Николай Тарасов: «Моя родина – Самара»

3699
Николай Тарасов: «Моя родина – Самара»

9 мая 2016 года. Самые близкие и родные пришли поздравить любимого отца, дедушку и прадедушку. Здесь присутствуют уже несколько поколений большой семьи Тарасовых. 9 мая для всех них – двойной праздник. Ветеран Великой Отечественной войны Николай Кузьмич Тарасов прошел всю войну и встретил День Победы в госпитале, в этот великий для всей страны день он отмечает еще и свой день рождения! В 2016 году он празднует юбилей – свое девяностолетие.

Николай Кузьмич Тарасов родился не в Самаре, однако именно этот город он теперь уже считает своей Родиной, ведь здесь он прожил более 60 лет своей жизни. И, гуляя по городу со своими сыновьями или внуками, почти про каждое третье здание он может честно сказать: «Его построил я!» Именно поэтому, совершенно не лукавя и не приукрашивая, мы можем сказать, что этот очерк о самарской судьбе легендарного строителя Николая Кузьмича Тарасова…

Николай Кузьмич сегодня признается, что о деталях боевых действий ему рассказывать сложно до сих пор, хотя, наверное, каждую из них он помнит и сегодня вплоть до мелочей. Тем не менее, есть вещи, о которых не вспоминать и не говорить просто нельзя… В его доме на комоде, на одном из самых видных мест, стоит маленькая модель танка «Т-34». Это первое своеобразное напоминание о прошлом – о том военном времени и обо всех событиях, которые ему, совсем еще молодому мальчишке, пришлось пережить. Он родился в 1926 году в Саратовской области, в рабочей семье. Время было сложное, поэтому отцу с матерью приходилось работать по 12 часов в сутки, без выходных. Через год после начала войны Николай Тарасов поступил в танковое училище в Верхнем Уфалее Челябинской области. Ехал туда с двумя товарищами на крыше вагона – внутри не было ни одного свободного места. Именно там, в училище, совсем еще юные парнишки окунулись в отнюдь не детскую жизнь – осваивали новый образец того самого легендарного «Т-34» с пушкой

85 мм. «К концу 1943 года наши войска вышли на границу с Румынией», – вспоминает Николай Кузьмич. К тому времени закончилась учеба в училище, и все выпускники вместе с офицерами поехали на завод в Нижний Тагил забирать новые танки. Именно там ребята впервые осознали, какая ответственность их ждет впереди.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Нас поразил тот грандиозный труд, производимый на заводе. Работало огромное количество молодых женщин. Завод был загорожен, выход с него был запрещен, поэтому они ночевали в цеху. Сделали нары и своеобразные постели, отгородили их от сборочного цеха. Какие же они все были старательные! Все очень внимательно относились к своему делу. Эта жизнь, вся обстановка, старания этих людей, их отношение к нам, будущим фронтовикам, нас настраивали на хороший, боевой лад.

Выпускников танкового училища в первую очередь поразило, какую технику создают собственными руками эти хрупкие женщины. Вес 32 тонны, 116 снарядов, каждый из которых весит 16 кг.Вот такой махинойнадо было учиться управлять! 18-летние мальчишки залезали в танк и мечтали об одном: как можно быстрее пойти в бой. Прямо на заводе офицеры сформировали экипажи. Николай Тарасов стал водителем.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Нас посадили на танки, на которых мы должны были воевать. И опытные командиры, первоклассные водители проверяли наше состояние и установили, что мы физически слабы для того, чтобы управлять этими машинами. В танке ведь не баранка, а рычаги. И они вынесли вердикт: ребята недостаточно сильны, на фронт таких нельзя направлять! Нас оставили на «десятидневное откармливание». Столовая изменилась, улучшили питание, начали все контролировать.

Позже был сформирован большой воинский эшелон: сто танков погрузили на платформы, а впереди шел новый паровоз «Феликс Дзержинский» – такой состав отправился из Нижнего Тагила до Москвы. О том, что поразило в те минуты Николая Кузьмича, обычно не рассказывают по телевизору и не пишут в газетах, эти воспоминания остаются у них, в сердцах фронтовиков, и не забываются никогда…

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– После Московской области мы поехали до города Ясс. От Москвы до Ясса находилась сотня железнодорожных вокзалов, и вот что поразило: ни одного я не встретил целого, абсолютно все были разрушенными. Когда мы ехали вдоль железной дороги, около населенных пунктов были выкопаны землянки, в которых жили наши люди. Они видели, что идет эшелон, и бежали к нему с разными посудками. Машинисты ехали уже не в первый раз и обстановку понимали, поэтому притормаживали и ехали уже не так быстро. И прямо к платформе, к танку, с кастрюльками, с ведерками бежали женщины. Мы готовились к этому делу, наливали в танковое ведро солярки и выливали им: у них же не было ни керосина, ни горючего, ничего! Они с такой благодарностью воспринимали это: некоторые даже молились на коленях, получив такой дар от танкистов. Также мы немного хлеба им кидали из собственных пайков. Вот такое впечатление у нас осталось от того, что на нашей земле оставили немцы… Так могут поступать только звери.

Танкистом Николай Кузьмич воевал на втором Украинском фронте, освобождал Румынию и Чехословакию. Но особо знаменательные военные действия для него состоялись в Венгрии.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– В Венгрии я воевал два с половиной месяца, в Будапеште. Наши войска окружили Будапешт, а немецких войск в оцеплении было огромное количество – 250 000 солдат. Нашей задачей было сделать так, чтобы они не прорвались из окружения и к ним не попали подачки.

Видимо, они уже начали голодать, и они, конечно, пытались прорываться. Техника тоже ослабла, с точки зрения горючего. Наши военные начали вести переговоры с истощенными войсками, с их руководством: «Ну что же вы гибнете, сдавайтесь, кто будет сам сдаваться, убивать не будем». Я лично не наблюдал этого, но нам рассказывало командование, что они договорились с немцами встретиться и переговариваться о сдаче. Наши соорудили отряд парламентеров, по-моему, их было 12 человек. И они поехали на переговоры на бронетранспортерах. Но немцы поступили по-хамски: при подъезде наших они всех их убили. Переговоры не состоялись. И опять начались ожесточенные бои за освобождение Будапешта.

Вскоре немцы сами небольшими группами стали выходить из города и сдаваться. Постепенно советские войска вошли в город. В войсках действовал жесточайший приказ – относиться к населению порядочно, вести себя миролюбиво. Николай Кузьмич вспоминает, что все солдаты тогда получили красные листовки с таким текстом: «Уважаемые бойцы, вы находитесь в республике, которая в будущем станет дружественной страной. Рекомендуем вам соответственно организовывать свое поведение. Подпись: Иосиф Виссарионович Сталин». Прочитанный приказ все старались добросовестно выполнять.

В начале апреля 1945 года Тарасов в составе своего корпуса пробивался к Вене. Но ровно сутки не дошел он до столицы Австрии: 5 апреля 1945-го в 10 часов утра Николай Кузьмич получил ранение во время боевой разведки. Первая машина подорвалась на мине. Тарасов повел свой танк вправо, но немецкий «Тигр» ударил по советскому «Т-34». Радиста-пулеметчика убило на месте. Николай Кузьмич получил серьезное ранение и 9 мая 1945-го встречал в госпитале Будапешта.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– У меня было очень тяжелое ранение: я был ранен в грудную клетку и в живот. У меня и сейчас один осколок находится в легком, врачи так и не сумели его удалить… Семь с половиной месяцев я провел в госпитале. А 9 мая даже с постели встать не мог…Помню, как той ночью началась стрельба около проходной госпиталя, все ребята проснулись. Нас в палате было 8 человек. У всех было одно подозрение: немцы десант высаживают. Вдруг в палату влетает медсестра и орет: «Война кончилась!!!» Один говорит: «Ну, точно чокнулась». Никто не поверил! А позже уже весь госпиталь гудел и праздновал!

Николай Кузьмич Тарасов награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2 степени, орденом Славы, многочисленными боевыми и памятными юбилейными медалями. Подлечившись и выйдя из госпиталя, Николай Кузьмич приехал в город Казань и поступил в строительный институт. На вопрос: «Почему именно строительный?» – он не задумывается ни на секунду и отвечает:

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Мне так опостылела война, так психологически сложно было пережить все эти ужасы, что хотелось учиться на специальности, не связанной с военной. А в Казани все вузы были военного значения: технологические, авиационные и так далее. А после войны состоялся первый набор в Казанский институт инженеров гражданского строительства. Я как услышал слово «гражданского», решил сразу: пойду только туда!

Красивый город Казань подарил Николаю Тарасову не только прекрасные студенческие годы, профессию, быстро ставшую любимой, но и встречу с будущей супругой. Екатерина Семенова, студентка филфака, решила продолжить семейную династию педагогов и стать учителем.

Красивая, умная девушка сразу произвела впечатление на Николая, однако встречаться с ним согласилась не сразу. Но настойчивость и целеустремленность молодого Николая Тарасова проявлялись в его характере уже тогда. И они поженились, еще будучи студентами.

По окончании вуза Николая ждало обязательное распределение – как участник войны он имел право выбрать из нескольких вариантов, предложенных руководством. Пожелание у студента было одно – город на Волге, без которой, кажется, он и жизни своей уже не представлял. В итоге молодая семья переехала в Куйбышев. В этом браке родилось двое сыновей, для которых отношения между родителями стали примером в построении собственных семей.

Сергей ТАРАСОВ, старший сын Николая Кузьмича:

– Я думаю, эта основа – ценность семейных отношений –была заложена именно нашими родителями. А для них примером наверняка являлись семьи их мамы и папы. Ведь такое трепетное отношение к традициям передается из поколения в поколение. Настоящие российские семьи, которые получились у нас, конечно, имеют очень глубокие корни.

Александр ТАРАСОВ, младший сын Николая Кузьмича:

– Мне вспоминается, что всегда родители были с нами, с детьми. В выходные или праздники, несмотря на то, что у отца была серьезная работа с колоссальной нагрузкой, мы всегда куда-то ездили, путешествовали, отдыхали на Волге. Волга-то рядом, и поэтому мы все очень к ней были привязаны. У нас была моторная лодка «Прогресс», вот на ней мы рассекали в свое удовольствие лет 40 назад… Вот это хорошо запомнилось: рыбалка, ночные костры, утренние зори.

Сергей и Александр Тарасовы – сегодня успешные строители, которые продолжили дело своего легендарного отца. Их супруги также имеют непосредственное отношение к этой профессии, по тем же стопам пошли и их дети. Поэтому сегодня можно говорить о том, что Николай Кузьмич стал родоначальником династии строителей.

А к своим карьерным высотам Николай Кузьмич шел постепенно, как на стройке, вбивая колышек за колышком…

Приехав в Куйбышев, он начал работать прорабом в тресте «Куйбышевстрой» Министерства жилищно-гражданского строительства РСФСР, позже стал главным инженером, а с 1958 года он был назначен управляющим этим трестом. Сегодня даже трудно посчитать и перечислить все объекты нашего города, к строительству которых Николай Кузьмич имел самое непосредственное отношение: это школы, детские сады, больницы, учреждения соцкультбыта и, конечно же, жилые дома.

В 1967 году Николай Кузьмич был избран заместителем председателя Куйбышевского горисполкома, на этой должности он проработал 16 лет. В течение 20 лет он был депутатом городского Совета. Николай Кузьмич еще в молодом возрасте смог завоевать авторитет у руководства города и области. А помог этому один случай. 1-й секретарь Куйбышевского обкома КПСС Михаил Тимофеевич Ефремов поставил перед коллективом задачу: облагородить улицу Пристанскую. Сегодня бы сказали, что речь шла о строительстве самарской набережной. Но до 60-х годов в Куйбышеве никакой набережной не было, а вдоль Волги шла именно улица Пристанская. Выглядела она непрезентабельно: берег разрушен, грязь и огромное количество леса.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Тогда политическая обстановка была такой: не до набережной! Было постановление Центрального Комитета партии «О запрещении строительства объектов не первой необходимости». Это я повторяю его слово в слово. Поэтому сказать о том, что мы строим набережную, уже являлось настоящим преступлением. За это из партии могли выгнать. Это называлось просто: благоустройство улицы Пристанской. Но сначала ее надо было освободить. Где сейчас находится гостиница «Волга», раньше был ДОК – деревообрабатывающий комбинат. Кроме него, вся территория была занята заводами! Собрали нас в обкоме и говорят: «Мужики, у всех вас жены, дети, сколько же можно жить в таком свинстве? Неужели мы не можем это дело привести в порядок? И кто мешает? Мешаете вы! А точнее, ваши предприятия, они находятся не на месте. Их нужно убрать Мы вам даем месяц, решайте вопрос и освобождайте этот район, тогда мы сможем заняться благоустройством».

В числе прочих с территории будущей набережной нужно было убрать и производственную базу треста «Куйбышевстрой». Местная власть дала участок на улице Советской Армии, да еще и с инженерными коммуникациями. Министр гражданского строительства принял решение построить эту базу на новом месте и выделил денег. Когда через неделю собрались тем же составом, секретарь обкома всех по очереди начал спрашивать, как дела с переносом производственных мощностей. Николай Кузьмич доложил: нашел решение! Трест переехал, коллектив освободил территорию. Именно за это решение впоследствии он пользовался неограниченным доверием со стороны областных властей. Это доверие порой помогало Тарасову выкручиваться из самых нестандартных ситуаций…

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– По-современному если оценивать: однажды я чуть не попал в коррупционеры, опять же с этой набережной… Надо было сносить ДОК – деревообрабатывающий комбинат, им даже дали место в поселке лейтенанта Шмидта, а они закрыли ворота и уехали. А мне на этой территории отвели место под строительство гостиницы «Волга». Нас, как всегда, сроки поджимали, необходимо было работу начинать, а я не мог это сделать. Меня вызывает руководство: «Ты чего не строишь?» Я говорю: «Они же ДОК не снесли». Вызывают директора ДОКа, он говорит: «Надо Тарасову – пусть сносит!» Я собрал профсоюз, жилья-то ни у кого тогда не было, и сказал рабочим: «Делайте грошовую оценку леса, всех строительных материалов, которые там есть, разбирайте и сами увозите». Через две недели все разобрали практически бесплатно. Я начал строительство гостиницы. И вдруг управляющая Промбанком Нина Ивановна Цынкалова создала комиссию по проверке этого ДОКа. Пришла ревизия, спрашивают у директора: «Где ДОК?» Они говорят: «Спрашивайте у Тарасова! Это он сносил». Ревизия пришла к нам с журналистами из газеты «Правда», а те потом написали фельетон, он называется «Пропавший ДОК», где фигурирует моя фамилия и говорится о том, какое я совершил самоуправство. А тогда был такой порядок: если стал героем фельетона, самое минимальное наказание – исключение из партии, но если речь идет о материальной выгоде, то и прокурор подключается...

Дело, действительно, начало набирать серьезные обороты, однако, когда Михаилу Тимофеевичу доложили ситуацию, он сказал: «Дело тяните. Тарасова не трогайте». Авторитет Тарасова укреплялся с каждым днем. В Самаре ходила присказка: «Идите к Тарасову, он что-нибудь обязательно придумает». Казалось бы, даже из безвыходных ситуаций он все равно находил решение. Мудрый, строгий руководитель, он был еще и очень находчивым!

Константин УШАМИРСКИЙ, заместитель главы города Самары в 1992–1999 годы, Заслуженный строитель РФ, Почетный гражданин г.о. Самара:

– Объемы строительства тогда были очень большие. Город в то время строил примерно четыре школы с бассейнами в год на 1200 мест, с огромными площадками и двумя спортзалами, детские садики на 280 мест, больницы, магазины – все мы строили в комплексе. А дороги какие мы делали! Даже занимались трамвайными и троллейбусными линиями. Именно Николай Кузьмич выдавал разрешения на стройку, лично следил за соблюдением техусловий. Это колоссальная работа! Николай Кузьмич, конечно, нервничал иногда, ругался, но мы это воспринимали с пониманием. По делу ведь ругается! И поскольку он знал всю работу изнутри, досконально, вплоть до малейших деталей, такого же отношения к работе он требовал и от нас. Мы всегда относились к нему с большим почтением, до сих пор для всех строителей он непревзойденный авторитет. К Кузьмичу пойдешь – он все решит, именно так все и было!

В Куйбышеве в одном из первых городов страны была создана новая организация – Управление капитального строительства горисполкома, где и была сосредоточена большая часть средств многих организаций для проектирования и финансирования строительства. Тогда же был создан и новый проектный институт «Горпроект», основная проектная организация по проектированию города. Создание единого заказчика по строительству жилья и других культурно-бытовых объектов было поручено Николаю Кузьмичу Тарасову. Организация УКСа горисполкома позволила ежегодно наращивать темпы жилищного строительства. В Куйбышеве наконец начался мощный строительный бум. Создавались новые районы: проспект Ленина, улица Стара-Загора, другие магистрали, 15 крупных микрорайонов. Масштабы жилищного строительства требовали полной реконструкции хозяйства города. Вновь началось строительство мощных водозаборных сооружений, общегородских очистных сооружений, которые на тот период времени были признаны лучшими в России.

За строительство Дворца спорта, цирка, филармонии тоже был ответственным Николай Кузьмич Тарасов. Вспоминая все свои строительные объекты, Николай Кузьмич обязательно находит пару удивительных историй, посвященных каждой стройке. И везде были свои преграды и сложности. Как говорится, «как по маслу» не был сдан ни один объект. Как оказалось, даже всеми любимое здание Самарского цирка могло остаться лишь на чертежах…

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Такой цирк по конструктивным особенностям был уникальным. Его перекрытие состояло из натяжных потолков. Проектировщиком здания стал Московский институт «Гипротеатр». Они предлагали нам осуществить этот проект, но мы задавались главным вопросом: кто строить будет? Такого опыта ведь не было еще ни у кого! Я поехал к заместителю министра монтажных и специальных строительных работ СССР, показал ему проект, а он мне говорит: «Я раз в неделю на чердаке Дома Советов на коленках ползаю, конструкцию проверяю, чтобы не упала, ты еще хочешь, чтобы я к вам постоянно ездил? Надо такую технологию сначала на дровяном складе испытать: если месяц постоит и не упадет, тогда и будем пробовать». И выпроводил меня. Но нам повезло, что такая же идея строительства была запроектирована в Уфе и в Новосибирске. Тогда уже в Москву поехали три зампреда!

Три зампреда попали на прием к главному архитектору страны. Но он тоже выгнал их с этим проектом. А выручил Минас Георгиевич Чентемиров, зампред Госстроя СССР. Посмотрел проект, задал с десяток профессиональных вопросов и сказал: «Будем строить, я это дело пробью». Так и случилось. Куйбышев получил разрешение первым в стране строить такой цирк.

Своя история у Николая Кузьмича есть и про Дворец спорта. Совсем скоро должен был состояться праздник

«50-летие Советской власти», уже заключили договор на выступление московских артистов в новом Дворце спорта, а объект сдан не был. Финансирования не хватало, и, как всегда, приходилось решать вопросы, которые выходили за рамки возможностей. Николай Кузьмич столкнулся с новой проблемой: Дворец спорта был рассчитан на 7,5 тысяч мест, а значит, и в раздевалку необходимо было повесить такое же количество вешалок.

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– А это денег стоит! Первый секретарь обкома партии только одно говорил: «Вы у нас в горкоме сидите, вот и решайте. Провалите – знаете, что будет. Денег нет. Но вы ведите себя так, будто у вас деньги есть. Я приглашу директора Металлургического завода П.П. Мочалова, попрошу его за ваши деньги (неимеющиеся) срочно сделать вешалки (а осталось 2 недели до открытия)». Мочалов ко мне прислал замдиректора по строительству, мы подписали договор. Они сделали хорошие, алюминиевые, прочные крючки. Открыли Дворец спорта. Прошел месяц, два, предъявляют нам счета на оплату. А я все время тяну… В итоге, прошло три месяца, мы все не платим, и Мочалов пошел к секретарю обкома. Его помощник мне потом все и рассказал. Павел Петрович доложил ситуацию, а секретарь ему в ответ: «Ты директор огромнейшего завода, таких предприятий в стране больше нет! Неужели ты не мог такой ерунды разгадать, что у них денег нет? Соображать надо, милый мой! Неужели я за вас должен додумывать: у кого есть деньги, у кого их нет! Выкручивайся сам, списывай, куда хочешь!» После этого ко мне перестали приставать с оплатой вешалок.

Слушая Николая Кузьмича, поражаешься, насколько удивительный и интересный это рассказчик! Он неоднократно повторяет в беседе, что вся его жизнь – это его работа. Сложная, ответственная, стрессовая и непредсказуемая, но такая любимая! А сдачу каждого выстраданного объекта можно сравнить с рождением ребенка, настолько это долгожданное и счастливое событие!

Александр ТАРАСОВ, младший сын Николая Кузьмича:

– Столько эпизодов разных он рассказывал. Но при этом удивительным образом он все время припоминает новые события. Иногда что-то повторяет, но что-то вспоминает такое, о чем за много лет ни разу не рассказывал. Очень интересный пласт: с чего начиналось в Самаре метро – откуда все пошло, как все это готовилось, а ведь все это было сконцентрировано в его руках. Была толстая папка, с которой он бессчетное число раз ездил в Москву, и наконец у нас начало строиться метро.

Сергей ТАРАСОВ, старший сын Николая Кузьмича:

– Из объектов, которые, может быть, не являются особенной гордостью для папы, но они являются необычными, о строительстве которых никто особенно и не знает, я назову Самарскую площадь. Она была построена в 1950-е годы, а здания, расположенные на площади, являются одними из самых красивых в городе Куйбышеве. Архитектура была еще та, сталинская, которая не исключала архитектурные излишества, как тогда говорили. Папа руководил этим строительством, а этот комплекс строили заключенные, и он часто рассказывал, что именно в этом и заключалась вся сложность работы. Объекты были обнесены колючей проволокой, заборами, и непрофессиональные строители занимались стройкой. Тем не менее, результат мы сейчас можем видеть.

1967 год. Уже построены цирк, дворец спорта. Куйбышев стал городом с миллионным населением. Однако специализированного онкологического центра в городе-миллионнике до сих пор не было. Всех онкобольных отправляли в обычные больницы, в Минздраве на все просьбы ответ был один: «Пока не достроят Клиническую больницу, средств на другие учреждения нет».

Николай ТАРАСОВ, участник Великой Отечественной войны, заместитель председателя Куйбышевского горисполкома в 1967-1982 годы:

– Нашего председателя Росовского вызывают и дают ему задание: «Ты поговори, может, Тарасов что-нибудь придумает». С Алексеем Андреевичем мы собрались, он говорит: «Кузьмич, строгое задание. Давай думать, что делать с онкологией». В то время было запрещено строительство объектов не первой необходимости, Министерство здравоохранения на этот объект денег также не выделяло. Но деньги давали на жилье! А общежитие – это жилье. Но в нашем горисполкоме денег и на общежитие не было. Поэтому мы пригласили Леонида Степановича Чеченю (директора Куйбышевского моторостроительного завода имени М.В. Фрунзе), говорим ему: «Как у тебя дела с общежитием на заводе?» – «Надо строить! Деньги есть, а строить некому!» На улице Запорожской мы решили за деньги Чечени построить пятиэтажное общежитие. Потом написали директору письмо о том, что в связи со сложной обстановкой просим его разрешить поэксплуатировать общежитие полгода, пока мы не построим онкоцентр. А что директору было делать? Мы же не отбираем у него здание, а просто поэксплуатируем. За полгода мы его переоборудовали, и вот там почти до сегодняшнего дня был онкоцентр, а теперь отдали это место больнице Ерошевского. Вот такая история.

Нельзя умолчать и еще об одной истории из профессиональной жизни Николая Кузьмича, касается она филармонии. Пожарные решили, что в таком здании нельзя было проводить массовые мероприятия – вестибюль маленький, коридоры узкие. Приняли решение сделать капитальный ремонт. Пригласили архитекторов, они обследовали здание и сказали, что расширить вестибюль невозможно, нужно ломать. Храмов сделал проект, а он не укладывается в те габариты, которые занимало старое здание филармонии, архитекторпредложил отодвинуть его на 20 метров. А это уже считается новое строительство. Горисполком на свой страх и риск дал добро. Сделали фундамент, возвели один этаж, но стройку законсервировали, потому что кончились деньги, которые были рассчитаны на реконструкцию. Николай Кузьмич поехал в Москву, в Госплан, разъяснять ситуацию. Они созвали комиссию, которая потом доложила в правительство, что в Самаре делают не капитальный ремонт, а строят новую филармонию. Поднялся скандал: кто принял такое решение? Тарасова вызвали в обком. Сказали одно: «Зампред Госплана пообещал, что, если мы Тарасова выгоним с работы, тогда он поможет с дальнейшим финансированием». В итоге, решил все случай. Пока шли обсуждения, в Совете Министров РСФСР сменили руководителя и назначили нашего земляка Виталия Ивановича Воротникова. Так дело и закончилось: Николай Кузьмич остался на своем месте, при этом и на филармонию выделили деньги.

Алексей РОДИОНОВ, Почетный гражданин Самарской области, председатель Куйбышевского горисполкома в 1988-1990 годы:

– Я считаю, что Николай Кузьмич – это глыба в строительстве того времени. Я должен поблагодарить его, потому что я у него как у старшего товарища с огромным опытом работы в строительной отрасли очень многое перенял, многому научился. Он никогда не хвастался своим колоссальным опытом, а всегда очень корректно подсказывал, что и как нужно сделать. Представляете, что такое капитальное строительство в 70-ые годы? Это массовое строительство панельного домостроения, объектов соцкульбыта на чистых площадках, но чаще всего на неподготовленных площадках с точки зрения инженерной инфраструктуры. Надо было свести проектировщиков, заказчиков – горисполком, подрядчиков – строительные тресты. Этим всем занимался Николай Кузьмич.

Активная строительная деятельность Николая Кузьмича завершилась в институте «Промзернопроект». В это время он руководил проектированием крупных объектов по переработке зерна в Куйбышевской области, Башкирской АССР, Карельской республике, Ленинграде и других регионах нашей страны. Крупные объекты были запроектированы и на Кубе.

Александр Косырев, зампредседателя Самарского отделения Российского общества инженеров строительства, секретарь Куйбышевского горкома КПСС в 1977-1990 годы:

– Он – человек удивительный, очень интересный. Это абсолютно состоявшаяся личность во взглядах на жизнь, на события, на город. Восхищают его обстоятельность, исключительное знание дела, самоотверженность в профессии. Отлично помню, каким он был в работе: пока он не добьется своей цели, от нее не отступит. И если он в чем-то уверен, то сможет убедить и руководство, и архитекторов и сделает так, чтобы было лучше для города.

Заслуженный строитель РФ Николай Кузьмич Тарасов за долголетний добросовестный труд был награжден орденом «Знак Почета». Занимаясь благоустройством города, он обдумывал каждую мелочь, любую деталь и, в первую очередь, волновался за то, чтобы горожанам было комфортно и уютно здесь жить. Так же искренне он до сих пор переживает за судьбу Самары, которая уже давно стала для него родной…


Наталья Сидорова
При подготовке материала использованыфото из архива Н.К. Тарасова.

Оцените статья

+2

Оценили

Лена Михайловская+1
Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...