Сергей Куранов: «Филармония – любовь к гармонии»

1748
Сергей Куранов: «Филармония – любовь к гармонии»

Александр ИГНАШОВ:
– В работе ваших творческих коллективов есть своя специфика, о которой публика не всегда знает.

Сергей КУРАНОВ, главный режиссер Самарской государственной филармонии, заслуженный артист России:
– Филармония – это не театр. Мы, объединяя музыку, слово, вокальное искусство, пытаемся создавать новые жанровые формы. Работа над каждой программой идет по-разному, исходя из материала, индивидуальности исполнителей, поэтому то, что мы делаем, возможно только здесь и сейчас. А вот показ наших работ возможен и на большой сцене, и на очень небольшой сценической площадке. Мы и творчески, и технологически мобильны.

– Если говорить о творческих предложениях, то насколько артисты филармонии свободны в выборе репертуара?
– Любой может сформулировать свои идеи, предложить для работы ту или иную программу. Филармония – это в первую очередь творческая организация, объединяющая единомышленников. Только у нас певица может спеть монооперу Таривердиева, выступив в тандеме с актрисой, читающей поэзию Ахмадулиной, как это, например, сделали Оксана Антонова и Лидия Наливайко в спектакле «Ожидание любви». Или, как Виктор Намакаренский, читать «Фауста» Гете в дуэте с живым звучанием органа в исполнении Людмилы Камелиной. Главное – попасть в то, что сейчас по-настоящему волнует нашего зрителя. Классика всегда актуальна и современна.

– Более восьмисот концертов в год дают творческие коллективы филармонии. Это же огромный объем работы!
– Все творческие коллективы дают больше тысячи выездных концертов. 860 из них – работа ОЛиМПа, отдела литературных и музыкальных программ. Большей частью это выездные концерты. Мы работаем в областной филармонии, работаем для зрителя, живущего в городах и селах области. И при этом мы много репетируем. Когда работа в радость, от нее не устаешь. Например, к 70-летию Победы мы намеренно создали лирическую, по сути, программу «Синий платочек», несущую огромный патриотический посыл. Откуда этот посыл появился? Конечно, из идеи вручить каждому зрителю в зале небольшой синий платочек. Артисты принесли на репетиции фотографии своих близких, воевавших, погибших, пропавших без вести. Мы распечатали эти портреты в большом формате, и каждый артист выходил на сцену с фотографией. Так в первом отделении на сцене появился своеобразный «Бессмертный полк» из двух десятков лиц. Какая была атмосфера на сцене и в зале!

Не секрет, что все наши абонементные программы имеют своего зрителя и слушателя. Детский абонемент – это уникальное по своей сути явление! В детских программах мы вышли на уровень театра для детей, но с обязательной литературной составляющей, с переходом от театра к игре, от игры к комментарию. Зачастую артисты играют по две-три роли. Или, например, наш романсовый абонемент приобрел более широкий жанровый спектр, в нем звучат не только русские романсы, но и оперная музыка, западная вокальная лирика, песни, эстрада.

Что касается творческого потенциала, то преемственность поколений позволяет молодым артистам развиваться, перенимая опыт наших солистов. Выход на большую сцену – это, конечно, определенный уровень, этап. Как, собственно, и гастроли. Артисты, чтецы, музыканты, вокалисты – все они люди, у всех свои творческие потенциалы и амбиции. Только в ОЛиМПе у нас 25 артистов. Дух творческой конкуренции у нас настоящий. Никто не подличает, не интригует. Мы же все здесь в одной творческой подводной лодке! Если бы меня попросили выделить кого-то одного-двух, я бы выделил всех – и артистов, и музыкантов, технический персонал и администраторов. Все вносят вклад в наше общее дело. Случайные люди в филармонии не работают. Эгоцентризмом наши люди не страдают. Обратите внимание, как наши артисты, музыканты приходят на концерты своих коллег, как они смотрят, как слушают! Творческий человек не просто работает на эмоциях, он эмоциями живет. Сейчас превалирует мнение, что артисты – это люди не от мира сего. Ничего подобного! Просто мы в нашей круговерти не уделяем должного внимания тонкой душевной и духовной настройке. Если рассуждать глобально, здесь, в филармонии, мы занимаемся в первую очередь этим.

– Вы работали в разных городах, в различных творческих коллективах. В чем, на ваш взгляд, особенности упомянутой вами тонкой духовной настройки здесь, в Самарской государственной филармонии?
– Во-первых, люди, личности. Во-вторых, традиции и аура. В-третьих, сам город, наша область, Волга, Жигулевские горы, степные просторы. Составляющих много, все они влияют на то, что происходит в душе человека, в его сердце. Высокое искусство – это не столько форма, сколько состояние духа, творческий посыл от исполнителя к слушателю. Я работаю всю жизнь с актерами, вокалистами и могу сказать, что в Красноярске, Якутске, Магадане немного другие артисты, немного иная публика. В Самаре мы по сути своей не провинциалы. Географически мы не живем в столице, но работать стараемся на столичном уровне. В творческом коллективе очень важно наряду с самоуважением уважительное отношение к окружающим.

– Я всегда остерегаюсь спрашивать про творческие планы…
– А я всегда остерегаюсь о планах говорить. Может быть, с годами приходит опыт. Мне кажется, важно, чтобы в нашем деле не возникало ощущения круга, повторяемости. Определенная цикличность присутствует, выразительные средства на филармонической сцене не столь эффектны, как на эстраде или в поп-шоу. Технологии мультимедиа и интернет-ресурсы, конечно, помогают нам идти вровень со временем, но, по сути, мы должны быть сосредоточены не на внешнем, а на внутреннем. А время сейчас такое, что не всем и не всегда удается остановиться, оглянуться, сосредоточиться.

Наш зритель – в той же сельской школе, в Доме культуры, в воинской части, в библиотеке, в вузе. И мы выходим на небольшие сценические подмостки принципиально «живьем» – мы поем и говорим не под фонограмму, а наши музыканты играют на инструментах, от живого звучания которых многие, к сожалению, уже отвыкли. Любой наш концерт, любая литературно-музыкальная композиция, любая программа – это в своем роде эксклюзив, это обращение напрямую к душе и к сердцу человека, который сейчас в зале.

Мы часто не просто придумываем ту или иную программу, но и сами пишем сценарии, либретто. Музыка, литература, поэзия в наших программах – лишь половина успеха. В чем другая половина успеха? В нашей заинтересованности, в общей работе.

Так, например у нас появился новый детский спектакль «Большая кошачья сказка». Когда мы все вместе придумывали, как из литературного материала сделать музыкальный и сценический – вот это время, этот процесс я люблю больше всего! Не зря же Эфрос писал: «Репетиция – любовь моя». Моя любовь – это репетиции и артисты.

 – Количественно репетиций у вас, насколько я понимаю, не так много.
– Правильно понимаете. И распределены у нас репетиции неравномерно. Мы не имеем возможности репетировать, как в театре, по два-три месяца. Наш график выездных концертов определяет эту работу. У каждого коллектива свой ритм работы. Например, симфонический оркестр репетирует с десяти до двух, вечером у них концерт. В ОЛиМПе мы выстраиваем для артистов, чтецов, музыкантов, певцов репетиционный график, исходя из их загруженности в концертной деятельности. В июне много концертов – мало репетиций, в августе и сентябре меньше концертов — больше репетиций.

Особенный вид деятельности – создание новогодних мюзиклов для детей. В этом году, например, мы создали собственный мюзикл «Али Баба и сорок разбойников». Записали музыкальные номера, сшили костюмы, декорации – и сыграли его двадцать раз подряд в ежедневном режиме!

– Юбилей филармонии дает всем нам повод еще раз обратить внимание на историю филармонии, на ее сегодняшний день, задуматься о перспективах развития.

– И это прекрасно! Само слово «филармония» означает «любовь к гармонии». Стремится ли сейчас человек к гармонии? Большой концертный зал Самарской государственной филармонии – это не только гастрольная площадка. Здесь царит высокое искусство, в котором каждый найдет что-то свое – от органа до джаза, от симфонии до актерского слова, от детского спектакля до романса и народного коллектива. Важно, что мы имеем возможность работать вместе с признанными во всем мире солистами, которые приезжают к нам не на два-три гастрольных часа, а для совместной работы. Нам не стыдно за то, что мы делаем. После каждого концерта, после каждой программы зрители искренне благодарят артистов, ждут их на служебном входе, чтобы выразить свою благодарность, обнять, пожать руку.

Самарская область может гордиться своими музыкантами, артистами, своей публикой. Наш регион – музыкальный. А филармония для всех нас – это по-настоящему святое, намоленное место, куда люди устремляются за пищей духовной! Ради этого и живем...


Александр Игнашов
При подготовке материала использованы фото из архива 

Оцените статья

+2

Оценили

Лена Михайловская+1
Ольга Михайлова+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...