Ольга Агапова. «Мамаша Кураж» и не только…

Ольга Агапова. «Мамаша Кураж» и не только…
Фото взято из архива театра «СамАрт»

Ольга АГАПОВА — Заслуженная артистка России, народная артистка Самарской области.

Родилась 16 июня 1967 года в Краснокамске Пермской области.

В 1989 году окончила Свердловский государственный театральный институт. Снималась в кинофильмах «Подслушанный разговор», «Железное поле», «Залив счастья».

C 1990 года – в Самарском театре юного зрителя «СамАрт». Знаковые роли: У. Гибсон «Сотворившая чудо» – Элен, Е. Шварц «Золушка» – Золушка, У. Шекспир «Гамлет» – Офелия, Р. Твейнстра «Биение сердца» – Омайра, А.С. Пушкин «Цыганы» – Земфира, Гр. Горин «Поминальная молитва» – Шпринца, Н. Скороход «Колобок, колобок...» – Заяц, Е. Митько, Ю. Михайлов, В. Дашкевич «Бумбараш» – Варвара, К. Гоцци «Чудовище синее» – Дардане, А.Н. Толстой «Приключения Буратино» – Пьеро, М. Горький «На дне» – Василиса, М. Бартенев «Счастливый Ганс» – Свинья, Л.Н. Толстой «Фальшивый купон» – Святая, У. Шекспир «Гамлет» – Гертруда, Л. Улицкая «Девочки» – Директриса, Б. Брехт «Мамаша Кураж» – Мамаша Кураж, Н.В. Гоголь «Ревизор» – Анна Андреевна, А. Цагарели «Ханума» – Ханума, А.П. Чехов «Чайка» – Аркадина.

Неоднократный лауреат профессионального губернского конкурса «Самарская театральная муза», лауреат Губернской премии в области культуры и искусства.

Сергей СОКОЛОВ, заслуженный работник культуры России, директор театра «СамАрт»:

– В июне 2022 года Ольга Алексеевна Агапова отметит 55-летие. Вся ее творческая жизнь связана с театром «СамАрт». Для меня Оля Агапова – это не только замечательная актриса и не только талантливый режиссер, это лирика моих чувств! Помню, как к 60-летию нашего театра я пригласил Михаила Александровича Карпушкина на постановку спектакля «Сотворившая чудо» с Олей Агаповой в главной роли. Это было что-то необыкновенное! А какая она Джульетта! В каждой своей роли Оля неподражаема! С ней любят работать режиссеры самых разных творческих направлений. Нам посчастливилось обрести в Оле единомышленника. Со спектаклем «Девочки» в ее инсценировке и режиссуре мы участвовали в театральном фестивале в Париже. Где мы только не бывали с ней на гастролях – и в Европе, и в Японии! Она предана нашему театру. Я преклоняюсь перед ней, как перед актрисой и человеком. У Оли прекрасный супруг, чудесные дочери. Она очень искренняя и светлая, отдает людям всю себя, дружит так, как сегодня мало кто умеет дружить. Оля, дорогая, я желаю тебе счастья и успеха во всех твоих начинаниях!

Светлана ХУМАРЬЯН, заслуженный работник культуры России, Почетный гражданин Самарской области:

– То, что в театре «СамАрт» появилась яркая звездочка, обещающая превратиться в настоящую актерскую звезду, было ясно уже по ее первому спектаклю «Поющий поросенок». За потрясающую роль Элен в «Сотворившей чудо» она была награждена премией в номинации «Лучшая молодая артистка». Затем были шекспировские Джульетта, Офелия, Гертруда – одна творческая удача за другой! Ее актерский диапазон, трудолюбие, музыкальность, искренность, женственность высоко оценены профессиональным сообществом и в нашей стране, и за рубежом. Я знаю, с каким восторгом ей рукоплескала публика в Англии, Голландии, Франции, Японии. Она не разбазаривает свой талант, относится к нему бережно. Думаю, впереди у нее большое актерское и режиссерское будущее.

Юрий ДОЛГИХ, заслуженный артист России, народный артист Самарской области:

– Помню, как я и Андрей Дрознин, исполнявший тогда в нашем театре обязанности главного режиссера, приехали в Свердловск смотреть выпускников местного театрального вуза, курс, на котором учился Костя. Педагоги предложили нам обратить внимание на его жену Олю, окончившую институт на год раньше. Оля недавно родила дочь. Она буквально потрясла нас показом отрывка из «Леди Макбет Мценского уезда»! Так состоялось их приглашение в наш город и в наш театр. У меня дома хранится фотография одной из сцен «Поминальной молитвы», где мы играли вместе с народным артистом СССР Николаем Александровичем Михеевым, а в одной из детских ролей была их старшая дочь Настя. Я всегда восхищаюсь актерскими работами Оли! Уходя со сцены, наблюдаю за ней из-за кулис и в «Гамлете», и в «Хануме». Оля – прирожденный педагог! Не считаясь со временем, она работает с молодыми артистами, вводит их в спектакли. Мы уже много десятилетий дружим семьями, отмечаем вместе праздники. Я – крестный отец Саши, их младшей дочери. Для меня Оля Агапова – не только актриса, но и очень светлый, искренний, добрый человек.

Андрей ДРОЗНИН, режиссер:

– Я очень хорошо помню свое радостное возбуждение, вызванное первым впечатлением от совсем юной в то время актрисы Оли Агаповой. С первых же минут нам с Юрием Долгих было понятно, что она очень талантливый человек. Одаренных актеров много, талантливых меньше, таких, как Оля Агапова, – единицы. От многих современных артистов ее кроме таланта отличают внутренняя профессиональная организованность, цельность, самоотдача, настоящее служение искусству. В разные годы я видел ее уже опытной актрисой в Самаре в «Мамаше Кураж», на московских гастролях – в «Фальшивом купоне». С каким восторгом ее принимает публика! Приятно, что ее мастерство высоко оценивают критики. Знаю, как ее уважают коллеги. Как режиссер я надеюсь в будущем поработать с Олей.

«От Камы до Волги»

Александр ИГНАШОВ:

– Оля, дорогая! Мне предложили написать о тебе, и я, согласившись, вскоре понял, что зависаю над каждой строкой… Да, мы знаем друг друга много лет. Да, нас объединяет не только любовь к театру, но и дружба. Но именно дружба сковывает меня в попытке выразить на бумаге и мое отношение к тебе, и твое отношение к профессии, к людям. Ты настоящая всегда и во всем. Говорить о любви к тебе театральной публики ты, я убеждался в этом не раз, не даешь, тут же переводишь разговор на другую тему. Нам с тобой есть что вспомнить, есть о чем вздохнуть с сожалением, есть что загадать на будущее. Видела бы ты свои глаза, когда рядом с тобой твой Костя и твои дочери!..

И как бы ни путались от волнения мои мысли, я все же скажу о главном: Оля, я очень рад, что ты есть не только в моей жизни, но и в жизни тысяч людей, знающих тебя как актрису, как режиссера, как педагога, как человека.

Говорят, у самарцев особый характер, и люди они – особые. И хотя по рождению ты пермячка, а по театральному образованию – свердловчанка, характер и отношение к жизни у тебя самарские. Судьба не зря заложила в годы твоей юности пару виражей на твоем пути в Самару. Девчонка из небольшого городка Краснокамска, что под Пермью, влюбилась в мир театра не на миг, не на месяц и не на год – на всю жизнь! Вот скажи мне, почему театр, а не акробатика, не фигурное катание, не легкая атлетика и не танцы, которыми ты занималась? Почему подружка, которая привела тебя в школу искусств, вскоре сбежала из нее, а ты – нет?

Знаю, что в память о детстве на Каме, о катере, на котором твой папа был капитаном, у тебя на лоджии висит рында, стоит штурвал. С Камы на Волгу путь у тебя был не быстрый. После школы ты дважды пыталась поступить в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Мечтала учиться только там! Но не судьба! Зато в Свердловском театральном училище все складывалось удачно – я не только об учебе, но и о твоей встрече с Костей… Питерская театральная школа вернет тебе должок чуть позже, когда в Самаре твоим педагогом в режиссуре станет не кто-нибудь, а Анатолий Праудин.

Скажи, как тебе удается не жертвовать семьей ради профессии? Не теряя себя, не размениваясь на компромиссы, ты удивительным образом успеваешь делать все, что только можно: играть в театре, преподавать, заниматься режиссурой… Помню, когда мы были в жюри областного профессионального конкурса «Самарская театральная муза», как ты радовалась удачам коллег из других театров и как переживала за их неудачи. Помню, как год назад, переболев ковидом, ты тут же помчалась в Краснокамск спасать от этой заразы тяжело болеющих родителей. Они, кстати сказать, у тебя достойны и уважения, и восхищения: вслед за золотой свадьбой отметили и бриллиантовую…

«Семейное долголетие»

– Оля, сколько лет вы вместе? – спрашиваю я.

– Костя, сколько? – тут же переспрашивает Оля. – Тридцать три?

– Больше: с восьмого сентября 1987 года, – уточняет Костя. – Или день знакомства в колхозе не считается?

– Костя учился на другом курсе, а познакомились мы, да, в колхозе. Я увидела его и поняла: вот моя судьба. Кажется, мы знаем друг друга от и до. И понимаем друг друга. Быт, дети, взаимное взросление нас не отдалили. Я во всех интервью говорю о том, как мне повезло с мужем. Какой фурор Костя производил в поставленной Анатолием Ивановичем Болотовым фолк-опере «Клоп»!

– В театре я проработал три года. А в «Клопе» играл допившегося на свадьбе до чертиков Шафера. Кругом вакханалия, дым коромыслом, то там, то здесь эхом раздается: «Мать! Твою мать!», и я, призывая в пьяном угаре к порядку, пел: «Мать! Кто сказал – мать? Прошу не выражаться!..» Этим спектаклем после реконструкции кинотеатра «Тимуровец» открывался театр «СамАрт». В голодные девяностые годы я ушел из актеров, понимая, что мои жена и дочь не могут жить впроголодь – Настя у нас тогда была одна, Саша родилась чуть позже. Кстати, выходя замуж, Оля оставила девичью фамилию, так что я и дочери – Секачевы. Наши девочки выросли за кулисами театра, но актрисами стать не мечтали.

– Саша, когда была маленькая, говорила: «Хочу, чтобы у меня было три мамы! Одна бы играла в театре, со второй мы бы гуляли и играли, а третья бы прибиралась дома!» Я в театре с утра и до ночи, девочек наших Костя выпестовал. Помню, когда Саша была в выпускном классе, я пришла на родительское собрание в школу, а учительница спрашивает: «А вы кто?»

«Солнечный город Самара!»

Ольга АГАПОВА, заслуженная артистка России, народная артистка Самарской области:

– Мы прилетели из Свердловска в Самару, которая тогда называлась Куйбышев, второго июня. В Свердловске было холодно, еще не весь снег растаял, а тут – солнце! Нас встречают, привозят в театральную гостиницу на улице Полевой. Мы входим – комната страшная, на кровати лежит матрац, ощущение захолустья! Настёне нашей года не было, но она уже понемногу ходила. И вот мы кладем Настёну на кровать, она поднимается, встает и начинает радостно скакать на кровати! Это был первый знак, что мы здесь не случайно. Второй знак был в том, что, когда мы вышли на улицу, спустились к Волге – она нас потрясла своей неоглядностью. На набережной, на клумбе – розы! Это был культурный шок! Бывает любовь с первого взгляда. У нас любовь к Самаре случилась именно так! Я не была избалована югом и морем и ощутила Самару как очень теплый и солнечный город.

В театре нас приняли очень хорошо. Старое здание ТЮЗа было закрыто, новое – реконструировалось из кинотеатра «Тимуровец». Мы репетировали «Клопа», премьера «Поющего поросенка» была в ДК имени Пушкина. В Свердловске я год была в декретном отпуске. Как я соскучилась по сцене! Как я хотела играть!..

Первые пять лет в театре подарили мне роли Золушки, Джульетты, Офелии, Зейнаб в «Али-Бабе». Меня окрылило счастье от занятия любимым делом! Театр был и остается для нас не местом работы, а вторым домом, которым мы живем. Да, жизнь не стоит на месте, и люди меняются с годами, но эта любовь к ТЮЗу, ставшему «СамАртом», на всю жизнь!

Анатолий БОЛОТОВ, режиссер:

– С театром «СамАрт» связаны лучшие годы моей творческой жизни. Работать с такой актрисой – это всегда счастье! Оля Агапова не знает, что такое штампы и что такое халтура. Она всегда сосредоточена не только на своей героине, но и на том, про что и как выстраивается на репетиции будущий спектакль. Она всегда готова к репетиции, не стесняется задавать режиссеру вопросы. Она предлагает, как можно раскрыть персонажа психологическими нюансами, действенными характеристиками. Оля была удивительно трепетной, очаровательной, романтической Джульеттой в моем спектакле «Ромео и Джульетта». Я в восторге от того, как она играет в спектаклях других режиссеров. Оля может сыграть любую роль – трагическую, драматическую, комедийную, фарсовую! На мой взгляд, в ее возрастном диапазоне она самая выдающаяся актриса не только в Самаре, но и в стране.

Михаил КИСЛЯРОВ, режиссер:

– Когда я вспоминаю, как мы репетировали с Олей, то улыбаюсь от счастья! Она очень большой профессионал своего дела и неравнодушный человек. Почти двадцать лет назад мы репетировали мюзикл «Вино из одуванчиков», в работе над «Бумбарашем» я был хореографом. Она очень пластична и музыкальна. Ольга верна театру «СамАрт» всю жизнь, и эта творческая верность говорит о многом. На сцене она прежде всего женщина, излучающая любовь и нежность. Ей подвластны и лирические, и характерные роли. Я, как режиссер, могу только мечтать о будущей работе с ней!

Анатолий ПРАУДИН, лауреат Государственной премии РСФСР, режиссер:

– Ольга Агапова – это фантастическая, характерная и психологически безупречно точная актриса! То, что она делает на сцене, – это всегда явление, всегда удивление, всегда настоящее искусство! У меня вызывает восхищение, как она работает с наблюдениями и этюдами! Я рад, что нас связывает целый ряд совместных творческих работ. Оля создает очень теплую атмосферу. И в режиссуре у нее свой авторский почерк. Она готова к большим режиссерским работам, которые, я надеюсь, она реализует.

Александр КУЗИН, народный артист России, режиссер:

– Самаре, да и всей театральной России очень повезло с Ольгой Агаповой. Абсолютно доверяя ее интуиции, я работал с ней над спектаклями «На дне», «Очень простая история», «Счастливый Ганс», «Ревизор», «Жизнь артиста», «Горе от ума». У нас схожее мировоззрение, мы оба – режиссеры-педагоги. Ольга Алексеевна находится в постоянном творческом поиске, в тренинге, в развитии.

Георгий ЦХВИРАВА, режиссер:

– С Олей Агаповой я познакомился в то время, когда Адольф Яковлевич Шапиро пригласил меня и Александра Сергеевича Кузина в театр «СамАрт», и мы втроем одновременно выпускали спектакли. Оля репетировала в моем спектакле «Колобок» по философской, притчевой пьесе Натальи Скороход. Наш спектакль побывал на многих фестивалях. Затем были другие совместные работы. Оля – одна из тех редких актрис, которые могут перешагнуть через амплуа, с ней можно решать большие художественные задачи. Жаль, что она – в Самаре, а я – в Омске. Работать с ней очень интересно! Оля в моем сердце навсегда!

Александр ИГНАШОВ:

– Однажды ты очень образно сказала о себе: «Несмотря на море сыгранных ролей, я человек волнительный!» Что тебя, такую волнительную, завлекло в педагогику и режиссуру – случай, стечение обстоятельств, судьба?

Ольга АГАПОВА:

– Желание режиссуры пришло ко мне лет, наверное, в тридцать. Михаил Александрович Карпушкин пригласил меня в институт культуры преподавать на его курсе. Он так и сказал: «Оля, надо делиться тем, что умеешь!» Потом я была педагогом на курсе у Всеволода Михайловича Турчина, занималась со студентами тренингами, этюдами, наблюдениями – одним словом, проходила с ними актерскую азбуку. И мне это понравилось! Это был и мой актерский тренинг: я ведь не только объясняла, но и показывала! Когда Юрий Иванович Долгих позвал меня вторым педагогом на свой актерский курс, я участвовала в наборе студентов и уже более глубоко окунулась в педагогику. На втором курсе мы начали сочинять этюды, оттолкнувшись от которых я впервые в жизни начала писать инсценировку по сборнику рассказов Людмилы Улицкой «Девочки». Так родился придуманный нами дипломный спектакль. На том курсе было немало талантливых ребят – это и Хамид Дышниев, и Олег Сенченко, и Роман Лексин, и Алла Кривова, и Маша Феофанова, и Юля Абрамичева, и Оля Нюнинкова…

Чуть позже я вернулась к этой теме и в малом зале театра «СамАрт» как режиссер выпустила премьеру «Девочек». Конечно, сравнивать студенческий спектакль с постановкой в театре нельзя. В репертуаре «СамАрта» спектакль «Девочки» был больше пяти лет. Когда игравшие в нем девочек актрисы повзрослели, понимая, что их замены могли нарушить цельность замысла и атмосферу, мы приняли решение попрощаться со спектаклем.

Как режисер я очень люблю этюдный метод! Мечтала и до сих пор мечтаю поставить «Попытку полета» Йордана Радичкова. В театре у меня две режиссерские работы: «Девочки» и мой режиссерский дипломный «Полустанок». Моя режиссерская рука не набита, есть несколько разработанных и нереализованных идей. Ты, Саша, об этом знаешь, сам уже пару раз сводил меня с разными театрами, но я, храня верность «СамАрту», так ничего и не поставила в других театрах. Я пуповиной приросла к «СамАрту», не могу отодвинуть его на второй план ради реализации собственных режиссерских замыслов.

– Я вернусь к твоей режиссерской судьбе. В «СамАрте» у тебя большой опыт работы ассистентом режиссера в работе над спектаклями «Привет, Рэй!», «Фальшивый купон», «Чайка», «Очень простая история», «Бумбараш», «Гамлет», «Горе от ума», недавно ты перенесла в пространство новой сцены «Мамашу Кураж». Что тебе дает работа ассистентом у таких режиссеров, как Адольф Яковлевич Шапиро, Александр Сергеевич Кузин, Анатолий Аркадьевич Праудин?

– Это мой режиссерский университет, знания и опыт. Шапиро, Праудин, Кузин – у каждого из них свой художественный мир, своя методика! В театре «СамАрт» мне повезло поработать с такими интересно мыслящими режиссерами, как Анатолий Болотов, Андрей Дрознин, Георгий Цхвирава. Здесь благодаря им я стала актрисой, а затем педагогом и режиссером.

– Я помню твой совершенно дивный, метафоричный спектакль «Марьино поле» на актерском курсе в институте культуры. Притчевая, образная атмосфера спектакля, созданного в аскетичных условиях студенческой аудитории, была невероятно близка к трепетности художественного мира мультфильмов Юрия Норштейна! Размышляя над «Девочками» и «Марьиным полем», я не могу понять, как режиссер Ольга Агапова создает такие разные по стилистике и эстетике образные решения спектаклей.

– Есть режиссеры, складывающие спектакли, как мозаику, из одних и тех же пазлов. Надеюсь, я не из таких. Этим летом я набираю в институте культуры актерский курс. Еще в прошлом году заведующая кафедрой актерского мастерства, заслуженная артистка России Елена Александровна Лазарева предложила мне подумать о наборе своего курса, и я не сразу приняла столь ответственное решение. Надеюсь, что педагогами на курсе будут Алексей Меженный, Вадим Горбунов. Конечно, я волнуюсь. Я всегда, когда иду на занятия со студентами, очень волнуюсь. На спектаклях другой адреналин.

«Будь проклята война!..»

Одним из сильнейших моих театральных потрясений была и остается «Мамаша Кураж» Бертольта Брехта, спектакль, который я с замиранием сердца смотрел не раз и не два, и, провожая Олю после спектакля домой, задался вопросом, откуда в ней столько силы, столько мощи, душевной, духовной…

Мы сидим у Оли на кухне, вспоминаем «Мамашу Кураж», и вдруг она начинает говорить словами своей героини:

«Было время, я была невинна
и на род людской глядела сверху вниз.
Я не знала, что такое половина,
и не знала, что такое – компромисс.
Скворец поет: «Потерпи, придет!»
И, затаив свои мечты,
со всеми в ряд шагаешь ты.
Увы, приходится шагать!
И ждать, ждать, ждать!
Настанет день, настанет срок,
ведь человек же ты – не бог!
Лучше – промолчать!..»

Мы сидим на кухне и молчим. Потеряв страну, в которой мы родились, пережив лихие девяностые, поверив в нарождающуюся демократию, мы пережили и дефолт, и пандемию коронавируса, стали свидетелями ужаса, происходящего сейчас на Украине. Невозможно поверить, насколько пророческим стал поставленный Адольфом Шапиро в 2001 году спектакль, в котором мамаша Кураж кричит: «Будь проклята война!» Чтобы жить в эпоху таких перемен, нужны силы. Чтобы, несмотря ни на что, жить верой в спасительную силу искусства театра, силы нужны вдвойне…

«Вы у кого учились?..»

Константин СЕКАЧЁВ, муж Ольги Агаповой:

– Приезжает однажды к нам бывший ученик Оли актер Олег Сенченко и говорит: «Ребята, вы сейчас будете в большом шоке!» Он уехал из Самары с женой в Санкт-Петербург и захотел поступить на актерский факультет в РГИСИ. Олег рассказывает нам: «Прохожу я первый тур, второй, неожиданно встречаю в коридоре института Адольфа Яковлевича Шапиро. Он меня узнает и спрашивает: «Вы из Самары? У Ольги Агаповой учились? Здесь какими судьбами?» – «Учиться хочу, приехал поступать». – «Зачем вам еще учиться?» – говорит Шапиро и уходит. – «И вот, – рассказывает Олег, – последний вступительный тур, объявляют список принятых. Мне говорят: «Знаете, мы вас в студенты не возьмем. Мы хотим пригласить вас преподавать». Так Олег начал преподавать в РГИСИ!..

«Неточка и Раневская»

Александр ИГНАШОВ:

– Одно из сильнейших моих театральных впечатлений связано, Оля, с тобой в образе Неточки в спектакле «Жизнь артиста» по повести Достоевского «Неточка Незванова». Когда я однажды спросил тебя, как случаются роли такого масштаба, ты надолго задумалась.

Ольга АГАПОВА:

– Знаешь, почему я тогда промолчала? Эта трагическая роль случилась благодаря моему брату. Он начал пить, потерял себя в этой жизни и умер в одиночестве. В последний раз я видела его в 2007 году, когда мы с Костей приехали к моим родителям, чтобы взять маму с собой на юг. Андрей в то время ушел от родителей и жил, можно сказать, на улице. Узнав о моем приезде, он пришел к их подъезду, сел на скамеечку и начал ждать меня. Он меня очень любил! И я любила его! В то время я не могла ему простить невыносимого горя моих родителей. Когда мы вышли из подъезда, он встал с лавочки. «Здравствуй, Андрюша», – сказала я. «Здравствуй, Оля, – ответил он. – Здравствуй и прощай». Вскоре он умер. Когда мы начали репетировать «Жизнь артиста», в образе Неточки для меня отразился мой брат Андрюша, наша взаимная любовь и наше взаимное чувство вины, трещина в отношениях между близкими людьми.

– Насколько сложно тебе было дважды изменить родному театру «СамАрт» в спектаклях академического театра драмы?

– Когда Вячеслав Алексеевич Гвоздков позвал меня в театр драмы на конкретную роль – это было для меня испытанием! Пригласить меня на роль Раневской в «Вишневый сад» он решил после моего участия в спектакле «Шесть персонажей в поисках автора», где был фрагмент «Вишневого сада». Конечно, я почувствовала разницу и в атмосфере, и в методах работы. В театре драмы «Вишневый сад» ставил американец Адриан Джурджа. «Понимаешь, – говорила я ему, – я замужем за другим, за своим театром». – «А я? А этот театр? – в шутку возмущался он. – Мы что, так, любовники на стороне?»

От «Бумбараша» к «Мамаше Кураж»

– Впервые я увидела Адольфа Яковлевича Шапиро на гастролях его легендарного Рижского театра, когда еще училась в институте, – рассказывает Оля. – И вдруг годы спустя он в «СамАрте» ставит «Бумбараша»! У меня буквально все поджилки тряслись, когда я пробовалась на Варю. Из-за дикого зажима толком петь не получалось. И вдруг накануне премьеры у меня неожиданно прорезался голос. Сидевший в зале Адольф Яковлевич аж в кресле подпрыгнул: «Так она вполне сносно поет!» Когда годы спустя он вводил меня на «Мамашу Кураж», мое горло пересыхало от волнения перед мастером! Сейчас нас связывают самые теплые отношения. Я безумно уважаю Адольфа Яковлевича. Помню его слова о том, что театр должен стремиться вывести человека из душевной статики в состояние душевной динамики.

Алексей МЕЖЕННЫЙ, заслуженный артист Самарской области:

– Оля – настоящий друг и выдающаяся актриса. Находясь на сцене рядом с ней, ощущаешь не только поддержку партнера, но и сам становишься немного иным. Играть и наигрывать при ней нельзя, можно жить жизнью твоего героя. Мы играли в самых разных спектаклях. Я знаю, как она репетирует. Помню, как она многому меня научила в моей первой работе в театре «СамАрт», в спектакле Александра Сергеевича Кузина по драме Максима Горького «На дне». Величина ее артистического таланта недосягаема! А как она сочиняет, как придумывает, как создает своих персонажей на репетициях! В 2008 году Оля и я вместе с юным тогда и не таким скандально известным режиссером Константином Богомоловым втроем сочинили невербальный спектакль «Palimpseston», ставший для нас больше, чем опыт иного существования на сцене. Это были наши личные чувства, ощущения, переживания, переданные зрителю без слов. Когда через десять лет мы прощались со спектаклем, именно поэтому ввести в него новых исполнителей не удалось. Оля Агапова вообще из числа творчески и человечески незаменимых людей.


Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы фото из архивов Ольги Агаповой и театра «СамАрт».

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!