Незаурядная личность. Николай Никольский

Незаурядная личность. Николай Никольский
Фото взято из архива семьи Никольских

Лариса ЗОТОВА (Сергеева), сокурсница Николая Никольского:

– Мы учились у замечательных преподавателей, все они – легендарные люди. Софья Залмановна Агранович, когда увидела Колю, сказала: «Боже мой, это какой-то Паганелли!»

Юлия ЛЯМИНА (РУСС), сокурсница Николая Никольского:

– Внешность эксцентричная: белые кудри, острые скулы, голубые глаза. Очень артистическая, фактурная внешность. Характер его был таким же. Коля был умницей. Высокоинтеллектуальный человек широчайшего кругозора.

Татьяна ЖУРЧЕВА, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета:

– Коля продолжает жить в наших сердцах, и он был одним из самых светлых людей, которых я встречала в своей жизни. Хотя наше с ним общение было очень ограниченным: нас связывали отношения преподавателя и студента. Но это было живое, человеческое общение, за которое я ему очень благодарна.

Николай Никольский – молодой, талантливый парень, студент Самарского университета. Умный, жизнерадостный, веселый. У него было так много интересов, планов на жизнь и желаний. Однако его жизнь оборвалась трагически рано… В 23 года. Но так много он успел сделать в этом юном возрасте. Он очень любил жизнь, всё хотел успеть! С тех пор прошло уже 25 лет. В этой статье главными действующими лицами стали те, кто хорошо знал талантливого юношу с настоящим писательским именем Николай Николаевич Никольский. Именно они и расскажут о нем всё самое важное.

Татьяна РАСТРЕПИНА, подруга Людмилы Никольской:

– В детстве это был прелестный красавчик, необыкновенный ребенок. Русые, кудрявые волосы, стройный, красивый. Он очень рано заговорил, с ним интересно было общаться и в 4, и в 5 лет. Он был человеком, который за всё хватался, ему всё было интересно.

Николай Никольский родился в прекрасной, интеллигентной семье. Его мама Людмила Борисовна – известный в городе учитель, Почетный работник народного образования РФ, Заслуженный учитель России.

Татьяна РАСТРЕПИНА, подруга Людмилы Никольской:

– Я всегда удивлялась его отношению к матери, это было трепетное, любовное, бережное отношение. Он был настоящим мужчиной в доме, оберегал ее, заботился о ней.

Николай очень гордился своими предками, своим дедом и прадедом по линии отца, которые были военными. В их роду так повелось, что первого родившегося сына называли Николаем, поэтому он унаследовал от отца и деда полностью фамилию, имя и отчество – Никольский Николай Николаевич. Он скрупулезно выстраивал свою родословную, составляя генеалогическое древо. Очень обрадовался, когда узнал, что его дед по материнской линии Рыжиков Борис Данилович был из семиреченских казаков. Именно он научил Колю играть в шахматы, да так виртуозно, что в пятилетнем возрасте маленький гений уже всех обыгрывал.

Энергичным, интересным заводилой называет Николая его близкий друг детства Виталий Орлов. О начале их дружбы стоит сказать отдельно, ведь познакомились они не просто в раннем детстве. Они родились весной одного года, их семьи жили в одном подъезде, поэтому мамы часто вместе прогуливались с колясками. Дружба их мам постепенно передалась и подрастающим мальчишкам.

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Коля никогда не страдал скромностью, был очень заводной, подвижный, энергичный, а еще большой фантазер. И я был человеком, который поддерживал его всегда во всех авантюрах. Поэтому скучно нам никогда не было! Многое, что вспоминается… В частности, мы увлекались в школьные годы фантастикой, зачитывались фантастическими книгами: Жюль Верн, Стругацкие, Рэй Брэдбери, Станислав Лем… Постепенно фантастика стала частью нашей жизни.

Книги были самой большой страстью в жизни Николая. Он начал читать серьезную литературу еще в детстве. В их доме была огромная библиотека, поэтому у него была возможность читать не только то, что входило в обязательный школьный список, но и всё, что ему было интересно. Поэтому, когда пришло время выбирать, куда поступать учиться, он остановился на филологии.

Татьяна ЖУРЧЕВА, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета:

– Это было в начале 90-х – конце 80-х, когда на факультет начали поступать дети первых выпускников. Мы их называли «нашими внуками». Коля был именно таким, потому что его мама была из числа первых выпускников, она окончила университет в 1974 году. Коля был поначалу непослушным «внуком». Его все знали, потому что периодически он появлялся на кафедре перед столом Льва Адольфовича Финка, заведующего кафедрой русской и зарубежной литературы, и тот его воспитывал. А Коля, как порядочный проказник, кивал головой и со всем соглашался. Нормальная подростковая история...

Он шалил первые года два, но потом внезапно стал другим, что-то в нем изменилось. Я очень хорошо помню 4-й курс, когда ему придумалась научно-исследовательская тема, которую мы даже не могли раскрыть в рамках курсовой работы, она, скорее, подходила для диплома. А вообще, если бы эта тема сложилась, могла бы вырасти в очень серьезное, глубокое исследование. Повторю, Коля придумал эту тему сам.

Николай с юных лет был очень любознательным. Ему были интересны люди, их судьбы. Он узнавал мнение окружающих по самым разным вопросам, вступал в дискуссии, обсуждал новые для него точки зрения, делился своими идеями. Ему постоянно хотелось развиваться.

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– В свое время, в 1992 году, помимо чтения книг мы очень увлекались музыкой, прежде всего, западной. Этот интерес нас привел к FM-вещанию. В начале 90-х оно как раз в нашей стране стало создаваться и развиваться. Николай стал человеком, который инициировал наш поход в Дом молодежи, где открылась первая независимая рок-радиостанция «Самара-Максимум», и тогда генеральный директор Константин Лукин взял нас на работу, сказав: «Работайте, ребята, а там посмотрим!»

Константин ЛУКИН, главный редактор радио «Самара-Максимум»:

– Просто мне понравился Коля тем, что он был разносторонне развитым парнем. Несмотря на свою молодость, он уже много знал из музыки, и, поскольку мы тогда только организовались, нам на работу требовался музыкальный редактор, и тут Коля оказался как нельзя кстати. Они пришли вместе с Виталиком Орловым. Виталик занимался диджейством, а Коля возглавил весь коллектив молодых диджеев, давал им рекомендации, потом начал делать специальные программы.

Ольга ДОВБЫШ, к.ф.н., сокурсница Николая Никольского:

– Коля был невероятно деятельный и энергичный, он фонтанировал идеями. В нем был такой внутренний огонь, такая жажда жизни! Он рано начал работать на радиостанции и был крайне увлечен своим делом. Из его рассказов мне запомнилось, что у ребят была настоящая команда, они сами придумывали и создавали программы, подбирали музыку для них, писали вопросы к своей знаменитой интеллектуальной викторине с призами, в которой участвовали все дозвонившиеся. Кстати, эта викторина однажды проводилась их радиостанцией во время нашей вечеринки, и мы в шутку хотели выпытать у Коли хоть один ответ. И он с совершенно обезоруживающей искренностью и твердостью сказал, что мы не должны склонять его к такому нечестному поступку, неожиданно отнесся к этому абсолютно серьезно. Я уверена в его благородстве, порядочности. Это был очень хороший, отзывчивый человек, настоящий друг. Он делился всем, что любил: эмоциями, книгами, записями. И всегда предлагал гостям кофе с лимоном, приготовленный по маминому рецепту, в больших бокалах – для долгой беседы.

Новой проверкой его возможностей, сил и таланта стала работа журналистом на телевидении. У него всё получилось и в этой роли, и он быстро стал ведущим регионального телеканала. Работая на телевидении, он брался за самые тяжелые темы. Несмотря на свою молодость, он был очень образованным, думающим, глубоким человеком. Таким же он был и журналистом: интересующимся, скрупулезным, смелым, острым на слово.

Героями его репортажей становились известные люди не только Самары, но и страны. Среди них – легендарный хирург Георгий Ратнер, первый мэр Самары Олег Сысуев, известные актеры Дмитрий Харатьян и Сергей Никоненко и многие другие...

Татьяна РАСТРЕПИНА, подруга Людмилы Никольской:

– Он встречался с людьми необыкновенными. Ему интересно было всё. 90-е годы – это ведь очень сложное время, когда многие люди лишились работы. Коля встречался и со строителями, которые устраивали забастовки, и с руководителями предприятий, и с известными артистами, он всегда был в гуще событий. Его интересовало всё, что было интересно его зрителям.

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Кроме того, он начал писать для газет, поскольку мы увлекались зарубежной музыкой того времени. У меня в руках настоящий документ того времени, газета с его публикацией. Газета называется «Успех», она уже давно не выходит. Дата публикации – 17 марта 1994 года.

Каждый, кто вспоминал Николая, говорил о его неимоверной любви к жизни и огромном разнообразии интересов, связанных с журналистикой, литературой, музыкой, личной жизнью. Отдыхать на природе с палатками, играть в футбол или хоккей, участвовать в студвеснах, выступать на сцене – он ни от чего не отказывался, брался за любое новое дело с большим воодушевлением.

Лариса ЗОТОВА (Сергеева), сокурсница Николая Никольского:

– Я всегда удивлялась, насколько он был свободным: в общении с преподавателями, в выражении собственного мнения, в том, как он держался на сцене.

Знаете, как говорят: он торопился жить… Возможно, это тоже о Коле. Не знаю, было ли у него предчувствие… Но он очень многое успел сделать за свои 23 года. Коля очень ярко прожил свою жизнь. Поражала его разносторонность и пластичность. Он очень любил изображать «лунную походку» Майкла Джексона. Одно из моих воспоминаний как раз связано с его танцами, когда мы были в гостях, и это было что-то потрясающее. Он умел заражать своим увлечением литературой, научной фантастикой, музыкой. Это был очень яркий и харизматичный человек.

Ольга ДОВБЫШ, к.ф.н., сокурсница Николая Никольского:

– Коля был душой компании, мы все вспоминаем его с исключительной теплотой и улыбкой. Он был таким солнечным, жизнерадостным, ярким, харизматичным! Постоянно шутил, любил игру слов и часто посмеивался над собой. С Колей было легко: он был очень искренним, открытым, мог откровенно обсуждать любые темы. Его интересовало всё и все на свете – и думаю, он очень любил людей. Он был не только коммуникабельным, но и светлым, легким, дружелюбным человеком: никогда не навязывал своего мнения, не ссорился, сглаживал противоречия шуткой, излучал оптимизм.

Иногда он выглядел по-детски наивным и беззащитным, а в другой раз казалось, что у него такой богатый жизненный опыт, не по годам зрелое восприятие людей и ситуаций, безграничная уверенность в своих силах. С ним действительно было интересно.

Свободный, раскованный, он не боялся сцены, не боялся быть смешным на сцене. Любил сам шутить, поэтому вокруг него всегда было много друзей. Он был душой компании, добрым, щедрым, искренним, солнечным, отзывчивым. Многим казалось, что это прирожденный артист с большим будущим.

На компанейского, дружелюбного Николая невозможно было не обратить внимание. Тогда в его жизни появилась большая любовь по имени Ольга....

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Что касается Оли, то должен сказать: тот факт, что эта невероятная девушка появилась в его жизни, для меня стал совершенной неожиданностью. Мы много и увлеченно занимались творчеством, обсуждали его, фантазировали, но в дела личные он меня не особо посвящал. Но в какой-то момент он мне представил свою девушку, потом они расписались, образовали семью...

Николай Никольский, с одной стороны, был человеком очень молодым, а с другой – очень серьезным. Он очень рано, еще в школьные годы, начал писать рассказы, в университете он сочинял их сутками, уже не останавливаясь. И, конечно, свое творчество он показывал близким. Его лучшие рассказы вошли в книгу «Ночной блюз», которая была издана, увы, уже после его ухода из жизни…

Татьяна РАСТРЕПИНА, подруга Людмилы Никольской:

– Мы захотели издать его рассказы, и нас в этом поддержала кафедра русской и зарубежной литературы, а в первую очередь, Лев Адольфович Финк, который уже читал некоторые Колины произведения. И он предложил выбрать рассказы для его книги. Людмила передала мне огромную папку с его рукописями, и мы отвезли ее Льву Адольфовичу. Он сделал уникальную вещь: выбрал самые лучшие рассказы и расставил их в такой последовательности, что при прочтении их становится понятно, насколько талантливым и необыкновенным человеком был Коля.

У всех книг своя судьба, каждая из них обязательно находит своего читателя. Пересказывать книгу – дело неблагодарное. Лучше ее прочесть. Поэтому мы познакомим вас с двумя фрагментами автобиографических рассказов Николая Никольского.

Фрагмент рассказа «Миллион»

«Если бы меня спросили, как я заработал свой первый миллион, я бы ответил: на железнодорожных продуктовых грузоперевозках. Точнее, грузопереносках. Я, студент, подрабатывал грузчиком на вокзале. В бригаде было шесть человек, мы разгружали вагоны с мукой и сахаром. За каждую смену получали по двести тысяч инфляционных рублей; я выдержал пять смен. После первой все тело ломило, после второй – как будто прошло. После третьей я едва поднялся с постели. На четвертую смену вышел из жадности. На пятую – из принципа».

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Фантастика, как мне кажется, стала тем двигателем, который подвел его к мысли, что свои фантазии, которые были у него в голове, нужно было выразить на бумаге, напечатать на машинке. Более того, в то время он был единственным из всех, кого я знал, у кого была печатная машинка! Я был первым человеком, который оценивал его рассказы, мне они всегда невероятно нравились.

Фрагмент рассказа MOTHER NIGHT

«Меня никуда не вызывали.

Я ждал автобус на остановке, когда рядом притормозила серая «Волга».

– Николай! Садитесь, я подвезу.

Водитель был мне совершенно незнаком. То есть я его не мог вспомнить. Этот страх живет во мне постоянно: не узнаешь на улице человека, которого снимал, а он потом обижается. Говорит: зазнался, заболел звездной болезнью.

Поэтому я сел в машину к незнакомцу.

Ну и приятно, разумеется. Накануне в драмтеатре старушка-гардеробщица сказала:

– А по телевизору вы кажетесь таким маленьким.

Я спросил, какой у нее телевизор. Оказалось – «КВН» пятьдесят седьмого года выпуска. На его экране, должно быть, никто не кажется большим… А все равно приятно».

Лариса ЗОТОВА (Сергеева), сокурсница Николая Никольского:

– Наверное, в то время мало кто понимал по-настоящему весь его внутренний мир, всю его глубину. Когда я уже позже прочитала изданную книгу «Ночной блюз», я увидела совсем другого Колю. Там очень интересные, глубокие рассказы, они психологичны. Я не могла себе представить, что это написано Колей, и только тогда поняла, как он всё переживал…

Татьяна ЖУРЧЕВА, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета:

– У него была очень мощная потребность осознания себя и мира вокруг, понимания и цели своего присутствия в этом мире. Его творческий потенциал очень интересен. Через его ученичество, заимствованные жанры, формы, сюжеты чувствуется свой стиль, своя тема. В таком юном возрасте он думает о том, о чем на протяжении тысячелетий рассуждает всё человечество: о жизни и смерти. Кстати, у него чувство слова было очень хорошее. Он был не просто филологом, но еще и художником. То есть чувство художественного слова у него было очень хорошим. Это замечательные тексты.

В своем отзыве о рассказах Николая Лев Адольфович Финк сказал: «Меня волновал вопрос, каким будет его творчество при таком явно недостаточном жизненном опыте. Оказывается, его литературное дарование было таким очевидным и значительным, что возместило недостаток реальных впечатлений. Ему на помощь пришла сила воображения, которая возместила неизбежную бедность жизненных фабул». И добавил: «Он обязательно вошел бы в литературу…»

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Литература была большой, значимой частью его жизни, но, как мне это виделось, перед уходом из этого мира он очень хотел писать песни и исполнять их. Сложно сказать, как бы сложилась его певческая карьера… В больнице перед кончиной он мне пел эти песни, и я до сих пор до деталей помню эти мгновения… И я всегда очень в него верил!

Юлия ЛЯМИНА (РУСС), сокурсница Николая Никольского:

– Думаю, Коля мог бы стать кем угодно. Если бы он был преподавателем, уверена, что он был бы таким же любимым, как Софья Залмановна Агранович. Такие фактурные люди, у которых много идей, фантазии в эмоциональном, духовном плане, всегда притягивают людей. И я уверена, что студенты бы его обожали.

Виталий ОРЛОВ, диджей радио «Самара-Максимум», друг детства Николая Никольского:

– Он ушел, и с тех самых пор образовалась огромная яма в моей жизни, честно вам скажу, я до сих пор не знаю, кем и чем ее заполнить… В силу того, что таких людей я в своей жизни больше не встречал…

Татьяна ЖУРЧЕВА, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета:

– Коля относится как раз к числу студентов, которые запоминаются. Мы хоронили его в тот самый день, когда он мог бы защищать свою дипломную работу… Вот такое совпадение. В такие минуты понимаешь, как несправедлива эта утрата, с точки зрения нас, живущих людей, но мне в таких случаях всегда вспоминается и утешает меня Василий Андреевич Жуковский своими строками:

«О милых спутниках, которые весь свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет;

Но с благодарностию: были».

Вот Коля был!!!

Николай Никольский. Юный, светлый, солнечный, целеустремленный человек, который притягивал к себе людей, любил жизнь во всех ее проявлениях. Талантливый писатель, серьёзный журналист. Он был настоящим трудоголиком и эрудитом. Незаурядная, многогранная, уникальная личность.


Наталья СИДОРОВА
При подготовке материала использованы фото из архива семьи Никольских.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!