Рудольф Баранов. Выдающийся художник-монументалист

Рудольф Баранов. Выдающийся художник-монументалист
Рудольф Баранов. Фото взято из личного архива Рудольфа Баранова

Годы идут, а Рудольф Николаевич Баранов не меняется. Позвони ему с любым вопросом – он не просто тут же откликнется, но и предложит увидеться. Встретит на пороге творческой мастерской, заботливо предупредит: «Смотри не испачкайся, у меня же тут кругом краски, холсты!» Слово за слово – на кухне уже накрыт стол. Истинное русское хлебосольство, широта души, откровенность, чуткость и при этом строгость, принципиальность у него поистине бескрайние! Уходя, прощаешься с ним трижды, а то и четырежды. И несколько дней живешь с ощущением продолжения общения.

О предстоящем восьмидесятилетии как о чем-то помпезном Рудольф Николаевич рассуждать не расположен. После смерти любимой супруги он не только работает, но и живет в мастерской. На мольберте – набросок новой картины. На столе – карандашные почеркушки. На стенах – картины. На книжных полках – многочисленные издания по искусству, художественные альбомы.

В который раз он подводит меня к небольшой, изрядно выцветшей фотографии: Палех, 1960 год. Он – студент художественного училища на этюдах. Разговор тут же заходит о русских и европейских традициях в живописи, о замысле и о принципах построения композиции, в том числе и в иконописи. «В фаворе ли сейчас реалистическая живопись? – спрашивает он меня и, с досадой махнув рукой, отворачивается к окну. – Вечно, понимаешь ли, гонятся за новыми формами! А надо бы гнаться за смыслом, его бы не упустить!..»

Рудольф Николаевич Баранов, художник-монументалист, Почётный академик Российской академии художеств, член Союза художников России, заслуженный художник России.

Родился в 1942 году в деревне Хвосцово Владимирской области. В 1964 году окончил Палехское художественное училище лаковой миниатюры им. М. Горького, в 1971 году – факультет монументальной живописи Московского государственного художественного института имени В.И. Сурикова.

С 1971 года живет и работает в Самаре. В 1981-1985 и в 1998-2010 годах – председатель правления Самарской региональной организации Союза художников России. В 1983-2008 годах преподавал в Самарском художественном училище им. К.С. Петрова-Водкина. В 2006-2011 годах – профессор Самарского государственного архитектурно-строительного университета.

Персональные выставки проходили в музеях и художественных галереях России, Италии, Германии, Франции, Болгарии, Китая, Украины, других стран мира.

Участник областных, региональных, республиканских, Всесоюзных, Всероссийских и зарубежных выставок. Произведения находятся в галереях и во многих частных собраниях в нашей стране и за рубежом.

Глава династии самарских художников Барановых.

Зураб ЦЕРЕТЕЛИ, президент Российской академии художеств, Герой Социалистического Труда, народный художник СССР, лауреат Ленинской премии, Государственных премий СССР и России:

– Рудольф Баранов – монументалист в буквальном смысле этого слова, тяготеющий к значительным формам станковой живописи. Его жанровые композиции, портреты, сцены с историческими персонажами, пейзажи не лишены идеалистических моментов. В работах превалирует литературная фабула, повествовательная неторопливость. Работа над объектами Москвы, Самары, итальянской Падуи дали ему богатый опыт и расширили творческий кругозор. Созданные в его произведениях образы обладают мощной внутренней энергетикой, особой поэтикой восприятия мира.

Работа у мольберта – это его жизнь. Многочисленные жанровые композиции, портреты, натюрморты, пейзажи мастера всегда узнаваемы на выставках. Он – и романтик, и философ, талантливо передающий суть мироздания. Его работы стали классикой, не раз печатались на обложках книг и журналов. Влияние Рудольфа Баранова на художественную жизнь Самары трудно переоценить. Его незаурядный дар организатора проявился на посту руководителя Самарской региональной организации Союза художников России. Особое место в творческой биографии художника занимает педагогическая работа. Рудольф Николаевич Баранов поддерживает творческие постоянные связи с Российской Академией художеств. Это один из выдающихся отечественных художников нашего времени.

На втором этаже его творческой мастерской – те, кто бывал, знают! – масштабная копия с фрагмента картины Александра Иванова «Явление Христа народу», над которой Рудольф Баранов работал четыре года, будучи еще студентом. Затем он увлекся европейским искусством шестнадцатого-семнадцатого веков и написал копию с картины Паоло Учелло «Битва при Сан-Романо». А вот копий со своих картин, вариантов и авторских повторов у него почти нет: однажды отраженные на полотне душевные переживания излить заново, конечно, можно, но для Баранова это не столь интересно. Он всегда умудрялся сочетать в своих работах интимное звучание с патетическим размахом.

«Сыновья», «Покрова на Нерли», «Река детства Колпь», «Волга. Облака. Отражение», «Летние дожди» – одни из моих самых любимых его картин. И, конечно, «Первые шаги Никиты. Ангел-хранитель». В который раз всматриваюсь в это полотно и в который раз Рудольф Николаевич рассказывает, как в общем-то довольно просто, едва ли не бытово, родился этот сюжет: летом отдыхали за Волгой, сын бежал по песочку, а над ним плыли облака, своими очертаниями напоминающие ангела.

Садимся пить чай, говорим о том, что одно дело – написать картину технически и совсем другое – вынянчить ее, понять, что к чему, увидеть замысел.

Откуда в нем, сельском пареньке, выросшем в семье, где родители подняли на ноги шестерых детей, эта тяга к живописи? Никогда об этом не спрашивал. Глупо спрашивать. По картинам чувствуется откуда – из жизни, из ее восприятия, из отношения к людям.

О жанре портрета в творчестве Рудольфа Баранова искусствоведы написали немало, отмечая непередаваемые словами впечатления от работы под названием «Портрет жены. Маргарита». Кстати сказать, в свое время он поступил в Палехское художественное училище лаковой миниатюры в том числе и потому, что при училище был интернат, где и кормили, и выдавали форму. В училище – вот что значит судьба! – познакомился с Ритой, своей будущей женой. Затем была служба в армии и защита диплома, ради чего командир практически на месяц освободил его от службы. Вижу, как подрагивает в руках Рудольфа Николаевича свадебная фотография, на которой он в костюме брата. После смерти Маргариты Николаевны прошло четыре года, пошатнулось здоровье, слух уже не тот, начала подводить память, время от времени предательски теряется мысль. Нет, он ни на что не жалуется. Это не в его характере. Надевает один из рабочих фартуков, идет к мольберту, берет в руки кисть, кладет рядом палитру и пишет…

Я сижу в сторонке, смотрю на него, на расставленные вдоль стен картины, на книги и чуть не вздрагиваю от его зычного голоса: «Я ведь глава династии самарских художников! Ты парней моих знаешь, помнишь?» Конечно, я помню и старшего – Андрея – художника философского склада, помню и Павла – вдумчивого, серьезного пейзажиста, помню и Максима – его портреты. Барановы часто проводили совместные выставки, отражающие творческое своеобразие каждого из них. Рудольф Николаевич – счастливый дед. Он часто пишет портреты своих внуков, наблюдая, как они растут, изменяются год от года.

И снова разговор заходит о молодости, о жизни в Москве, об учебе в Суриковском художественном институте. Чтобы прокормить себя и жену, он работал в театре имени Вахтангова. Как вы думаете, кем? Дворником. Работал на совесть! Зарплата в 75 рублей, плюс премия 15 рублей – не только жить, но и погулять было на что по тем временам!

По распределению после института, к радости жены, они приехали в ее родной Куйбышев. Рудольф Николаевич быстрее полюбил Волгу, чем город. Волжские и городские пейзажи стали неотъемлемой частью его творчества. Кстати, город он с первых дней называл Самарой и сегодня с гордостью именует себя самарцем. Было время, когда в его творческую мастерскую на девятом этаже дома № 3 на проспекте Ленина один за другим приходили не только знаменитые жители нашего города, но и зарубежные гости, столичные искусствоведы, именитые коллеги. Сегодня такого паломничества уже нет, героями наших дней, к сожалению, стали далеко не художники.

Бурной натуры Баранова хватало на все: и на работу во главе Самарской региональной организации Союза художников России, и на педагогическую деятельность в художественном училище, в архитектурно-строительном университете.

В декабре 2013 года Рудольф Николаевич Баранов был избран Почетным членом Российской академии художеств, встав в один ряд с Ильей Глазуновым, Ефремом Зверьковым, Александром Шиловым...

По мнению искусствоведов, центральная тема в его творчестве связана с Волгой. Художнику созвучны ее сила, размах, широта. Продолжая традиции мастеров русской живописи, он пришел к высокой поэтичности, ставшей отличительной чертой его произведений. К лучшим волжским пейзажам относятся «Ледоход на Волге», «Старые корабли», «Царев курган».

В работах на евангельскую тему художник рассматривает Христа как реально существовавшую личность. При этом в его картине «В Гефсиманском саду» присутствует символизм. Рудольф Николаевич пишет иконы, расписывает храмы. Многое в нашей жизни он трактует с точки зрения верующего человека. Вспоминает, как его отец, уцелев в мясорубке финской и Великой Отечественной войн, говорил коротко: «Господь поможет и спасет!»

Удары судьбы Рудольф Николаевич воспринимает, не теряя самообладания. Когда сгорела загородная мастерская, он спросил у приехавших на вызов пожарных: «Вы самовар-то привезли?» – «Какой самовар? Зачем?» – «Ну, так угли есть – самое время чай пить!»

Рудольф Баранов – автор большой иконы Христа Спасителя, портретов императора Николая II и императрицы Александры Федоровны, установленных в центральном зале Самарского отделения Госбанка. Эти работы были представлены Великой княжне Марии Владимировне во время ее визита в Самару.

Зная цену своим живописным и графическим работам, Рудольф Николаевич дарит их друзьям и знакомым. С интересом следит за жизнью открытой в его родном городе персональной картинной галереи. В один из своих приездов спросил у директора галереи, можно ли переночевать в окружении своих картин, и услышал в ответ: «Нет, конечно же! Это же огромная художественная ценность! Мы галерею на ночь сдаем под охрану!» – «Ну так и меня, – с улыбкой откликнулся Баранов, – возьмите хотя бы разок под охрану вместе с ними!..»

Благодаря своему оптимизму Рудольф Николаевич одним из немногих без особых потрясений перенес связанные с пандемией коронавируса ограничения. Болезнь миновала его. Сыновья оберегают его, советуют вместо улицы прогуливаться то по одной лоджии, то по другой. За работой у мольберта время летит незаметно.

Не раз и не два в самых разных аудиториях Рудольф Николаевич говорил о том, что считает картину вершиной художественного творчества, что быть художником трудно и еще труднее быть художником нашего, сложного и противоречивого времени.

То ли в шутку, то ли всерьез – пойди разбери, что скрывается за его знаменитым блеском в глазах! – чуть ли не шепотом произносит, что будущим летом примет монашеский постриг, а до этого пока что дел невпроворот. Спрашиваю о подготовке к будущей юбилейной выставке и слышу в ответ: «А чего к ней готовиться? Я, как солдат, всегда готов! Хотя, конечно, надо бы прикинуть, что к чему».


Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы материалы из архива Рудольфа Баранова.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!