Красное знамя председателя. К портрету Николая Гавриловича Медведева

3843
Красное знамя председателя. К портрету Николая Гавриловича Медведева

«Трудно живётся сейчас простому сельчанину. Помочь ему во всём — наша задача».
Николай Медведев, конец 1990-х

Мне всегда импонировали люди, которые не ломаются в эпоху перемен. Сколько перевидали мы «красных директоров», что, заласканные властью, послушно перекрасившись, яростно банкротили бывшие свои колхозы-миллионеры, разоряя земляков…

Но были и есть те, у кого и земля скуднее, и погода не ахти, но их именитые, нет – именные – хозяйства, чем дальше, тем крепче.

А слово «колхоз» им не помеха, а талисман! Или короче – «крепость».

Есть такая крепость в Кинельском районе…

Крепость – слобода – колхоз

В 1736 году Сенат Российской империи порешил проложить укрепленную линию оборонительных крепостей по реке Самаре – Самарскую дистанцию. К ее возведению привлекли знаменитых мужей отечественной науки Ивана Кирилова и Василия Татищева.

Опорным «орешком» Линии стала Красносамарская крепость, а неподалеку от нее в 1743 году возникла Мочинская слобода, которую заполнили переселенцы и беженцы из центральных губерний России и малороссийских земель. При благоприятном во всех отношениях военном положении Мочинская местность все годы имела отталкивающий сельскохозяйственный рейтинг: лесостепь, переходящая в полупустыню, мертвая почва да еще кинжальный разрыв путей сообщения по имени река Самара…

Передюжив свирепую Пугачевщину и пожар обеих революций 1917 года, село Моча (позже Красносамарское) в 1929 году обросло 3 колхозами: Имени Первого мая, Имени Куйбышева и Имени Степана Разина, вкусившими все «прелести» кулачества и коллективизации.

Понятно, что на бесплодных землях ни рая, ни оазиса не намолишь… Тогда постановили в 1950 году все три колхоза объединить в один – имени Куйбышева. И это не спасло…

Вот как писала в своей первой исследовательской работе про дедушку Николая Гавриловича девятиклассница Катя Медведева: «В колхозе имени Куйбышева было тогда тяжелое время. Животные (коровы, овцы) падали от голода – не было кормов. Плохие условия труда и жизни. Коровники и овчарни стояли ветхие с прохудившимися крышами. Колхозники работали по колено в грязи, все работы приходилось делать вручную. В селе не было водопровода, газа и ни одной дороги с твердым покрытием. Старая школа, которая располагалась в бывшем церковном доме, не вмещала деревенских ребятишек».

Крепость, свобода и коллективизм – не эти ли три исторически обусловленных фактора сформировали характер человека, который превратил «кинельскую полупустыню» в цветущий оазис, остающийся таковым после всех незабвенных «перестроек и реформ»? Тут, кажется, все и сошлось по-богатырски, даже фамилия: Медведев.

Крутая фамилия Медведев

Все изменилось в 1971 году, когда Кинельский райком КПСС направил в самый отстающий колхоз 32-летнего Николая Медведева, который с 1963 по 1970 годы работал главным зоотехником УЧХОЗа «Кинельский».

Бывший токарь авиазавода и выпускник Куйбышевского сельскохозяйственного института для колхозников был чужаком… до первого рукопожатия.

Валентин Григорьев, известный самарский животновод:

– Я стал студентом зоотехнического факультета, а заодно меня, как кандидата в члены партии, направили в годичную школу подготовки руководящих кадров колхозов и совхозов при сельскохозяйственном институте. Главный зоотехник учебного хозяйства Николай Гаврилович Медведев предложил мне стать заведующим молочным пунктом, и я ответил согласием. График работы оказался очень плотным. На фермах трехкратная дойка была организована, надо в пять утра вставать, в семь часов уже молоко привозили, в обед, в два часа, и вечером, почти в десять. Летом до 13 тонн молока в сутки через молочный пункт проходило.

Таков был «режим Медведева». И для колхоза имени Куйбышева подобный график трудового дня стал нормой. Но норма эта еще при Советах обернулась «вывеской»: образцовый колхоз. И она же, несмотря на все бури, катаклизмы и смены общественных формаций, не меняет сути вот уже полвека! Суть же такого чуда в том, что председатель не изменил своему коллективу, остался Хозяином земли.

«Николай Гаврилович начал свою деятельность с восстановления животноводческого комплекса, – продолжает Катя Медведева. – Были введены новые стандарты для крупного рогатого скота, налажен процесс заготовки кормов, постепенно автоматизировался труд рабочих.

Налаживалась работа и в растениеводстве».

Колхоз ежегодно обзаводился новыми тракторами, комбайнами, увеличивал намолот зерна. Соответственно построили зернохранилище.

Буквально ради каждой новой единицы техники Медведев курсировал между колхозом и областным управлением сельского хозяйства, доказывал, выбивал. А то вдруг махнет в столицу, чтобы столковаться с министром сельского хозяйства. Таких председателей нам показывали в «производственных фильмах» советского кино. Медведев таким был в жизни!

Как говорится, «медвежья хватка»!

И скоро Красносамарское было не узнать. 1972 год – новая двухэтажная школа. 1975 – центральный водопровод с артезианской водой для каждого дома. 1978 – газопровод. А сколько возводилось жилья! Три новых улицы с коттеджами на два и четыре хозяина, шесть 2-этажных 18-квартирных домов… Всего не перечислить. Благосостояние колхозников вызывало порой зависть у горожан: почти в каждом дворе свой автомобиль, мотоцикл или трактор. Понятно, что люди не бежали из деревни: руками и зубами цеплялись за работу!

Молоко и скот – наш вечный капитал

Николай Гаврилович, по профессии зоотехник, изначально сделал ставку на животноводство, еще точнее – на крупный рогатый скот (далее – КРС). Для его развития он взял пионерную линию на строительство кормоцехов, а позднее – откормочных площадок промышленного типа. В итоге, 2-3 человека обслуживали по 300-400 голов КРС, стабильно добиваясь высоких привесов.

Все это радовало колхозников и материально, и морально – в форме многочисленных призов, переходящих вымпелов и красных знамен. При этом тогдашние «номинации» были не надуманными «фейками», как сейчас, а приносили реальную экономическую пользу: победитель районного или областного соревнования по ремонту техники, взмету зяби, по посевным или уборочным работам…

В пик славы колхоз владел порядка 4000 голов КРС, из них 1200 – дойных коров! И знамена были «царские», из бордового бархата. Одно колхоз получил в 1973 году за победу во Всесоюзном социалистическом соревновании по животноводству, второе – на финише социализма и Страны Советов, в 1991-м.

Но гордость за эти победы пронесена сквозь десятилетия: «Каждый год в День Победы мы всем коллективом выходим на парад. И обязательно впереди нашей колонны идет группа людей, которые несут эти знамена», – свидетельствует Владимир Рогов.

Из интервью с преемником Владимиром Роговым:

– В советское время, при Николае Гавриловиче, чем колхоз славился?

– Большим поголовьем КРС. Колхоз всегда был в пятерке лидеров. По каким-то позициям – первый, по каким-то – второй. Притом, что земли у нас самые бедные, песчаные. Поэтому не было и нет высоких показателей по растениеводству. К этому и не стремились. Наш вечный капитал – молоко и скот.

– Когда Вы познакомились с Медведевым?

– В июне 1986 года. Я приехал из Саратовской области. Мне 24 года. За спиной семья. Ему нужен был агроном. В этом кабинете все и состоялось.

– Что переняли, внедрили?

– Много чего. Его принцип был: научить. В первые годы контролировал меня почти во всем, несмотря на множество других проблем. Все действия и решения, которые мне приходили в голову, – все надо было одно­значно с ним согласовывать. У него подход во всем был экономический. Цель – деньги, прибыль, но не любой ценой, как у многих сейчас. Допустим, перед посевной надо было задуматься о размещении культур: где, на каком поле и что будет сеяться. Я изучил все согласно севооборотам, даю ему карту, показываю. Медведев вертит карту и говорит: «Записывай. Итак, начнем с подсолнечника. Здесь будет, здесь и здесь». Я перечеркиваю все, что наметил. «Теперь кукуруза – здесь и здесь. Подсолнечник – это деньги, кукуруза – это корм для скота. Вот эти поля под эти культуры. Остальное сей, где хочешь. Все – иди».

– Как руководитель, местами был, наверное, жёсток?

– По складу характера и по всем этим требованиям – да. Бывает, отругает и забудет как ни в чем не бывало. Но никого не пытался выжить. Не делал исподтишка, как некоторые: начнут грызть, пока не добьют. Здесь не такой характер. Уже через два года, когда он почувствовал, кого из меня слепил, тогда все… Стал больше мне давать полномочий, а еще через год сделал первым замом. Николай Гаврилович обожал заниматься бахчами и всем специалистам, работникам выдавались земли под бахчи. У него самого идеальные были участки. А я не всегда успевал. Бахчи иногда зарастали, и мне было неловко…

«Правильно читайте указ Президента»…

«Затем наступили времена перестроек и кризисов, когда все стали менять названия своих колхозов и совхозов. С Президентом у него связано более чем запоминающееся событие. Избранный депутатом РСФСР, членом союзного Совета колхозов, а также делегатом 4-го Всесоюзного съезда колхозников, Николай Гаврилович оказался участником осенних событий 93-го года в Москве и понял, что у каждого человека теперь одна надежда – на самого себя», – писала газета «Кинельская жизнь» в июне 1999 года.

И в этих условиях, когда власть и руководство колхозы попросту предали, а потом продали, Николай Гаврилович проявил вековую лукавую мудрость «крестьянского дипломата: «Зачем что-то менять? Нужно просто правильно читать Указ Президента. То есть хозяйствовать так, как подсказывают тебе опыт, ум и совесть. Чтоб не было стыдно смотреть людям в глаза».

Сам Медведев Указ «прочитал так», что колхоз-миллионер имени Куйбышева не развалился, а ЖИВЁТ!

– Медведев всегда был очень настойчивый: ставил цель и шел к ней, – вспоминает Владимир Рогов. – Брал мощью: он ведь был депутатом Верховного Совета РСФСР. Его главным правилом было – жить за счет собственных средств, не пользоваться кредитами. Помнится, в конце 80-х с хозяйств списывали долги. Кредиты брали все хозяйства, в том числе и сельхозпредприятия-миллионеры. В Кинельском районе у одного колхоза имени Куйбышева не было долгов. А прибыль у нас каждый год была в пределах миллиона рублей, тех – настоящих! А еще у нас не было паев земельных, имущественных. Как он сделал это – загадка…

Из интервью с преемником Владимиром Роговым:

– Как выживали в лихие 90-е?

– Коммунизм у нас держался дольше всех. Долгое время оставалось бесплатным питание в детсадах, школах. Вывозили мусор и навоз у колхозников. Коммунальные услуги платились по схеме: если оба члена семьи работают в колхозе, то 25%, если один – 50%. Когда услышали про рейдерские захваты, решили свое уберечь. Как? Землю приватизировали. И все осталось на нашем балансе.

Его константа – постоянство

Еще при жизни Николая Медведева в той же «Кинельской жизни» постарались обобщить основные черты характера известного земляка: «В результате анализа публикаций о Николае Гавриловиче было установлено, что он всегда был постоянен во всем: в делах, поступках, убеждениях, наконец. Завидная черта его характера: обо всем происходящем в работе и жизни иметь собственное мнение и отстаивать его в любой ситуации. И хотя это его «своеволие» приводило к непредсказуемому результату, он оставался верен себе» («Постоянство Медведева», 1999).

Наследие, или полвека без долгов

Из интервью с преемником Владимиром Роговым:

– А каким он был в неформальной обстановке?

– В любом случае я соблюдал субординацию, панибратства Николай Гаврилович не признавал и нас этому учил: «Не хлебай с одной чашки, не пей с тем, кто ниже тебя». И, конечно, помогал на первых порах во всем. Увы, до меня агрономы здесь не задерживались, не пытались его понять, поучиться уму-разуму. Я нашел подход и не жалею.

– В 1997-м Вы его сменили…

– Да. Но сперва категорически отрезал: не буду. Потом задумался о судьбах колхоза, земляков. И, когда меня избрали председателем, сказал твердо: «Моя цель – чтобы благосостояние колхоза росло». Это и стало девизом нашего хозяйства, которому мы верны и сегодня. Мне всегда было интересно добиваться новых побед, быть в лидерах. С этих позиций и разработали перспективный план. В растениеводстве хозяйство никогда не ставило рекордов. А вот в животноводстве все зависело от нас. Поэтому и сделали ставку на эту отрасль. Я по образованию агроном, во многом пришлось переучиваться. Всю область объездил – ничего не зацепило. А вот когда в 1998 году съездил в Германию, меня всего перевернуло. Фермерское хозяйство, где дойное поголовье было 180 голов, в феврале надаивало столько же, сколько мы надаивали от 1200 коров. Вот это было очень обидно.

– В чем же причины нашего отставания?

– Понимаете, в Советском Союзе многие пытались заняться голштинизацией черно-пестрой породы КРС, но получали отрицательный результат. Их ошибка была в том, что кормление животных оставалось неизменным. Поэтому мы параллельно стали улучшать кормовую базу. В 2000 году продуктивность у нас была 2000 литров молока на одну дойную корову, пока не достигла 6 тысяч литров в год. В итоге, наши 700 коров дают молока в три раза больше, чем раньше 1200 голов.

– А правда, что ваше хозяйство вывело собственную породу?

– Да, на основе черно-пестрой. И молодняк наш устойчив именно к местным условиям. Импортный скот редко проходит с честью российскую адаптацию. А у наших животных высоки как резерв продуктивности, так и устойчивость к внешним климатическим условиям. Плюс требования к кормам не такие высокие, как у импортных. В этом ценность наших коров. Ну, а растениеводство на «этаких почвах» закономерно перешло на службу животноводства, которое только у нас и не развалили.

– У вас же еще выращивают зерновые, зернобобовые и масличные?

– Продаем понемногу. Подсолнечник на продажу, пшеницы, может, 1000 тонн продаем, а остальное все – на корм скоту.

– И долгов у колхоза по-прежнему нет?

– Нет, и это наша фишка, наша гордость на протяжении полувековой истории! Всегда живем за счет своих денег. Если же кредиты, то краткосрочные.

– Как Вам пришли в голову «голштинские реформы»?

– При всей своей харизме Медведев был консервативен в отношении нововведений. А я давно думал, как при неизбежном снижении количества поголовья достигнуть качества, то есть увеличения удоя. И немецкие командировки поспособствовали нашему продвижению в этом направлении. Так что уже с первого года нового тысячелетия мы начали активное внедрение технологий по повышению продуктивности КРС. Отсюда – результат.

В 2003 году по итогам конкурса «Компания года: лучшие предприятия Самарской области» колхоз имени Куйбышева был признан лучшим среди сельскохозяйственных предприятий региона – лауреатом в номинации

«За наиболее динамичное развитие».

В 2008 году хозяйство преобразовывается в СПК (колхоз) имени Куйбышева, которое в 2009 году получает статус племрепродуктора.

Живет в делах и памяти людской

Человек жив не столько именем, сколько продолжением дел своих. По словам односельчан, все традиции Медведева живы и поныне.

Не все, конечно…

«Да и какие традиции? Сейчас мир такой, что нет традиций. Общих празднований нет. Раньше и Масленица, и «Березка», когда выезжали на Троицу после посевной, перед покосом… Артистов приглашали, семьями их смотреть ездили. А сейчас люди больше за помощью идут в колхоз», – есть и такое мнение.

– Традиции? – задумался Владимир Рогов. – Думаю, что сохранили. Больше внимания уделяем подрастающему поколению, школе, чуть меньше – культуре. Есть у нас школьные стипендиаты. Есть свой Дом культуры. Приобрели для него аппаратуру, костюмы для участников художественной самодеятельности. Новым – пришлым – специалистам снимаем временное жилье. На День Победы выходим со знаменами, цветами… Школа Медведева – великолепный опыт!

Галина Николаевна Медведева, дочь:

– Папа был строгим. Его слово – закон. Но пальцем ни разу не тронул. Хватало взгляда. Вместе с тем – абсолютно положительная энергетика. Веяло теплой аурой. Просто кому-то надо ведь строить, подтягивать, дисциплинировать людей, чтобы не превратились в стадо. И тут без строгости никак. Это не отменяло русского радушия. В конце своей карьеры папа бахчами увлекся. У нас их было 40 соток, плюс свёкла. Сам сеял, арбузами занимался, гостей встречал, угощал. Я сейчас на пенсии. Бывший экономист, жена военнослужащего. Закончила плановый институт. Поработала бухгалтером, экономистом и начальником финансового отдела. С мужем живем в родительском доме. Дочери Кате 22 года, учится в Самаре. Деда боготворит. Да и все мы память о нем чтим. А когда он был председателем, тут уж не забалуешь. Родным никаких скидок и льгот, мы всем должны были подавать пример. В первую очередь – скромности.

Иван Гаврилович Медведев:

– Я младший брат. Мне 68 лет.

Николай на 12 с половиной лет старше. Поэтому всегда был мне как отец.

Во всем помогал. А умер внезапно. Поехал на работу, он уже возглавлял администрацию местную, внучку отвез, а на работе стало плохо. В районной больнице промешкались, и его не стало. Но народ помнит. А нас, родных, до сих пор не оставляет чувство утраты Коли. Его всем нам не хватает.

Биография Николая Медведева (составитель внучка Катя)

Медведев Николай Гаврилович родился 29 июня 1939 года в многодетной семье колхозников из села Полтавка Сталинского (Московского) района Фрунзенской (ныне Чуйской) области Киргизской ССР.

Мать – Медведева Ульяна Ивановна, украинка. Отец – Медведев Гавриил Григорьевич, русский, участник Великой Отечественной войны.

Окончив Полтавскую среднюю школу, в 1956 году Николай приехал к тете в город Куйбышев, где поступил в техническое училище №1. С 1957 по 1959 годы работал на авиационном заводе токарем. В 1959 году поступил в Куйбышевский сельскохозяйственный институт на факультет зоотехники, который закончил в 1963 году. Учебу совмещал с работой в УЧХОЗе «Кинельский».

По окончании института его назначают главным зоотехником УЧХОЗа. В этой должности проработал 7 лет.

20 июля1971 года Медведева избирают председателем колхоза им. Куйбышева, которому он отдал 29 лет жизни, за этот период из «отстающих» колхоз превратился в передовое экономически развитое хозяйство. Расцвело и похорошело село Красносамарское.

В 1988 году Медведева избирают делегатом IV Всесоюзного съезда колхозников. В 1990 году – народным депутатом РСФСР.

С 1997 года Николай Гаврилович включается в работу администрации; являясь членом районного Собрания представителей, работает в комиссии по экологии и природным ресурсам.

6 февраля 1997 года решением общего собрания колхозников Медведев освобождается от должности председателя колхоза с переводом на должность главы Красносамарской сельской Администрации.

Умер 29 сентября 2003 года.

Награды:

1970 – медаль «За доблестный труд»,

1971 – медаль «За трудовое отличие»,

1973 – орден «Знак Почёта»,

1979 – Серебряная медаль «За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства»,

1981 – орден «Трудового Красного Знамени».


Публикацию подготовила Наталья Плотникова
При подготовке материала использованы фото из архива семьи Медведевых.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!