Николай Черский

4499
Николай Черский

Романтики и крутых виражей в его жизни было больше, чем в романах Джека Лондона и Жюля Верна, а его приключениям и открытиям могли бы позавидовать великие землепроходцы.

Из Интернета:
«18 сентября 2009 года в Якутске в торжественной обстановке был открыт бюст академика Николая Черского».

А меньше чем через год:
«Снести или не снести дачу АКАДЕМИКА Н.В. ЧЕРСКОГО? Вот сижу на дачном участке, построил новый дом, и рядом стоит на участке дачное строение великого академика Николая Васильевича Черского. Это строение является ли историческим памятником? Нужен ли он кому? Мне лично не нужен, хочу на этом месте поставить второй жилой дом с гаражом. Народ, подскажите: что делать?»

Дачник – 19 августа 2010.

И это в городе, который при Черском стал научной столицей Севера, а дивный якутский Академгородок по праву назван рукотворным памятником «Академику Севера», как звали самого Николая Васильевича.

Во всех энциклопедиях написано, что Н.В. Черский – академик АН СССР, Герой Социалистического Труда… Но мало кто знает, что он былодним из наиболее титулованных самарцев – первопроходцем газовой отрасли.


Вираж 1. Из мореходов в механики

Родился он 2 февраля 1905 года в бухте Ольга Уссурийского (ныне Приморского) края среди потомственных моряков и рыболовов. Пример отца Василия Селезнева, корабельного механика, определил и жизненный выбор Коли. Мальчишка много читал, разбирался в любой технике и, общаясь с заезжими матросами, запросто осваивал языки.

В 18 лет Николай Селезнев окончил шестимесячные курсы мотористов и судомехаников и следующие пять лет ходил на судах Добро-флота, а после его ликвидации – Совторгфлота. Осенью 1927 года его призвали в ряды Красной Армии. Служил мотористом, помощником механика и механиком на военных катерах Камчатского погранотряда войск ОГПУ СССР. Прирожденный полиглот, в каюте он выучил латынь и впоследствии сражал коллег латинскими афоризмами, мгновенно переводя их на русский, немецкий или английский, освоенные уже на фронтах Великой Отечественной войны.

«Зимой 1927-1928 годов Николай в отрядной школе на Камчатке постигал военные науки, участвовал в ремонте катера, на котором с началом навигации вышел в море. Командир погранкатера использовал краснофлотца при высадке на иностранные суда не только как переводчика, но и как человека, хорошо знавшего психологию зарубежных моряков и рыбаков, что способствовало успешному решению стоящих перед пограничниками задач.

Н.В. Черский принимал участие в контроле деятельности сезонных рабочих и служащих японских концессионных рыбалок. Также благодаря знанию иностранных языков привлекался к оперативной работе по пресечению спекулятивных сделок с валютой и драгоценными металлами, осуществляемых японским Чосен-банком. Во время службы Николай принимает решение поменять фамилию Селезнев, которую до сих пор носил, на Черского. В 20-е годы XX века смена фамилий в СССР была распространенным явлением. Период революционного романтизма требовал звонких имен. Николай взял себе фамилию Ивана Дементьевича Черского – геолога, палеонтолога и географа, много лет отдавшего исследованию Восточной Сибири».

Владимир Чусовской. «Это наша с тобой биография».

По другой версии, фамилию поляка Яна Доминиковича Черского (настоящее имя путешественника) «бездомному» мальчишке Кольке дали еще жандармы Владивостока, куда он убежал от родителей в поисках приключений. Практика-то известная: ткнул в атлас – «Хребет Черского» – ну и носи, салага…

Знал ли будущий академик, что смена фамилии окажется провидческой?!

После демобилизации в 1930-м Николай устроился механиком транспортного отдела в Акционерное Камчатское общество. Но к концу 1-й пятилетки (1931) оно приказало долго жить, как и прочие «частнотоварные и капиталистические формы хозяйства» эпохи НЭПа. Еще во время погранслужбы он поступил во Владивостокский институт механиков водного транспорта. Когда же в 1933 году получил диплом, с морем пришлось расстаться. В Стране Советов набирала темпы сталинская индустриализация. И на «материке» себя реализовать было проще. Так море навсегда сменилось сушей, точнее, богатствами ее недр.

Год проработал на Кузнецком металлургическом комбинате Сталинска (Новокузнецка). Но амбиции требовали большего. И в 1934 году судовой механик из Приморья едет «покорять» Москву. А уж столица умела выцеливать самородков. Увидев, как запросто сработался новичок в системе Наркомтяжпрома, Москва доверяет ему ответственные посты главного инженера: сначала на заводе «Уралстальмост» им. Серго Орджоникидзе, затем в тресте «Газгольдерстрой». И, наконец, ставит во главе Управления Наркомнефти СССР. Возросшие нагрузки ничуть не ослабили тяги к знаниям. Скорее, наоборот, Черский читает все больше, все профессиональнее разбирается в точных науках. Колоссальная эрудиция свидетельствует о становлении личности энциклопедической. Уму Николая, кажется, подвластно все, да вот почему-то на сердце легла «госпожа геология». Впрочем, ее властно оттеснила живая муза по имени Сонечка. Их с Софьей Юрьевной счастливый брак продлится более полувека.


Вираж 2. Из инженеров в газовики

С середины 1930-х мир дышал предчувствием грозы. В 1939-м полыхнуло в Европе, и раскаты докатились до нас. В 1941 году открывается «куйбышевская одиссея» Черского – сложный, но судьбоносный этап биографии. Именно здесь, в «запасной столице», веско проявятся не только качества волевого администратора, но и многогранный талант будущего универсала.

«В Куйбышеве формируется стиль импульсивного, энергичного, при необходимости – жесткого руководителя, способного в самой сложной обстановке решать ответственнейшие задачи. Имя Николая Васильевича уже хорошо известно среди нефтяных и газовых специалистов, в среде ученых аналогичного профиля».

Л. Юдина «ЯРКАЯ ЖИЗНЬ АКАДЕМИКА ЧЕРСКОГО».

Начало Великой Отечественной войны Черский встречает во главе Куйбышевской монтажной конторы Наркомата нефтяной промышленности, где и трудится до нового назначения в 1942 году – начальником Управления строительства Наркомата нефтепрома.

В Куйбышев эвакуированы сотни заводов, все наркоматы, научные и культурные ведомства, иностранные посольства. «Запасная столица» – кузница оборонной промышленности. Военные заказы растут. И для героев тыла нет невозможного. Есть нехватка топлива: энергетика не поспевает за индустрией.

На долю Черского выпало создание двух уникальных стратегических объектов. Во-первых:

«В 1941 году он участвует в строительстве в Куйбышеве сверхсекретного «бомбогазоубежища 1 категории», которое нынче известно как «бункер Сталина». За эту работу в 1942 году Черского награждают орденом “Знак Почета”».

«Википедия».

А во-вторых… 7 апреля 1942 года И.В. Сталин подписывает Постановление Государственного комитета обороны о строительстве газопровода Бугуруслан-Куйбышев. Этому стратегическому объекту суждено стать «первой ласточкой» в системе межрегиональных (магистральных) газопроводов большой протяженности. По сути, прообраз будущего «Газпрома». За основу взяли одноименный проект, подготовленный еще в 1940 году после открытия крупного газового месторождения под Бугурусланом.

Сооружение газопровода поручалось тресту «Центроспецгазстрой», а исполнение работ по прокладке 168-километровой трубы – Строительному управлению №11. Его 13 июля 1942 года и возглавил Черский, а чуть позже – новый трест «Куйбышевгаз».

Строгость и дисциплина военных лет. Это было. Но не сразу. А без них никак. Ведь за самым ярким подвигом стоит неприглядная, прозаическая повседневность. Взлеты и достижения человеческого духа почти всегда чередуются падениями и поражениями. На пути к высокой цели людям приходится преодолевать бытовые неудобства, неорганизованность, расхлябанность, эгоизм, малодушие. Только тогда получается… Подвиг!

Опыта строительства не было. Люди рвали жилы в условиях тотального дефицита. И планы летели к чертям. 28 октября 1942 года на заседании Куйбышевского обкома ВКП(б) Нарком нефтяной промышленности СССР Иван Корнеевич Седин, Герой Социалистического труда (1944), кричал: «Нужно взять за шкуру наших людей, и скважины, безусловно, будут. Насчет битума вас никто не бил и мозги не проветрил. Обком партии должен наскипидарить наших строителей».

Безусловно, у наркома были основания для гнева. На октябрь 1942 года план строительства был выполнен лишь на 25%. Из людей, мобилизованных на работы вместе с заключенными, лишь треть занималась на основных участках. Остальные – на подсобке: тягло, заготовка дров и прочее. Был сорван план по доставке асбоцементных труб, которыми планировали уложить 68% трассы. Однако и у строителей имелись безусловные «основания для отставания». Для полноценных работ требовалось 40 электросварочных аппаратов, а в наличии – половина, да и те на треть неисправны! Из 4 передвижных электростанций действовала 1 (одна) при потребности в 12(!) единиц. Плюс острый дефицит транспортных средств, элементарных инструментов и отвратительный «жил-быт» – людям катастрофически не хватало даже времянок. И при таких обстоятельствах шли на рекорды!

Получив выговор за срыв работ по строительству опытных участков асбоцементных труб, Николай Черский повел себя жестко:

«Предупреждаю всех начальников контор и главных инженеров и начальников отделов управления о том, что дальнейший срыв сроков этих важнейших мероприятий по подготовке к приему и освоению прибывающих труб повлечет за собой наложение на виновного сурового взыскания вплоть до отдачи под суд. Начальник управления Строительства № 11 Черский».

Будучи заложником суровых обстоятельств, начупра проявлял чудеса гибкости и при малейшей возможности шел людям навстречу. Разбор источников позволяет развеять некоторые мифы, например, о бесчеловечном отношении к занятым на стройке заключенным. На деле работники исправительных учреждений получали зарплату, сопоставимую с окладом «вольного контингента» и много больше, чем колхозники. Черский неустанно заботился о состоянии лагерей: «Считать дело обеспечения лагерей своей первоочередной задачей и до 15.01.43 г. произвести проверку и создать месячный запас топлива при всех лагерях»…

Тревожил бытовой бардак. Все это отражалось на здоровье персонала:

«Проверка установила недопустимо халатное отношение к санитарно-бытовому обслуживанию вольнонаемного состава линейных участков. В частности, для участка Кинель-Черкассы характерны отсутствиеамбулатории и регулярности санобработки. В Смышляевском участке неудовлетворительно расквартированы мобилизованные… По Кинельскому участку выявлены факты некачественного питания, дефицит в рационе витаминов, прежде всего, овощей».

Из заключения медкомиссии от 6 марта 1943 года – начальника Санчасти доктора Фридберга на станции Кротовка УправленияСтроительства № 1 УОС НКВД СССР.

Для всех участков «характерно отсутствие кипятка на местах и прачечных для стирки одежды». Вшивость повсеместно доходила до 50%. Характерна реакция Черского: «Приказываю: всем начальникам линейных участков в трехдневный срок организовать амбулатории, прачечные и кипятильники, чтобы рабочие на трассе пили только кипяченую воду, провести санобработку всего вольнонаемного состава с дезинфекцией вещей… Начальнику отделения торгпита Ольшанскому обеспечить выдачу мыла всему вольнонаемному составу в количестве 500 граммов. Обеспечить в ассортименте столовых овощи – квашеную капусту, огурцы, помидоры, обеспечить смену валенок на ботинки… Черский».

Анализируя минусы и плюсы за 1942 год, Николай Васильевич особо выделил рост производительности труда среди сварщиков, отнесенных к «ведущей и основной квалификации рабочих». Процент выработки здесь перекрывал норму втрое.

Сознательность, энтузиазм – это само собой. Но не святым же духом питались люди. Им платили. И платили наличными. По довольно-таки четкой должностной градации в зависимости от степени сложности и ответственности работ. Особое значение Николай Васильевич придавал стимулированию: «Хорошее влияние на рост производительности труда оказало введение прогрессивной оплаты труда по тщательно проработанной схеме»… И схема эта заслуживает отдельного разбора.

«Штатное расписание (месячные оклады в рублях) аппарата администрации и производственных отделов Строительства № 11 на 21 сентября 1942 года:

Начальник управления Черский – 2200 рублей, гл. инженер Геренрот – 2000,
зам. начальника по рабочему снабжению и кадрам Зайко – 1600,
секретарь Погодина – 350,
юрисконсульт – 700.
Зам. начальника по техническому снабжению и транспорту Дарчиев – 1800,
зам. начальника отдела снабжения Кашин – 1000,
ст. инженер по оборудованию Грингауз – 1100.

Производственно-технический отдел:
и.о. нач-ка отдела и зам. гл. инженера Едидович – 1300,
ст. инженер по нормированию Суровцев – 800,
инженер по организации работ Немировский – 1000,
техник-чертежник Благонадеждина – 450,
инженер-сметчик Литвинова – 700.

Плановый отдел:
начальник Студниц – 1100,
ст. экономист по учету Ольшанская – 700.

Отдел главного механика:
гл. механик Черняк – 1100,
техник по учету Сендык – 500.

Бухгалтерия:
главбух Хрусталев – 1100,
ст. бухгалтер-ревизор Френкельштейн – 600,
бухгалтер Аглицкая – 500.

Финансовый отдел:
начальник (вакансия) – 900,
кассир-инкассатор Аглицкий – 400.

Отдел кадров:
начальник ОК и спецчасти Рождественская – 800,
инспектор по оргнабору и учету Кулагина – 500,
инспектор по общепиту (вакансия) – 700.

Отдел производственно-технического снабжения:
начальник Холи – 1000,
товароведы Барабанов, Костюшко – 650,
экономист по учету Дыскина – 500,
зав. складом Боль – 500,
экспедитор Арманов – 350.

Административно-хозяйственный отдел:
начальник Берг – 600,
машинистка Кривова – 300,
уборщица-курьер Мельникова – 150,
сторожа Френкельштейн и Холи – 150,
шоферы Валибаев – 350,
Осипов – 300.

Авторемонтные мастерские и гараж:
заведующий Хохлов – 1000,
механик (вакансия) – 700,
плановик-нормировщик Макарова – 550,
бухгалтер Студниц – 450,
кладовщик Клюкин – 350,
курьер-уборщица – 150».


Не остались без мотивации рацпредложения и высокопроизводительный труд, превышение норм выработки и экономия. Последний пункт занятен ввиду специфики строительства: топливо было не просто стратегическим сырьем, – сам газопровод строился в целях наилучшего энергетического снабжения оборонных предприятий.

Не обошли и активистов по идеологической – партийно-комсомольской – линии. Агитировать-то приходилось среди заключенных – публики, весьма далекой от стахановских порывов. Из приказа по управлению Стройучастка № 1 УОС НКВД от 27 февраля 1943 г.: «За проведенную на трассе среди спецконтингента работу премировать комсорга ЦК ВЛКСМ тов. Генкину в сумме 1000 рублей. Основание: отношение секретаря Куйбышевского Обкома ВЛКСМ тов. Бродского. Черский».

К слову, сам Черский партбилет получил только в 1942-м.

Парадоксальным показателем военной поры был низкий уровень травматизма. Этому способствовал не только комплекс мероприятий по технике безопасности, но и множество привлеченных колхозников. Получив неопасную травму, сельчане бюллетень, как правило, не брали. Впрочем, случаев серьезного травматизма (когда требуется больничный), действительно, не было. Исключением стала непроизводственная транспортная катастрофа, когда «автомашина была сшиблена на переезде поездом – погиб главный инженер конторы №2 Попов, и с увечьями различной степени тяжести госпитализированы начальник лагеря Биргер, помощник управляющего конторы Маслов и трое рабочих».

Не утрачивала актуальности и угроза диверсий – беглых-то невпроворот. Дезертиры, колхозники, зэки.

«В связи с предстоящим 25-летием Великой Октябрьской Социалистической революции и в целях установления порядка в здании Управления – установить дежурство ответственных дежурных. Черский».

На дежурство вышли Черский и его зам. Дарчиев. Согласно легенде, однажды к начальнику подвалил «авторитет». «Качая права», резоны он укреплял финкой. У «гражданина начальника» довод был один – кулак. Его и пустил в ход. Инцидент был исчерпан, к счастью для «пахана», без врачей. Товарищ Черский свой день начинал с жима гирь. Две двухпудовки по сто раз с обеих рук!


Вираж 3. Из разведчиков в геологи

День 15 сентября 1943 года стал отправной вехой в истории газовой отрасли СССР. Газ Бугуруслана дошел до Куйбышева, и голубой факел вспыхнул на Безымянке.

Правда, еще 7 апреля 1943 года «тов. Черский освобождается от занимаемой должности и командируется в распоряжение Главнефтестроя Наркомнефти»…

Это было повышение, но Николай Васильевич, давно рвавшийся на фронт, добивался другого. В ноябре бронь была снята. В должности начальника автослужбы 3-й штурмовой инженерно-саперной бригады Н.В. Черский едет на передовую, под Смоленск. Сражается в составе войск Западного, II и III Белорусских фронтов. В 1944-м назначен помощником начальника оперативно-разведывательного отдела штаба штурмовой бригады резерва Верховного Главнокомандующего.

При взятии Данцига он блестяще раскрыл систему инженерных укреплений врага, участвовал в ряде операций, штурмовал Кенигсберг. Ему прочили военную карьеру. Все перечеркнуло ранение в голову, по мнению врачей, «с жизнью несовместимое». Только не в случае с Черским! Подобно яблоку Ньютона, тот роковой удар вскрыл залежи неведомых талантов и идей, раздвинул горизонты интересов.

Родина по достоинству оценила подвиги капитана разведки: две боевых медали и три ордена – Красной Звезды и Отечественной войны двух степеней.

Поправившись, Черский вернулся в Москву – начальником монтажного управления. Но столичная атмосфера угнетала вольного «наследника первопроходцев». То ли дело Сибирь – ее манящие дали и неоткрытые вершины.

В 1946 году Николая Черского перебрасывают на родной уже «Куйбышевгаз». Так для коллектива начинается пятилетка Черского – славная пора мужания и роста молодого треста. Полным ходом идет газификация областного центра и прилегающих районов. Два года с минимальным отрывом от производства он учится на Высших инженерных курсах Миннефтепрома и в Академии нефтяной промышленности. Учебу завершает с «красным дипломом» и в звании кандидата наук (1951).

За два года до войны у Николая и Софьи Черских родился сын Игорь, чье становление целиком связано с Куйбышевом. Он не только вырос в «запасной столице», но и закончил в 1962 году Куйбышевский авиационный институт по специальности «инженер-механик по самолетостроению». Пять лет после КУАИ Игорь Черский работал в Куйбышеве, занимая важные инженерно-конструкторские должности на предприятиях Министерства авиационной промышленности, после чего по примеру отца уехал в Якутск. Игорь Николаевич – доктор технических наук, главный научный сотрудник Института неметаллических материалов Саха-Якутского отделения РАН и главный эксперт Наблюдательного совета АК «АЛРОСА». Его перу принадлежит более 250 научных работ и 5 монографий.

В 1952 году Черский управляет куйбышевским трестом «Востокнефтегерметизация», а в 1953-м – трестом «Чапаевскбурнефть». Этот послужной список – лучшая иллюстрация к вопросу о роли Черского в развитии нефтегазового комплекса.

В том же году умер Сталин, и тысячи амнистированных хлынули на «материк». Зато у Черского в этот самый год начался «роман с Севером», который растянулся на всю оставшуюся жизнь. Он так долго мечтал заняться геологией, и вот мечта сбылась. В далекой Якутии бывший судовой механик с головой окунается в романтику геолого-поисковых и разведочных работ.

«Прилетел он в Якутск в конце июня – в расцвет белых северных ночей. Почти два года жил «холостяком», поскольку супруга его Софья Юрьевна с сыном Игорем приехали только в январе 1955 года. Семья Черских естественно вписалась в сложившееся геологическое сообщество. На углу улиц Короленко и Лермонтова они скромно и мужественно начали свою северную эпопею».

Г.С. Фрадкин, доктор геолого-минералогических наук, профессор.

В первые же два года возглавляемое Черским Якутское геологическое управление добивается столь выдающихся результатов, что в 1955 году простого кандидата наук ставят заместителем председателя Президиума Сибирского отделения АН СССР. На этом посту Николай Васильевич обосновал и разработал принципиально новый план развития нефтегазопоисковых работ. Результатом стало открытие первого в Якутии Усть-Вилюйского месторождения природного газа.

Имя Черского гремит по всей Сибири. Одно за другим регистрируются его изобретения. А «Открытие свойства природного газа образовывать в земной коре залежи в твердом газогидратном состоянии» (1971) признанофундаментальным. Не менее значимы разработанные под руководствомЧерского конструкции сверхмощных скважин крупнейшего в мире газового месторождения «Медвежье».

Книги Николая Черского популярны не только в ученой среде. А монография «Богатство недр Якутии» (1971) становится в Союзе бестселлером, выдержав 6 изданий. Его лекции собирают полные залы. Выдающийся оратор, феноменальный педагог с глубоким певучим басом и душа любой компании, он способен убедить в своей правоте самого строгого оппонента.

14 августа 1972 года, катер «Академик», экспедиция по реке Лена.

«… Николай Васильевич обладал очень тонким юмором. Как-то раз я убил двух зайцев и возвратился на катер, довольный удачной охотой. Но Николай Васильевич заявил: «Ты нарушил местные правила охраны природы. На зайцев охота запрещена. Придется составить протокол»…

И начал диктовать текст: «Несмотря на строжайший запрет отстрела зайцев, доктор Макогон вынужден был обороняться от напавших на него зайцев, при этом он двумя выстрелами убил двух зайцев, чем показал высокий уровень меткого стрелка и обеспечил вкусным обедом всю проголодавшуюся бригаду, а посему просим снять с него вину за нарушение правил охоты»…

А в углу кубрика ждали разделанные пять уток, подстреленные Черским».

Ю.Ф. Макогон, профессор, директор Газогидратного центра Техасского университета.


Академическая хронология

1959 – звание «Заслуженный деятель науки Якутской АССР».

1962 – защита докторской диссертации.

1964-1987 – Председатель Президиума Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР (до ухода на пенсию).

1965 – Большая Золотая медаль ВДНХ СССР за работу «Новый способ промышленной разведки и оценки запасов газовых месторождений» (1963).

1968 – член-корреспондент АН СССР.

1972 – директор им же созданного Института физико-технических

проблем Севера.

1980 – директор им же созданного Института горного дела Севера,

ныне носящего его имя.

1981 – действительный член Академии наук СССР.

1988 – член Президиума АН СССР и Почетный председатель Президиума Якутского научного центра Сибирского отделения АН СССР.


Вираж 4. Из кандидатов в академики

Николай Черский – автор двух научных открытий, более 10 изобретений и 300 научных работ, в том числе 35 монографий, редактор 100 сборников и монографий. Под его руководством защищено порядка 40 диссертаций, в том числе 10 докторских. Об академической широте диапазона интересов свидетельствует разносторонняя научно-организационная работа в составе научных советов АН СССР по проблемам БАМа, проблемам биосферы и физико-техническим проблемам разработки полезных ископаемых…

«Предложенная им оригинальная гипотеза образования алмазов в земной коре находит подтверждение при поисках месторождений алмазов и в синтезе искусственных алмазов. Труды Н.В. Черского в области геологии, разведки и эксплуатации нефтяных и газовых месторождений, бурения, испытания и эксплуатации скважин внесли существенный вклад в развитие этих отраслей науки, а также в развитие газовой и нефтяной промышленности страны».

М.П. Лебедев, доктор технических наук.

Научно-административную работу академик Севера умело совмещал с государственной и общественной деятельностью. Он был депутатом Якутского «парламента», членом горкома и обкома, депутатом Верховного Совета СССР 7-го, 8-го и 9-го созывов, курировал республиканское общество «Знание»…

«Он был не только выдающимся ученым, талантливым организатором науки и вдохновенным пропагандистом научных знаний, но и выдающимся государственным деятелем республики. Все усилия его богатой натуры были устремлены на гармоничное развитие производительных сил Якутии на основе максимально полного и предельно эффективного использования полезных ископаемых и других природных ресурсов. Он очень любил Якутию, и эта любовь была взаимной».

Г.С. Фрадкин, доктор геолого-минералогических наук, профессор.

Заслуги ученого отмечены орденом Трудового Красного Знамени (1963), двумя орденами Ленина (1968, 1975), орденом Дружбы народов (1981), орденом Октябрьской революции (1985) и золотой медалью Героя Социалистического Труда (1975).

В 1988 году престарелый академик покинул любимую Якутию.

«Ему сначала предоставили квартиру в столице как депутату Верховного Совета, затем, после перехода на работу в Москву, он получил большую современную трехкомнатную квартиру в «Черемушках». Николай Васильевич и его жена Софья Юрьевна говорили: «Не можем отвыкнуть от якутских условий жизни. Комфорта здесь много, а искренних друзей в Якутии гораздо больше. Там меньше ощущается влияние цивилизации, больше природы».

Ю.Ф. Макогон, профессор, директор Газогидратного центра Техасского университета.

Сердце Академика Севера остановилось 11 июня 1994 года в Москве. Согласно завещанию прах ученого был захоронен в Якутске…

Этот витязь науки стоял и у истоков куйбышевского газа. Прокладывал первый магистральный газопровод страны… Так не пора ли нам, столь пекущимся о памяти выдающихся земляков, вспомнить и об академике Николае Васильевиче Черском, чей бюст, чье имя достойны не только улиц Якутска, но и города, для которого он сделал так много в самые трудные годы войны и послевоенного возрождения!


Владимир Плотников
При подготовке материала использованы фото из архива автора.

Оцените статья

+2

Оценили

Лена Михайловская+1
Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...