Ни дня без маркетинга. Секреты успеха крупнейшего агрохолдинга Самарской области

4518
Ни дня без маркетинга. Секреты успеха крупнейшего агрохолдинга Самарской области

Компания «Скорпион» хорошо известна в Самарской области. Сегодня это лидер нашего края по валовому производству картофеля, мало того, по этим показателям у «Скорпиона» — место в первой пятерке по России.

Сегодня «Скорпион» входит в группу компаний «Самарские овощи» — мощную структуру, в составе которой такие компании, как «Весна» и «Самарский виноград», занимающиеся выращиванием и переработкой сельскохозяйственной продукции, компания «Самарские овощи», которая занимается их реализацией, компания «АгроМелиоСтрой», которая строит овощехранилища и реконструирует оросительные системы.

Крупнейший агрохолдинг области, занимающийся производством картофеля и овощной продукции, решает важнейшие задачи продовольственной безопасности нашей страны. Именно страны. Потому что продукцию «Самарских овощей» знают и любят в десятках регионов России, включая и Москву, и Санкт-Петербург.

О секретах успеха группы компаний «Самарские овощи», о ее непростом и даже драматичном пути к сегодняшним результатам наш корреспондент беседует с исполнительным директором ООО «Скорпион» Сергеем Тимофеевичем Калмыковым.

– Сергей Тимофеевич, 2018 год – юбилейный для вашего предприятия, год 20-летия «Скорпиона».

– Наверно, надо начать с 1994 года, когда строитель Владимир Гаврилович Денисов и его супруга-экономист Татьяна Николаевна взяли 300 гектаров земли в аренду в районе села Ольгино Безенчукского района. И решили попробовать заняться сельскохозяйственным бизнесом. Понимали, конечно, что их потенциал, профессиональный и творческий, не выходит за рамки обычных представлений. Но они рискнули. Занимались параллельно и другими сферами бизнеса. Но в основном сельское хозяйство было: растениеводство, зерновые.

Поначалу успехов было маловато, относительно маловато. Тем не менее, росло понимание, что это такое – сельскохозяйственный бизнес. Где-то долгами обрастали и поэтому понимали, что нужно еще годик поработать. Как-то вот так себя заставляли. И даже расширяться пытались.

В 1998 году образовалось ООО «Скорпион». И потихоньку-потихоньку началось наращивание производственного потенциала этого предприятия. Были спады. Были и подъемы небольшие. Как вы помните, 98 год был для страны годом большого кризиса, дефолта. Тем не менее, как-то выстояли. Больше того, дефолт в какой-то мере помог многим сельхозпроизводителям подняться. Вот такой парадокс.

В то время практически все хозяйства занимались зерновыми направлениями в растениеводстве. Ну и животноводство еще было живо.

А Денисов выбрал овощеводство и картофелеводство. Культура рентабельная, интересная. Это было решение смелое – на фоне того, что многие хозяйства в области, которые производили картофель и овощи – Смышляевское, Кряжское, совхоз «Волгарь», – посыпались.

Важнейшим подспорьем в принятии решения Владимиром Гавриловичем было наличие орошаемых земель. Денисов сумел сохранить у себя оросительную систему. Ведь что кругом творили: повально выкапывали все трубы под землей, все магистрали трубопровода. Уничтожали насосные станции. Такая была разруха, как после Гражданской войны. А Денисов принципиально сохранил всю оросительную систему, буквально грудью ее отстоял. И в итоге именно она помогла развитию предприятия.

– А Вас Владимир Гаврилович когда пригласил к себе?

– В 2008 году – на должность исполнительного директора. Я ведь по профессии экономист. Закончил Куйбышевский плановый институт в 1988 году. И вернулся по направлению в село Ольгино, где с 1976 года жила моя семья. Работал здесь заместителем директора по хозяйственной части, затем замом по производству совхоза «Ольгинский». Тут, как говорится, мои экономические знания пригодились. А с Денисовым мы были знакомы много лет – по совместной работе в совхозе.

– К этому времени «Скорпион» уже был лидером в области по валовому производству картофеля?

– На тот момент у предприятия было 900 гектаров посадочных площадей. Тогда оно опережало всех в области.

Причем у Владимира Гавриловича подход был творческий, грамотный. Он везде ездил, узнавал, заводил контакты. Так пришло сотрудничество со знаменитой немецкой компанией «Grimme». Компанией, которая является мировым лидером по производству картофелеуборочной техники, а также техники по уборке овощных культур. Инвестиции от этой компании стали важнейшим моментом в развитии нашего предприятия. Инвестиции тут очень широкое понятие, потому что они включили в себя и технику, и технологии, и вообще всё, всё, всё.

И где-то с 2004-2005 годов началось поступательное движение «Скорпиона», настоящий прорыв. Основа всего бизнеса – это, прежде всего, средства производства, обладание основными фондами, собственность. Расширялась земельная база, закупалась самая современная техника. Предприятие активно работало с кредитами, с инвестициями. Причем главным в работе с кредитными инструментами было понимание, что кредитный рубль должен начинать работать немедленно – сегодня, сейчас.

На конкретном примере поясню. Мы вот, например, в одну из весен взяли кредит на строительство капустных хранилищ и сразу же посевные площади под капусту увеличили. И поставили себе задачу, чтобы уже в сентябре это хранилище, современное, с холодильниками, с климат-контролем, было готово. И мы это сделали. Если бы мы еще на год строительство растянули, эти кредитные деньги не начали бы давать отдачу. Наоборот, долги бы появились. Поэтому у нас жесткий принцип: деньги должны начинать работать немедленно. Это установка всего нашего бизнеса, это понимание и Владимира Гавриловича, и всего коллектива.

– Вы сказали, что важнейшим моментом для успешной работы предприятия стало наличие орошаемых земель.

– То, что мы мелиорированные земли сохранили, не разрушили, не дали выкопать трубы полукриминальным структурам – это все важнейшая составляющая бизнеса. Причем мы не просто сохранили орошаемые земли, в рамках программы развития мелиорации мы заменили порядка 36 километров поливного трубопровода, машины поменяли поливные – порядка 10 штук. Понимаете, в этом направлении мы постоянно что-то обновляем: свои технологии, свою оптимизацию затрат. Это очень важный момент. Именно так должен работать бизнесмен современной формации, современного мышления. Уж извините меня за некую высокопарность.

Я вот недавно смотрел свои записи десятилетней давности. Там подробно была прописана стратегия предприятия на 5 лет, на 10. Так вот, мы практически все выполнили. Даже перевыполнили.

Хотя ведь работать очень сложно. И удар приходит, откуда не ждали. Например, год назад в Самарской области для сельхозпроизводителей ввели налог на имущество. Знаете, это такой удар был по нашему предприятию, по многим предприятиям. По-моему, еще только в трех регионах страны ввели такие налоги. Для нас это было очень тяжело. Но зачем плакать? Посидели день-два, погоревали. А параллельно напряженно думали, как выходить из этой ситуации. И нашли решение.

Или, например, кризис две тысячи восьмого года, тоже искали выход. Или доллар резко поднялся в 14-м году. Какой смысл каждый раз плакать? Надо думать.

Для нас любая возникающая проблема – это определенный вызов, какая-то интересная головоломка. Ее надо решать. И мы ее обязательно решим. Потому что есть команда, команда мыслителей, команда специалистов. И есть Владимир Гаврилович во главе.

На данный момент у нас огромные площади. Без шуток. Картофеля в общей сложности у нас 1400 гектаров в этом году планируется. Свеклы – 400 гектаров, лука – 400 гектаров, моркови – 500, а еще редька, капуста. Недавно начали заниматься виноградом.

Казалось, можно задаться вопросом: зачем вам такие большие объемы? Потому что вырастить всё это и убрать опять-таки всё – на грани фантастики. Сколько рисков в осенней уборке: и дожди, и морозы, и все такое. А еще повышаются налоги, стоимость электроэнергии, топлива. Но мы не плачем из-за всего этого, а просто увеличиваем производство. Пусть маржа будет и небольшая, но если объем этой оптимальной маржи соотнести на валовое производство, это нам позволяет иметь оборотные средства и работать дальше. Если же мы сейчас необдуманно уменьшим площади или бросим какое-то направление – мы быстрее рухнем и развалимся.

То есть ключевые слова в нашем деле – это экономика и привлечение современных технологий, которые позволяют нам оптимизировать затраты, оптимизировать получение оптимальной маржи на данном производстве. И, конечно, маркетинг, четкое понимание рынка, что нужно и в какой момент.

Вот, к примеру, морковь. Лет восемь назад я думал, что 100 гектаров моркови для нашего предприятия – это очень проблематично. Сложно ее и выращивать, и убирать. А потом санкции ударили. С Турцией у нас проблемы возникли. Их морковь была ограничена на нашем рынке. Но стране-то нужно кушать. И мы принимаем радикальное решение и резко увеличиваем посевные площади моркови, притом, что цену практически не поднимаем. И это дало очень положительный результат. Морковь мы стали поставлять не только в нашу область, но и за ее пределы. Сегодня, как я уже сказал, у нас 500 гектаров земли занято морковью.

– Я знаю, что Вы неоднократно выступали за научный, даже плановый подход к сельскохозяйственной отрасли.

– Я действительно мечтаю о том, чтобы экономику в нашей отрасли поставили на научную основу. Как-то было у нас областное совещание среди руководителей, его вел заместитель министра сельского хозяйства по растениеводству Сергей Юрьевич Ершов, мы собирались, итоги подводили, и я сказал: «Мы же все друг друга видим, знаем, у нас огромные умы, отличные специалисты». Если стране нужно будет, мы урожайность зерна, производство молока или мяса увеличим в разы. Если есть условия для производства, если есть востребованность в нашем труде, мы произведем столько, сколько нужно. И даже больше. Но если не продуманы все условия, возникают проблемы. Даже вот такой момент: зерно произвели, а хранить негде. Рекордное количество зерна произвели, но только хранилищ нет. Не озаботились вовремя. И такие проблемы у сельского хозяйства возникают на каждом шагу.

И я часто думаю: когда же у нас появится настоящий специализированный институт, который будет знать, чем живет сельское хозяйство, начнет управлять и корректировать его направления. Скажете, это почти к плановой экономике сводится. Но, с другой стороны, мы уже не в диком рынке. Нам нужна такая наука, как агромаркетинг.

Понимаете, за границей, где, казалось бы, господство рыночной экономики, на год вперед знают, какая страна, на какие рынки может поставить кофе, ананасы, апельсины. Они используют современные математические методы – прогноз погоды, например, или какой-то другой анализ, там целая куча математических моделей.

У нас этого нет. Я знаю очень хороших агрономов, животноводов, они скотину умеют вырастить, молоко умеют произвести, урожаи зерна замечательные получить! Но не умеют продавать, не умеют маркетингом заниматься. Понимаете? Приедет к ним перекупщик, купит за 2 рубля, а у производителя ведь зерно стоит рублей 8, не меньше! У него зерно третьего класса, а перекупщик скажет: «У тебя пятого класса, я забираю у тебя зерно».

Или в какие-то неправильные кредиты производитель может залезть, у нас любят брать товарные кредиты. Приедут к нему полукриминальные структуры, скажут: «На тебе деньги, осенью отдашь зерном». Тебе вершки, а мне корешки, как в русской народной сказке. Понимаете, когда нет вот этой научной, грамотной коммерческой составляющей, беда. Прямо жалко людей, они работают круглосуточно, а в итоге – как в одной фуфайке ходили, так и ходят. Мне жалко этих людей, они умные, они хорошие, но знаний агромаркетинга им не хватает.

Или вот, например, нам субсидии дают – господдержка. Поверьте, это большая беда и вред. Нам не нужны такие дотации. Знаете почему? Потому, что это вредительство сельскому хозяйству. Должен выжить сильнейший и умнейший. А мы сейчас дотируем всех. Такие дотации надо прекратить.

Вместо дотаций нужно предоставлять возможность получения дешевых и длинных инвестиций. Нам необходимы длинные и дешевые кредиты. И к этому нужно подходить серьезно, а не как в 2005 году, когда в нашей области деньги на развитие сельского хозяйства выдавали насильно всем. Помните, был такой национальный проект? Эти дотации просто растащили – и не на развитие сельского хозяйства, а просто по бытовым своим проблемам.

Конечно, здесь все должно быть регламентировано, подтверждено какими-то целевыми объяснениями. И должно быть введено какое-то правило ответственности предприятий за полученные инвестиции, какие-то контрольные показатели. Должна быть ответственность обоюдная – предприятия и государства. Когда вот заработают эти инвестиции, поверьте, останутся сильнейшие. А так и должно быть.

– Сергей Тимофеевич, мне очень понравился Ваш пример про морковь, про тот момент, когда Вы приняли решение, трудное решение – увеличить производство моркови. Как такое решение – маркетинговое, логистическое – принимается?

– С одной стороны, кажется все просто. На самом деле, тут всё должно быть продумано до мелочей. Мы все учимся. Владимир Гаврилович постоянно ездит, какие-то новинки сам лично смотрит, у нас и агроном за границу ездит. Мы всегда в курсе всех новейших технологий, которые есть. Например, мы подробнейшим образом изучили технологическое оборудование по предпродажной подготовке мытой моркови. Мы изучали эти линии на всех выставках, например, в 2011 году на «Агропродмаше». Мы изучили опыт использования этих линий в Польше, Голландии, Испании. А они очень сильны именно в нашем направлении. У нас все это в голове есть. Мало того, мы знаем, что технология производства подразумевает определенный набор техники. Что-то у нас есть, что-то мы можем сделать сами, что-то должны приобрести. Плюс, чтобы хранить морковь – нужны специализированные хранилища с холодильниками. Можно отвлекусь?

– Да, пожалуйста.

– Мы специально для минимизации всех расходов создали строительную фирму «АгроМелио-Строй», которая нам строит все, строит нам все хранилища, расширяет производственные мощности, кстати, мелиорация тоже идет через них.

У нас уже проекты как бы лежат под сукном. Когда приходит час икс, мы даем отмашку. Кстати, наши маркетологи мониторят весь рынок, изучают потребности в нашей продукции. Мы ездим по всей стране, мы всегда на связи. Мы знаем, какие есть потребности. Работаем напрямую, например, с самарскими пакерами, московскими, питерскими.

– Пакеры – это упаковщики?

– Да, фирмы-упаковщики. Кто-то из них крупные, кто-то – мелкие. Их бизнес позволяет им купить у нас продукцию по более дешевой цене и продать уже упакованной. Но у всех свои возможности. В Москве большие объемы, они там по 100 тонн продукции в день пакуют и по 200 тонн проводят.

Возвращаюсь к морковному проекту. Когда зимой 2015 года пришел час икс и мы поняли, что потребности в моркови в стране прежние, а число импортных производителей падает, мы принимаем решение и берем инвестиции. Тут помогает Сбербанк. Кстати, они вообще молодцы, первые помощники для нас, хорошие, грамотные специалисты. Закидываем туда инвестиционный проект, где прописаны все наши планы и желания – построить хранилища, приобрести холодильное оборудование, для чего нужны деньги, нужны инвестиции. На три года, например. И, конечно, нужен льготный банковский процент, согласно программе поддержки малого и среднего бизнеса и государственной идеологии импортозамещения. И все получается удачно. Кредит нам выделяют.

Одновременно закидываем туда заявку на приобретение техники на вторичном рынке и приобретаем современный импортный морково-уборочный комбайн, то есть идет параллельно все. Снег сошел – мы перед строительством хранилищ проводим геодезические изыскания, получаем разрешение на строительство. Заказываем холодильники. В августе монтаж хранилищ идет круглосуточно. К сентябрю все построено. Одновременно делаем специальные деревянные контейнеры для хранения моркови. И ко времени уборки, когда морковь пошла с поля – у нас все уже готово.

Но при этом мы четко знаем, что весь объем моркови, а это 30000 тонн, мы реализуем. Он востребован на рынке. А параллельно еще строится мощная линия по предпродажной подготовке моркови, у нас сейчас три таких мощных линии. То есть производимость 100 тонн в день. Представляете, все это одновременно идет. Это один из главных наших принципов, наша составляющая. Когда ко мне приходят люди устраиваться на работу, я им говорю: «Господа, у нас принцип: Когда нужно было сделать? Вчера!»

Это действительно так. Когда к нам приходит идея – когда она должна воплотиться? Она вчера должна была воплотиться. Времени никому на раскачку не дается. Если мы берем инвестиции в феврале-марте, то этот рубль должен давать отдачу уже в сентябре. То есть буквально уже через полгода он должен давать результат, а бывает, и через 5 месяцев. Рубль должен работать. Если мы затягиваем по времени – это лишние затраты по обслуживанию кредитов, инвестиций.

– Сергей Тимофеевич, как Вам удалось выстроить работу с крупными торговыми сетями? А то многие производители жалуются, что с торговыми сетями работать сложно из-за их непомерных требований.

– Мы давно изучали, что такое торговые сети, что такое распредцентры, каковы потребности покупателей, что они хотят видеть на полке. В 2006 году я оказался в пакерном центре под Питером. Так я был просто в шоке. Там работают люди совершенно другой формации. Они очень разумно мыслят, они все изучают, у них лишних слов нет, они знают буквально каждую запятую своего бизнеса. Я увидел, как они не боятся инвестиций, покупают оборудование, готовят продукцию, развозят по появляющимся супермаркетам.

И мы поняли, что вот это направление скоро придет и к нам в Самарскую область, когда люди будут покупать овощи не на улице у бабок с ведер. Человеку ведь хочется, чтобы покупка была приятной, эстетичной, покупая ту или иную продукцию, он хочет порадовать не только свой желудок, но и душу.

Мы знали, что это придет. Но мы еще не знали, как это все поставлять. У нас, как и у всех тогда, все в сетках, в мешках было. Но начинать-то надо было. И в 2008 году мы начали работать с «Перекрестком». И мы очень им благодарны – за жесткие требования, за критику. Они нас научили всему – и прежде всего, как правильно относиться к покупателю, как удовлетворять его требования. А это значит ставить холодильники, упаковочные машины, весовые станции. А еще важнейший момент: честность производителя, порядочность поставщика. Покупатель должен быть уверен, что, приобретая товар в упаковке, он покупает исключительно качественный продукт. Тут отношения должны строиться на полном доверии. На все замечания «Перекрестка» мы реагировали исключительно положительно. Мы старались соответствовать всем их требованиям. С тех пор наше сотрудничество с крупными торговыми сетями только расширяется, и сегодня мы активно работаем с «Магнитом» и «Ашаном».

– Я долгое время считал, что вот этот упакованный чистый, мытый, отборный картофель – это что-то такое из-за границы. А оказалось, это все наше, самарское.

– Кстати, мы не только упакованный мытый картофель поставляем в торговые сети. Маркетинг ведь изучает потребности самарских потребителей. Вы, наверное, заметили, что кроме фасованных овощей в продаже наших торговых сетей сейчас много продукции в открытом доступе, нефасованной. Это особенность нашего покупателя, и это рекомендация наших маркетологов. Если в Москве или Питере потребители привыкли только к упакованному товару, то нашему покупателю (особенно старой формации) приятно самому покопаться в корзине, самому отобрать товар. Пусть даже он будет менее качественный, но это будет его выбор.

Поэтому тот же «Перекресток» заказывает нам: ребята, присылайте нам нефасованную продукцию. Хотя перед Новым годом больший спрос на «упаковку». Вообще в каждом регионе покупатель разный, и требования его отличаются. Поэтому Москва берет у нас одного вида продукцию, а Казань – другого.

– Кстати, какова география реализации Вашей продукции в стране?

– Момент очень интересный. Многие такой вопрос задают, даже говорят: «Вы почему не так много торгуете у нас в Самаре?» А это все естественно. Рынок – он имеет свои законы, они все автоматически работают. Вот, например, Краснодар, у него овощная продукция в мае-начале июня подходит, а в Астрахани – в июне. Их затраты, их логистика позволяет эту продукцию довозить до Самары с отпускной ценой, допустим, 10 рублей за килограмм. Дальше они эту продукцию переправлять не могут, они уже в минуса пойдут. А мы со своей себестоимостью, со своей затратной частью можем себе позволить отправить свою продукцию на Москву и на Питер. И поэтому рынок – он сам себя регулирует.

Потом приходит осень. Наша продукция заполоняет близлежащие самарские рынки. И в то же время она присутствует в Москве, Питере, Казани. Чуть позже приходит время Ижевска, Перми, Марий Эл, промежуточных областей. У них продукты заканчиваются, и они к нам машины отправляют. Есть законы маркетинга и логистики. Например, на Оренбург наши машины не ходят. У них другой источник логистики. Они больше с Казахстаном работают, им Орск все поставляет. Так исторически сложилось.

И поэтому надо понимать: есть правила внутреннего рынка, есть правила традиционных логистических движений товара, все под него попадают, и мы в том числе. До Нового года мы, например, картофель в Москву не отправляем. Там близлежащие регионы поставляют, а также Беларусь. Зато потом, после Нового года, когда всё в столице подъедают, мы резко начинаем туда отправлять свою продукцию.

– Я правильно понимаю, что в Вашей работе все важно: и орошаемая земля, и хранилища, и оборудование, и инвестиции, и сбор урожая, но маркетинг и логистика сегодня выходят на первое место?

– Абсолютно так. Как говорится, ни дня без маркетинга. На сюрпризы рынка надо реагировать быстро и четко. Вот, например, в этом году оказалась не очень востребованной красная кочанная капуста. Так проявилась психология покупателя. Увидите, на следующий год отбоя не будет – только дайте красную капусту. А в нынешнем году не покупают ее – цикличность такая. Мы тоже эти моменты изучаем. То есть наши маркетологи этим занимаются, мониторят. Поэтому мы производим красной кочанной капусты именно столько, сколько продадим.

– Всегда, когда говорится о предприятии, особое место уделяется коллективу. Можете ли Вы охарактеризовать ваш коллектив?

– Один из важнейших факторов успеха – это умение аккумулировать кадры. У Владимира Гавриловича Денисова уникальное умение формировать коллектив. Покупая землю, наращивая фонды, он параллельно присматривал механизаторов, водителей, агрономов. Он создавал им такие условия труда, чтобы они оставались надолго. В то же время он постоянно обучал их, отправлял на курсы. Это важный момент. Кадры – это основа из основ нашего бизнеса.

С кадрами на селе сложно. Каждый год утечка кадров происходит, несмотря ни на что. И к сожалению, уезжая из села, молодежь не больно хочет возвращаться. Потому что у них превалируют городские тренды. Они хотят два дня в неделю отдыхать – в субботу и воскресенье, и чтоб рабочий день был до 17.00. Но в сельском хозяйстве такого не бывает. Мы и на Новый год в 12 часов ночи должны знать, что в этот момент в животноводстве творится. А 1 января в 5 утра мне надо пойти тёлочек попоить и корову покормить. К сожалению, это сельское хозяйство. Или к радости.

– К радости, конечно.

– Понимаете, я давно понял, что каждый человек для чего-то предназначен. Вот есть шахтеры. Они под землю спускаются и гордятся этим. Они любят уголь долбить. Есть подводники, есть летчики, а есть крестьяне. Это особый склад людей, которые понимают язык животных, язык растений, язык земли. Им очень комфортно на земле. Таких мы стараемся подбирать себе, чтобы люди на совесть работали, чтобы получали удовольствие от того, что они делают.

Коллектив у нас большой. Сезонность какая? Где-то до семисот человек доходит по группе овощей. У нас три производственных участка. Это Безенчук (центральная база), поселок Песочный, где 2000 гектаров земли, там целое производство, и село Ольгино, там основное производство, основные производственные мощности, порядка 4000 гектаров земли. То есть у нас кадры разбросаны – работники живут примерно в двенадцати населенных пунктах Безенчукского района. Кто-то ездит на вахтовом автобусе, кто-то добирается сам. Плюс наши работники живут в Хворостянском районе, в Приволжском. География большая.

Социальный аспект очень важен в нашей работе. С точки зрения экономики, у нас есть лишние люди, необязательные люди на разных технологических линиях, и мы должны их сократить. Но Владимир Гаврилович не позволяет: мы должны дать людям заработать хоть на кусок хлеба. Пусть они даже у нас лишние, но куда им деться? У нас здесь на самом деле не очень хорошая ситуация в этих селах. Многие без работы, а ведь у всех дети, семьи. Стараемся людям дать возможность заработать. И социальную помощь тоже оказываем. Своим работникам помогаем в самых разных направлениях.

– Сергей Тимофеевич, есть такое мнение, что напрасно Россия вступила в ВТО, что мы заранее проигрываем конкуренцию, что невозможно конкурировать с Западом по ценам, по технологиям, поэтому из ВТО надо выйти и идти своим особым путем.

– Вы понимаете, места на рынке хватает всем. При грамотном, научном подходе мы сможем конкурировать. И уже конкурируем. И не проигрываем. А если в дальнейшем начнем относиться к сельхозпроизводству как к бизнесу со всеми составляющими, если появятся современные научно-исследовательские институты сельского хозяйства, которые будут нам по-настоящему помогать, выводя конкурентоспособные семена картофеля и овощных культур… Тогда нам никакое ВТО не будет страшно.

С Сергеем Калмыковым беседовал Виталий Добрусин


Уважаемые работники ООО «Скорпион», коллеги!

Поздравляю вас с 20-летием со дня основания компании. Это важная, историческая веха и предприятия, и всей сельхозотрасли нашего региона.

Значимость деятельности вашего предприятия на благо Самарской области сегодня очень высока. Своей работой вы стабильно обеспечиваете регион аграрной продукцией высочайшего качества, повышаете его продовольственную безопасность.

За праздничным событием стоит напряженный и упорный труд коллектива профессионалов, обладающих уникальным опытом и не раз доказавших преданность своему делу.

На протяжении всей своей деятельности в компании накапливались передовой опыт и знания, совершенствовались применяемые технологии, расширялся парк сельскохозяйственной техники, строились современные инфраструктурные объекты.

Сегодня общество с ограниченной ответственностью «Скорпион» – это современный флагман агропромышленного комплекса региона, занимающий первое место в области по валовому производству картофеля и овощей, обеспечивающий насыщение продовольственного рынка губернии продукцией высочайшего качества, справедливо пользующейся постоянным спросом у потребителей.

Сельское хозяйство невозможно без развития села, и в этом ООО «Скорпион» принимает активное участие, уделяя внимание социальным программам на селе, помогая ветеранам сельскохозяйственной отрасли.

Дорогие друзья! Желаю вам дальнейшего развития, успехов в работе, крепкого здоровья, счастья и благополучия!

Пусть ваша каждодневная работа всегда вознаграждается богатым урожаем, материальным достатком, искренней благодарностью сельчан и всех жителей Самарской области!

Врио министра сельского хозяйства и продовольствия Самарской области А.П. Попов

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...