Евгений Лазарев. Значение каждого слова

4146
Евгений Лазарев. Значение каждого слова

Евгений Васильевич Лазарев. Лауреат литературных премий имени Василия Шукшина и Алексея Толстого, лауреат Губернской премии в области культуры и искусства.

В двадцать шесть лет он стал членом Союза писателей СССР. И столько же, двадцать шесть лет подряд, руководил Куйбышевской (а ныне – Самарской) областной организацией Союза писателей.

Евгений Лазарев писал рассказы. Писал нечасто и немного. Относился к каждому напечатанному слову невероятно ответственно.

ЗНАЧЕНИЕ КАЖДОГО СЛОВА

Скупые строки биографии: «Евгений Васильевич Лазарев. Родился третьего декабря 1938 года в деревне Булькуновка Елховского района Куйбышевской области. Окончил Куйбышевский педагогический институт и Высшие литературные курсы. Служил в Советской Армии, работал учителем, корреспондентом областной газеты «Волжская коммуна», с 1978 по 2004 год был ответственным секретарем, председателем правления Куйбышевской (Самарской) областной писательской организации…»

Автор сборников рассказов «Я люблю Вас, Колька», «Шла весна», «Катькины слезы», «Сеновал», «Синее небо после дождя», «Липа вековая» – Евгений Васильевич Лазарев, по мнению литературоведов, был одним из самых ярких представителей так называемой «советской деревенской прозы». В его небольших рассказах все жизненно, все достоверно и при этом художественно. Сочность деталей, ясность мысли, глубина суждений, чистота русского языка – все это из его сельского детства, из юности. Рассказы Женя Лазарев начал писать на первом-втором курсах Куйбышевского пединститута. Учился на биолога, а стал писателем.

Галина ГОРЕЛОВА, сокурсница Евгения Лазарева по Куйбышевскому пединституту, подруга семьи Лазаревых:

– Жили мы в общежитии: Женя Лазарев – в пятой комнате, мы – в десятой. Времена были голодные, питались плохо, а жили дружно. Все мы сельские. Мальчишек у нас на курсе было человек пять, мы к ним поначалу относились не очень серьезно, задирали их, подсмеивались над ними. Помню, на втором курсе – жара, лето, и мальчишки решили над нами, девчонками, посмеяться. Наберут стакан воды и обливают нас. Мы в отместку ведро нальем – и на них! Залили мы тогда всю их комнату, прибежала комендант, вызвали декана: «К отчислению! Всех к отчислению!» Но как-то, знаете ли, обошлось, не отчислили…

Женя Лазарев был человеком с юмором, с иронией. Со студенческих лет дружил он с Мишей Гореловым, моим будущим мужем. На экзамен, на зачет мы, девчонки, шли с утра пораньше. Волновались, конечно, очень! А мальчишки спали, на экзамен не спешили. Такая у них была житейская мудрость. Женя Лазарев был плотненький, но гимнастикой занимался, разряд имел. Все мы пели в хоре, занимались спортом. Курс у нас был дружный, всю жизнь мы дружим, всю жизнь встречаемся, общаемся. Женя Лазарев был душой нашей компании…

Одна зарисовка из жизни, затем другая. Одна заметка, другая. Он не мечтал быть журналистом или писателем. Писал о том, что знал, что пережил сам. Не любил фантазировать, старался разглядеть в том, что вокруг, что-то на первый взгляд неброское, но душевное.

Сельский паренек, выпускник Куйбышевского педагогического института, в 1957 году он начал публиковать свои рассказы и очерки в областных газетах. Не пройдет и пять лет, как к Евгению Лазареву невероятно рано по советским временам придет писательская слава – первая книга прозы в двадцать четыре года!

Борис СИРОТИН, член Союза писателей России:

– Написана эта книга была замечательным русским языком, что не всегда встретишь в книгах известных писателей. В своей самой первой, малюсенькой книжке Евгений Лазарев проявился как человек и как писатель, настоящий писатель.

Иван НИКУЛЬШИН, член Союза писателей России:

– Он был моим близким другом, был человеком, к плечу которого я всегда мог приклонить свою голову. Это был большой русский писатель и настоящий русский человек.

Алексей СОЛОНИЦЫН, член Союза писателей России:

– Писатель Евгений Лазарев всегда уверен в себе, знает силу своего таланта. Он и в молодые годы был таким. Казалось, вслед за первыми его рассказами пойдут повести, другие значительные произведения. Но Евгений Васильевич неожиданно, что называется, замолчал, не спешил писать.

Так часто бывает с писателями, ведущими большую общественную работу. Со стороны может показаться, что им просто некогда писать. Евгения Лазарева однажды даже сравнили с Обломовым – тоже, дескать, не слишком активен. В ответ на это Лазарев лишь улыбнулся. Он не был ленив. Природная мудрость – вот, пожалуй, главная черта этого человека и писателя.

Евгений СЕМИЧЕВ, член Союза писателей России:

– Со стороны казалось, что это неспешный человек, даже вроде бы ленивый. Он был очень сдержанный, обсуждая что-то, всегда говорил: «Давайте вернемся к этому вопросу завтра». Назавтра оказывалось, что нечего решать, все уже обошлось. Была у него мудрость человеческая, он же крестьянский сын, почвенник, настоящий русский патриот. Любил он деревню, Россию очень любил.

Алексей СОЛОНИЦЫН, член Союза писателей России:

– Он часто говорил: «Понимаешь, Леша, все написано! Что писать?» Я ему возражал, убеждал, что каждое время требует своего летописца. Меня всегда заставляла работать фраза Бориса Леонидовича Пастернака: «Талант – единственная новость, которая всегда нова!» Я пытался как-то подвинуть его на что-то новое: «Женя, в тебе такая недюжинная сила дремлет! Надо высказаться». Он отвечал: «Да-да, конечно» – и снова уходил в дела, в какие-то подробности нашей не столько литературной, сколько общественной писательской жизни.

Фильм о Евгении Васильевиче Лазареве мы начали снимать в январе 2016 года в Самарской областной научной библиотеке, в тот день, когда областная писательская организация проводила вечер, посвященный его памяти. С точки зрения православного человека, сороковой день после смерти окончательно отделяет земную жизнь от жизни вечной. Вспоминая Евгения Васильевича, актеры самарских театров читали его рассказы, писатели и поэты с трудом подбирали слова, чтобы выразить свое отношение к этому человеку.

Евгений СЕМИЧЕВ, член Союза писателей России:

– Понимал поэзию очень тонко, разбирался в ней, мог всегда дать дельный совет поэту. Не было такой литературной области, в которой он не разбирался бы! Это был не человек, а ходячая литературная энциклопедия!

Иван НИКУЛЬШИН, член Союза писателей России:

– На него равнялись все. Выше Евгения Лазарева в наши годы по творческому дару никого здесь не было. Честно говоря, я сам начал писать прозу только благодаря впечатлениям от его прозы.

В 2009 году к семидесятилетию Евгения Васильевича Лазарева в Самаре был издан сборник его рассказов. В предисловии Иван Никульшин написал такие строки: «Когда я читаю Лазарева, как бы слышу голос родной стороны. Слышу, как вода стекает с лошади, выскочившей из озера на сухой взгорок, с дедовых промокших штанов, слышу радостный хохот самого старика, слышу добродушное ворчание бабки. А еще слышу, как соловей разговаривает с удивленно притихшей округой. Евгений Лазарев принадлежит к поколению писателей-деревенщиков, к младшему крылу этого литературного направления…»

Писатели-деревенщики: Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Федор Абрамов, Василий Белов. Но и здесь Евгений Лазарев оставался немного в тени. Он никогда не стремился быть в центре внимания.

Виктор ТУМАНОВ, член Союза журналистов России, друг Евгения Лазарева:

– Депрессия, надлом, подвижность психики – это все не про него. Евгений Лазарев любил жизнь. Во всех или не во всех ее проявлениях? Больше чем полвека мы с ним дружили, и со студенческих лет я его знал как жизнелюба.

Алексей СОЛОНИЦЫН, член Союза писателей России:

– «Деревенщики» – очень пошлое определение писателей этого крыла. Эти писатели знали народную жизнь. Все-таки Россия – это была крестьянская страна, она ею и осталась. Лазарев был оттуда. Он был немногословен, не часто давал интервью.

Евгений ЛАЗАРЕВ, член Союза писателей России (из интервью 2011 года):

– Если предположить на минуту, что вы лишены поэтической жилки, у вас нет охоты занимать внимание щедрыми подробностями природы, что вы погружены в будничные деловые мысли, все-таки в любом случае вы, пусть бессознательно, пусть смутно, ощущаете тихую отраду от того, что фоном вашим думам служит этот душистый, пощелкивающий птичьими песнями мир!.. Из чего рождаются мои рассказы? Вся жизнь, которая тебя окружает и наполняет тебя. Из этого и рождаются рассказы. Конечно, любой рассказ надо оформить сюжетом, над этим приходится думать. Если все это хорошо складывается, то и получается рассказ. Мало сообразить сам сюжет, надо думать о его общественной значимости. Что ты хочешь сказать обществу? Общество ждет от писателя не каких-то припевок, а серьезных мыслей, больших вещей такого рода – философского. Бывает, какая-то одна деталь, вроде бы ни с чем толком не связанная, вдруг западает в душу, и вокруг этого начинает нарастать сюжет… Эротика, кровь, преступления – на этом строить литературу нельзя. Литература должна быть духовна! К великому сожалению, не оправдались обещания о том, что рынок все расставит по местам, всех нас спасет. Настоящие писатели не имеют хода, их книг не издают. Тех, кто пишет поверхностно, авторов книг-одно-дневок, у нас называют ведущими русскими писателями, лицом современной литературы! Но думаю, надолго это не задержится. Рано или поздно настоящая литература всегда пробивает себе дорогу.

В одной из статей о писателе Евгении Лазареве было написано так: «Главное, что привлекает в нем, – это его основательность. Основательность суждений, житейского взгляда, основательность дела и писательского слова. А как он анализировал написанное коллегами по перу! Из литераторов мало кто обижался на него, хотя и бисер он ни перед кем не метал, и в лести не рассыпался».

Алексей СОЛОНИЦЫН, член Союза писателей России:

– Он был очень принципиален и всегда доказателен. Что мне в нем нравилось? Писатель Евгений Лазарев умел как никто другой проанализировать чужой текст. Мог доказать, что текст этот никчемен или в отдельных местах состоялся и надо над ним работать. Он одинаково хорошо понимал, чувствовал и поэзию, и прозу.

Евгений СЕМИЧЕВ, член Союза писателей России:

В трудной ситуации любой писатель – и состоявшийся, и молодой – мог прийти к Лазареву. Он помогал и советом, и делом. Меня, например, он называл не Евгением, а Евгануилом. Я о нем написал такое стихотворение:

Гладил ласково по шерстке,

был со мною добр и мил,

глупо, по-амикошонски

называл Евгануил.

Каждой репликой ответной

уверял, что я неправ,

серый пепел сигаретный

стряхивал на мой рукав.

Я бледнел пред ним, как школьник,

и стихами свиристел,

и у кресла подлокотник

под локтем его хрустел.

Шумный возглас одобренья

на устах его не гас,

и одно стихотворенье

я прочел ему семь раз.

Он мне в такт ногами топал,

на груди рубаху рвал,

по плечу меня похлопал,

в лоб меня поцеловал.

И в порыве откровенья

шумно стул ботинком пнул

и всего в одно мгновенье

все во мне перевернул.

Он сказал: «На всякий случай

для себя, дружок, реши –

коль писать не можешь лучше,

так уж лучше не пиши!»

Он сейчас уже не вспомнит

ни одной моей строки,

а моя ключица стонет

от тепла его руки.

Александр ГРОМОВ, член Союза писателей России:

– У меня уже умер отец, у него детей не было, может быть, еще и поэтому у нас были такие близкие взаимоотношения, как у сына и отца. В литературе отцом он стал для многих, к каждому тексту относился трепетно.

Виктор ТУМАНОВ, член Союза журналистов России, друг Евгения Лазарева:

– В моем архиве сохранились уникальные кинокадры: в фильме Куйбышевской студии кинохроники «Прощание с Жигулями» Евгений Лазарев читает фрагмент одного из своих рассказов… Не могу представить себе, чтобы он написал какой-нибудь рассказ или повесть совсем уж вымышленно. Как некоторые пишут? Есть тема, есть язык, стиль – и давай! Нет, везде, в любом его рассказе, вижу – везде он! Сейчас мало кто умеет так искренно общаться, так слушать. С ним я мог говорить и на бытовые темы, и всерьез о жизни, о смерти, о таком, о чем мимоходом не поговоришь.

Человек среднего роста, с широкими плечами, крепыш с румянцем на лице. Таким Евгений Лазарев был и в юности, и в зрелости. Один из литературоведов, знавший Лазарева по текстам, познакомившись с ним лично, воскликнул: «Наверное, такими и были настоящие русские землепашцы!»

Владимир БАЛАНДИН, друг Евгения Лазарева:

– Он не был расхожим человеком, в свете не блистал. В его сосредоточенности была степенность, основательность. Это был настоящий, надежный друг, товарищ. Эти качества не подлежат пересмотру, как сказал Василий Макарович Шукшин.

Олег ПОРТНЯГИН, член Союза писателей России:

– Во многом благодаря усилиям Евгения Лазарева окрепли городские писательские организации в Тольятти, Новокуйбышевске. В конце прошлого века в Сызрани прошел Всероссийский семинар, одним из итогов которого стало создание в нашем городе организации Союза писателей России.

Александр ГРОМОВ, член Союза писателей России:

– Я был с ним в Питере на совещании писателей. Как к нему обращались писатели из других регионов, шли потоком! Лазарев из гостиничного номера практически не выходил. Все хотели с ним побеседовать. Он возглавлял нашу областную писательскую организацию в 1978-2004 годах – двадцать шесть лет! Именно при нем Союз писателей получил здание, которое сегодня в Самаре все знают как Дом журналиста и литератора. Благодаря творческому и человеческому авторитету Евгения Лазарева сложилось уважительное отношение к нашим писателям. При нем сформировалось понятие жигулевской поэтической школы. Кстати, когда мы к 70-летию издавали его избранные произведения, выяснилось, что написано им немного, всего на один том, страниц на двести сорок, и в общем-то все.

В 1991 году рухнул Советский Союз. Инфляция, обнищание народа. О серьезной литературе никто и не вспоминал. А в Самаре при поддержке Евгения Лазарева молодые писатели начали издавать литературный журнал «Русское эхо».

Александр ГРОМОВ, член Союза писателей России:

– Он практически принес свой талант в жертву ради других. Как он возился с нами, молодыми! Как он учил нас работать, относиться к литературе всерьез, прививал вкус. Его интонация, любовь к русскому языку, к слову, надеюсь, по капле в нас собралась, в нас отобразилась. Помню, ко мне один товарищ приехал, я его сразу повел к Лазареву. Вышли мы от Лазарева, друг мой говорит: «Я видел слово во плоти, я говорил с ним». Лазарев говорил всегда немного. Но какое было чувство юмора – не зубоскальство, а глубинное! Я как-то прибежал к нему с радостью: мой рассказ напечатали в столичном журнале. Он тут же произнес: «Как низко пала русская литература!» Этой шуткой он меня на место поставил и к реальности вернул – чего мол ты тут трепыхаешься!

Владимир БАЛАНДИН, друг Евгения Лазарева:

– Не буду называть фамилию одного высокопоставленного деятеля областного масштаба, который баловался писательством и очень хотел стать членом Союза писателей. Евгений Васильевич отчетливо понимал, что ему за это может грозить, но настоял на том, чтобы этот человек не стал членом Союза писателей. О чем это говорит? О требовательности к себе, к другим, об отношении к литературе как таковой.

В Самарской областной научной библиотеке на вечере памяти Евгения Лазарева был показан снятый на Рижской киностудии в 1971 году по рассказу Евгения Лазарева «Жених и невеста» художественный фильм «Поженились старик со старухой», главные роли в нем сыграли народные артисты СССР Алексей Грибов и Анастасия Зуева…

Однажды, разбирая рукопись, Евгений Лазарев спросил молодого автора: «То, что ты написал, ты своей бабушке прочитаешь?» Автор сначала не понял, а когда сообразил, опустил голову. «Вот и не читай никому больше», – тихо произнес Лазарев. Он никогда не произносил громких речей о миссии русского писателя, о роли литературы в формировании национального характера. А вот про то, будет ли читать ту или иную книгу простая бабушка, спросить мог. Бабушка – не литературовед, но настоящая литература неотрывна от жизни народа, от его понимания окружающего мира.

Чувство русского языка у Евгения Лазарева было коренное. На одной из конференций по русской литературе он вышел на трибуну и неожиданно для всех произнес: «Когда апостолы молились во время Пятидесятницы, на них в виде огненных языков сошел Святой Дух. Они стали говорить на разных языках, а потом отправились на проповедь по всему миру. Так вот один из сошедших тогда огненных языков был русский. И относиться к нему надо как к Богом данному нашему народу».

Владимир БАЛАНДИН, друг Евгения Лазарева:

– Евгению Васильевичу в жизни повезло с женой. Дай Бог каждому иметь такую жену! Валентина Васильевна, во-первых, отчетливо понимала то, чем занимался Евгений Васильевич. Она человек начитанный, знает, что такое писательское трудное мастерство. Она создавала все необходимые условия, чтобы он мог писать, послана как Божий ангел Евгению Васильевичу!

Валентина Васильевна и Евгений Васильевич Лазаревы прожили вместе сорок пять лет. Своими замыслами Евгений Васильевич ни с кем не делился. В двух-трех словах мог сказать жене, а потом, спустя время, давал прочитать первые страницы рукописи.

Валентина ЛАЗАРЕВА, вдова Евгения Лазарева:

– И рассказы, и детские две книги – все они рождались в муках. Он очень тщательно относился к слову, каждую строчку, каждую фразу подбирал, вычитывал. Никаких хобби, никаких увлечений у него не было – только книги, только чтение, только работа над словом!.. Мы были разные люди, если говорить о бытовых вопросах. Человек он был замечательный! Состоялся как писатель. Евгений Васильевич был в свое время депутатом. И своими книгами пытался доказать, что русский народ – великий народ. Я всегда восхищалась своим мужем как писателем и человеком. Я горда, что со мной рядом был такой человек!..

Евгений Лазарев, возможно, потому и написал не так много, что как никто другой чувствовал значение каждого слова. Настолько проник в слово, что достиг высшей его формы – молчания.

В начале 2015 года умер Валентин Распутин, в конце года – Евгений Лазарев. В этом можно увидеть знак. Они были близки во взглядах, дружили.

В квартире Лазаревых, в рабочем кабинете писателя, на книжных шкафах, наверху, в коробках, хранятся рукописи. Остались и газетные статьи о нем. Критик Феликс Кузнецов в книге «Перекличка эпох» подробно анализирует творчество Лазарева: «Евгений Лазарев пишет рассказы, очерки, публицистические размышления, зарисовки. Он включает их в одну книжку. И хотя это придает книге некоторую эскизность, основа его размышлений о жизни и труде современной волжской деревни именно в силу документальной убедительности своей приковывает внимание. Евгений Лазарев верит и знает, что священное отношение к хлебу, завещанное дедами, не угасло в новой генерации крестьянства. Схватить художнически новые деревенские характеры нелегко. Крестьянин и жить, и отдыхать хочет, как в городе, а в маленьких деревушках таких условий не создашь. Вот и уходит в небытие русская деревня. В том великом переселении крестьянства, о котором пишет Евгений Лазарев, есть и немалый гуманистический смысл, и противоречивость жизни!»


Александр ИГНАШОВ, член Союза писателей России.
При подготовке материала использованы фото из архива семьи Лазаревых.

Оцените статья

+2

Оценили

Ольга Борисова+1
Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...