Петр Моисеенко: «Моя жизнь переплетается с историей страны»

4736
Петр Моисеенко: «Моя жизнь переплетается с историей страны»

Инженер-конструктор, рационализатор, преподаватель, музейщик и писатель: про таких людей, как директор народного музея «История завода» ордена Красной Звезды ПАО «Салют» Петр Леонтьевич Моисеенко, говорят: масштабная личность. В поселке Мехзавод его считают легендой местного краеведения. На родном предприятии, где ветеран трудится 65 лет, гордятся уникальным сотрудником, 41 год он посвятил музейному делу. В этом году 1 апреля трудовой коллектив поздравил Петра Леонтьевича с 85-летием. Сам юбиляр годы не считает, своей физической формой даст фору молодым. Как и прежде, каждое утро взлетает на четвертый этаж, где находится музей, бодр, полон энергии и планов, а самое главное, продолжает нести высокую миссию – сохраняет историческую память и передает ее новому поколению.

Собиратель и хранитель древностей

Петра Леонтьевича всегда увлекали изучение прошлого, история родного края. Любопытство, пытливость, искренний интерес к жизни и людям – его главные черты характера. С 1950-х годов он начал собирать материалы об истории поселка Мехзавод, его выдающихся жителях. В поисках артефактов исходил немало дорог в округе, встречался с местными старожилами и записывал их рассказы, общался с известными краеведами. Он четыре года не вылезал из Государственного архива и областной библиотеки им. В.И. Ленина, где штудировал старую прессу, добытые сведения записывал в дневник. Этот «багаж» пригодился при создании музея «История завода». Но его жизнь не менее интересная и насыщенная. В ней, как в зеркале, отражается история нашей страны.

«Петро–подскребыш»

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Я родился в 1934 году, в селе Терновка Сталинградской области. В семье нас было пять детей – четыре дочери: Татьяна, Анна, Надежда и Ольга и сын. Мама называла меня «Петром-подскребышем» как самого младшего. В отличие от старших сестер, которые пошли высокими и стройными в батю, я был небольшого росточка, зато выносливый и спортивный.

В 1938 году отца Петра Леонтия Семеновича, коммуниста с 1927 года, вызвали в Москву и направили на Чукотку, Крайний Север, как представителя Советской власти. Условия жизни и работы там были суровые. Температура зимой минус 50-55 градусов. Кроме оленьих стойбищ в округе ничего не было. Отцу, который собирал данные о местной жизни, чтобы добраться от одного стойбища до другого, приходилось преодолевать не менее ста километров. В 1940 году ему разрешили привезти на Чукотку семью. Мать взяла с собой Петю и двух младших дочек: Надю и Ольгу. На Чукотку они добирались по морю. От этого путешествия остались яркие воспоминания.

Сойдя на берег в бухте Провидения (Анадырский залив), семья Моисеенко отправилась в глубь полуострова в поселок Марково, расположенный в верховье реки Анадырь. Это удивительно красивый и богатый край, где тундра переходит в тайгу. Здесь обитает видимо-невидимо разной живности. В сезон путины лососевая рыба-кета, горбуша – лавиной идет на нерест из Тихого океана по Анадырю… В Марково они встретили известие о начале Великой Отечественной войны.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Это время очень хорошо помню, я пошел в 1–й класс. Мы с одноклассниками отправляли посылки на фронт. Наши матери шили для воинов рукавицы, перчатки, тапочки. Еще с отцом мы охотились на разных зверей. В четвертом классе он подарил мне охотничье ружье 16-го калибра, и я стал заправским охотником. У меня был настоящий охотничий билет, по которому получал боеприпасы, охотничья книжка, где ставились отметки о сданной на базу пушнине. В 6-7-ом классе я даже был председателем школьного Общества охотников. В моей охотничьей книжке значились чернобурки, песцы, зайцы, но особый интерес у меня вызывали горностаи, мех которых считается королевским. Вся пушнина во время войны шла на пошив теплой одежды для военных, в фонд обороны.

О своей крошечной поселковой школе, где в классах было по четыре–семь детей, Петр Леонтьевич говорит с особой теплотой. В ней он учился с перерывом с первого по седьмой классы.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Я очень благодарен своей первой школе. Именно там мне привили такие качества, как дисциплинированность, ответственность, организованность. Нас в классе было мало, и учителя спрашивали домашние задания каждый день. Привычка готовиться к каждому уроку с тех пор сохранилась у меня на всю жизнь.

Секретная трасса «АлСиб», Уэлькаль–Красноярск

Здесь на Чукотке 8-летний Петр стал свидетелем и участником исторического события. В 1942-1943 годы в рамках соглашения между сторонами антигитлеровской коалиции из Америки через Чукотку в глубь страны гнали военную технику, так называемый «Ленд-лиз». Для дозаправки самолетов и для того, чтобы летный состав мог отдохнуть, советское руководство распорядилось в срочном порядке построить по маршруту несколько аэродромов. Местом для строительства первого аэродрома был выбран участок рядом с поселком Уэлькаль, расположенным на берегу залива Креста в Беринговом море.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Весной 1942 года всех трудоспособных жителей поселка Марково и чукчей из стойбищ собрали на строительную площадку аэродрома. Сюда же прибыли и солдаты. Строить предстояло на вечной мерзлоте тундры. Она представляет собой ледник, покрытый небольшим слоем мха и карликовыми северными березками. Деревья высотой не больше двух метров, а вот корни у них порой достигают четырех метров и растут не вглубь, так как там сплошной лед, а вширь, прячась под слоем мха. По технологии березки необходимо было выкорчевывать вручную, чтобы не обрушить моховую подушку, тогда обнаженный лед начнет таять. Одному человеку такая работа была не под силу, поэтому создавали бригады по несколько человек. Отец брал меня с собой, и я, ученик 2-го класса, как мог, помогал ему, упираясь изо всех сил. В результате мы оба получили одну болезнь: у нас свело сухожилия на руках, только у меня на одной – левой руке, а у отца – на обеих.

Мальчишкой он видел, как на аэродром прибывали истребители «Аэрокобры» (на таком самолете воевал Александр Покрышкин), средние и тяжелые бомбардировщики «Бостоны» и «Летающие крепости». Не все летчики долетали до места, разбивались. Слишком велики были напряжение людей, интенсивность движения. В тайге и тундре можно было видеть следы катастроф – торчащий из земли хвост самолета.

Чукотка–Сталинград–Краснодар

Объявление о Победе 9 мая 1945 года жители Марково встретили под всеобщее ликование. Взрослые, дети бросались друг к другу в объятия, целовались и обнимались. В этом же году 11-летний Петр с матерью уехал в Сталинград, так как от старшей сестры пришла телеграмма: «Мама, если хочешь увидеть нас живыми, срочно приезжай!»

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Сталинград поразил нас страшной разрухой. Весь город был в руинах. Сестры, пережившие ад войны, к счастью, были живы. Поднимаясь на Мамаев курган, можно было видеть стоящую до самого горизонта битую немецкую технику – грузовики, танки. Нас поселили в какой-то подвал. Школа, в которую я пошел, походила на коробку без окон и крыши.

В 1948 году мать с дочерьми и сыном вернулась на Чукотку к мужу. В таежном селе Марково Петр окончил семилетку и даже успел поработать корректором в газете, где редактором был его отец. 8-й класс он окончил в Анадыре, куда поехал, так как решил поступать в институт. Затем семья перебралась в Краснодарский край.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Уехать на Большую землю нас заставили обстоятельства. Для получения аттестата зрелости мне нужно было сдавать иностранный язык, а в марковской и анадырской школах его не преподавали. Кроме того, суровый климат Чукотки подорвал здоровье отца. Вместе с ним, оставив сестер, которые к тому времени вышли замуж, мы уехали в Краснодар, затем обосновались в Лабинске, городе неподалеку от Армавира. Правда, отец недолго с нами пробыл: по просьбе чукотских коммунистов вернулся на Крайний Север. У меня же при поступлении в школу возникли проблемы. Без знаний иностранного языка мне отказали в приеме в двух школах, и только в третьей посчастливилось. В кабинете директора случайно оказался учитель немецкого языка, который обещал подтянуть меня за летние каникулы. Так, прилагая неимоверные усилия, мне удалось за два месяца наверстать знания за 5, 6, 7 и 8 классы и в 9-м классе учиться иностранному языку наравне с другими учениками.

В Лабинске парень серьезно занялся спортом. Никто быстрее него не мог пробежать стометровку. Моисеенко жили в двух километрах от школы, и Петр с ребятами из класса, пока шли, или бежали наперегонки, или гоняли мяч – так тренировались. А через дорогу от школы находился большой районный стадион, и там они уже серьезно занимались спортом, участвовали в спартакиадах и соревнованиях. По легкой атлетике их школа считалась непобедимой.

К окончанию учебы в 1952 году встал вопрос: кем быть? Сначала с друзьями решили идти в геологи. Петр вспомнил романтику Севера, его с отцом ночевки, рыбалку, охоту и заразил этим ребят.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Но перед самым выпуском, в мае 1952 года, в школу пришел летчик, полковник, вся грудь в орденах, и рассказал нам о подвигах легендарных асов Александра Покрышкина и Ивана Кожедуба, эпизоды из своей военной жизни. Особое внимание гость обратил на обеспеченность военных в то время. После этой встречи мы заболели небом и подали заявление в военкомат о поступлении в летное училище. Отбор прошли и стали ждать вызова, который предположительно должен был придти через полтора месяца… В день получения аттестата я проводил мать на поезд – она вернулась на Север к отцу, а сам уехал к сестре Надежде в Куйбышев, на Мехзавод. Еще когда мы жили на Чукотке, Надя вышла замуж за авиатехника, обслуживавшего американские самолеты. После окончания войны Алексея направили в Куйбышев военным представителем по приемке бензозаправщиков на механический завод. Пока жил у них на Мехзаводе, познакомился с девушкой Раей, своей будущей женой. Забегая вперед, скажу: Рая ждала меня, пока я учился в летном училище, писала письма. Поженились мы в 1957 году. Прожили длинную, замечательную жизнь, вырастили двоих детей и до сих пор неразлучны.

Учиться Петра направили в Павло-градское летное истребительное училище (в/ч 32881 «А») на Украине. Курсантов в заведении готовили по ускоренной программе для «командировки» в Корею, вместо четырех лет – два года. Тренировки проходили на трех типах самолетов. Несмотря на успехи в учебе, летчиком все же ему стать не пришлось. При переходе на реактивную технику врачи обнаружили заболевание и комиссовали. Командование просило остаться в училище, но Петр отказался и вернулся в Куйбышев. Сразу подал документы в авиационный институт, но поступить не удалось – не хватило двух баллов, срезался на немецком. Самое интересное, что, имея справку, дающую право поступления в вуз вне конкурса, Петр по своей скромности ей не воспользовался. Горевать долго не стал, поступил на механический завод помощником мастера в 20-й цех.

«Ваши чертежи – идеал»

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– На заводе уже через три дня меня перевели на должность мастера. Мой наставник, опытный токарь, работавший на заводе со времен войны, Иван Торнуев сказал: «Нечему мне его учить».

В последующие годы Петр Леонтьевич с отличием окончил вечерний авиационный техникум при заводе, что дало ему возможность без экзаменов поступить в 1957 году на вечерний факультет Куйбышевского авиационного института. Талантливого студента звали в аспирантуру, два года под него держали «место», но он выбрал производство.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Я был едва ли не единственным на «Салюте» конструктором 1–й категории, не боялся самой сложной работы. В эти годы мы занимались стапельной оснасткой (Приспособление для сборки и производство готовых изделий) – это очень ответственное дело, неправильный расчет конструкции мог привести к серьезным последствиям. Затем в 5-м сборочном цехе работал над созданием картофелеуборочного комбайна ККР-2. Как одного из лучших специалистов, меня включили в рабочую группу, которая занималась важным оборонным заказом.

Конструктором Петр Леонтьевич проработал 30 лет и на протяжении всех этих лет являлся ведущим рационализатором завода. Его мероприятия, направленные на повышение качества выпускаемой продукции и улучшение условий труда, нередко включались в комплексный план технического развития завода, за что он был удостоен диплома «Лучший рационализатор г. Куйбышева». Моисеенко проделан также ряд крупных научных разработок. В 1962 году при подготовке к защите дипломного проекта в институте он разработал и внедрил в производство сборник стандартов, получивший призовое место на конкурсе в Ленинграде и рекомендованный для внедрения в производстве предприятий авиационной промышленности. Эта работа, выполненная на 28 форматных листах, поразила своим содержанием дипломную комиссию во главе с деканом вечернего факультета института Б. Ароновым. Буквально пару лет назад зам.главного технолога

В.И. Марченко сказал: «Спасибо вам, Петр Леонтьевич, за ваш конструкторский вклад, ведь мы до сих пор используем ваши чертежи как идеал, обучая по ним молодых специалистов».

С работой на производстве Петр Леонтьевич Моисеенко совмещал преподавание в вечернем авиационном техникуме. Он постоянно участвовал в комиссии по защите дипломных проектов, за 30 лет обучил более пяти тысяч технических специалистов, многие из которых работали и ныне работают на ведущих должностях на заводе.

«Достроить этаж под музей!»

В 1978 году Петр Леонтьевич становится руководителем заводского музея.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Музей открылся в 1975 году. Первоначально он представлял собой комнату в ДК «Октябрь», где на стендах были размещены фотографии ветеранов 70-х годов, копии документов и минимум информации. Комиссия Куйбышевского краеведческого музея, которая приехала оформлять паспорт, обратила на это внимание руководства. Меня пригласили в партком и предложили выставку доработать. Я согласился, так как к этому времени у меня собрались материалы, я уже писал очерки в заводской газете об участниках Великой Отечественной войны, там же у меня была авторская рубрика «Солдаты, не пришедшие с войны». Я предложил новую концепцию музея: чтобы он был на самом высоком уровне, расширить его тематику и экспозиционную площадь.

Служебная записка Моисеенко пролежала три года «под сукном», пока не получила ход. В 1978 году Петр Леонтьевич становится штатным директором музея, но от помещения в 130 кв.метров, которое ему предложили, отказался. Он очень благодарен тогдашнему директору завода Борису Васильевичу Свитову, который пошел навстречу и распорядился добавить в строящемся административном здании еще один этаж под музей. Но чтобы это произошло, Петр Леонтьевич на общем собрании два с половиной часа рассказывал, как он видит будущую экспозицию. В 1980 году он впервые вошел в новый музей площадью 254 квадратных метра. За советом, как грамотно организовать пространство, обратился к специалистам краеведческого музея. Так появилось пять тематических залов: «История посёлка Мехзавод», «Завод – фронту», «Зал Победы», «Восстановление народного хозяйства в послевоенное время», «Завод и посёлок сегодня». Сквозной темой экспозиции стало единство фронта и тыла.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Девять месяцев у меня ушло на создание архитектуры музея. Днем выезжал в город в архивы и набирал материал, а вечером, в нерабочее время – во вторую смену, делал чертежи. Главная сложность заключалась в том, что в советское время город Куйбышев был засекречен, в него не было доступа иностранцам. В годы войны наш завод собирал бронекорпуса легендарного штурмовика Ил–2, а это тоже было секретно. Когда открывали самую первую выставку в новом музее, мне велели убрать шестьдесят шесть экспонатов! Михайлова, заведующая отделом облит (областное управление по охране государственных тайн в печати), даже велела снять схему 1732 года Самарской Луки, так как на ней был вырисован берег Волги. Мол, этим мы рассекречиваем свое местонахождение.

Создавать музей Петру Леонтьевичу помогал коллектив единомышленников: художники Виктор Грызунов и Лидия Астраткова, фотограф Александр Смоляков, столяр Александр Каткасов. Своим энтузиазмом Моисеенко заразил всех. В 1987 году музей «История завода «Салют» получил звание Народного.

Сегодня в народном музее хранится более пяти тысяч экспонатов, через него прошло несколько десятков тысяч посетителей, не только с Мехзавода – со всей области и даже из других регионов. Здесь много подлинных экспонатов. За каждым стоит яркая, драматичная судьба конкретного человека. Основу коллекции составляют уникальные документы, предметы и находки, собранные Моисеенко еще в 1950-е годы. В залах музея размещены витрины, посвященные Ново-Закамской оборонительной линии (Исторический вал); Нестору Постникову, владельцу самарской кумысолечебницы и пастбищ под кобылиц в районе Крутого или Хутора Постникова (так до революции назывался поселок Мехзавод); революционным событиям и людям, в них участвовавшим; жизни предприятия. Особое место занимает экспозиция, посвященная ратному и трудовому подвигу работников оборонного завода № 207 МАП СССР – ПАО «Салют», участникам Великой Отечественной войны.

Петр Леонтьевич, как и прежде, ведет активный образ жизни, проводит экскурсии для школьников и студентов. Итогом его многолетней исследовательской работы стало издание 17 книг. Его последняя книга «Наш легендарный бронекорпус» стала бестселлером. Моисеенко – член клуба памяти и военно-патриотического воспитания молодежи «Они сражались за Родину». Вместе с хранителем фондов музея Ольгой Кузнецовой неоднократно участвовал в мероприятиях реконструкторов в честь памятных дат. Для таких случаев пошит целый гардероб исторической военной формы разных родов войск и эпох.

Директор музея с удовольствием рассказывает о памятной встрече с артистом Василием Лановым, с которым познакомился на параде Памяти 7 ноября 2017 года. Выступая со сцены на площади им.Куйбышева, гость назвал местом рождения акции «Бессмертный полк» город Томск. «Вы допустили неточность, – пояснил Моисеенко. – Родоначальником знаменитого движения является город Куйбышев-Самара, а его инициатором – ваш покорный слуга». Заметив удивленный взгляд Василия Семеновича, он открыл свою книгу «Память народная» и показал фотографию 1991 года, на которой запечатлено шествие учащихся 103-й школы с портретами своих дедов-ветеранов в поселке Мехзавод. Петр Леонтьевич и сам в прошлом много снимал, долгие годы его страстью была фотоохота. В музее выставлены авторские работы Моисеенко, на которых мастер подглядел удивительные мгновенья из жизни природы.

Сегодня директора музея заботит будущее его детища. В 1990-е годы многие заводские музеи закрылись, музей «Салюта» чудом этой участи избежал.

Петр Леонтьевич Моисеенко:

– Для меня закрытие заводских музеев стало трагедией. Как можно было разрушить память о своей истории?! Мы выжили только благодаря бывшему генеральному директору Николаю Алексеевичу Поролло, который считал, что для завода музей – святыня, потерять его – это все равно, что потерять знамя полка. Поддержку нам оказывает и новый генеральный директор завода Сергей Николаевич Гусаров. Мы чувствуем его уважительное отношение к нашей работе.

Дмитрий Азаров, губернатор Самарской области:

– Уважаемый Петр Леонтьевич! Примите мои самые теплые, сердечные поздравления с юбилеем! Ваш многолетний добросовестный труд, направленный на развитие одного из лучших музеев трудовой славы, по праву ставшего народным, вызывает глубочайшее уважение и признание жителей и руководства региона. Выражаю Вам искреннюю благодарность за ваш огромный вклад в воспитание у подрастающего поколения интереса, уважительного отношения к человеку труда, истории родного города, региона и страны. От всей души желаю Вам крепкого здоровья, неиссякаемой энергии, реализации задуманного и успехов во всех начинаниях на благо нашей губернии!

Елена Лапушкина, глава городского округа Самара:

– Администрация городского округа Самара поздравляет Петра Леонтьевича Моисеенко с юбилеем! Вы – человек, обладающий значительным жизненным опытом и неиссякаемой энергией. Ваша жизнь – образец беззаветной преданности Отечеству. Сочетание редких человеческих качеств и огромного потенциала снискало заслуженное уважение всех тех, кто Вас знает. Вам есть чем гордиться, потому что Вы – прекрасный человек. Искренне восхищает Ваше отношение к жизни и людям. Ваша биография – достойный пример для подражания. Желаю Вам крепкого здоровья и мирного неба над головой. Счастья, долголетия, благополучия Вам и Вашим близким! Пусть Ваш дом всегда будет наполнен душевным теплом, спокойствием и уютом!

Сергей Гусаров, генеральный директор ПАО «Салют»:

– Уважаемый, Петр Леонтьевич! Все мы по достоинству оцениваем Ваш личный вклад в развитие ПАО «Салют», который Вы вносили на протяжении многих лет, работая инженером-конструктором и являясь по–настоящему успешным рационализатором, признаем Ваши неоспоримые успехи в подготовке профессиональных кадров в рамках преподавательской деятельности в авиационном техникуме. Мы бесконечно признательны за Ваш ежедневный, кропотливый труд в должности директора народного музея «История завода», направленный на сохранение истории предприятия, поселка Мехзавод и нашего родного края в целом, а также патриотическое воспитание подрастающего поколения. На каждом из вышеперечисленных этапов своего славного, наполненного значимыми достижениями трудового пути Вы добились воистину впечатляющих результатов! Ваша приверженность общему делу всегда была ориентиром для окружающих. Именно такие люди, как Вы, заложили тот фундамент, на котором работает и развивается наше предприятие сегодня. Всем этим заслужили неподдельное уважение коллектива!

Поздравляем Вас с юбилеем, желаем счастья, удачи, крепкого здоровья, благополучия и дальнейших успехов в Вашей нелегкой, но, безусловно, важной и интересной работе.


Ева СКАТИНА
При подготовке публикации использованы фото из архива музея и П.Л. Моисеенко

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...