Скорости жизни Рамазана Галялетдинова

6604
Скорости жизни Рамазана Галялетдинова

В жизни этого человека подростковый велосипед «Салют», на котором катались тысячи советских девчонок и мальчишек, изменил практически все. Подарок отца поделил жизнь на две части: до и после. Рамазан Галялетдинов. Один из них – тех, кем мы, самарцы, должны гордиться, – мастер спорта СССР международного класса, пятикратный чемпион СССР, призер и победитель международных велогонок Тур де Л'Авенир, Милк Реис, Джиро де Реджиони, Тур Славами, Тур Югославии, Тур Тачира и много других, победитель в составе сборной СССР на Велогонке Мира 1979 года. Он вошел в когорту всемирной вело-элиты наряду с другими известными куйбышевскими спортсменами. А добившись профессиональных высот, построил личное счастье – крепкую, надежную и любящую семью. Сегодня Рамазану Галялетдинову исполняется 60 лет. Полвека из них он неразлучен с велосипедом.

Снимай коньки, крути педали

«Трудно было человеку десять тысяч лет назад, он пешком ходил в аптеку, на работу, в зоосад, он не знал велосипеда, слепо верил в чудеса, потому что не изведал всех законов колеса»… Советская шутливая песенка на мотив французского шлягера от Джо Дассена была очень популярна в 70-х годах 20 века. Студенты и пенсионеры, инженеры и дворники, родители и дети пели ее не случайно. В то время велосипед снискал славу не только народного средства передвижения, общедоступного вида спорта и способа радостного досуга. Велосипед стал настоящей гордостью СССР. Точнее, велосипедисты СССР. А если быть еще более точным – куйбышевские велогонщики. Те чудеса (без преувеличения!), которые они демонстрировали на мировых соревнованиях, вызывали восторг и зависть у конкурентов и слезы радости у российских болельщиков. Имена земляков, прославивших наш город, известны всему миру, пусть даже с тех дней уже столько воды утекло. Владимир Петров, Валерий Кравцов, Александр Токмаков, Борис Шухов, Александр Аверин, Сергей Никитенко, Сергей Сухорученков, Саид Гусейнов и другие. Имя Рамазана Галялетдинова также вошло в число звезд велосипедного спорта. Некоторые его рекорды пока еще не побил ни один спортсмен-европеец. А все начиналось, как у большинства велосипедистов того времени, с системы спортивной подготовки известного тандема тренеров Петрова и Кравцова. Эти люди выпестовали практически всех советских велогонщиков, победителей XX века. Собственно, велоспорт в нашем регионе начался с этих двух имен.

Владимир Петров – один из пяти первых куйбышевских велосипедистов, удостоенных в 1958 году звания мастера спорта СССР. Автор оригинальной тренерской методики, основанной на интенсивности, темпе, легком дыхании, нравственном образовании, адаптации и преемственности. В тандеме с Валерием Кравцовым, самым молодым заслуженным тренером СССР, в 1967 году он создал в Куйбышеве, где ранее не было велосипедных традиций, лучший велоцентр в стране.

В 1969 году, когда Петров возглавил сборную РСФСР, наша команда выиграла и все женские, и все мужские соревнования. Воспитанники Владимира Петровича 479 раз побеждали в союзных чемпионатах, несколько лет подряд куйбышевцы признавались лучшими гонщиками мира. Трудно представить, что и Петров, и Кравцов сами в велосипедном спорте оказались скорее случайно. Школьниками они занимались коньками под руководством молодого тренера Александра Мельникова. Куйбышев, середина 1950-х годов.

Отрывок из книги Бориса Шухова «Дорога длиною в жизнь…»:

«На одной из тренировок Александр Иванович Мельников выстроил воспитанников. Предложение было неожиданным:

– Кто хочет заниматься велосипедным спортом? Я должен вас предупредить: с коньками придется распрощаться, разве что умеренно зимой в качестве физической подготовки. Дело новое, интересное. Думайте, я не тороплю.

Над строем повисла тишина. Конечно, соблазнительно прокатиться на новеньком хромированном чуде. Это же так просто – не бежать, а ехать. В 1959 году я сам оказался перед похожим выбором – футбол или велосипед, и хромированное хрупкое чудо со скоростями увело меня в мир шоссейных гонок.

…Сейчас им нужно было отказаться от любимых коньков, покинуть сверкающий лед, которому уже отданы по 2-3 года тренировок. Мельников уже начал подумывать о том, не напрасно ли обратился к ребятам, когда из строя шагнули вперед несколько человек, и в их числе был худенький, интеллигентного вида, светловолосый мальчишка Володя Петров. Тренер внимательно изучал характеры учеников и, увидев в новом строю Петрова, удовлетворенно усмехнулся. Этот парнишка во всем стремился быть первым: хорошо учился в школе, был уже одним из лучших конькобежцев «Спартака». Пытливый ум и интерес ко всему новому логично поставили Петрова в строй новичков-велосипедистов.

Начинали с азов – вырабатывали умение не просто ездить, а овладевали техникой раскованной езды на велосипеде в сложных ситуациях – на спусках, крутых виражах под дождем, преодоление неожиданных препятствий. Велосипед должен был стать органическим продолжением самого себя. Полигоном для этой работы стали на ближайшие годы кроссовые и шоссейные трассы в окрестностях Куйбышева».

Дороги, которые мы выбираем

По тем же куйбышевским дорогам – ровным и не очень (да, в нашем городе с ними всегда была проблема) – как раз в то время, когда Петров и Кравцов «гоняли» своих первых воспитанников, Рамазан Галялетдинов бегает со своими друзьями, играя в догонялки и казаки-разбойники, а затем пойдет учиться. До ближайшей школы пешком приходилось идти два километра. В 1958 году, когда на свет появляется Рамазан, семья живет фактически за пределами Куйбышева. В те времена поселок Яблонька находился на месте современного Приволжского микрорайона в Самаре. Там были дачи и небольшой жилой массив.

Рамазан Галялетдинов, победитель велогонки Мира:

– Я помню, мне было года четыре. Напротив нашего поселка за дорогой через Московское шоссе люди сажали картошку. В те времена, когда царствовал глобальный дефицит, все старались прокормить свою семью, как могли. Мама ходила на наш «участок» вместе со мной и моим младшим братом. И вот однажды она, как обычно, взяла нас с собой. Братик держался за мамину руку, а меня держать просто нечем было: в руках были ведро и лопата. Я все понимал: что машины – это опасно, что надо идти рядом с мамой, но что-то на меня нашло, мне показалось, что вот перед этим красным «Москвичом» можно успеть перебежать. Через секунду я уже понимал, что столкновения не избежать. Все произошло в считанные секунды. И не быть бы мне живым, если бы мама решительно и отчаянно (могу представить ее состояние) не вытащила меня за шиворот буквально из-под колес автомобиля. Так благодаря маме я появился на свет и живу до сих пор.

Воспитывали нас с братом своим примером и стремлением. Родители были трудяги. Любить, работать, быть честными, добрыми и ответственными было главным принципом нашей семьи. Хотя, честно скажу, в школе я немного халтурил. Мягко говоря, учился без фанатизма. Я думал, что школа – это некий жизненный этап, который неминуем, и просто надо его перетерпеть, смириться. Как человек рождается, умирает, так вот поступает в школу и обязан ее окончить. И никуда от этого не деться.

Детство – счастливое время, как бы сложно ни жилось. Родители Рамазана Миргарифан Саярович и Нурия Шигаповна, как все советские люди, трудились на благо Родины и воспитывали детей. Забегая вперед, хочется сказать, что глава семьи – тот человек, трудами и молитвами которого возводилась самарская мечеть. Ни разу в жизни не попросив ни у кого помощи, он ходил по крупным самарским фирмам и рассказывал о важности спонсорской поддержки строительства. Уйдя на пенсию, он стал там старостой. Всю свою зарплату до копейки он жертвовал на развитие мечети. Он слишком рано ушел из жизни. Мусульмане Самары благодарны Миргарифану Галялетдинову за его альтруизм и благородство.

Потерянные Олимпиады

Все изменилось в жизни этого мальчика, когда папа купил сыну велосипед! Если ты однажды понял, что такое скорость, сбросить ее ты уже не сможешь. Теперь по жизни ты будешь не идти, а мчаться. Так, вместе с вращением колеса, стремглав и понеслись один за другим важнейшие события. И первым из них стало зачисление в спортивную школу. До стадиона «Волга» на автобусе приходилось ехать больше часа. Самое смешное, что в рамках общефизической подготовки оттуда мальчишки бежали в сторону поляны имени Фрунзе – как раз в направлении дома Рамазана. Тренировки были ежедневные, долгие, требующие силы и выносливости. Это была особая система подготовки, разработанная основателями самарской школы велосипедного спорта Владимиром Петровым и Валерием Кравцовым.

Рамазан Галялетдинов пошел далеко! В 19 лет он попал в сборную СССР – вместе с будущими чемпионами Сергеем Сухорученковым и Сергеем Никитенко. Тогда почти вся команда состояла из спортсменов-куйбышевцев. Спустя год она приняла участие в престижной мировой гонке «Тур де л`Авенир», взяв первые четыре места. Рамазан пришел вторым. В 1979 году была выиграна гонка Мира в командном зачете, а на «Молочном туре» в Британии Галялетдинов получил серебро. У него были все шансы попасть на Олимпиаду-80, но внутренние интриги мира большого спорта, зависть к тренеру Петрову и куйбышевским спортсменам со стороны московских коллег сыграли против Рамазана. А следующей олимпиады для Советского Союза уже не случилось…

Валерий Кравцов, заслуженный тренер СССР:

– Раньше, до нас, велосипед был возрастным видом спорта. Когда я сам пришел в секцию, мне было 13 лет, а рядом со мной стояли мужчины от 27 лет и старше. Мы с Петровым были первым поколением «молодых». Говорили, что долго молодежь не продержится, что надоест, наиграемся, но выросли, и все оказалось иначе. Велосипед стал всей жизнью. Мы с Владимиром Петровичем были неразделимы. Я не знаю, где и кем была написана нам такая судьбы: вместе в школе, вместе в институте, на заводе, вместе ушли в армейские спортивные команды. А все, знаете, как начиналось? В 14 лет нужно было вступать в комсомол, а меня не приняли! Против был секретарь комсомольской организации нашей школы. И знаете, кто это был? Владимир Петров!

И примерно в то же время мой старший брат занимался велоспортом. Он привел меня в спортивную школу, тренер посмотрел на меня и говорит: «Нее, он непригодный, ему делать нечего в велоспорте». Я обиделся и пошел заниматься коньками. Прихожу, а там – Петров! Оттуда нас с ним и заманили в велогонщики. Оказалось, очень даже пригоден я! А с Владимиром Петровичем Петровым вот так мы на 66 лет стали неразлучны. Он был мне больше, чем коллегой, другом. Он был мне как брат… На нас все смотрели будто на выскочек. Молодые тренеры, а у их воспитанников – победы одна за другой! Никто не думал, сколько стоит за этими победами! Ежедневная работа, тренировки, тренировки, тренировки. К нам приходили парни, не имеющие необходимой подготовки. Они должны были в первую очередь перешагнуть через себя, перейти рубеж «не могу».

Рамазан Галялетдинов был один из таких, кто был готов долго, упорно тренироваться, чтобы достичь результата. Сложная натура! Умный, талантливый, упертый. Это характер настоящего спортсмена. Не получается? Ничего страшного! Поработаю, получится! Он так и делал и шел вперед! Его коньком были горы! На горных трассах он мог обойти тех, кто, казалось бы, был сильнее его.

К 1980 году, к Олимпиаде, Рамазан уже имел за плечами победы на крупнейших соревнованиях Мира, был пятикратным чемпионом Советского Союза, но, тем не менее, на Олимпиаду-80 он попал как запасной. Он имел все шансы на «золото», но сыграла свою роль политика большого спорта, зависть к Петрову. Его воспитанников зажимали. В итоге, спортсмен, на которого сделали ставку вместо Галялетдинова, даже не стартовал – подвели нервы. Казалось бы, у Рамазана должен был появиться шанс на следующих Олимпийских играх. Но советское правительство решило не отправлять нашу сборную на Олимпиаду в Лос-Анджелесе. Вот так интриги, не имеющие никакого отношения к спорту, жестко и жестоко вмешивались в спортивную карьеру наших мальчиков. Это очень печально.

Единственный европеец

Утешением за две неслучившиеся олимпиады для Рамазана Галялетдинова стала оглушительная победа на гонке «Тур Тачира» в Венесуэле. Соревнование проходит на сложнейшей горной трассе с постоянными подъемами и спусками. На момент, когда Рамазан вступил в борьбу, эту гонку проводили 18 раз, и ни разу на ней европейцы не выигрывали, победу одерживали только местные спортсмены. Галялетдинов первый из Европы выиграл эту гонку. Более того! После него это тоже никто не мог сделать!

Победителя чествовали ярко и шумно! На арене, где обычно проходит коррида, Рамазана пронесли на руках под оглушительные аплодисменты полного до отказа стадиона. После чего был дан праздничный бой быков, а из поверженного животного для велогонщика и его команды сделали прекрасный шашлык.

Отрывок из книги Бориса Шухова «Дорога длиною в жизнь…»:

«Одной из тяжелейших и многодневных гонок в международном календаре с середины XX века и по сей день остается «Тур Тачира» в Венесуэле. Многокилометровые подъемы и спуски, большинство горных финишей и перевалов расположены на высотах от двух до четырех километров. Если сюда прибавить жаркий климат и 11-часовую разницу по времени, то нетрудно себе представить, какое испытание предлагала эта гонка участникам.

В 1982 году в составе сборной СССР эту гонку ехал самарский гонщик Рамазан Галялетдинов. По ходу соревнования Рамазан становится лидером. Последний этап, вперед уходит группа из одиннадцати спортсменов – десять венесуэльцев и в желтой майке лидера советский гонщик Р. Галялетдинов. В последний тридцатикилометровый подъем местные гонщики атаковали постоянно, атаковали парами, поодиночке. Рамазан, подобрав оптимальную передачу, шел подъем ровно, сберегая мышцы и дыхание за счет оборотов, готовый моментально среагировать на серьезный рывок любого соперника. Обычно в таких ситуациях гонщик-одиночка проигрывает первое место соперникам – это классика. А самарский гонщик в тот день по ходу соревнования опроверг все неписаные законы шоссейного велоспорта. Он не кидался за каждым соперником. Изучив по ходу гонки всех, следил за действительно опасными конкурентами, а когда до вершины перевала осталось несколько километров, атаковал сам, ушел от соперников и победил. После финиша Валерий Андреевич Кравцов выскочил из автомобиля-технички, обнял и расцеловал измученного Галялетдинова. Меня поразил этот всплеск эмоций В.А. Кравцова при его жесткой аскетичности в выражении чувств и эмоций».

Борис Шухов, олимпийский чемпион, чемпион Мира по велоспорту:

– Мои ровесники – это второе поколение воспитанников Петрова-Кравцова, а Рамазан – третье. Когда мальчишки попадали в руки этих тренеров, сначала было трудно войти в режим тренировок. Обычно до этого, где бы ни занимались, никто не выполнял таких объемов ни скоростных, ни силовых работ. Рамазан тоже пережил эту перестройку, но потом вошел в режим и спокойно и педантично достигал своих результатов.

Про него все могли сказать, что это очень талантливый парень. Я помню его отца, он несколько раз приходил в школу, когда я там директором работал, и он меня все пытал, я должен был ему объяснить, как я тренировался сам в свое время, а он это объяснит сыну. Человек, который не знаком со спортом, как ему объяснишь! Я говорил: «Я с Рамазаном поговорю сам». Но отец очень переживал. Ему надо было вникнуть самому. Так он любил своего сына, так переживал за его успехи, его судьбу. Редкие родители специально едут на другой конец города, чтобы поговорить с тренерами. Я очень уважал этого человека. Не случайно Рамазан был на голову выше других. И, конечно, Олимпиада-84 должна была принадлежать ему и другим ребятам из нашей команды. Но старички в политбюро решили не посылать нашу команду. Кто тогда что мог возразить, чирикнуть нельзя было.

Учиться жить

У Ромика Галялетдинова (а так Рамазана в шутку звали в команде) были еще гонки, соревнования, первенства и победы на них. Но день за днем энергии становилось все меньше и меньше. К слабости прибавилась температура, которая не спадала несколько месяцев. Рамазан попал в больницу. Оказалось, что несколько соревнований подряд спортсмен откатал, перенося на ногах сильнейшее заболевание. Стало очевидным, что с большим спортом пора прощаться. Хотя, вероятно, восстановившись, можно было бы снова вернуться в седло спустя пару лет. Но, увы, система СССР никого не ждала. Отработал – прощай.

Нужно было учиться жить заново. Без соревнований, сборов, многочасовых ежедневных тренировок, без привычного уровня жизни… и, по сути, без дела. С самим собой. Без самого себя.

Рамазан Галялетдинов, победитель велогонки Мира:

– Велоспорт принес мне в первую очередь даже не награды, а сильнейший импульс, яркие эмоции и переживания. Я, кстати, еще мальчишкой, не свою первую награду запомнил, а свой первый горький опыт. Помню, я стартовал в какой-то местной велогонке. Нужно сказать, что велосипедисту кроме физических данных нужно иметь хороший навык владения велосипедом, нужно чувствовать его, будто это продолжение твоего скелета. А этого умения у меня еще не было. Вот так я и притерся передним колесом своего велосипеда о заднее колесо другого спортсмена. Я понял, что теряю равновесие, а единственным защищенным местом у меня была голова – она была в шлеме, вот ею-то я и уперся об асфальт. У велосипедистов даже шутка есть: удачно упал, головой, ничего себе не повредил.

Вы знаете, в этом спорте вообще надо быть конченым оптимистом. Падение случилось. И оно обязательно будет, но стоит ли оно тех наград, к чему ты стремишься? Когда сравниваешь, понимаешь, что стоит! Я сравнил, встал и пошел, пренебрегая этим падением. Не упав много раз, ты не получишь своих заслуженных наград.

Но… всему свое время. Я подумал, что люди все равно когда-то завершают, но это надо было осознать и с этим надо было смириться. Когда ты попадаешь в когорту элиты, ты понимаешь, что там своя кухня. Тебя сначала должны признать, и доказать свою состоятельность ты можешь только своими результатами. Докажешь, что ты чего-то стоишь, и тогда с тобою будут считаться. Но как только твои физические данные перестают соответствовать – ты должен попрощаться, найти в себе мужество и сказать: «Ребята, мне было с вами хорошо, но не хочу вас огорчать и не хочу, чтобы вы на меня смотрели свысока, я вас покидаю!»

Я грешил, что кончились мои пороховые бочки, а оказалось, что я просто болел, перенес на ногах гепатит, надо было отдохнуть, подлечиться, но тогда это не было принято. Советский Союз пренебрегал людьми, так что отряд не заметил потери бойца.

Конечно, для меня это был крах. Ты будто оказался один на необитаемом острове: ни профессии, ни гонораров, ни привычного окружения, вдруг ты стал предоставлен сам себе… Но опять же, встал, поднялся и пошел дальше. Падения с велосипеда во время тренировок хорошо выучили этому.

Главная команда

Что-то уходит, а что-то приходит. Судьба помогла Рамазану Галялетдинову пережить расставание с большим спортом, подарив ему тепло и любовь семьи. Выйдя из больницы, он оглянулся по сторонам, понял, что все люди к этому возрасту уже женаты, и выбрал в супруги ту, которую он мельком увидел несколько лет назад, но забыть которую так и не вышло. Случайная встреча обернулась крепкими отношениями на долгие годы.

Если в велоспорте ты будешь только сам за себя, ты никогда не выиграешь. Лишь ориентируясь на команду, ты можешь прийти к финишу с призом. Так и в семье. Дочки, внук, супруга, родители, брат и его семья, родственники жены – для Рамазана все это неотделимые от него люди. Большая, крепкая семья, где один за всех и все за одного.

Рамазан Галялетдинов, победитель велогонки Мира:

– Свою будущую супругу я увидел случайно, когда ей было лет 16, а мне 21 год. Мы провожали в армию ее старшего брата. Я не знал их семью, меня туда привел мой хороший друг, чемпион Сергей Никитенко. Я вошел и увидел девчонку в больших очках, совершенно обычную, казалось бы, таких было миллион… Но что-то мне приглянулось в ней. А потом через несколько лет меня снова с ней знакомит мой приятель. Мы пошли вместе в театр и уже больше не расставались!

Наиля Галялетдинова, жена Рамазана Галялетдинова:

– Я хорошо помню, как увидела своего будущего мужа. Они с Сергеем Никитенко зашли к нам на проводы брата. Никитенко тогда был очень знаменит. Я, открыв рот, смотрела на Сережу, а не на Рамазана. А потом все закрутилось, и я другой жизни себе просто не представляю. Помню веселый случай, когда его родственники пришли к нам сватать жениха. Нахваливают его, что он весь такой, победитель мировых соревнований, и столько-то у него наград, что у него квартира на Волге и так далее. А я стою и молчу. И думаю, ну неужели моя родня никак меня не похвалит. И тогда моя бабушка, которую я очень любила, вмешалась: «Зато у нашей Нелечки пианино есть!» Да, я творческая натура, и наши дочки в меня пошли, как бы папа их ни пытался определить в спорт. Не их это стезя. А мне всегда импонировали умные мужчины. Мой муж очень интересный и умный человек. Его что ни спроси, он всегда тебе ответит. Он может даже наврать, что знает, но так искусно это сделает, что ни за что не подумаешь, что он в этой теме не особо осведомлен! Он никогда не скажет: «Не знаю!», а я всегда ему верю.

Даяна Галялетдинова, дочь Рамазана Галялетдинова:

– Мой отец самый лучший, в детстве он покупал мне все, что я хотела, доедал за мной еду. Мама строго говорила мне: «Ну-ка доешь!», а я просто перекидывала к папе в тарелку все, что осталось. И он говорил: «Она доела!» Старшую мою сестру Алию он воспитывал немного по-другому, мне кажется, больше спрашивал с нее. Но самое главное, что мы получали и получаем от наших родителей, это тепло и любовь, нас никогда не наказывали, нам давали понять, что с любой проблемой мы можем прийти в семью. Мы видим, как родители трепетно относятся друг к другу. Такое уважение в семье – друг к другу, к старшим, к детям, ко всем-всем родственникам – делает нас сильнее.

Алия Ягудина, дочь Рамазана Галялетдинова:

– Отец – это мой лучший друг, тот, с кем можно посоветоваться абсолютно по любой теме. Я благодарна ему за помощь в выборе моего жизненного пути. Он не стал настаивать, не стал делать из меня кого-то, он увидел, что спорт не для меня, принял это и дал мне возможность заниматься творчеством. Вот уже 10 лет я не выпускаю из рук фотоаппарат. Моя фотостудия – тоже папина заслуга, он помогал мне обустраивать ее, все делал здесь своими руками, каждый гвоздик тут забит им. Он не только очень умный, но и очень умелый, в его руках спорится любое дело. А с появлением на свет моего сына Эмиля в папе проснулся талант дедушки! Вы не представляете, как они ладят с малышом!

Гамаль Замальдинов, друг семьи Галялетдиновых:

– Рамазан – прекрасный человек. Все, кто его знает, могут сказать, насколько он умен, честен, добр и ответственен. Он очень похож характером на своего отца, очень уважаемого человека. Такие люди никогда не подведут, всегда протянут руку помощи. Я горд, что дружу с ним, с его семьей. Он добился в жизни больших высот, но, несмотря на это, остается очень скромным человеком. Он понимает, что главное в каждом из нас то, что в душе. Отношения человека с этим миром – самое главное богатство.

… Время идет. Уже подрастает новое поколение. С тех времен, когда Рамазан пришел в велосипедный спорт, прошло уже больше 45 лет. И где же велосипед сейчас? Неужели вот так просто можно было с ним проститься? Ну уж, нет! Уйдя из гонщиков, Рамазан занялся тренерской деятельностью и в качестве директора возглавил первый в России профессиональный женский велоклуб «Динамо-Лада». Три раза его участницы становились чемпионками Мира в командной гонке, получали призы крупнейших велогонок, а гонщица Зульфия Забирова выиграла олимпиаду в Атланте.

Сам Рамазан Галялетдинов с велосипедом неразлучен. Как, впрочем, и с друзьями своей юности. Жизнь раскидала чемпионов по городам и странам, но они по-прежнему команда: всегда на связи! Ежедневные звонки, сеансы видеосвязи. Они собираются вместе и едут покорять новые трассы, ведь дорогам нет конца. Объездить весь мир не получится никогда. Поэтому впереди еще будут новые открытия и захватывающие моменты. И пока ты на велосипеде, твоя жизнь никогда не покатится под откос. Нажимая на педали и поворачивая руль, ты всегда выберешь правильное направление!


Ксения Русяева
При подготовке материала использованы фото Алии Ягудиной и из архива семьи Галялетдиновых.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!