Владимир Мокрый. Комсомол – это дружба сквозь года

2277
Владимир Мокрый. Комсомол – это дружба сквозь года

Владимир Семенович Мокрый. Российский государственный деятель. Профессор, доктор юридических наук. Вице-губернатор Самарской области 1991-2000 г.г.;

депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации III, IV созывов 2000-2007 г.г.;

член фракций «Народный депутат», «Единство», «Единая Россия».

Когда беседуешь с таким интересным человеком, как Владимир Семенович Мокрый, сожалеешь только о том, что время очень быстротечно. Вообще, это большая удача – иметь возможность из первых уст узнавать о нашей истории, о развитии космонавтики и о причастности к этому самарчан, о советских годах нашего города.

И пусть кто-то ругает это время, кто-то вспоминает его с теплой улыбкой на губах, но очевидно одно: все те ценности, которые были в Советском Союзе, мы декламируем, как ни парадоксально, и сегодня. Меняется время, меняются люди, но есть понятия вневременные. Есть нравственный кодекс, который един во все времена.

– Владимир Семенович, Вы помните, как Вас принимали в комсомол?

– Меня принимали в ВЛКСМ в Советском райкоме комсомола, в здании на углу улиц Советской Армии и Гагарина. Я и не знал, что по прошествии 10 лет вернусь в это здание. И продолжу свою трудовую деятельность уже в комсомоле на профессиональном уровне. Меня избрали вторым секретарем Советского райкома комсомола.

– Как это произошло?

– Когда я окончил Куйбышевский авиационный институт им. С.П. Королева, меня направили работать в ЦСКБ (Центральное специализированное конструкторское бюро). Теперь Конструкторское бюро и завод объединены в «РКЦ Прогресс». Раньше, кстати, всех выпускников вузов обязательно распределяли по предприятиям и организациям в соответствии с профессиональным образованием.

У нас был дружный и большой проектный отдел, где достаточно много работало и молодежи. Я сразу включился и в производственную, и общественную деятельность Конструкторского Бюро. Меня избрали председателем молодых специалистов 5-го комплекса.

В конце 1976 года мне поступило предложение перейти на освобожденную комсомольскую работу.

Пригласила меня Светкина Галина Дмитриевна, она была первым секретарем Советского райкома комсомола. А рекомендовал меня Сергей Семченко, он был заведующим отделом студенческих организаций обкома комсомола. Потом, уже в постсоветское время, он работал главой Ленинского района и в городской администрации.

«Есть, – говорит Семченко, – в ЦСКБ неплохой парень, но он там будет карьеру делать. У него там отец работает. Я его знаю еще со времен, когда работал секретарем комитета комсомола авиационного института. Попробуйте его уговорить уйти».

– И уговорили?

– Я ушел на комсомольскую работу осознанно. Думаю, что привлекала меня именно эта работа. Потому что я и в институте занимался общественной, в том числе комсомольской работой, был комсоргом группы. Я даже на отдыхе во время отпуска или каникул умудрялся быть старостой туристических групп, когда ходил по горам. Мне очень нравилось ходить по горам на Кавказе, в Прикарпатье. Это и испытание себя на выносливость и силу, и путешествия по родной стране. Новые впечатления, друзья, гитары, песни, костры. До сих пор вспоминаю с удовольствием! Так что быть лидером, куда-то всех организовывать мне нравилось всегда.

– А в космос хотели бы полететь?

– Нет, таких планов не было. Летчиком очень хотелось быть. А космонавт – это казалось чем-то недосягаемым.

Но вся страна жила этими успехами! Мы выросли с глубокой внутренней гордостью за космос и людей, работающих на космос.

Когда у тебя дома все говорят об авиации и космосе, то кроме этого ни о чем и думать невозможно было! И родители, и друзья, и все окружение,– все работали в этом комплексе.

Я горжусь тем, что лично знал легенду отечественного ракетостроения дважды Героя Труда Советского Союза Дмитрия Ильича Козлова. Конечно, я осознаю, что это, прежде всего, благодаря работе отца в ЦСКБ. Но это тоже судьба. Дмитрий Ильич был талантливый организатор, очень мудрый человек, прошедший войну, партийную школу. Он был одним из ведущих конструкторов в ОКБ Сергея Павловича Королева и там же был секретарем парткома. С.П. Королев назначил главными конструкторами своих ведущих специалистов и отправил их создавать различные ракетно-космические изделия в разные регионы страны. В Куйбышев был направлен Д.И. Козлов, сюда же перенесли создание носителей и ракеты Р-7. Все «человеко-запуски» производили на наших носителях. Самарчане по праву гордятся тем, что это создали наши отцы! Наши люди стояли на стартовой площадке, когда Юрия Гагарина в космос запускали. Просто об этом мало пишут.

Мы детьми знали, когда полетят в космос. Точнее, пытались угадать. Это все были засекреченные старты. В шестидесятые годы было невозможно заранее знать, когда полетят в космос. Но мы понимали: если наши отцы улетают в командировку, значит, через несколько дней может быть старт. Рассказывать об этом было в наших семьях строго-настрого запрещено. Но нам для пацанской гордости хватало и догадываться об этом.

– Вы так интересно рассказываете, даже дух захватывает! А как складывалась Ваша карьера на комсомольской работе?

Четыре года работал вторым секретарем, а затем был избран первым секретарем Советского райкома комсомола. И еще четыре года работал в этой должности.

В 33 года я стал заведующим промышленно-транспортным отделом Советского райкома партии. Это был редкий случай, чтобы первого секретаря райкома комсомола назначили на такую должность. Для меня это было непросто. Это была ответственная работа с промышленными предприятиями. Выполнение плана производственными коллективами, участие в сельхозработах, особенно в период уборочных работ, строительство жилья и социальных объектов. На мой период работы выпало время строительства первой очереди метро в Куйбышеве и конкретно открытие станции метро Победа, за которой был закреплен Советский район.

– Какие знаковые встречи подарило Вам это время?

Мне повезло. Когда мы росли и учились работать с молодежью, приобретали управленческие навыки, в Куйбышеве работала большая плеяда крупных руководителей предприятий, ученых: Д.И. Козлов в ЦСКБ-Прогрессе, Н.Д. Кузнецов на НПО «Труд», П.П. Мочалов на заводе «Металлург», Л.С. Чеченя на моторостроительном объединении им. М. В. Фрунзе, Б.И. Карякин на заводе «Металлист», В.П. Земец на авиационном заводе, В.П. Лукачев, ректор авиационного института, А.Ф. Краснов, ректор мединститута, и другие.

Я и мои коллеги по комсомолу с ними встречались в рабочих кабинетах, на совещаниях по развитию города, районов, предприятий, строительства социальных и культурных центров, жилья. Пионерские лагеря, дома отдыха, дворцы культуры и клубы – все это строили предприятия. И меняли облик города. Мы видели, как они работают, как они публично спорят об интересах города и предприятий. Нам было у кого учиться!

– На Ваш взгляд, сегодня нужен комсомол?

– Нет, не нужен. Никогда не нужно оглядываться и в новой жизни, которая идет вперед, пытаться старое применить в новом, – это худшее, что мы можем сделать.

Мы работали в тех условиях, в которых жили. Это была советская страна. Партия была и руководящей, и направляющей, фактически участвующей в хозяйственной и экономической жизни страны.

Сейчас пытаются вернуть некие советские элементы организации спортивного, общественного, пионерского и комсомольского движений, но не стоит этого делать. Ищите новые, современные формы!

– Чем Вам запомнились комсомольские годы?

– Больше всего, наверное, хорошей товарищеской атмосферой. Была и дисциплина, и ответственность. И не потому, что мы хотели сделать карьеру, нет. Мы были так воспитаны, может быть, это время было такое. Но ответственность и обязательность были в крови. И потом, где бы я ни работал, меня не надо было заставлять быть ответственным, убеждать, что от меня что-то зависит.

Или вот эта фраза: «Если не я, то кто?» Сейчас она кажется избитой. Но если говорить без пафоса, так оно и было. Оно так и должно быть.

Если ты хочешь добиться чего-то в жизни, ты не имеешь права спрашивать с других, не сделав ничего сам. И хорошо бы, чтобы этот нравственный принцип присутствовал и сегодня.

Из советской районной комсомольской организации очень много выросло людей, которые потом были на руководящих постах и города, и области. Это говорит о школе, об уровне кадровой политики, о преемственности.

Горжусь тем, что в мою бытность первым секретарем райкома комсомола нашей районной организации вручили знамя ЦК ВЛКСМ за лучшую работу по патриотическому воспитанию молодежи.

– А у Вас сохранился комсомольский билет?

– И билет, и значки – все сохранилось. У меня было три грамоты ЦК комсомола и значок с лавровой веточкой. А еще есть самый почетный значок «За активную работу в комсомоле», которым все гордятся, у меня таких было два. Я же до 33 лет проработал в комсомоле. Считалось, что я уже старенький для комсомола.

– Сохранили товарищеские отношения с выходцами из комсомола?

– Что характерно, мы все остались дружны. Время, конечно, нас разбросало, но не отдалило друг от друга.

Геннадий Задыхин, Галина Светкина, Юрий Жирнягин, Володя Клейменов, Игорь Шаров, Борис Беляев, Константин Титов, Борис Ардалин, Людмила Дурова, мои коллеги, бывшие первые секретари других райкомов комсомола – Володя Карлов, Евгений Ильин, Виктор Орлов, Валерий Шатров, Людмила Голубева, Валера Парфёнов, Владимир Перваков, Николай Безуглов. Перечислять моих комсомольских товарищей можно очень долго.

29 октября мы обязательно собираемся. Мы все разные, но нам вместе интересно до сих пор.


Беседовала Галина Михайлова
При подготовке интервью использованы фото из архива В.С. Мокрого.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!