По-настоящему счастлива! Певица Ольга Шмакова накануне юбилея

4177
По-настоящему счастлива! Певица Ольга Шмакова накануне юбилея

Мы сидим на лавочке, на набережной под Ленинградским спуском, отдыхаем на июньском солнце и говорим о жизни. Через пару недель, двадцать девятого июня, у Ольги Шмаковой юбилей. Но в условиях пандемии и самоизоляции о юбилейном концерте певице приходится лишь мечтать. Впрочем, Ольга не из тех, кто мечтает. Концерт обязательно состоится. Но чуть позже. А пока что мы предаемся воспоминаниям – благо, есть что вспомнить!..

Ольга ШМАКОВА:

– Даже не помню, что было вначале – запела ли я, затанцевала ли! А еще в детстве я буквально проглатывала книги одну за другой – читала, читала и читала! Мне было года три, когда родители привели меня в театр оперы и балета на новогоднюю елку, и я, ничуть не стесняясь и не волнуясь, вышла к Деду Морозу со стихами о Лукоморье с зеленым дубом. Сейчас я с удовольствием читаю эти стихи младшему внуку.

Наверное, от судьбы не уйдешь. Я пела всегда. Не раз и не два были возможности уехать из родного города. По окончании контракта в Сочи директор Дагестанской филармонии, где я работала, уговаривал остаться, с перспективой получения звания заслуженной артистки республики, квартиры в Махачкале. Но я осталась в родном городе. Могла ли моя жизнь сложиться иначе? Я даже не хочу думать об этом. Знаете, почему? Потому что я по-настоящему счастлива!..

Мои родители не имели отношения к миру искусства. Мама работала продавцом сначала в универмаге «Юность», потом в ЦУМе «Самара». Папа был инженером. У маминых подруг мужья были музыкантами: Олег Томах – кларнетист оркестра театра оперы и балета, Юрий Голубев – трубач циркового оркестра. Евгений Витте великолепно играл на фортепиано! Праздничными вечерами собиралась за столом компания – я с восхищением смотрела на родителей, на их друзей, слушала музыку, песни! Когда мне исполнилось три года, родители подарили мне немецкое пианино. Оно до сих пор служит мне верой и правдой!.. У папы был приятный камерный баритон, дома он пел песни из репертуара Муслима Магомаева, вокальные партии из популярных опер и оперетт. Я, сестра, родители, всей семьей мы любили слушать, как поет Татьяна Шмыга. И сегодня она остается для меня непревзойденным кумиром.

Я долго не могла выбрать: что мне нравится больше – петь или танцевать. Лет в шесть-семь занималась в хореографической студии во Дворце Культуры на площади Кирова. И все же больше я тянулась к музыке. Жили мы на Безымянке. Года два родители возили меня в центр города, в музыкальное училище на подготовительные курсы. Рука у меня не самая удобная для игры на фортепиано, но педагог прекрасно поставил мне руку. В музыкальную школу я пошла с некоторым опозданием. Родители не знали, в каком возрасте начинается обучение, и не сразу нашли для меня подходящий вариант с вечерней школой. Жили мы уже на углу Полевой и Ново-Садовой. С утра у меня были занятия в общеобразовательной школе, во второй половине дня – в вечерней музыкальной…

С учебой у Оли проблем не было, как и с участием в самодеятельности. Девятиклассницей на одном из мероприятий она произвела фурор, спев популярную в те годы песню «Бежит-бежит дорога, не кончается». На следующий год на выпускном вечере в школе пела под фортепианный аккомпанемент.

Родители видели Олю не певицей, а врачом. Да и сама она тогда была увлечена медициной и прекрасно подготовлена по всем дисциплинам. Однако поступление в мединститут стало настоящей катастрофой! Бабушка, чтобы унять волнение любимой внучки, заставляла ее по утрам, за пару часов до каждого экзамена, выпивать столовую ложку брома. В результате в аудиторию Оля входила в состоянии, близком к туманному.

На экзамене по биологии в ответ на реплику дамы из экзаменационной комиссии: «Вы ничего не знаете о лейкоцитах! Вы ничего не знаете!» – Оля не сдержалась и расплакалась: «Я все знаю! Знаю! Но ничего не помню!» Сегодня, вспоминая об этом, она смеется до слез. А тогда родители были в шоке. Отец срочно отвел дочь в приемную комиссию политехнического института. Поступив на вечернее отделение электротехнического факультета, уже через пару месяцев она перевелась на дневное отделение. Главным событием второго семестра стала подготовка к фестивалю «Студенческая весна». Репетиции в клубе ТТУ. Услышав в ее исполнении «У мосточка, возле брода, месяц пьет из речки воду…», Роман Гольфман пригласил Ольгу спеть с ансамблем «Диполь» песню «Пришли девчонки, стоят в сторонке». Так она стала лауреатом первой премии на студвесне в политехе. После итогового концерта к Ольге подошел Лев Степанович Бекасов и предложил ей петь с джаз-оркестром института. Так в жизни начинающей певицы возник джаз.

В 1974 году с песней из репертуара британской джазовой певицы Клео Лэйн Ольга стала лауреатом Куйбышевского джазового фестиваля. На всю жизнь запомнился успех на фестивале в Свердловске. Тогда с оркестром Льва Бекасова и пианистом Александром Пружининым Ольга впервые пела во Дворце спорта. Лев Бекасов сыграл главную роль в ее музыкальной жизни. Он часами мог говорить о джазе. Заведующая вокальным отделением Свердловской консерватории предложила ей поступать в консерваторию. Но Ольга уже была замужем и ни о каком отъезде из Куйбышева и подумать не могла.

Ольга ШМАКОВА:

– Я родила ребенка, и года полтора мне было не до пения. Вдруг ко мне приезжает Григорий Файн, джазовый пианист и композитор высочайшего уровня! Приезжает и предлагает петь со столичным оркестром «Олимп». Под руководством Файна этот коллектив гастролировал тогда по всему Советскому Союзу. В первом отделении концерта выступал «Олимп», а во втором – вокально-инструментальный ансамбль «Синяя птица». Позже вместо «Синей птицы» во втором отделении была творческая встреча с народным артистом СССР Евгением Павловичем Леоновым. Благодаря Григорию Файну я не просто вернулась на эстраду, но обрела новое творческое дыхание, уверенность в себе. Мы выступали в многотысячных аудиториях, на цирковых аренах, во Дворцах спорта. Я пела свинговую песню Григория Файна и одну из песен репертуара Барбры Стрейзанд. Боже, как я волновалась! Морально меня очень поддержали Наташа Файн и ее сестра Оля Иванова. А какое платье с огромной розой они мне сшили! Месяц гастролей с оркестром «Олимп» я не забуду никогда!.. Кстати сказать, когда-то в бывшем Клубе станкозавода с Григорием Файном меня познакомил барабанщик оркестра Льва Бекасова Юрий Арикайнен. И вот судьба снова сводит меня с Юрием! Он руководил недавно созданным в ресторане «Парус» варьете и предложил мне петь в варьете…

В те годы в Куйбышеве «Парус» был самым престижным рестораном с лучшей кухней, местом для эксклюзивного, элитарного вечернего отдыха и торжеств. Едва ли не в единственном в Советском Союзе крупном промышленном, но географически провинциальном, к тому же закрытом для иностранцев городе, вдали от столицы было варьете, в творческом отношении близкое к западному. Заведения подобного жанра, как некий эксклюзив для избранных, работали в Москве, Ленинграде, Таллинне. Эталоном считалось варьете «Юрас перле» в латвийской Юрмале, где звездами программы были Лариса Сабо, Вадим Мамаев, Лайма Вайкуле, Салли Ландау, Борис Моисеев и трио «Экспрессия». В годы брежневского застоя куйбышевское варьете развлекало вполне определенную публику, имевшую возможность приятно провести вечер в кругу себе подобных. Чуть позже, во время перестройки и в «лихие» девяностые, в «Парусе» с шиком и размахом отдыхали не только крупные чиновники, но и новоявленные бизнесмены, в том числе и с криминальным оттенком. Разборки и перестрелки в те годы происходили с завидной регулярностью практически во всех ресторанах и кафе.

Образно говоря, «Парус» был бриллиантом в собрании местных развлечений. Во всех смыслах дорогого стоило провести с дамой вечер в этом ресторане, насладиться программой варьете! Завсегдатаев заведения здесь знали в лицо. Бывали и закрытые вечера, когда варьете работало для приезжавших в наш город делегаций, вип-персон. Здесь создавались уникальные в творческом отношении программы! Фирменные свет и звук! Шикарные костюмы! Помнящие те времена женщины поймут, что значило – носить колготки не по три пятьдесят, а за семь рублей…

Ольга ШМАКОВА:

– Юра Арикайнен пригласил меня в варьете петь так называемую «фирмý». Миша, мой первый супруг, поначалу был в тихом шоке от этой идеи. Но жить семье с маленьким ребенком на зарплату инженера в сто двадцать рублей было не очень легко. И снова судьба сводит меня с Юрой Арикайненом, на этот раз мы встретились в автобусе. В двух-трех словах он красочно описал Михаилу, что я буду уходить в варьете вечером буквально на два-три часа и за каждый вечер буду получать семь рублей пятьдесят копеек. Если умножить на двадцать четыре рабочих дня в месяц – получались неплохие по тем временам деньги! Так я снова вышла на сцену. На этот раз в новом для себя жанре – в варьете!

Но главное: именно в варьете ресторана «Парус» я встретила мужчину своей жизни! Помню, он стоял у зеркала, спиной ко мне. В прекрасном костюме! Элегантный! Высокий! В руках у него была трость! Он примерял цилиндр, готовился к выходу на сцену. Это был Саша Тепляков! Все, в тот момент я пропала! Я влюбилась в него с первого взгляда! Когда он обернулся и взглянул на меня, было видно, что и он пропал!..

После окончания института я работала инженером в институте «Электропроект». В нашем отделе двадцать женщин, в большинстве своем незамужние или разведенные, с неустроенными судьбами. Вспоминаешь об этом и вздрагиваешь! Муж работал в своем проектном бюро. Его такая жизнь устраивала. А мне хотелось дышать другим воздухом. На эстраде я оживала!..

Мы жили в другой стране, за железным занавесом, практически под колпаком. Помню, как мне дали почитать запрещенный в Советском Союзе роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Я перечитала его раз десять! Это было нечто! Но я никак не могла понять, почему, за что этот роман запрещен! Только за то, что среди его действующих лиц – Христос и дьявол?..

Жизнь шла своим чередом. В 1983 году с Григорием Файном я приняла участие в состоявшемся в Баку первом Азербайджанском джазовом фестивале. С Сашей мы встречались несколько лет. Я развелась. У меня на руках сын. Поклонники у меня были. Но Саша – это Саша!.. Мы поженились в 1987 году и с тех пор счастливы!..

Ольге Шмаковой удалось соединить приятное с полезным: творчество с удачной личной жизнью! Успешная певица. И не менее счастливая жена, мать и, – прости меня, Оля, но я напишу об этом! – нежная бабушка. Она не скрывает свой возраст. Да, ей исполняется шестьдесят пять. Не верите? И правильно! Биологический возраст и возраст души не всегда совпадают.

Ольга ШМАКОВА:

– Когда в девяностые годы варьете в «Парусе» прикрыли, красавицы девчонки-танцовщицы разъезжались кто куда – от Москвы до ЮАР! В Самаре стабильной творческой работы не было. Я задумалась над тем, как жить дальше. Коля Мачкасов записал нам аранжировки минусовок многих песен из моего репертуара. Но я не была зациклена на сольной карьере. Мне хотелось петь в шоу. Набрала свой танцевальный коллектив. Костюмы мы выкупили. Программа для выступлений есть. Нет сценической площадки. И нет клиента. Что делать? Заниматься пиаром и искать клиента! Дома на «Полароиде» мы сделали первые фотоснимки нашего шоу. И я занялась самопродюсированием. Ходила к местным бизнесменам, руководителям предприятий. Кого-то знала, кого-то не знала. Могла просидеть в приемной в ожидании встречи с боссом несколько часов…

В 1992 году в Самаре Ольгой Шмаковой и Александром Тепляковым был создан Шоу-театр «Ра». Подбор репертуара, создание программы, идеи танцев и костюмов исходили от Ольги и Александра. Хореографией занимались Виктор Брыкин, Алексей Зимин. Головные уборы создавала Елена Бальзанникова. В 1995-1996 годах Шоу-театр «Ра» гастролировал в Китае.

Много лет на сценических площадках Самары и в круизах по Волге на теплоходах возглавляемой Натальей Денисовой туристической компании «Спутник-Гермес» большим успехом пользовались концертные программы Шоу-театра «Ра» «С любовью по Волге», «Танцы на воде»...

В 2002 году в Самаре, на сцене Культурного Центра «Дзержинка», в постановке режиссера из Санкт-Петербурга Натальи Колесниковой состоялась премьера шоу «Джунгли любви».

Чуть раньше, в марте 2001 года, в журнале «Defile» Ольга Шмакова опубликовала страничку своих размышлений: «В своих шоу я люблю смешивать стили и жанры. Жизнь и сцена так похожи этим соседством: рядом смех и слезы, радость и печаль. Но, пожалуй, самая замечательная часть творчества и самая объемная – это разработка костюмов. Думаю, ни один модельер не сможет объяснить, как рождается то или иное платье. Описывать словами – все равно, что пересказывать содержимое песни. Это будет набор сухих фраз: «Купила ткань, блестки, бахрому. Затем отрезала по подолу, заменила кое-где сеткой, прикрыла бахромой...» Что повлияло на выбор? Что навеяло? То ли музыкальный мотивчик, услышанный накануне, то ли «мотивчик» костюма известного кутюрье. Лично мне интересно придумывать свои версии. Хотя идеи витают в воздухе. Я замечала, что иногда опережаю массовое увлечение каким-нибудь новым стилем. По новаторству более всего мне близки Тьери Мюглер, Вивьен Вествуд, Жан Поль Готье. С удовольствием открыла бы свой салон одежды. Для самарских женщин шить – одно удовольствие! Именно в повседневной жизни наших женщин отличает желание быть красивой и тщательно одетой. Макияж с утра, высокий каблук – на работу, а вечером на них же с пакетами продуктов. Не люблю, когда европейские женщины называют нас провинциалками. Разве мятые шорты и бесформенные свитера – это красиво? Скучно и тоскливо быть постоянной: в цвете волос, в макияже. Постоянно меняться, удивлять – вот моя философия!..»

Ольга ШМАКОВА:

– Для нашего Шоу-театра символическое название «Ра» придумал Саша. И для него, и для меня сцена – не путь к вершине. Каждый выход к зрителям – это самоутверждение, проверка правильности выбранного пути. У моего Саши много хороших качеств. Он очень работоспособен и целеустремлен. Человек с характером, он при этом умеет слышать другого человека. Я многому научилась у него. Есть идея, мечта, цель – и ты идешь к ней, работаешь, преодолевая препятствия. Я не из тех, кто ради достижения цели может изменить себе.

Ольга Шмакова и Александр Тепляков были в Самаре одними из основоположников современного шоу-бизнеса. Шоу-театр «Ра» просуществовал два десятка лет. Они же создали такие коллективы, как «ШиКº», «Клипсы», «РАПИРА».

Но, что ни говори, Самара – город загадочный, странный. Кто объяснит, почему на эстраде, в мире шоу-бизнеса творческий потенциал самарских артистов реализуется с большим трудом и, как правило, вопреки обстоятельствам? В течение целого ряда лет редкими счастливыми исключениями в этом плане являются джазовый пианист Григорий Файн, певец Олег Предтеченский, певицы Ольга Олейникова, Алла Рид, комик Александр Морозов, тольяттинский актерский дуэт «Новые русские бабки». Всерьез продюсированием занимались Вячеслав Бейлин, Сергей Сорокин. Надо заметить, что идею создания в Самаре «Театра эстрады» озвучивали несколько раз, но никаких практических шагов в этом направлении сделано не было. Когда Ольга Шмакова решилась войти в кабинеты власти с этим предложением, бывший в то время мэром Самары Олег Сысуев с улыбкой рекомендовал певице искать поддержку не у городской власти, а среди друзей, спонсоров и меценатов…

Рак по гороскопу, обычно она встает рано, но предпочитает утру день, любит кофе, поэзию и прозу, из депрессий выходит благодаря йоге и пению, не представляет жизни без мужа, гордится своими детьми и внуками. А еще очень любит гулять по Самаре. Не скрывает: приятно, когда прохожие узнают, здороваются, берут автограф.

Когда-то в ресторане «Парус» тридцатилетней певице нагадали, что через двадцать лет сбудется ее мечта о поездке в Америку. И ровно через двадцать лет с коллективом «Jazz road» она побывала в Америке, полтора месяца работала на двенадцатиэтажном лайнере в круизе по Карибскому бассейну. На английском она тогда говорила не очень хорошо, но джаз пела с большим успехом!

Ольга ШМАКОВА:

– Как бы ни складывалась моя творческая судьба, я считаю себя джазовой певицей. Не случайно моей визитной карточкой стала песня Эммануила Виленского «Манхеттен-блюз на самарских берегах». Наверное, я не добилась глобальных высот, о которых многие мечтают. Не покорила Москву. Не вхожа в пул звезд российской эстрады. Не блистаю на федеральных телеканалах. Но я не об этом мечтала! Напелась я в свое удовольствие! И еще пою! От судьбы не уйдешь: в небесной канцелярии про каждого из нас все заранее написано – главное, грамотно прочитать текст своей жизни. Я всю жизнь занимаюсь любимым делом. Со мной рядом любимый и любящий меня человек. У нас все хорошо дома, в семье. Рядом надежные друзья. О чем еще мечтать? О чем еще просить бога?..


Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы фото Алексея Беллера, а также из архива Ольги Шмаковой.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...