Владимир Аветисян: «Москвичом я так и не стал…»

10261
Владимир Аветисян: «Москвичом я так и не стал…»

16 марта 2018 года. Самара. 8 просека. Чуть в глубине белоснежное здание, на нем табличка: «Центр ядерной медицины». Пока еще официальные лица не подъехали, но здание уже заполнили журналисты. Кажется, что такого большого представительства прессы не было давно: порядка 10 камер, из них половина – федеральные каналы. Событие для Самары нерядовое: открытие десятого в стране уникального центра диагностики заболеваний сердечно-сосудистой системы и онкологического профиля. Вложенные инвестиции – более 400 миллионов рублей. Врачи, готовые к приему пациентов, с гордостью демонстрируют прессе высокотехнологическое диагностическое оборудование. Возле главного входа обозначается легкая суета: приехали ВИП-гости. Раздвигаются двери, и первыми в центр заходят глава «РОСНАНО» Анатолий Чубайс и его заместитель Владимир Аветисян. Губернатор, мэр, депутаты, руководители лечебных учреждений – все потом, потому что главные на этом мероприятии – руководители «РОСНАНО», под чьим патронажем реализуется национальная сеть ядерной медицины «ПЭТ-технолоджи». Самарской области повезло, как никакой другой. Здесь создано уже два таких центра. Первый – в Тольятти, второй – в Самаре. А это значит, что в два раза больше жителей области смогут проводить ПЭТ/КТ диагностику, а также лечиться по системе «Кибер-нож». «Почему в Самаре удалось открыть уже второй центр?» — спрашивают у гостей журналисты. Владимир Аветисян улыбается. Он тоже радуется за свою родину.

1958–1975 годы. Город Новокуйбышевск Куйбышевской области

Виктория Аветисян, сестра:

– Папа приехал в Куйбышев учиться. Сам он был из Самарканда, потому что во время оккупации вся семья оказалась там да так и осела. А в Куйбышеве жила его сестра, поэтому, как говорится, было, к кому ехать. В институте они познакомились с мамой, поженились. Сначала на свет появилась я, а потом мой брат Володя. Мы жили вместе с родителями отца, и у нас были замечательные бабушка с дедушкой. Настоящий армянский мужчина, дед своего внука просто боготворил, я даже ревновала иногда. И для него, Владимира, до сих пор остаются святыми воспоминания об их взаимоотношениях. Так случилось, что наши родители расстались, и отец с новой семьей уехал в Магадан. Забрали с собой стариков, и там они ушли из жизни. Когда Володя стал взрослым, он поехал в Магадан и перевез оттуда прах бабушки и дедушки. Теперь они похоронены здесь, на Рубежке.

Ну что сказать о младшем брате… В детстве он был задиристым малым, частенько обижал меня с подругами. В школе тоже его причисляли к хулиганам, но, несмотря на это, любили. Особенно его первая учительница Валентина Николаевна Савченко отмечала Володю среди одноклассников. Она до сих пор жива (дай Бог ей здоровья). Когда мама приходила на родительские собрания, Валентина Николаевна говорила ей: «Из вашего сына обязательно выйдет очень большой и хороший человек». Так что, в общем, она оказалась права.

Спустя много лет, в 1999 году, в студии программы «Треугольник» телекомпании РИО Владимир Аветисян о своей замечательной карьере скажет так: «У меня не было ни влиятельных родственников, ни больших друзей, как, впрочем, и у моих родителей. Поэтому, безусловно, многое зависело от меня самого. Но, тем не менее, я считаю, что всем, что я достиг, я обязан своей маме». Косвенно его слова подтверждает и друг семьи Светлана Петровна Хумарьян, которая руководила областной культурой в период ее бурного расцвета с 1991 по 2000 годы. «Владимир Евгеньевич меня приглашал на дни рождения, где я познакомилась с его семьей, – говорит Светлана Петровна. – Мама Клавдия Степановна – дивная, очаровательная русская женщина, удивительно тактичная и культурная. Она очень любит театр и по сей день – хотя она старше меня – ходит на все спектакли. Мама ему, маленькому, очень много дала. Водила его и в филармонию, и в театры. То есть сделала самое важное: заложила основу его личности, его культурный код. Вот если бы наш российский бизнес имел такое лицо, как у Аветисяна, то страна пошла бы совершенно по другому пути. Потому что там культура другая».

Город Новокуйбышевск 60-х годов был молодым, растущим городом. Сюда приезжали сначала возводить предприятия большой химии и нефтеперерабатывающие заводы, а потом работать на них. Закладывались широкие улицы, вольготно расставлялись жилые дома. Семья Владимира Аветисяна жила в самом центре. Там сложилась первая большая компания друзей, которая, что удивительно, до сих пор вместе.

Евгений Бобровский, друг детства, генеральный директор КРЦ «Звезда»:

– Я жил на улице Миронова в Новокуйбышевске, это Бродвей, самый центр города, второй дом от Дворца культуры. У меня был магнитофон. Часто все наши друзья: и Фандор, и Большой, и, конечно же, Володя (у него было прозвище Вудли) – всегда у меня собирались и слушали музыку. Занимались пластинками, интересовались новинками. А Володя еще пел прекрасно. Жили, смеялись, веселились… Был у нас шикарный двор на Миронова, 1. Он, наверное, и сейчас есть, просто маленьким стал. Там много скамеек, где мы каждый вечер собирались. Даже после того, как девчонок проводим, обязательно там встречались, делились впечатлениями, говорили обо всем на свете. Не было же тогда мобильных телефонов (страшно подумать), поэтому живое общение ничего заменить нам не могло.

Владимир Черемшанцев, друг детства, полковник запаса:

– Из наших друзей у меня первого появилась гитара Куйбышевской фабрики музыкальных инструментов. Я знал три аккорда, а значит, мог сыграть любую блатную песню. Всем нашим друзьям я тоже показал эти аккорды. И вот мы натирали пальцы до крови, пока учились. Потом освоили более сложную технику – баре, это когда одним пальцем весь лад зажимаешь, а другими аккорд ставишь. Никто нас не учил, мы всё сами. У Володи получалось лучше других, потому что он ходил в музыкальную школу на фортепиано. Он покупал журналы, где были песни и ноты, и раскладывал аккорды. У них стояло дома черное пианино, как сейчас помню, и Володя на нем пытался мелодии подбирать.

Алексей Григорьевич Рязанов, друг детства:

– Когда мы работали с Володей вожатыми в пионерском лагере после 9 класса, он построил работу, я считаю, образцово. Всё же его организаторский талант еще с юношеских лет проявился. Он никогда на свой отряд не кричал, а все ребята его слушались. А еще, конечно, магия шестиструнной гитары… Он своих вокруг себя посадит, и все завороженно слушают. Ребята у него были после 3 и 4 класса, вполне уже сознательные. Девчонки вокруг него вообще, как бабочки, порхали, ну а мальчишки с уважением.

Василий Енин, одноклассник:

– Мы организовали вокально-инструментальный ансамбль, назвали его «Аквамарин». Володя играл на ритм-гитаре, я на бас-гитаре, Сергей Мещеряков на барабанах, и Борис Жмуров на соло-гитаре. Солистом был, конечно, Володя. Первое выступление, по-моему, было в классе в честь 8 марта. Как-то сразу всем понравились наши выступления, и нас стали приглашать везде: играли мы в кинотеатрах перед сеансами, на танцах, на осенних балах. А когда мы учились в 10 классе, ВИА «Аквамарин» пригласили выступить на городском смотре-конкурсе в честь 30-летия Победы, который организовал горком комсомола. Мы там взяли призовое место, нам дали грамоту, что, в общем-то, помогло нам в дальнейшем поступить в институт.

Группа «Аквамарин» просуществовала еще какое-то время. Её участники начали зарабатывать деньги своим творчеством, что стало хорошим подспорьем каждому из участников ансамбля. Владимир Аветисян с юмором вспоминает, что их ВИА приписали к бюро добрых услуг. «То есть мы оказывали добрые услуги населению в виде увеселения их на различных мероприятиях, в том числе свадьбах. Свадьбы у нас были обычно по средам, пятницам и субботам. Стоило это удовольствие для брачующихся 70 рублей, что было по тем временам много. Естественно, часть шла вот этому самому агентству добрых услуг, и чего-то около половины доставалось нам. Мы старались соответствовать духу того времени и фанатично учили и исполняли композиции Beatles. Собственно, гитары в руки мы взяли именно для этого. Но публика нас не всегда понимала, поэтому в репертуаре были «Созрели вишни в саду у дяди Вани», «Ах, Одесса», песни из репертуара Пугачёвой и других популярных групп, – в общем, всё, как положено. Но я хочу отметить, что мы относились к этому серьезно, как к работе.

1975–1980 годы. Учеба в Куйбышевском Инженерно-строительном институте

Студенческие друзья Владимира Аветисяна – Андрей Кислов и Олег Дьяченко – также станут близкими людьми и деловыми партнерами на всю жизнь. Но пока их дружба проверяется учебой, нехитрым студенческим бытом и стройотрядами. Анатолий Афанасьев, который руководил движением стройотрядов в строительном институте, вспоминает, что всю команду «строяка» в 1977 году отправили в Похвистневский район возводить Подбельскую птицефабрику. Для Куйбышевской области это была серьезная стройка: 48 зданий птичников, десяток складов, пожарное депо, гараж, административное здание, столовая, котельная. Владимир Аветисян с однокурсниками участвовал в создании этого объекта. Так называемые «колымы», особенно в сельских районах, станут основным источником заработка для студентов в летнее время. Там и окрепнет окончательно дружба будущих партнеров «Волгопромгаза» Аветисяна, Дьяченко и Кислова.

Андрей Кислов, генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз Самара»:

– Володя всегда был достаточно яркой и сильной личностью. Видно было, что у него есть определенная цель в жизни, которую он хочет достичь. Мы же все были в разной степени раздолбаи тогда. Студенчество подразумевает достаточно веселую жизнь, и мы ею не пренебрегали. Среди нас отличником не был никто. Понятно, что основная задача была получить некий набор знаний, которые потом в жизни пригодятся, но это не всегда связано с отметками. Мы учились, чтобы сформировать жизненные принципы, с которыми ты потом идешь по жизни. Все пять лет мы были бок о бок, а потом на некоторое время наши пути разошлись. Володя пошел работать в ПМК, занимавшуюся строительством и прокладкой газопроводов.

1980–1992 годы. Работа в строительной сфере

Владимир Аветисян вышел на работу 1 сентября 1980 года. В советские годы, чтобы правильно выстроить карьеру, нужно было пройти все производственные ступеньки, начиная с мастера, не сильно задерживаясь на каждой. Не покажешь себя сразу – застрянешь на полпути. 22-летнего Владимира Аветисяна, вчерашнего студента, поставили мастером на объект в селе Рождествено. «Мне досталась такая бригада! Прожженные мужики с богатым жизненным опытом, полученным не только на свободе, которым не просто палец в рот не клади, а мимо проходить надо, конт-ролируя пространство. И я пришел такой… Мы занимались строительством детского садика. Первый мой рабочий день и вдруг авария. Канализация рванула, подвал затапливает. Мои рабочие подходят и говорят: «Ну, начальник, что делать?» Я сказал удивительную, сакраментальную фразу: «Откачивать». Они в ответ: «Ты – гений». Но потом у меня наладилась с ними внутренняя связь. Я понял, как надо себя вести с такими людьми, или, как сейчас модно говорить, позиционировать. Невозможно обманывать. Невозможно фальшивить. Невозможно дать слово и не сдержать. Если ты всё это соблюдаешь, то процесс управления таким коллективом становится ручным, и они это ценят, как никто. Через 3 месяца я стал прорабом, потом начальником участка, а потом перешел в «Газпром» начальником участка трубопроводного управления».

Юрий Газишин, директор «Промгазавтосервис-1»:

– Владимир Евгеньевич добивался всего своим трудом. Я пришел к нему на работу, когда он был главным инженером в ПМК. А в 26 лет он стал начальником управления. Это была большая редкость в те годы. С 1986 года я стал ходить у него в замах, и так 25 последующих лет. Командировки, строительство газопроводов – куда нас судьба только не бросала. Мы сначала относились к Казани, потом нас передали в «Свердловсктрансгаз», и везде мы пользовались большим авторитетом. Особенно вспоминается объект в Томской области. Там строили большой газопровод, куда собрали производственно-механизированные колонны со всей страны. Москвичам, ленинградцам и ростовчанам – таким же, как мы, ПМК – дали ровные участки, а нам 15 километров болота. Натурального, топкого болота. А куда деваться?! И вот мы там организовали городок и начали работать. Трубоукладчики через день в болото «садились», плюс погода никакая была. Но мы вышли с честью. Я хочу сказать, что Владимир Евгеньевич умел правильно настроить людей. Себя не жалел. Ему можно было звонить хоть в 2 ночи, хоть в 5 утра, он тут же включался в проблему и решал. Это абсолютная правда, что он сам по траншеям лазил и проверял выполненную работу. Но самая главная его черта – что он понимал и ценил людей. Не гнушался подойти к любому слесарю или рабочему поздороваться. А еще он помнит слесарей, сварщиков, механизаторов, с которыми проработал много лет, у кого когда дни рождения. Я как-то раз к нему подошел, говорю: «Владимир Евгеньевич, вы же губернатором запросто могли бы стать». А он мне отвечает: «Юра, а это мне надо»? Вот видите, как человек ценил место, которое занимал.

Евгений Бобровский, друг детства, генеральный директор КРЦ «Звезда»:

– Володя всегда отличался, во-первых, порядочностью, во-вторых, целостностью. Он не терпел половинчатости. Если взять часы, они должны работать. Если есть карандаш, он должен быть заточен. Если он занимается в тренажерном зале, то до седьмого пота. Он сколько прошел по тайге по болотам в ватнике и кирзачах… Это нам так кажется: ах, Володя, вот он мастер, через месяц главный инженер, потом начальник управления. Нет, это всё своим хребтом и своим умом.

Очередным этапом производственного пути Владимира Аветисяна стало приглашение работать в только что созданное общество «Самаратрансгаз». Это была уже рыночная структура, куда руководителем поставили Геннадия Михайловича Звягина. Тот огляделся вокруг: «опытные почтенные старцы», и стал подбирать команду под себя.

Геннадий Звягин, генеральный директор ООО «Самаратрансгаз» (1991–2001 годы):

– Сначала я позвал Владимира Евгеньевича к себе начальником строительного управления. Потому что мне надо было перетряхивать структуру и увеличивать функционал всего объединения. Молодой, энергичный человек, согласие мы с ним быстро нашли, и когда я к нему присмотрелся, то сделал его своим заместителем по финансам и экономике. И он там развернулся на полную свою мощь. Он занимался укрупнением нашей структуры. 30 предприятий мы собрали в кучу, и каждому новому сотруднику надо было дать зарплату, желательно квартиру, обеспечить ему все социальные блага. Володя работал сутками, а потом однажды попал в больницу. То есть не выдержала голова…

Владимир Аветисян сам так вспоминает этот эпизод: «В 1992-1993 годах я занимался «Самаратрансгазом» и уже нарождавшимся «Волгопромгазом». Надо сказать, что в «Самаратрансгаз» на работу я приезжал к 7:00 часам утра, проводил сначала селектор со всеми станциями, потом занимался своей текущей работой, плюс всем, что касалось формирования «Газбанка», и так далее. И в один прекрасный день я упал, потерял сознание на работе. Меня отвезли в «Шушенское». Там, естественно, я пришел в себя, мне поставили диагноз «истощение» и рекомендовали отдохнуть 2 недельки. На следующий день ко мне начали съезжаться машины, и я стал проводить оперативки. На третий день мне доктор говорит: «Езжай-ка ты отсюда, дружище. Не создавай проблем остальным пациентам, которые хотят лечиться». И тогда я сказал себе: «Стоп, ребята, я проект “Самаратрансгаз“ закончил и перехожу в “Волгопромгаз”».

Мы задали вопрос Геннадию Звягину, с каким чувством он отпускал Владимира Аветисяна. Было ли это сожаление? Но он ответил, что тормозить людей не в его правилах. В этот период Звягин совместно с Аветисяном создавал еще одно детище – «Газбанк», который станет одним из самых крупных региональных банков.

Павел Иванов, председатель правления «Газбанка» (1993–1998 годы):

– Мне кажется, мы очень редко встречаем людей, которые обладают талантом или даром увидеть в окружающей действительности возможности для своего развития. И осуществлять эти возможности, привлекая находящихся рядом людей, находя в людях таланты, способности, выстраивая такую эффективную работу и команду, которая приносила бы пользу всем. Я считаю это очень большим даром. Мне в жизни повезло, я познакомился в 1992 году с таким человеком. Это Владимир Аветисян. У каждого человека свое суждение о том времени. Впрочем, в разные времена можно жить, основываясь на собственных принципах, строить свой бизнес так, чтобы потом никто не смог тебя в чем-то упрекнуть. Я думаю, что Владимир Евгеньевич относится именно к этим людям. У него удивительная способность для руководителя большого уровня – терпение и умение слушать окружающих. Понимать их и расставлять их таким образом, что каждый человек, который находится рядом с ним, полно проявлял собственные таланты.

1994 –1999 годы. АДС «Волгопромгаз»

Смотреть архивные программы – словно погружаться во времена конца 90-х. Программа «Треугольник» телекомпании РИО, 1999 год. Журналист Аркадий Соларев спрашивает Владимира Аветисяна: «4 друга создали компанию «Волгопромгаз». Законы бизнеса не позволяют и не рекомендуют работать с друзьями. Как это отразилось на ваших взаимоотношениях?» Владимир Аветисян отвечает: «Если честно, то друзьям очень сложно заниматься бизнесом. И я думаю, что наш пример, на мой взгляд, единичный. Тем не менее, все эти годы мы оставались друзьями. Мы и сейчас друзья. И, на мой взгляд, это идет на пользу не только нам, но и тем организациям, которые мы возглавляем. Мы всегда находили компромисс, когда заседали в правлении ВПГ. Вы понимаете, что 4 члена правления – это может быть 50 на 50. Не всегда можно добиться нужного решения, тем не менее, мы всегда понимали друг друга. Я думаю, наш пример стоит изучать».

Владимир Аветисян и его партнеры Андрей Кислов, Олег Дьяченко и Николай Ульянов в 1994 году учредили ассоциацию делового сотрудничества «Волгопромгаз». В неё были сгруппированы разные активы: строительные, производственные, финансовые, медийные. Председателем совета и председателем правления «Волгопромгаза» был избран Владимир Евгеньевич Аветисян. Он занимал этот пост вплоть до своего перехода в «Самараэнерго» в 1999 году. Журналисты пристально наблюдали за развитием этой структуры, а Владимира Аветисяна стали называть самарским олигархом. Особенно после того, как многие участники ассоциации стали занимать посты в выборных органах власти и значительные должности во власти исполнительной. В 90-х росли активы ВПГ, от ассоциации отпочковалось отдельное направление по управлению крупными химическими производствами (завод «Тольяттикаучук», «Новокуйбышевский нефтехимический комбинат», «Синтезспирт»), которое было названо «Волгопромхим». Процитируем еще раз программу «Треугольник». Тольяттинский журналист Влад Южаков спросил Владимира Аветисяна: «У Владимира Евгеньевича в Тольятти репутация человека, который может приобрести всё, что угодно. Ходили разговоры, что Владимиру Аветисяну проще, чем кому бы то ни было, приобрести АвтоВАЗ, например. Что вы можете сказать на эту тему? По какому принципу вы совершаете покупки и делаете продажи?» Этот вопрос прозвучал после того, как в Тольятти была совершена сделка по продаже «Волгопромгазом» завода «Тольяттикаучук». Владимир Аветисян тогда ответил: «Я думаю, что тот проект, который осуществила команда «Волгопромхима» под руководством Анатолия Афанасьева, должен быть вписан в экономическую историю нашей губернии и даже России. По пальцам можно пересчитать такие проекты. По сути дела, это абсолютно прогнозируемая операция, когда бизнес был куплен на спаде за сравнительно небольшие деньги, а потом продан с максимальной прибылью. Заводы, которые мы приобрели, лежали в руинах. В течение нескольких лет, инвестируя зарабатываемые холдингом средства в эти предприятия, грамотно выстраивая политику экспорта и техническую политику, менеджменту удалось вывести заводы на пик активности».

Владимир Аветисян становится одной из самых значительных фигур в политической и экономической жизни Самарской губернии, к мнению которого, как говорят те же СМИ, прислушивается Губернатор Константин Титов. Причем сам Аветисян никогда не помышляет занять политическую должность, хотя все пытаются навешать на него ярлык «вершителя судеб» в региональной политике. Его друг и партнер Андрей Кислов так объясняет этот феномен: «Подспудно в компании «Волгопромгаз» Владимир Аветисян считался политиком номер один вне зависимости от того, кто какие посты занимал в Думе или в органах власти. Всё равно стратегию и политику определял Владимир Евгеньевич. Нужно точно понимать: или ты занимаешься политикой или занимаешься бизнесом. Аветисян всегда говорил: «Однозначно для меня первичен бизнес». Политика – это только инструмент, который должен помогать развитию бизнеса, поэтому он всегда считал, что его основное время должно тратиться на развитие бизнеса».

Тем не менее, заточенный на бизнес-результат, Владимир Аветисян в это время ведет много социальных и благотворительных проектов. Например, он спонсирует баскетбольный клуб «Самара», поддерживает целый ряд культурных проектов.

Светлана Хумарьян, руководитель управления культуры Самарской области (1991–2000 годы):

– С Владимиром Евгеньевичем мы познакомились, когда он не был еще Великим Аветисяном. Он только начинал свою успешную деятельность. А я в то время начинала свой один из самых больших и дорогих мне проектов – постановку оперы «Видения Иоанна Грозного» Слонимского. Я позвонила Аветисяну – тогда он даже трубку брал сам – и говорю: «Мне ваши деньги не нужны, но нужна ваша поддержка». Он отвечает: «Интересное начало». И я начинаю ему рассказывать, что очень хотела бы видеть его союзником в важном и перспективном деле. Что в Самару приедет много великих людей, начиная с композитора Слонимского, продюсера Смелянского, и их нужно обеспечить жильем. У него на улице Некрасовская была гостиница «Три вяза», куда я и просила селить всех, кто будет занят в проекте.

Он ответил: «Ну что ж, давайте попробуем». Вот так мы стали работать. Всё это длилось у нас два с лишним месяца. Казалось бы, на первый взгляд, ну что такого, дал гостиницу… Но если бы вы знали, какой это огромный ресурс! Ростропович вообще в Президентском номере в «Трех вязах» жил больше 2 месяцев. Если бы за всё пришлось платить культуре, мы бы с этим проектом не справились. Ни за что. Все эти великие люди приезжали в Самару, им создавались необходимые условия. Сам Владимир Евгеньевич всегда себя вёл чрезвычайно скромно и тактично. Да он, собственно, не изменился и теперь. И он вошел в круг самых знаковых людей в искусстве. Потом возникли следующие предложения. Он очень помогал в организации конкурса Глинки, гастролях плетнёвского оркестра. Аветисян был единственным бизнесменом, который проявлял интерес к настоящему, подлинному искусству.

Потом, как вы помните, наш Губернатор Титов начал проводить в оперном театре Губернские балы. Владимир Евгеньевич, в свою очередь, начал проводить в филармонии «Волгопромгазовские елки». И опять-таки благодаря мероприятиям Аветисяна Самара получила возможность прикоснуться к элите мировой культуры. Певица Мария Гулегина, которая поет в Метрополитен Опера, замечательный бас Паата Бурчуладзе, выступающий на сценах «Ла Скала» и «Вашингтонской оперы». Он обратил внимание на тогда еще начинающего свою международную карьеру Дмитрия Корчака, который сейчас является одним из самых ярких мировых теноров. Кроме как у Аветисяна, все эти люди нигде больше не были в Самаре, потому что по линии культуры у нас, что называется, тонка кишка.

1999–2008 годы. Большая энергетика

Андрей Кислов, генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз Самара»:

– Как он оказался в «Самараэнерго» – это самое его авантюрное, самое смелое и самое карьерно правильное решение. Поменять направление работы в «Газпроме» на энергетику – достаточно неожиданный ход. Для этого надо иметь, во-первых, мужество, во-вторых, твердую уверенность в своих силах.

Владимир Аветисян:

– У меня вдруг раньше, чем у Чубайса, родилась идея об объединении энергетических, промышленных и даже, возможно, газотранспортных активов под одним управлением. Я с этим пришел к Борису Ремезенцеву, тогдашнему генеральному директору «Самараэнерго». Он выслушал меня, мы с ним попили чая, и он сказал, что он к этому не готов, есть чисто технические сложности и так далее. А потом я встретился с Анатолием Чубайсом. Тогда начиналось реформирование РАО ЕЭС в пользу создания энергопотребительских компаний, то есть крупных потребителей, что на самом деле ломало всю рыночную ситуацию. Мы стали обсуждать с Чубайсом, у кого какие идеи, и нашли понимание. Я вернулся в Самару, приехал к Борису Фёдоровичу и сказал, что начал проект и что я претендую на его место. Я зашел в «Самараэнерго» сначала заместителем по технике, потом Борис Ремезенцев ушел, и я стал исполнять обязанности руководителя. Через 3 месяца меня на собрании акционеров избрали генеральным директором. И тут была памятная пресс-конференция, на которой мне задали вопрос: «Как вы, газовщик, будете управлять энергосистемой?» На что я сказал: «Вы знаете, я опытный и компетентный управленец, поэтому мне всё равно, чем руководить, «Самараэнерго» или фермой крупного рогатого скота. Я буду с тем же успехом руководить и тем, и другим, стоит мне немного подучиться». Да, тогда это вызвало бурю…

Анатолий Борисович Чубайс, председатель правления «РОСНАНО»:

– Мы познакомились в 1999 году. Тогда стало понятно, что надо менять команды в энергосистеме. Опытных, но совсем возрастных генеральных директоров на молодых, напористых, профессиональных. И надо было с кого-то начать. Энергетика – это большая история. Энергосистемы по всей стране – такой мощный клан. Было принято решение начать с Владимира Евгеньевича Аветисяна, который должен был заменить Бориса Ремезенцева, тоже очень авторитетного энергетика, генерального директора «Самараэнерго».

Владимир Аветисян за короткое время добился строжайшей финансовой дисциплины и вывел ОАО «Самараэнерго» на первые позиции в рейтинге российских энергосистем. Главная проблема, которую решила новая команда, – это 100-процентные платежи за поставленную электроэнергию. Аветисян рассказывал, что тогда буквально на «колбасе» приходилось объяснять людям простые правила. Он спрашивал какого-нибудь директора завода: «Вы когда в магазин за колбасой идете, вы её бесплатно берете за обещание расплатиться потом? Нет? То же самое электроэнергия».

Анатолий Чубайс:

– Я быстро выяснил, что молодой генеральный директор Аветисян оказался не просто на месте, я до сих пор помню, что «Самараэнерго» оказалось системой, которая вышла на 100% платежей, которая пошла вперед с реформированием и очень быстро стала, по сути, образцом для всех. Но при этом для меня было очень важно, что Аветисян всегда с очень большим уважением относился к Борису Ремезенцеву, которого он сменил на посту директора. Аветисян ему предложил место председателя совета директоров, достойную должность. Такое отношение к своему предшественнику – это важный показатель личности.

В декабре 2000 года Владимир Аветисян был назначен генеральным директором Средневолжской межрегиональной управляющей энергетической компании (СМУЭК), которой передают функции управления энергосистемами Самарской, Ульяновской, Саратовской областей и республики Калмыкия. «СМУЭК» стала первой управляющей компанией в структуре РАО ЕЭС, созданной для вывода из кризиса проблемных энергосистем накануне реформы электроэнергетики.

Владимир Аветисян:

– Спустя 3 года я сказал Чубайсу: «Вы знаете, мне скучно в этих четырех регионах, давайте я буду просто председателем совета директоров. Поскольку я генеральный директор, я вынужден приходить на работу каждый день, вызывать своих заместителей, занятых людей, отрывать их от работы, задавать им дурацкие вопросы, без которых они прекрасно живут и работают». Он сказал: «Тебе скучно? Давай-ка приезжай в Москву, в РАО ЕЭС, у нас тут наметилась перестройка, реструктуризация и так далее». Вот, собственно, с тех пор я был там.

Михаил Лисянский, коллега по СМУЭК и РАО ЕЭС России (2003–2008 годы):

– Я считаю, что команда у нас уникальная. Почему мы все переехали в Москву и конкурировали с передовыми группировками внутри РАО ЕЭС? Потому что команда была готова. Мне кажется, в Самаре он собрал самых эффективных и талантливых. У Владимира Евгеньевича совершенно уникальный стиль управления. Он концентрируется в бизнесе только на самых важных аспектах или направлениях и много уделяет им внимания. Никогда не лезет в ненужные детали. Дает максимальные полномочия своим подчиненным, но и спрашивает достаточно серьезно. И у него, конечно, чутье на людей.

Почему он в Москву попал и почему Чубайс его позвал? Потому что он быстро перерос провинциальный уровень. В 2004 году он уже и так пересидел на региональной компании. Ему надо было двигаться дальше с его опытом и амбициями. Владимир Аветисян – очень мотивированный на результат руководитель. Конечно, он нужен был Чубайсу в Москве. Его уровень сразу был выше уровня многих руководителей, которые сидели в правлении РАО ЕЭС, это точно. Не всех, но многих.

Анатолий Чубайс:

– Логика его приглашения в Москву, мне кажется, понятна. Когда Владимир Евгеньевич в «Самараэнерго» доказал, что это не просто ему по плечу, а что, очевидно, он стал одним из лидеров 72 энергосистем, то, конечно, нужно было делать следующий шаг. И я с чистым сердцем предложил ему войти в команду. Была «бизнес-единица №1» с Абызовым, а «бизнес-единицу №2» возглавил Аветисян. Они ужасно конкурировали друг с другом, всё время доказывали, кто из них на самом деле самый продвинутый и самый передовой. Но нам-то этого только и надо было. Мы получили ситуацию, когда Аветисян реально всю свою работу отстроил очень мощно. Это почти полстраны, с колоссальной ответственностью за всё. Работа была выполнена на высочайшем профессиональном уровне.

Михаил Лисянский:

– Работа была живая. Надо было реформировать всю отрасль. Фактически создавать новый рынок. Задача, которую Чубайс поставил в тот период, была ликвидация РАО ЕЭС. Приходила похоронная команда, как ни грубо это звучит. Но, с другой стороны, перед этими похоронами нужно было из государственной неповоротливой машины выйти на рыночную структуру, которая бы функционировала без госрегулирования. Задача колоссальная, я таких задач не припомню больше в России. Да и в мире, по-моему, это самая крупная энергетическая система, за счет расстояний, миллионов километров линий электропередач и прочего. Буквально за 4 года мы задачу выполнили.

По итогам этой работы Сергей Брилев в эфире телеканала «Россия» сделает большую программу, где Анатолий Чубайс среди прочего признается на многомиллионную аудиторию, что Владимир Аветисян – менеджер такого класса, каких в стране единицы, а потом поправится: даже не единицы, их просто нет.

2008–2013 годы. «Объединенные автомобильные технологии», холдинг «Ростехнологии»

В 2008 году Владимир Аветисян был приглашен возглавить созданный по инициативе государственной корпорации «Ростехнологии» холдинг «Объединенные автомобильные технологии».

Сергей Чемезов, генеральный директор корпорации «Ростех»:

– Первоначально была причина в том, что он из Самары. А поскольку мы начали заниматься АВТОВАЗом, нам необходим был человек, который знал бы внутреннюю кухню в Тольятти и в Самарской области. Все основные предприятия автокомпонентной отрасли также располагались в Самарском регионе и близлежащих городах. Владимир Евгеньевич Аветисян оказался тем, кто нам нужен. На тот период мы обеспечивали полностью весь АвтоВаз компонентами нашего, российского производства, и в его задачу входила координация этих усилий.

Это был период второго экономического кризиса, когда автокомпонентные предприятия разорялись одно за другим. Команда менеджеров «Объединенных автомобильных технологий» под руководством Владимира Аветисяна сумела не допустить банкротства управляемых заводов, большинство из которых являлись градообразующими. Более того, ни разу не был сорван график поставки автокомплектующих на конвейер АВТОВАЗа. В 2010 году Аветисян – советник генерального директора госкорпорации «Ростехнологии», курирует внедрение инновационных проектов энергосбережения и энергоэффективности на предприятиях корпорации.

Сергей Чемезов, генеральный директор корпорации «Ростех»:

– Если человек берется за какое-то дело, он должен нести ответственность за него. Аветисян как раз из таких людей. На него всегда можно положиться. Если он взялся за что-то, обязательно доведет до конца. После того как он перешел в «Роснано», он стал налаживать взаимоотношения между «Роснано» и «Ростехом». Раньше у нас каких-то более или менее близких отношений не было. И с помощью Владимира мы стали сотрудничать, проекты совместные появились. Его заслуга.

Владимир Аветисян и сегодня продолжает курировать АВТОВАЗ в статусе члена совета директоров.

В октябре 2013 года Владимир Аветисян вернулся в команду Анатолия Чубайса и стал заместителем председателя Правления «РОСНАНО».

Анатолий Чубайс:

– У Аветисяна есть недостатки. Они точно есть. Страшно сказать об этом. Но есть и достоинства. Достоинства состоят в том, что он очень целостный. Есть крупный участок работы, масштабная задача, которую ему поручают. Не дай Бог, пытаться давать какие-то промежуточные подсказки или советы. Он ужасно упрямый. Но при этом можно быть уверенным: всё, что от него зависит, от начала до конца будет сделано так, как он считает правильным и нужным. Это очень важное свойство. Свойство крупного руководителя. Не про мелочи, а про всю задачу целиком, какой бы сложной она ни была. У нас внутри большого проекта «РОСНАНО» начинается колоссальный проект, который называется «Навести в России чистоту». Это переработка мусора в электроэнергию. Это масштабный проект, в моем понимании, государственного значения. Владимир Евгеньевич там главный начальник. Он за всё отвечает. Так что, если где увидите мусор, в Самаре или в Москве, это с него спрос, значит, недоработал. Шучу. Ну а если серьезно, это, действительно, очень крупный стратегический проект. Именно поэтому такую масштабную задачу поручили Аветисяну, который умеет брать на себя ответственность и отвечать за результат.

Никита Михалков, председатель Союза кинематографистов России:

– Есть люди, в которых удивительно сочетается, казалось бы, несочетаемое. В которых соединяется, казалось бы, несоединимое. Вот я думаю, что к таким людям относится Владимир Евгеньевич, который, на мой взгляд, являет собой персонаж такого возрожденческого толка. По масштабу интересов, а самое главное, по тому, как этот масштаб осуществляется. Он соткан из каких-то невероятных, несоединимых вещей. Он профессионал во всём. Вот во всём. Я понимаю, что и банкиры, и менеджеры когда-то играют на гитаре, что-то поют любительским способом или могут рисовать. И это все равно будет вещью для домашнего пользования. Но чтобы человек, занимающийся, казалось, далекими от искусства делами, мог стать фантастическим профессионалом в области рока, современного и бесстрашного рока… И это всё не кулуарная, не клубная, а высокопрофессиональная работа на уровне международном. Меня его творчество восхитило, поразило и вызвало бурю смешанных чувств от восторга до зависти. Я подумал, что необходимо пригласить Владимира Евгеньевича на открытие Московского кинофестиваля. Но дело еще в том, что человек от этого получает удовольствие. Он вообще наслаждается жизнью, он умеет это делать.

Анатолий Чубайс:

– То, что мой заместитель – рок-звезда, это ужасно. Это кошмар. Это совершенно недопустимо. Нужно было бы этому положить конец, но проблема в том, что ему это очень нравится. И проблема в том, что у них большое количество настоящих поклонников, причем, как я понимаю, не только в России, но и в Китае, и в Великобритании, и по всему миру. Приходится смиряться с недостатками Аветисяна.

Владимир Аветисян занимается музыкой всю жизнь. Музыкальная школа по классу фортепиано, потом ВИА «Аквамарин», в начале 2000-х – «D’Black Blues Orchestra». Это на сегодняшний день пока последнее большое музыкальное дело Владимира Евгеньевича, где он выступает солистом и лидером группы.

Владимир Аветисян:

– «D’Black Blues Orchestra» давал большой концерт в Севастополе на площади Нахимова в 2014 году после известных всем событий. По завершении наших композиций мы спели акапелла красивую песню группы «Любэ»: «Мы пойдем с конем по полю вдвоем». Причем интересно, что все участники группы, в том числе и афроамериканцы, вышли на рампу и спели. Это было, ну, наверное, по ощущениям самое сильное чувство. Когда 22 тысячи людей после окончательного вокального аккорда продолжали молчать… Была пауза такая, тишина 30 секунд. А потом вдруг вся эта толпа начала скандировать: «Россия, Россия, Россия…» У нашей солистки Моники волосы на голове зашевелились, и у остальных тоже слезы были на глазах.

10 минут скандировал тот народ, который, по чьему-то мнению, не хотел присоединяться к России. 10 минут».

В 2018 году в Самаре откроется музей рок-н-ролла, который дарит городу Владимир Аветисян. До этого он презентовал художественному музею 22 картины работ мастеров 20 столетия, среди которых такие фамилии, как Аристарх Лентулов, Дмитрий Жилинский, Кончаловский… Стоимость некоторых полотен превышает 1 миллион фунтов стерлингов. Самара за всё, что сделал для нее Владимир Евгеньевич Аветисян, присвоила земляку звание Почетного гражданина города.

Владимир Аветисян:

– Я точно такого не ожидал и, безусловно, тронут. Потому что я, в отличие от многих, москвичом не стал. Если перефразировать слова известной песни, то «я в Самару, домой хочу». Делать что-то для родного города для меня очень приятно, почетно, и я стараюсь в меру сил и возможностей участвовать. Скоро я, наверное, уйду совсем отовсюду и уже буду здесь. Навсегда».

P.S. C 2013 года по сегодняшний день Владимир Аветисян занимает должность зампредправления «РОСНАНО». В 2016 году избран в совет директоров ПАО «АВТОВАЗ». По результатам эффективной работы в топливно-энергетической и химической отраслях промышленности

В. Аветисян удостоен званий «Заслуженный энергетик СНГ», «Почетный работник топливно-энергетического комплекса», «Почетный работник химической промышленности», награжден Почетным знаком «За заслуги перед Российской электроэнергетикой». В 2001 году министром культуры РФ В. Аветисян награжден знаком «За достижения в культуре». В 2005 году Владимир Аветисян удостоен премии Правительства РФ в области науки и техники. В 2006 году Патриархом Московским и всея Руси награжден орденом Святого Благоверного князя Даниила Московского III степени. В 2008 году Губернатором Самарской области награжден нагрудным знаком «За труд во благо земли Самарской». В 2013 году Патриархом Московским и всея Руси награжден орденом Преподобного Серафима Саровского III степени. В 2013 году Союзом машиностроителей России награжден Почетным знаком «За труд на благо Отечества». В 2013 году Указом Президента Российской Федерации Владимир Аветисян награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. В 2013 году Владимиру Аветисяну присвоено звание «Почетный гражданин города Самары».


Анастасия Кнор
При подготовке материала использованы фото из архива Владимира Аветисяна.

Оцените статья

+1

Оценили

Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...