Владимир Чуйко – героями не рождаются

5876
Владимир Чуйко – героями не рождаются

25 декабря 1979 года. Для многих людей, живущих сегодня в России, эта дата не скажет ничего. Но в судьбах почти одного миллиона граждан нашей страны она сыграла роковую роль и навсегда осталась в их памяти как День ввода войск в республику Афганистан. Этот день не только навсегда изменил жизнь целого поколения советских мальчишек, но и стал переломным моментом для их родственников, друзей и близких.

Одним из тех 18-летних мальчишек, кого страна отправила в то время в Афганистан выполнять интернациональный долг, был Владимир Петрович Чуйко. Сегодня он является председателем правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», и этот рассказ о нем…

Владимир Петрович Чуйко родился 21 февраля 1966 года. Случилось это в городе Тамбове, но первые пять лет своей жизни он провел на хуторе Хлемона близ города Бахмач, что находится сегодня на Украине, в Черниговской области. И здесь надо заметить, что в отличие от большинства современных людей Владимир Петрович знает историю своего рода на протяжении пяти столетий.

Она берет свое начало в 1522 году, во времена русско-литовской войны, когда литовцы вместе с поляками пытались отвоевать у набирающего мощь Русского государства часть его территорий. Именно тогда на вольные земли южных областей России царем Василием III был послан специальный человек, дабы призвать тамошних казаков на царскую службу. За это казакам была обещана вольная, а также прощение всех совершенных прегрешений.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Тогда решили объединиться и пойти на царскую службу двое: Александров и Чугай. Их войско составило 500 человек – по 250 у каждого. Когда они шли в пункт назначения, навстречу им выдвинулось польское войско, и они это войско разгромили. За это Чугаю было дано дворянство. В дворянстве ему поменяли фамилию на Чуйко и дали вольную. В 1554 году сына предка назначили осадным головой Курской крепости, а уже своих сыновей он одного назначил на Воронежскую крепость и другого – головой заставы, где находился как раз городок Бахмач.

Именно в Бахмаче и началась история славного казацкого рода Владимира Петровича Чуйко. Она продолжалась там до второй половины 20-го века, пока его родители, папа Петр Андреевич и мама Мария Ивановна, не решили в 1971 году переехать в Куйбышевскую область. Их конечной целью был совхоз «Чёрновский», находившийся в Волжском районе, который тогда был у всех на слуху. Совхоз считался «миллионером», а потому здесь были очень хорошие зарплаты и требовалось много рабочих рук. Кроме того, был еще один важный момент, вспоминает сегодня Владимир Петрович, – всех молодых специалистов, прибывающих с детьми, сразу же обеспечивали квартирами и местом в детском саду.

Владимир ЧУЙКО:

– Я еще помню, как воспитательницы надо мной измывались, потому что я, когда приехал, на украинской «мове» разговаривал, а им это очень нравилось. Они меня ставили на табуретку и заставляли по-украински петь песни. Сядут кружком и слушают, а я их развлекаю: стихи читаю и песни пою.

С того момента прошло без малого 45 лет, но до сих пор, приезжая в родной поселок, Владимир Петрович как бы окунается в детство. Здесь и сейчас живут его старые школьные друзья, с одним из которых, Евгением Паниным, он дружит до сих пор. Сегодня в Чёрновском Владимира Петровича помнит практически каждый, правда, порой уже узнают не сразу, но он относится к этому с пониманием.

В Чёрновском до сих пор стоит дом, где когда-то жила дружная семья Чуйко. Вот здесь, в этом дворе, прошло детство Владимира Петровича, здесь он постигал первые уроки жизни, а из этих окон на него смотрели любящие глаза мамы. Здесь в каждом уголке до сих пор живут его воспоминания. Одним из самых ярких стало рождение младшей сестренки Светы. Оно получилось еще ярче благодаря падению с велосипеда, на котором они с отцом ездили в роддом проведать маму. Но «пальму первенства» среди всех воспоминаний детства, по признанию самого Владимира Петровича, занимает рыбалка.

Владимир ЧУЙКО:

– И соседские пчелы. (Смеется...) Мы с друзьями очень любили по чужим уликам за медом лазить. По садам тоже лазили. У самих яблок «валом» было. Но свои – они же невкусные…

Справедливости ради надо сказать, что маленький Вова Чуйко хулиганом не был. Наоборот, он был очень примерным и спокойным ребенком, и соседи на него жаловались редко. Правда, как любой уважающий себя мальчишка, он иногда позволял себе, как говорится, «расслабиться», что нередко приводило к весьма серьезным последствиям…

Вопрос: Что, и ремня получали?

Владимир ЧУЙКО:

– Получали! А как же! И затрещины, и ремня – все было. Но я все-таки больше мамку боялся, чем отца.(Смеется...) Деревня есть деревня, где-то что-то натворил: кур не покормил, за скотиной не приглядел – она ушла, где-то грубо ответил, где-то плохо учился – то же самое было.

Чёрновская средняя школа Волжского района Самарской области. По признанию самого Владимира Чуйко, именно здесь он провел самые яркие и самые интересные годы своей жизни.

С тех пор прошло немало лет, но здесь до сих пор его помнят и любят, и здесь до сих пор работают многие из тех, кто давал ему путевку в жизнь. Например, бывший директор школы Анна Ивановна Магрова, с которой Владимира Чуйко связывает теплая дружба.

Несмотря на занятость, несколько раз в год он обязательно находит время «заглянуть на огонек» к своим любимым учителям – рассказать о себе, полистать старые альбомы и вновь окунуться в то неповторимое и прекрасное школьное время, вспомнив всех своих друзей-одноклассников.

Владимир ЧУЙКО:

– У нас класс шикарный был – все ребята просто замечательные были! Наш год рождения – 1966 год, и получилось так, что в нашем классе было много детей учителей, поэтому внимание к нам было повышенное. (Смеется...)

Фаина Сулеймановна ШАКУРОВА, учитель математики средней школы поселка «Чёрновский»:

– Все на виду были. Учительские что-то натворят, и этим, рядовым, тоже доставалось, поэтому они тоже должны были вести себя идеально. Попробуй учительское дите что-то не так сделать или ответить – сразу замечание и к директору в кабинет. А не дай Бог, до населения, до родителей дойдет – это все, конец. Ну, а заодно и другим доставалось – это пока родители разберутся, что он здесь ни при чем.

Владимир ЧУЙКО:

– Иногда приходишь со школы, раз – сразу подзатыльник! Только успевай пригибаться! «За что это?» – спрашиваю.

А в ответ – следующий…

Несмотря на жесткие методы воспитания, родители очень любили своего сына, и их поддержку, особенно отца, Володя чувствовал всегда. Петр Андреевич был для сына одновременно и отцом, и старшим товарищем, и мудрым наставником. Он же сделал своему сыну самый главный подарок в жизни – купил мотоцикл. Правда, сыну для этого пришлось о-о-о-чень постараться.

Владимир ЧУЙКО:

– Я отцу как-то говорю: «Так, батя, купи мне мотоцикл». Он отвечает: «Нет!» Я тогда: «Батя, я тебе буду и «зеленку» возить, и траву возить, и ездить, куда тебе надо будет». И получилось так, что все лето я только на косьбе и был. Накосил на 5 коров и отцу тогда поставил условие. «Все, ничего не знаю, – там я уже диктовал. – Ты покупаешь мне мотоцикл или на следующий год косишь сам – помогать не буду». (Смеется…)

Главная мечта юности сбылась уже осенью. Это был новенький «Восход 2М», и с этого момента юного Вову Чуйко застать дома было практически невозможно.

Владимир ЧУЙКО:

– И все – батя меня уже не видал и, где мы мотались, – тоже. У нас рядом были лагеря труда и отдыха «Юность», «Салют», «Зимовец», «Союз», «Солнечный», и мы садились на мотоциклы и туда – к девчонкам на танцы. (Смеется...)

В 15 лет Володя Чуйко благодаря своему соседу серьезно увлекся электроникой: они паяли, собирали радиоприемники, делали светомузыку. Это увлечение стало причиной того, что после

8 класса он решил уйти из школы и поступить в приборостроительный техникум. Но, сдав все вступительные экзамены, он не набрал нужное количество баллов и буквально на следующий день сдал свои документы в техническое училище N 5, которое готовило специалистов для авиационного завода. Там же чуть позже он серьезно увлекся спортом, а именно борьбой дзюдо, и за следующие три года достиг весьма внушительных результатов.

Владимир ЧУЙКО:

– Я очень тогда увлекся дзюдо. Вообще, в этот период (три года до армии) я просто фанатично занимался спортом – вставал рано каждое утро, бегал по

5 километров, вечером шел на тренировки. В то время я еще решил заняться каратэ, и мой товарищ привел меня к Александру Петровичу Семенюку. Где мы только ни занимались! Тогда же запрещено все это было. И по лесам занимались, и в каких-то школах, в каких-то зданиях, и в подвалах.

После года учебы в училище Владимир Чуйко получил звание фрезеровщика 4 разряда и начал работать на авиационном заводе в цехе № 22. Но свое образование он продолжил дальше – в вечерней школе, учебу в которой ему приходилось совмещать с интенсивными занятиями спортом. Работа, учеба, спорт – нагрузки тогда были очень большими, вспоминает сегодня Владимир Петрович, но это не помешало ему попытаться также осуществить и свою давнюю мечту – стать курсантом летного училища.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Но, к сожалению, не получилось. Дело в том, что я работал на станке и зрение «подсело». При поступлении в летное училище я прошел почти все экзамены, а вот со зрением – не вышло. Оказалось, что вижу только на 90 процентов, а нужно было на 100. И тогда я сказал: «Ну ладно, коли так, пойду в десантники!» (Смеется...)

Стать десантником Володя Чуйко всегда хотел не меньше, чем летчиком. Именно ради этого он, ко всему прочему, занялся тогда еще и парашютным спортом. К моменту призыва в армию на его счету уже было 6 прыжков и весьма серьезная физическая подготовка. Он был готов ко всему, даже к тому, что служить ему придется в самых суровых и сложных условиях. Именно поэтому, когда в конце апреля 1984 года на призывном пункте его спросили, согласен ли он стать десантником и служить в Афганистане, он, не раздумывая ни секунды, ответил: «Да!»

… Война в Афганистане. Она начнется в конце декабря 1979 года и продлится долгих 10 лет. К осени 1984 года военные действия на территории республики Афганистан перейдут в свою самую активную фазу, и именно в это время на военный аэродром Кабула приземлится самолет с новым пополнением для 40-й армии, дислоцирующейся тогда в Афганистане. Владимир Чуйко попадет в разведроту 357-го полка 103-й Витебской воздушно-десантной дивизии и уже совсем скоро уйдет на свое первое боевое задание.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Это был октябрь месяц. Мы, молодое пополнение, только пришли, а ребята-«старики» с нашего подразделения только что вернулись тогда с Паншера, поэтому нам дали две недели на подготовку. И мы тогда пошли на Джелалабад. Оттуда – в Церуби, с Церуби – в Черные горы. У нас во взводе был Славик Хахалкин, сейчас он мэр города Усинска, и он меня спросил тогда: «Ты кем был в учебке?» Я говорю: «Гранатометчиком!» Он: «Прекрасно, будешь разведчиком-ПКМ-щиком. На!»

И дает мне пулемет. Так я и стал пулеметчиком. (Смеется…)

Главной целью их разведгруппы был тогда захват складов с боеприпасами, которые душманы тщательно скрывали в горах. После короткого боя им удалось выбить душманов с горы, но это был еще не конец. Только на третий день они смогли полностью выполнить поставленную задачу, не потеряв при этом ни одного человека. И то, что в своем первом бою он остался жив, Владимир Чуйко до сих пор считает заслугой своих старших товарищей.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Я очень благодарен своим дембелям.

Да-да, благодарен, потому что у нас не было «дембелизма» как такового, а было, скорее, наставничество. У меня в наставниках были Виктор Зотов и Женя Люцкевич. И я благодарен Зотычу за то, что подзатыльник там получил серьезный – это чтобы лишний раз не высовывался. Вот тогда я понял: когда пули свистят, надо чаще пригибаться, может, живой и останешься.

Служба в Афганистане станет для Владимира Чуйко самым серьезным экзаменом – как в моральном, так и в физическом плане. Но самое сложное было другое – отсутствие права на какую-либо ошибку.

Однажды при проведении крупной армейской операции в провинции Вардак его подразделению было поручено «открыть» перевал Майдан-руди и «зачистить» все посты, охраняющие его. Сам перевал был укреплен пятью крупнокалиберными пулеметами ДШК, и ликвидация этих огневых точек казалась на тот момент задачей практически нерешаемой.

Владимир ЧУЙКО:

– Высаживали нас опять на вертушках, почти в упор к этим ДШК. Когда я выходил последним с борта, то повернулся, а «вертушка» уже пошла в это время вверх, и в вертолете были уже такие большие три дыры – он уже обстреливался. Но, несмотря ни на что, взяли мы эту горочку, взяли все эти пять расчетов ДШК, и, кроме того, мы тогда еще взяли исламский комитет. Там было что-то вроде учебного подразделения для наемников. Правда, когда они уходили, то всю территорию этого комитета заминировали.

Чего только не пришлось увидеть и испытать Владимиру Чуйко за неполные два года службы в Афганистане. Но война заставляет человека не только привыкнуть к опасности и виду смерти, но и ценить крепкую мужскую дружбу. Такая дружба вот уже двадцать лет связывает его с Мансуром Садыковым, с которым они вместе служили в одной развед-роте. Мансур по национальности таджик и знает 5 языков, один из которых – «фарси», поэтому по прибытии в Афганистан он сразу был назначен переводчиком.

Если вкратце перечислить обязанности разведроты, где служили Владимир Чуйко и Мансур Садыков, то это звучит примерно так: захват складов с боеприпасами, выслеживание и уничтожение караванов с оружием и ликвидация душманских бандформирований. Но война часто вносила свои коррективы, а иногда преподносила разведчикам неожиданные и порой страшные сюрпризы.

Мансур САДЫКОВ, стрелок-разведчик, переводчик разведроты 357-го полка 103-й Витебской воздушно-десантной дивизии, участник военных действий в Афганистане (1983 – 1985 годы):

– Дело было ночью. Мы шли по руслу какой-то речушки, и всем хотелось пить. Мы чувствуем – вода хлюпает под ногами, и начинаем пить, во фляжки набирать, а вода железом отдает. Ну, да ладно! Набрали фляжки и начали подниматься на гору – мы на лощине не ночевали. Если была возможность, всегда поднимались в гору – так безопасней было. Утром встаем и видим: вода, по которой мы шли и которую пили, вытекает из пещеры, а вход в нее где-то чуть выше половины заложен камнями, а наверху этой кладки отрезанные человеческие головы стоят. Черепа еще не обтлели, и волосы на черепах видно. Стали разгребать пещеру, а там человек 15 убитых лежат, и трупы заложены камнями, а вода как раз через них проходит. Мы же до этого ничего не подозревали – открыли фляжки, а вода красноватая, видимо, через кровь шла, а мы ее пили…

Все это произошло в Кунарском ущелье, недалеко от Пакистанской границы, куда подразделение Владимира Чуйко перекинули в конце мая 1986 года, и для него это была уже 40-я по счету боевая операция. Но, как оказалось, все, что случилось в пещере, было не самое страшное по сравнению с тем, что произошло впоследствии.

В тот раз они получили задание «выбить» из кишлака засевших там душманов. Но разведданных оказалось катастрофически мало, и вопреки ожиданиям вместо небольшой банды душманов 55 наших разведчиков встретили ожесточенное сопротивление 2000!!! хорошо обученных и вооруженных до зубов боевиков.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– У нас тогда было задание: прийти, прочесать кишлак и выйти на заданный рубеж, а 1-я рота должна была высадиться на блокировку и поддержать нас огнем, чтобы ничего с нами не случилось. Первую роту «положили» сразу, как только они высадились. Их всех расстреляли практически в упор. Жестко было там. Духи просто шли в шеренгах, когда мы развернули фланги, пытаясь нас окружить. А это были не просто духи, это были черные аисты. Помните фильм

«9 рота»? Ну вот, они все шли и шли, а мы отбивались, стараясь не попасть в окружение.

Ситуация была критической, но Владимиру Чуйко и его 2-му взводу все же удалось занять оборону в небольшой расщелине, и вместе со своим сослуживцем Александром Корявиным они стали поливать наступающих душманов огнем из пулемета. Тогда он еще не знал, что уже давно находится на прицеле у снайпера и что этот бой станет для него последним…

… Выстрела он не слышал, просто что-то откинуло его назад, и правый глаз резко перестал видеть – вспоминает сегодня Владимир Чуйко. То, что это был снайпер, он понял сразу и попытался откатиться в безопасное место. А через минуту от пули того же снайпера погиб его друг Александр Корявин, закрыв собой командира роты Андрея Ивонина…

...«Все, солдатик, отвоевался!» – эту фразу Владимир Чуйко услышал уже в госпитале Джелалабада, куда его на «вертушке» доставили прямо с поля боя. Джелалабад, Кабул, Ташкент, Ростов, Москва – следующие четыре месяца один госпиталь будет сменять другой, он перенесет 5 операций, но врачи так и не смогут спасти его правый глаз. Ему еще повезет – во-первых, в том, что он останется жив после такого ранения, и во-вторых, пуля, ранившая его, пробьет ему только зрительный нерв, пройдя совсем рядом с целым пучком других нервов, отвечающих за мимику лица. Так что способность нормально говорить и улыбаться у него останется. Хотя тогда ему было не до улыбок – от его лица на тот момент осталась только половина, и он вообще не понимал, как жить дальше и зачем.

Владимир ЧУЙКО:

– Ломка была сильная. Я думал: все потеряно, не знал, куда себя деть, куда пойти, не знал, что со мной будет дальше. Как-то раз спустился на первый этаж и случайно зашел в гнойное отделение – а у нас там в этом отделении ребята без рук и без ног лежали. Я посмотрел на все это, посмотрел, и все – у меня все внутри как-то встало на место. Думаю: «Слава Богу! Руки, ноги у меня есть, жив, здоров, соображаю – вот и слава Богу». И у меня от души отлегло…

Он вернется домой в августе 1985 года. После трех пластических операций в нем снова можно было узнать прежнего Володю Чуйко, и мама еще долго не знала, что на самом деле произошло с ее сыном. Вопреки традициям, «расслабляться» после армии он будет недолго и уже в конце августа поступит в Куйбышевский энергетический техникум. Четыре года учебы пролетят бурно и очень интересно. Там же, в техникуме, найдет его боевая награда – «Орден Красной Звезды», и там же буквально в последние дни учебы он наконец-то встретит свою Любовь.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Получилось так, что мы как раз приехали после практики и пришли первый день в техникум. Пришли, и здесь на меня какое-то чудо бежит! Врезается в меня, упирается и подымает свои глазки: хлоп, хлоп! Я думаю: «Вот оно! Вот оно, чудо! Вот оно, мое!»

Елизавета ЧУЙКО, жена В.П. Чуйко:

– Училась я тогда на первом курсе и была старостой группы, и преподаватель попросил меня принести методички. Я сходила в библиотеку, взяла эти методички и бегу с ними с третьего этажа, а он как раз в этот момент поднимался. Ну и летела я, девочка 17 лет, с этими методичками и прям в него врезалась! Бам! Мои методички летят! Я голову поднимаю: какой-то дядька с большой бородой! Думаю: «Господи, чей-то папка!» Потом он, конечно, помог мне все собрать, а затем повернулся и сказал: «Хорошенькая! Будешь моей!» И вот до сих пор вместе.

Они поженятся через год – 13 августа 1988 года. Свадьба будет шумной и веселой, а 18-летняя невеста и ее герой-жених будут такие красивые и влюбленные, что все сразу напрочь забудут о числе «13» и от всего сердца будут желать молодым долгих лет совместной и счастливой жизни. Через три года любимая жена подарит мужу красавицу дочь Оленьку и сделает его самым счастливым человеком на свете. Сегодня Оля уже взрослая девушка. Она закончила институт, работает по специальности, но так же, как в детстве, продолжает любить и обожать своего папу.

Оля ЧУЙКО, дочь В.П. Чуйко:

– Это, можно сказать, мой эталон мужчины. Я очень хочу, чтобы у моего будущего супруга все самые важные качества характера были как у папы. Он добрый, отзывчивый, искренний, всегда помогает людям и всегда поддерживает меня в моих делах. Он очень радуется тому, чего я добиваюсь сама. Если у меня что-то не получается, я всегда обращаюсь к папе за советом. Он много чего знает, он очень мудрый. В папе, можно сказать, все включено. Он и охотник, и рыбак, и поет очень хорошо, и с ним очень интересно, так как он душа компании.

Надо сказать, что к моменту рождения дочери, а это случилось 12 апреля 1991 года, Владимир Чуйко в свои 25 уже много чего успел. Он отработал геодезистом на строительстве Бурейской ГЭС на БАМе, куда попал по направлению техникума, и уже второй год работал преподавателем физкультуры в 102-й школе города Куйбышева. Кроме того, одновременно с работой он к тому времени также учился в педагогическом институте. Но самое главное было другое: еще будучи студентом техникума, он активно начал работать в созданной тогда в городе организации ветеранов Афганистана и в 1986 году уже был заместителем председателя по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Именно по этой причине он пришел тогда в 102 школу и предложил учить мальчишек рукопашному бою.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Армейская «рукопашка» – это не каратэ. Это такой сплав – там есть дзюдо, есть самбо, есть боевое самбо, есть уличная драка. Я подошел тогда к военруку и сказал, что хочу вести у них секцию. Он сказал: «Сейчас! Это интересно!» И получилось так, что он, Иван Иванович Кирюшкин, тоже оказался афганцем. Он тогда подвел меня к директору, рассказал все о моем предложении, сказал, кто я такой, а директор говорит: «Да, не возражаю!» Ну, я и начал. А через некоторое время директор меня спрашивает: «Ты где работаешь? У тебя есть работа?» Я говорю: «Нет!» Тогда он говорит: «Пойдем ко мне работать!»

Два года он проработал в 102-й школе учителем физкультуры, а в 1990-м был избран председателем правления городской организации ветеранов Афганистана и с головой погрузился в свои новые обязанности. Свою работу он начал с решения очень важного и болезненного для многих ветеранов-афганцев вопроса – протезирования. Он сам «вышел» на югославскую фирму, специализирующуюся на изготовлении высококачественных протезов, заключил с ней договор и при активной поддержке начальника Самарского областного военного госпиталя Олега Григорьевича Яковлева нашел деньги на решение вопроса.

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Я приехал к Олегу Григорьевичу, показал ему все: кассеты, фотографии, проспекты, договор. Он говорит: «Все, меня убедил! Давай обратимся к Золотареву!» Чуть позже собрали мы с ним обком партии, пригласили туда высшее руководство и всех директоров заводов, у кого тогда имелась валюта. И Олег Григорьевич помог как бы всколыхнуть верхушку, сдвинуть дело с мертвой точки, так как экспертное слово было за ним и ему очень доверяли.

В результате необходимую сумму денег тогда собрать удалось, и, несмотря на все сложности того периода, а это был 1991 год, Владимир Петрович Чуйко смог обеспечить современными и надежными протезами 90 инвалидов-афганцев, проживающих на тот момент в Самарской области.

Одновременно с протезированием он занимался и решением другого важного вопроса – отвода земли под строительство памятника воинам-афганцам. Идея создания памятника у него появилась давно – сразу после возвращения из Афганистана. Но события августа 1991 года и последовавший за этим политический и экономический кризис поставили под сомнение решение не только этого, но и многих других вопросов, имевших для ветеранов-афганцев жизненно важное значение.

Константин ТИТОВ, Губернатор Самарской области (1991–2007 годы):

– Они выполняли свой долг, выполняли его с честью, и они заслуживают того, чего заслуживают все остальные, кто защищал нашу страну. И поэтому я очень благодарен и Чуйко, и Мастеркову за то, что они пришли ко мне с хорошими предложениями. Я их принял, мы долго беседовали, я все принял к сведению. Еще решение не было принято, ко мне пришли матери воинов-афганцев и говорят: «Константин Алексеевич, надо что-то делать с захоронениями, с кладбищем». Я говорю: «Давайте поедем на место – посмотрим». Мы поехали в Рубежное, определились с местом, по затратам определились и решили начать именно с кладбища – ради светлой памяти о погибших.

Тема памяти – в деятельности Владимира Петровича Чуйко она тогда будет занимать не меньше места, чем все остальное, и здесь он проявит настоящие чудеса стойкости, находчивости и просто феноменальное упорство. В результате этого вопрос с отводом земли под памятник воинам-интернационалистам будет решен положительно. Будущему памятнику отведут место на пересечении улиц Мичурина и Осипенко, и для Владимира Петровича Чуйко начнется новый этап – создание памятника и поиск средств финансирования этого процесса.

Людмила ДУРОВА, руководитель аппарата Самарской Губернской Думы, руководитель Главного Управления информационной политики и связям с общественностью Правительства Самарской области (2002-2003 годы), зам.председателя Самарской Губернской Думы (1997-2002 годы):

– И вот тогда мы объединили усилия, но основные заботы Володя взял все на себя. Мы очень долго пробивали в бюджете строчку, но в итоге она была выделена. Как сейчас помню: пять миллионов на один год, два миллиона на другой год и так далее. И как я уже сказала, всю организаторскую миссию он взял на себя. Володя ездил на согласование памятника, сам работал со скульпторами, сам привозил сюда эти скульптуры и долго решал с городом вопросы благоустройства. Могу честно сказать, частица его души в этом памятнике есть, и все его ребята это знают.

Памятник воинам-интернационалистам будет открыт в Самаре в 2001 году. Коленопреклоненный солдат на фоне пяти поминальных свечей станет символом памяти не только воинов-афганцев. К тому времени уже закончится война в Чечне, а потому памятник решено будет посвятить советским и российским воинам, погибшим во всех горячих точках. Очень скоро памятник станет неотъемлемой частью города Самары так же, как и церковь, расположенная недалеко от памятника по ул. Мичурина, которую ветераны-афганцы построили на свои средства.

… Один из главных вопросов, который тогда, в начале 90-х, звучал острее, чем все остальные, – это обеспечение жильем ветеранов-афганцев. И если раньше квартиры им давали регулярно и без особых проблем, то после августа 1991 года об этом оставалось только мечтать.

«Ситуация была очень сложная, – признается сегодня Владимир Петрович Чуйко, – в дополнение ко всему многие тогда остались без работы». В то время очень сильную поддержку афганцам оказал Константин Алексеевич Титов. Он был тогда Губернатором Самарской области, и именно к нему члены городской организации ветеранов Афганистана обратились за помощью в решении «квартирного вопроса».

Константин ТИТОВ, Губернатор Самарской области (1991–2007 годы):

– Они пришли и говорят: «Константин Алексеевич, мы работу найдем сами. У нас есть образование, мы где-то подучимся, где-то переучимся, сейчас вот бизнес начинается – нам важно обеспечение жильем». А тогда состояние бюджета было такое, что ни о каком строительстве жилья и речи быть не могло. Но они не отступают и говорят: «Вы нам определите площадку, определите место, и мы начнем строить дом сами». И вот с этого все началось. Но я должен сказать, что нас тогда в аппарате поддержали и Владимир Семенович Мокрый, и все остальные: Вячеслав Александрович Аронин, который тогда возглавлял финансовый блок, и Габибулла Рабаданович Хасаев, возглавлявший экономический блок. Короче говоря, все это мы как-то спланировали и в рамках этого плана начали вести работу.

Ул. Водников, 35. Это первый дом, который был построен в Самаре после 1991 года для ветеранов Афганистана. Чего это стоило Владимиру Петровичу Чуйко и тем, кто ему помогал, – тема отдельного разговора, но для них тогда это было не главное. После некоторых размышлений решено было не селить всех очередников в один дом, а дать им квартиры в разных домах, которые на тот момент строились в Самаре. В дальнейшем обеспечение жильем ветеранов-афганцев вновь удалось поставить на более-менее постоянную основу. Сегодня афганцы живут во многих районах города Самары, причем, как правило, в домах повышенной комфортности и улучшенной планировки, и это для Владимира Петровича Чуйко предмет особой гордости.

Виктор СТУКАЛОВ, участник боевых действий в Афганистане (1984-1985 годы), рядовой 56-й десантно-штурмовой бригады:

– Квартирный вопрос – он всю жизнь был для меня очень серьезным. Потому что, когда мы встали на очередь в своем Куйбышевском районе, нам сразу сказали: «Ничего не обещаем!» Поставить на очередь – поставили, и на этом все! Вот и стали мы интересоваться: а есть ли какая-то другая возможность получить жилье? И обратились к Володе. А Володя – он человек своего слова. Если к нему люди обращаются, что в его силах, он всегда делает. Если он сказал, что может помочь, значит, будет стараться! Когда он отдал нам ключи от квартиры – это было 27 декабря 2001 года, – мы сначала не сразу поверили в такое чудо. Но он сказал: «Вот вам ключи! Езжайте, смотрите!»

Глядя сегодня на результаты своей работы, Владимир Петрович довольно улыбается, но тогда, в начале 90-х, когда все это только начиналось и когда любой результат достигался не благодаря, а вопреки, ему было не до смеха, а порой вообще хотелось все бросить.

Но он понимал, что никакие трудности данного исторического периода не освобождают его от ответственности перед людьми. Именно это заставляло его снова и снова ходить, просить, убеждать, добиваться, делать все возможное и невозможное, чтобы помочь всем, кому нужна была его помощь. Но с каждым днем это становилось все труднее и труднее.

Владимир ЧУЙКО:

– Честно скажу, в 92-м я ушел с поста председателя. Все мне, откровенно говоря, надоело – ничего не решалось и не получалось. Экономический развал захлестнул все, куда ни посмотри – разгул бандитизма. И я ушел! Но ненадолго. Вернулся в 94-м, и уже тогда было понятно: надо кардинально преобразовать организацию. Мы взяли, собрали ребят, поговорили все вместе и сделали нашу организацию областной.

Это произошло в 1995 году и, по большому счету, стало актом доверия Владимиру Петровичу Чуйко со стороны организаций ветеранов-афганцев городов и районов области: Жигулевска, Тольятти, Безенчука, Чапаевска, Нефтегорска и ряда других. Но если, с одной стороны, это прибавляло авторитета и полномочий, то с другой – в геометрической прогрессии увеличивало список вопросов, которые надо было решать. А еще нужно было учитывать человеческий фактор и ради общего дела находить с каждым общий язык.

Людмила ДУРОВА, руководитель аппарата Самарской Губернской Думы, руководитель Главного Управления информационной политики и связям с общественностью Правительства Самарской области (2002-2003 годы), зам.председателя Самарской Губернской Думы (1997-2002 годы):

– В это время у нас порядка 10 общественных организаций афганцев было, и, казалось бы, все они работают по одной теме, но вот объединить всех, оставив при этом каждому свое поле деятельности, не наступая на него, смог Володя Чуйко. А его умение правильно поставить вопрос – это, вообще, дорого стоит – не говорить, что страдают семьи, что в плохих условиях живут, а делать конкретные предложения: что надо делать, чтобы решить вопросы с жильем, что и как надо сделать, чтобы была отдельная поликлиника и больница, где можно будет лечить ребят-афганцев, как женщинам помочь – вдовам и так далее…

Если спросить сегодня Владимира Петровича Чуйко, что он считает самым важным в своей работе, он не задумываясь ответит: «Быть нужным людям!» Именно это заставляет его вот уже около 30 лет все время решать какие-то проблемы и преодолевать всевозможные трудности на пути их решения. Чтобы лучше справляться с этими трудностями, он в свое время даже получил высшее юридическое образование. Отчасти по этой же причине в 2004 году он стал депутатом Самарской Городской Думы.

Работа в Думе 4 созыва дала ему хорошую возможность не только претворять в жизнь наказы своих избирателей, но и еще эффективнее отстаивать интересы ветеранов-афганцев. В немалой степени этому способствовало и его руководство контрольным комитетом Думы. Не менее активно все свое время работы в Городской Думе он занимался делами Союза ветеранов Афганистана.

Должность председателя правления Союза для Владимира Петровича Чуйко – это скорее призвание, чем обязанность. Иначе как объяснить тот факт, что его часто можно встретить в самых неожиданных местах. Например, около торгового центра, своими руками загружающего в машину десяток комплектов оргтехники. «А как же иначе? – говорит он. – Не каждому доверишь доставку таких ценных подарков. Ведь их очень ждут руководители филиалов нашей организации в районах и небольших областных центрах».

Сегодня о каждом из них можно говорить отдельно. Все они прошли Афганистан, имеют большой боевой опыт и высокие военные награды. Но главное, они имеют огромное желание работать, помогать и чтить память погибших в Афганистане воинов. Благодаря их настойчивости и преданности делу сегодня в каждом городе, в каждом районном центре нашей области стоит памятник воинам-афганцам. И поэтому вручение оргтехники в качестве благодарности за их работу – это только малая толика того, чего они достойны. Круг их обязанностей сегодня включает в себя целый список различных дел, но особо важным из них они считают работу с молодежью.

Геннадий КУЧКИН, председатель Кинельского филиала РВСА, участник военных действий в Афганистане(1981–1983 годы), зам. командира горно-специального батальона, Герой Советского Союза, подполковник запаса:

– Сейчас, чтобы завлечь молодежь, надо искать различные пути и нестандартные подходы в отношении патриотического воспитания. Именно это мы и стараемся делать. Например, совершаем марш-броски по пересеченной местности. Далее, мы проводим военно-спортивные соревнования, похожие на Зарницу, – это как раз связано с привлечением разных военно-патриотических клубов. В данном случае подросток учится умению разбирать автомат, проходит комбинированную эстафету, где учится принимать решение в сложных условиях, помогает спасти раненого. Возможна и другая, более сложная эстафета, где участник уже выполняет личные нормативы по стрельбе на определенное расстояние и на количество очков.

Одним из ярких примеров успешной работы с подрастающим поколением является военно-патриотический клуб «Патриот». Он был организован еще в 1987 году по инициативе руководителя клуба Алексея Борисовича Нестерова, который также служил в Афганистане и был десантником 350-го парашютно-десантного полка. С Владимиром Петровичем Чуйко они знакомы еще с молодости – прыгали вместе с парашютом в ДОСААФе, и в отношении военно-патриотического воспитания оба являются настоящими фанатами своего дела. «Учиться воевать на войне поздно», – считает Нестеров, и это он пытается внушить своим воспитанникам с самого начала работы в клубе «Патриот».

Алексей НЕСТЕРОВ, руководитель военно-патриотического клуба «Патриот», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы), старший стрелок, старший механик-водитель 350-го парашютно-десантного полка 103-й дивизии:

– Моя задача была такова: максимально дать детям знания, умения и навыки выживания в условиях боевых действий для того, чтобы снизить возможность их гибели на войне. Когда-то в самом начале я работал только с 14-15-летними подростками, а сейчас мы уже работаем с детьми от шести лет. Мы занимаемся с ними общефизической подготовкой, учим их плавать, бегать, прыгать. А потом в ходе всего комплекса работы с ними мы формируем у них потребность, живя в своей стране, уметь и, главное, хотеть сохранить эту страну.

«Суметь сохранить свою страну» – способов для этого великое множество, но самый главный из них – воспитать в подрастающем поколении уважение к памяти погибших воинов. Один из наглядных тому примеров – родная школа Владимира Петровича в поселке Чёрновский. Она носит имя Василия Лёвина, который сам учился здесь. Он погиб в Афганистане в 1986 году при выполнении задания в Паншерском ущелье. В школе есть музей Василия Лёвина, где представлены его личные вещи и другие экспонаты, имеющие отношение к войне в Афганистане. В музее также есть фотография и Владимира Петровича Чуйко, да и сам он обязательно заходит сюда, когда выпадает время. С Василием Лёвиным они не только учились в одной школе, но и были хорошими друзьями.

Когда Владимир Петрович бывает в родном поселке, он обязательно наведывается в поселковый клуб. С директором клуба Любовью Трофимовной Барановой их связывает давняя дружба и большая совместная работа. Владимир Петрович и его ветераны-афганцы – здесь званые гости на каждом празднике. Без концертов, организованных Союзом ветеранов Афганистана, не обходится ни одно 23 февраля, ни одно

9 мая. Их выступления всегда проходят с большим успехом, и это лишний раз доказывает, что, несмотря на возраст, старые раны и прочие мелочи жизни, ветераны-афганцы всегда в строю.

Владимир ЧУЙКО:

– Государству постоянно нужно напоминать, что ты есть, что не только будешь ты – афганец, но и чеченцы будут, и эфиопцы, и все остальные, которые отдали здоровье и свои жизненные силы, чтобы защитить интересы своего государства. И государству надо запомнить, что живые герои есть и они тоже нужны. Ведь каждый из нас воспитывается на подвигах предыдущего поколения: мы воспитывались на подвигах ветеранов Великой Отечественной войны, наши дети воспитываются на наших, а уже внуки будут воспитываться, к примеру, на чеченских событиях. И это надо учитывать. В каждом времени будут свои герои.

Сам себя Владимир Петрович героем не считает и уверен, что героями не рождаются – героями становятся. И чтобы полностью осознать себя героем – ему до этого еще далеко. Хотя дома так не считают. Для своих любимых женщин, жены Лизы и дочери Оли, Владимир Петрович – абсолютный герой. Он знает, что дома его любят и всегда ждут. Только здесь он может снять свои доспехи, немного отдохнуть и… даже немного помечтать – ну, совсем чуть-чуть…

Владимир ЧУЙКО, председатель правления Самарской региональной организации общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», участник боевых действий в Афганистане (1984–1986 годы):

– Честно – хочу поймать рыбу большую! Сходить на серьезную охоту – где-нибудь в тайге. Собрать всех своих друзей за одним столом. Ну и построить семье большой дом. Есть еще планы – я не буду говорить какие. Скажу одно: мы работаем над их воплощением.

Мечты, планы на будущее – об этом Владимир Петрович накануне своего 50-летия предпочитает особо не распространяться, наверное, чтоб не сглазить. Но на вопрос о том, как бы он поступил, если бы ему снова предоставили выбор: «Идти или нет в Афганистан», он отвечает не задумываясь:

– Так же поступил бы! Вы можете мне не верить, но самые хорошие и прекрасные молодые годы я провел в Афгане. Поэтому я бы по-другому не поступил…

Такой ответ, без сомнения, дадут сегодня все, кого называют ветеранами-афганцами. Сами они при встрече до сих пор называют себя «шурави» и помнят все, что каждому из них пришлось пережить в Афганистане. Именно потому, что помнят и хотят, чтобы это помнили другие, они приходят сегодня – к памятнику воинам-интернационалистам, вспоминают своих погибших товарищей, возлагают цветы, отдавая дань их памяти, и продолжают свято чтить традиции своего боевого воинского братства...


Елена Филатова
При подготовке материала использованы фото автора и из архива В.П. Чуйко.

Оцените статья

+2

Оценили

Ольга Михайлова+1
Ольга Борисова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...