серьезное внимание реализации благотворительных программ в регионе. И надо отметить, Удмуртия еще не знала таких объемов финансирования. Благодаря «Роснефти» был благоустроен целый микрорайон «Нефтяник» в одном из ключевых городов деятельности Компании – Воткинске. Там же при активном содействии Гани Гайсиновича Гилаева был построен Свято-Георгиевский православный храм, произведено благоустройство близлежащей территории, и построена дорога из центра города. Также с его помощью был приобретен современный томограф для республиканской больницы, и реализован еще целый ряд проектов на десятки миллионов рублей. Именно поэтому жители Воткинска выдвинули кандидатуру Гилаева на выборы депутатов Государственного Совета Удмуртии и убедительно проголосовали за него. Борьба в округе была нешуточная, конкуренты не брезговали ничем, даже черным пиаром. Но в итоге он победил, и воткинцы до сих пор вспоминают Гани Гайсиновича добрым словом как одного из самых эффективных парламентариев.

Москва. Сюда Гани Гайсиновича Гилаева переведут в 2008 году и назначат на должность директора Департамента нефтегазодобычи компании «Роснефть», а уже через два года он станет ее вице-президентом и войдет в состав правления компании. Его «московский период» продлится четыре года и станет для него одним из самых успешных и продуктивных.

Это было время активного развития нефтедобывающей отрасли страны. В те годы вводились новые месторождения в Восточной Сибири, также были обнаружены новые месторождения в Красноярском крае (месторождение Ванкор), получили свое дальнейшее развитие Юганские месторождения. Кроме того, на повестке дня стоял вопрос организации добычи на старых месторождениях, в которых еще оставались ресурсы.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО«Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Поэтому нужны были новые мысли, во-первых, чтобы повысить извлечение нефти из недр. Во-вторых, надо было разместить программу буровых работ, то есть на каком месторождении бурить, в каком регионе и где это будет эффективнее всего. А это уже объем вопросов был совершенно другой – это была уже глобальная кампания развития отрасли. Кроме того, учитывая, что это было время наращивания объемов добычи, необходимо было повышать ее эффективность с точки зрения экономической выгоды. А значит, нужно было решать вопросы по оптимизации затрат: на добычу одной тонны нефти затраты должны быть минимизированы, и это была одна из главных задач того времени. Вот таким образом до декабря 2012 года я трудился в головном офисе компании, и все было посвящено работе.

В декабре 2012 года в жизни Гани Гайсиновича Гилаева начнется новая страница – ему поручат возглавить одно из крупнейших в стране нефтегазодобывающих предприятий «Самаранефтегаз». Причина такой неожиданной, на первой взгляд, рокировки заключалась в следующем: Самарская область является территорией с большой и славной историей нефтедобычи. Она началась в далеком 1936 году, когда в районе Сызрани заработала первая нефтяная скважина. На сегодняшний день число месторождений – более 160, и расположены они на территориях 26 муниципальных образований, два из которых находятся в Оренбургской области – в Бузулукском и Бугурусланском районах. Таким образом, по уровню нефтедобычи Самарская область занимает сегодня пятое место в стране и имеет очень хорошие перспективы для дальнейшего развития.

Очевидно, что именно последнее обстоятельство и стало основной причиной назначения Гани Гайсиновича на пост генерального директора «Самаранефтегаз». Благодаря своему уникальному опыту и умению работать, он уже не раз доказывал, что в отношении решения вопросов, касающихся дальнейшего развития, он уже давно является профессионалом с большой буквы. Это подтверждают все, кому когда-либо приходилось с ним работать. С этим полностью согласен и Алексей Иванович Родионов – человек, проработавший в органах государственной власти 25 лет, большую часть из которых он курировал нефтедобывающую отрасль Самарской области.

Алексей РОДИОНОВ, советник генерального директора АО «Самаранефтегаз» – компания «Роснефть« (2005–2011 годы),

заместитель Губернатора Самарской области (1991–2000 годы), заместитель председателя Куйбышевского облисполкома (1990–1991 годы), председатель Куйбышевского горисполкома (1988–1990 годы),

Почетный гражданин Самарской области:

– С Гани Гайсиновичем мы впервые познакомились, когда я работал в «Самаранефтегазе» советником генерального директора, это было девять лет назад – он тогда работал в Москве и возглавлял Департамент нефтедобычи компании «Роснефть». А более близко я с ним познакомился, когда он уже пришел сюда. Он пригласил меня к себе, мы с ним долго беседовали и с тех пор начали плотно контактировать. То, что он профессионал высочайшего класса, я знал и до этого, но уже при более близком знакомстве мне понравилось в нем то, что он оказался так же, как и я, патриотом Самарской области. Было понятно, что он пришел не просто отбывать свой срок, а что он настроен серьезно – в нем присутствовало большое стремление наращивать потенциал нефтедобычи Самарской области. Кроме этого, у него было и есть огромное желание вкладывать свой труд, душу и богатый профессиональный опыт в экономику нашей области, а это очень важно.

Свою работу в Самарской области Гани Гайсинович начал с того, что вместе с Алексеем Ивановичем Родионовым они объездили все промыслы и познакомились с руководителями территорий, на которых они находились. Налаживание дружеских контактов – очень важный момент в любом деле, и умение работать с органами местной власти – это один из залогов будущего успеха. И здесь опыт Алексея Ивановича и его знание «местных особенностей» очень помогли Гани Гайсиновичу составить на первом этапе более четкое представление о состоянии нефтеперерабатывающей отрасли Самарской области и о ее возможном потенциале.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Во-первых, Самарской области очень повезло, что здесь есть запасы нефти и газа. И перспектива у Самарского месторождения очень высока. Кроме того, здесь очень высокий человеческий потенциал – знания, опыт работы, работоспособность. Есть еще один положительный момент: все, кто работает здесь, – люди местные, и поэтому качество их работы выше, чем у тех, кто ездит вахтовым методом на промыслы. Они знают, что сегодня работают они, а завтра сюда придут брат, сын, племянник, и получатся настоящие рабочие династии, которые играют очень важную роль в повышении эффективности труда.

Гани Гайсинович признается, что главный вопрос, который мучил его в первые дни после назначения, был следующий: «Чем я могу быть полезен Самарской области? И что я могу, а главное, должен сделать в первую очередь?» Но после общего анализа запасов нефти и тщательной проработки всех данных ответы пришли сами собой.

Гани ГИЛАЕВ:

– Первым шагом должно было стать создание перспективного плана развития предприятия «Самаранефтегаз». Для этого необходимо было понять, каков потенциал инфраструктуры: скважины, нефтепарки, трубопроводы – их состояние, возраст, пропускная способность. После этого нужно определить, каким образом, что и где построить при необходимости. Но на это нужны деньги. Следовательно, нужно также просчитать эффективность: то есть 1 рубль положил – 1 руб. 80 коп. возьми. Что касается второго шага, им должна была стать подготовка к юбилею. Нам же почти 80 лет – надо готовиться к этой дате и в первую очередь обратить внимание на внешний вид. А предприятие на тот момент не отвечало корпоративным стандартам компании с точки зрения внешнего вида. Это была вторая программа.

Третья программа, выработанная Гани Гайсиновичем и его новой командой, касалась социальных условий – они должны были соответствовать всем требованиям головной компании. Сюда входили и перевозка людей, и вопросы, касающиеся охраны труда, техбезопасности и экологии, и внешний вид сооружений и зданий, а также строительство подъездных дорог.

И здесь надо отметить, что все планы Гани Гайсиновича и его команды были утверждены тогда в головном офисе без каких-либо серьезных замечаний. А в феврале 2013 года уже был готов генеральный план развития всего предприятия, который также был одобрен без особых затруднений.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Мы выработали абсолютно новый подход к развитию предприятия и, как только мы получили «добро», сразу же приступили к действиям: начали проводить буровые работы, создавать проектную документацию, осваивать новые пути работы. К первым результатам мы пришли только в 2014-2015 годах. По итогам 2015 года нами было добыто 11,8 миллионов тонн нефти, что на 5,4% было больше, чем в предыдущем году. Сегодня мы планируем увеличивать показатели по добыче нефти каждые три-четыре года и надеемся, что никакой мировой нефтяной кризис нам не сможет помешать идти к нашей цели.

Рассказывая об успехах предприятия «Самаранефтегаз», Гани Гайсинович никогда не говорит «я», всегда только «мы», и это не случайно. Команда, с которой он работает, – это не просто сотрудники АО «Самаранефтегаз», это его единомышленники, его верные товарищи, с которыми он вот уже три года является единым организмом.

«Конечно, получилось это не сразу, – признается Гани Гайсинович, – и поначалу между нами были довольно серьезные трения». Но, в конечном итоге, все пришли к пониманию.Интересы производства оказались превыше всего. Это незамедлительно отразилось на качестве работы, что, в конечном итоге, привело к довольно впечатляющим результатам, причем не только в области нефтедобычи…

Виктор САЗОНОВ, председатель Самарской Губернской Думы:

– Благодаря стараниям Гани Гайсиновича и всего коллектива, компания «Самаранефтегаз» за четыре года увеличила объемы бюджетных отчислений в два раза. Только за последний год общая сумма перечислений в бюджеты всех уровней выросла с 6 до 9 млрд. рублей. И это огромный вклад в наполнение областного бюджета и местных бюджетов муниципальных образований Самарской области. Мы с Гани Гайсиновичем знакомы всего три года, но для меня, как и для многих жителей Самарской области, он является коренным земляком. Должен сказать, что возглавляемое им предприятие «Самаранефтегаз» является в высшей степени социально-ответственным предприятием, и нас с Гани Гайсиновичем связывают именно эти грани сотрудничества. Моя работа как депутата в своем избирательном округе и его деятельность по обустройству территорий, где присутствует нефтяная компания, во многом перекликаются. «Самара-нефтегаз» направляет значительные средства на развитие и благоустройство, строительство дворовых и спортивных площадок, ремонт и оборудование больниц, школ, детсадов. Кроме того, компания «Самаранефтегаз» в лице ее генерального директора Гани Гайсиновича Гилаева приняла программы социально-экономического партнерства с 22 районами и 4 городами губернии. Финансовые средства в рамках данных программ направляются на решение социально значимых проектов: ремонт и оснащение учреждений образования, здравоохранения, культуры и спорта, а также на решение проблем ЖКХ. Таким образом, в целом предприятие ежегодно реализует в городах и селах Самарской области около 300 социальных проектов.

Гани Гайсинович Гилаев по праву может сегодня гордиться многими своими достижениями и успехами. Но самым главным для него является его семья. Со своей супругой Мариной Викторовной он познакомился еще на Сахалине. В семье Гилаевых четверо детей: старшая дочь Анна – кандидат медицинских наук, а двое сыновей Артем и Руслан – кандидаты технических наук. Оба они закончили Уфимский нефтяной институт и сейчас работают на Севере. Дома с родителями живет только младший сын Геннадий – он выпускник Московского нефтяного института им. Губкина и в настоящий момент добывает нефть на самарской земле. Сегодня дети Гани Гайсиновича – взрослые и самостоятельные люди, и, с гордостью глядя на них, он жалеет лишь об одном: слишком мало времени проводил с ними в детстве – все забирала работа. Но, несмотря на это, ему удалось стать для них не только хорошим отцом, но и близким другом и воспитать их достойными людьми.

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Народная мудрость гласит: «Если хочешь накормить голодного человека, дай ему рыбу. А если ты хочешь, чтобы он всегда был сыт, дай ему удочку». Именно этим принципом я руководствовался в воспитании своих детей. Мне было важно научить их быть самостоятельными и самим зарабатывать деньги. И еще – я всегда говорил детям: «Не нужно стремиться стать большим начальником. Чаще всего именно люди, не занимающие высоких постов, счастливее крупных руководителей, потому что у них есть возможность проводить больше времени с семьей. А семья для человека – главное. Конечно, ты начинаешь это понимать не сразу, а на каком-то определенном этапе. Ты понимаешь: вот твоя любимая жена, вот твои любимые дети, и это самое дорогое для тебя. Ну, а уже когда у тебя появляются внуки, ты вообще думаешь: «За что мне такое счастье?» У меня пятеро внуков, и я самый счастливый дедушка на свете. Глядя на них, я понимаю, что не зря прожил свою жизнь и что у меня есть такое замечательное продолжение. (Улыбается…)

2016 год для Гани Гайсиновича – юбилейный. В феврале ему исполнилось 60 лет. Больше 40 из них он посвятил любимой работе и за это время ни разу не пожалел, что стал когда-то нефтяником. За большой вклад в социально-экономическое развитие Самарской области Гани Гайсинович Гилаев награжден почетными знаками Губернатора Самарской области «За труд во благо земли Самарской» и Самарской Губернской Думы «За служение закону».

Гани Гайсинович уверен, что ему в жизни сильно повезло: он стал тем, кем хотел быть, встретил чудесную женщину, воспитал прекрасных детей, стал замечательным дедушкой. А еще он считает себя очень счастливым человеком, потому что у него есть… мама. Галие Гадельшиновне сейчас 90 лет, она до сих пор живет в родной деревне Гани Гайсиновича и каждый раз к приезду сына обязательно готовит его любимый национальный башкирский пирог с говядиной. Она всегда верила в своего сына и всегда говорила ему: «Ты крепкий, выносливый, из рода долгожителей. Иди вперед и ничего не бойся – все выдержишь!»

Гани ГИЛАЕВ, генеральный директор АО «Самаранефтегаз», Заслуженный работник Министерства топлива и энергетики РФ, Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ, Почетный нефтяник, академик РАЕН, доктор технических наук:

– Мамины слова я помню все время и стараюсь ничего не бояться и идти по жизни с высоко поднятой головой. Конечно, были времена, когда это было непросто, но мне удалось их преодолеть. Сейчас в моей жизни все налажено, но, что будет завтра, трудно предугадать, особенно в моей профессии нефтяника. Конечно, я мечтаю, чтобы все было нормально, а главное, стабильно. И, безусловно, у меня есть определенные планы на будущее. В основном, они касаются моей семьи и, конечно же, работы. Мне хочется, чтобы наше предприятие «Самаранефтегаз» продолжило свое развитие и чтобы достигнутые сегодня успехи стали прологом к еще более высоким достижениям в будущем, а я, со своей стороны, готов сделать для этого все!


Елена Филатова
При подготовке материала использованы фото из архива Г.Г. Гилаева.

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...