Самарская судьба Дмитрия Устинова

Самарская судьба Дмитрия Устинова
Дмитрий Устинов. Фото взято из открытых источников

Самара дала России многих выдающихся ученых, писателей, артистов, музыкантов и только одного маршала. Дмитрий Фёдорович Устинов. Маршал Советского Союза. Министр вооружения СССР в течение всей Великой Отечественной войны. В 70-80-е годы прошлого века – министр обороны нашей страны. Герой Советского Союза. Дважды Герой Социалистического Труда. Кавалер одиннадцати(!) орденов Ленина. Столько орденов Ленина не имел даже Брежнев.

Сергей Хумарьян (1929-2016), почетный сотрудник госбезопасности, полковник в отставке, писатель и краевед:

– Мое личное отношение к маршалу Устинову было и остается высоко уважительным. И не просто потому, что этот человек занимал очень высокие посты – он занимал их заслуженно. Он заслужил их своим трудом, он доказал это в войну, доказал после войны. Потому что весь этот баланс ядерного равновесия и космических войн – это ведь заслуга Устинова. Это при нем все делалось. Поэтому я к нему отношусь с большим пиететом. Оборонка самарская, да и космос самарский очень многим обязаны Устинову. Очень многим…

Дмитрий Устинов прошел сложный путь – от слесаря до члена Политбюро, от рядового красноармейца до маршала Советского Союза.

А родился он в Самаре 30 октября 1908 года. В доме на Самарской улице в двух маленьких комнатках на первом этаже они жили вшестером. Мать, отец и четыре сына. Митя был самым младшим из братьев. Жили дружно, хотя было тесно, а нередко – голодно и холодно.

Отец, Федор Сысоевич, занимался частным извозом. Был ломовым извозчиком, то есть возил не людей, а тяжелые грузы. Потом, после извоза, Федор Сысоевич работал на самарском трубочном заводе, позднее известном как ЗИМ (Завод имени Масленникова).

Мать, Ефросинья Мартыновна, была домохозяйкой, родила четырех сыновей: Петра, Николая, Ивана и Дмитрия. Судьбы у них сложились по-разному.

Старший, Петр, участвовал в Первой мировой, стал георгиевским кавалером, потом воевал в Красной армии, был командиром 75-й стрелковой бригады в 25-й чапаевской дивизии. Потом, с 1932 года, несколько раз арестовывался. Умер в заключении, в 1938 году. Прожил 47 лет.

Брат Николай помогал отцу в ломовом извозе, таскал бочки с пивом на пивном заводе. После начала бело-чешского мятежа ушел вместе с братом Петром в красные партизаны. Потом от голода уехал в Самарканд. В 30-е годы, спасаясь от репрессий, работал помощником начальника милиции в маленьком городе Макарьеве Костромской области. Судьба уберегла его, а может, занимавший высокое положение брат Дмитрий помог. Из Макарьева вернулся в Куйбышев, а потом переехал в Москву, где свыше двадцати лет работал директором оборонного завода. Прожил 73 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Самая короткая судьба была у Ивана. В декабре 1917 года он записался в Красную армию. А в 1918 году погиб под Оренбургом в бою с казачьим отрядом атамана Дутова. Ему было 18 лет.

Дмитрий был самым младшим. Младше Петра на восемнадцать лет. Мать его родила в сорок семь. Жили бедно, впроголодь. На завтрак: картофелина с кусочком хлеба. Но отец всегда гордился своей пролетарской профессией. Он и сыновей будил по утрам одной и той же фразой: «Вставай, поднимайся, рабочий народ!»

В своих воспоминаниях о детстве Дмитрий Устинов пишет:

«Признаюсь, у меня больно защемило сердце, когда в конце лета 1982 года я приехал в Куйбышев для вручения городу ордена Ленина и не нашел на Самарской улице дома, в котором я родился и рос. Старый дом снесли. Я, конечно, понимал, что он отжил свой век, но трудно было примириться с мыслью, что никогда больше не увижу его. Рядом со мной стояли мои внуки, а я, оглядывая сильно изменившийся, опустевший, но такой знакомый двор, вдруг словно воочию увидел двор своего детства».

В тот день никто из устиновской свиты и предположить не мог, что маршал отправится вдруг искать свой дом. Программой пребывания министра в Куйбышеве это не было предусмотрено. Устинова привезли на Самарскую площадь полюбоваться на свой бюст, который был установлен в 1977 году в честь земляка, дважды героя. И вдруг кто-то из сопровождающих лиц спросил: «Дмитрий Фёдорович, вы же недалеко отсюда жили?» «Недалеко, идемте покажу». А кто может остановить министра обороны?

Борис Кожин, писатель, краевед:

– И вот эта огромная толпа людей во главе с министром обороны Устиновым идет в тот дом, где он родился. Вместе с Устиновым – руководство Куйбышевского обкома партии, военных полно. Ну как же – министр обороны! И вот они туда пришли. И он показал – дом, где он родился, вернее, двор, дома-то уже не было. Двор он нашел моментально. И вдруг – древняя старуха, она несет воду в ведре. Она поначалу остолбенела, увидев эту толпу, а потом бросилась к нему: «Митя, ты ли?» Она поставила это ведро: «Митя, откуда ты?» На нее никакого впечатления не производит ни толпа людей, сопровождающих Устинова, ни его орденоносный наряд. Перед ней, думаете, министр обороны Устинов? Нет, перед ней Митя, которого она помнит парнем, которого она помнит мальчишкой. Она старше, чем он. И он тоже бросился к ней – другой Устинов, другой! Просто Митя Устинов. Они садятся на дрова, она начала его расспрашивать, где он работает, как его здоровье и как здоровье его жены. Он ей подробно на все вопросы отвечал. Она спросила его про внуков, и он тут же познакомил ее со своими внуками, он с ними приезжал туда.

Она тащила его к себе попить чаю, он отказался, и потом Устинов вместе со своей свитой тихо ушли с этого двора. Вот такую историю я запомнил. Почему я сейчас ее рассказываю? Потому что это очень редкий случай: вдруг в члене Политбюро увидеть человека, узнать, что, оказывается, он был женат, что его жену звали Тая, что у него есть дети и внуки. Член Политбюро вдруг превращается в человека. Не в икону, не в портрет 7 ноября или 1 мая в колонне демонстрантов. Для человека системы – это редчайший случай...

В 1919-м Мите Устинову было 11 лет. Он закончил 4 класса церковно-приходской школы и пошел работать. Должность звучала солидно: курьер в губернском лесном комитете. Вся семья радовалась первой Митиной получке, на которую было решено справить ему обновку – рубашку и сапоги.

Только недолго продолжалась в Самаре трудовая жизнь Мити Устинова. Страшная засуха ударила по Поволжью. Голодная смерть стала привычной гостьей почти в каждом дворе. Люди бежали из города, надеясь выжить. Покинула Самару и семья Устиновых. Она уехала в Самарканд, где служили Петр и Николай. Случилось это в 1921 году. Там в 1922 году умер Федор Сысоевич, ему было 62 года. Мать тяжело перенесла смерть отца и тоже угасла – в 1925 году. Ей было 64.

А в жизни Дмитрия Устинова потом была служба в Красной армии, причем бойцом части особого назначения Митя стал в 14 лет. Была учеба в ремесленном училище и работа слесарем.

Высшее образование Дмитрий Устинов получает уже в Ленинграде, где в 1934 году заканчивает военно-механический институт. Специальность – инженер-конструктор. Работает на закрытом военном заводе «Большевик».

И вот здесь в кратчайший срок Устинов делает умопомрачительную карьеру: за два года становится директором завода. Возможно, такой его быстрый карьерный рост был связан не только с личными качествами Дмитрия Фёдоровича, но и с тем, что все прежнее руководство оборонного завода было репрессировано.

Известна история, когда импортное оборудование на ленинградских предприятиях не было установлено вовремя. Цехи пустовали. Сталин был в гневе. Провел совещание. И уже на следующий день директор «Большевика» Устинов рапортовал в Москву об установке и запуске оборудования. Это очень понравилось Сталину.

Борис Кожин:

– Устинов – это человек системы. Это человек сталинской системы. Он был винтиком этой системы, хорошо знавшим все законы системы, никогда их не нарушавшим. Только некоторые из людей системы достигали высот. К этим некоторым и относится Дмитрий Фёдорович Устинов. Это фигура очень сложная и очень неоднозначная.

Завод занимал настолько важное место в оборонной промышленности страны, что с должности директора через полтора года Устинова назначают наркомом вооружения всей Красной армии. Самый молодой сталинский нарком – ему всего 32 года. Но Сталин доверяет ему.

Наркомом вооружения Устинов стал в июне 1941-го за несколько дней до начала Великой Отечественной войны. И потом всю войну возглавлял промышленность, которая обеспечивала армию вооружением и боеприпасами. Все оборонные заводы были в его распоряжении, в том числе и куйбышевские.

Работать под началом Сталина было непросто. Устинов ежесуточно докладывал главнокомандующему ситуацию в оборонной промышленности. Однажды, когда он доложил, что при ежесуточной норме в 10 000 винтовок изготовлено 9 997, то сразу услышал от Сталина, что если товарищ Устинов еще раз сделает такой доклад, то вопрос «о его перспективе» будет решен. А какая могла быть перспектива, Дмитрий Фёдорович хорошо знал. Поэтому такие доклады больше не повторялись – план или выполнялся или перевыполнялся. В победе Советского Союза над фашистской Германией заслуга Дмитрия Фёдоровича была огромной.

Самые высокие должности в стране занимал Устинов и после войны. Венец политической карьеры – маршал Советского Союза, министр обороны СССР, член Политбюро ЦК КПСС.

Генеральный конструктор «ЦСКБ-Прогресс» дважды Герой Социалистического Труда Дмитрий Ильич Козлов многие годы бок о бок проработал рядом с маршалом. В Куйбышеве находились важнейшие предприятия оборонного и ракетно-космического комплекса, и курировал их лично Устинов.

Дмитрий Козлов (1919-2009):

– У меня с Устиновым были отличнейшие отношения. Он меня называл Митя. Мы окончили один и тот же институт – правда, в разные годы – Ленинградский военно-механический институт. Вот в Подлипках по старой военной привычке ночью работали. Устинов был тогда министром вооружений и часто приезжал в двенадцать часов ночи, в час и всегда заставал меня на рабочем месте. И ему это очень нравилось, он был этим доволен. А в восемь утра я снова на рабочем месте – вот как работали когда-то. И он меня очень уважал и называл Митя. Не при большом стечении народу, а наедине. И я этим очень гордился. Все-таки как-никак министр. Не знаю, может, он только ко мне так относился, но он был очень добрый.

Он приезжал не так, как сейчас. Приедут на полдня, пройдут по цеху и на выход. Устинов приезжал на два-три дня, поднимал всю страну, вызывал со всех сторон, правительственный телефон не умолкал, совещание за совещанием. Вот это называлось руководство! Вот это назывался руководящий стиль работы! Он старый руководитель боевой, еще с тех времен военных, чего сейчас о нынешних начальниках и их стиле работы уже не скажешь.

Кстати, именно Дмитрий Устинов помог козловскому ЦСКБ в один год получить не одну, а сразу две Государственные премии: первую за спутник наблюдения нового поколения, вторую за уникальное оборудование, установленное на нем.

Правда, в ЦК КПСС Козлову поначалу отказали, ссылаясь, что по существующему положению одному коллективу нельзя в один год вручать сразу две столь высокие награды.

Но тут в Куйбышев как раз приехал Устинов, он был тогда секретарем ЦК КПСС по вопросам обороны, и Козлов рассказал ему об отказе.

Дмитрий Фёдорович тут же позвонил по правительственной связи заведующему отделом промышленности ЦК КПСС и приказал немедленно оформить соответствующие документы. В итоге ЦСКБ было удостоено сразу двух государственных премий…

В ночь с 4 на 5 ноября 1978 года в Куйбышеве произошло чрезвычайное событие. На Самарской площади был взорван бюст члена Политбюро ЦК КПСС, министра обороны СССР Дмитрия Устинова. Вернее, бюст не пострадал, чуть потрескался постамент. Но сам факт произошедшего в городе вызвал шок.

Сергей Хумарьян:

– Это, конечно, для самолюбия настоящих самарцев, которые любят свой город, которые гордятся своими великими земляками, – это было, конечно, и обидой, и оскорблением. А для КГБ – вдвойне, тем более что это принимало политическую окраску. Буквально на следующий день по вражеским «голосам» передавали информацию о взрыве…

Для куйбышевских чекистов делом чести было найти покушавшихся на памятник. Неудавшихся террористов нашли в кратчайшие сроки, они были осуждены. Говорят, Устинов даже не узнал о покушении на его бюст.

А в декабре 1979-го министр обороны СССР оказался в центре внимания всей планеты. Именно он стал одним из инициаторов ввода советских войск в Афганистан.

Сергей Хумарьян:

– Если бы мы не вступили в Афганистан, по договору, на совершенно законной основе (договор между нашими странами действовал еще с 1921 года), то произошло бы уже тогда то, что сейчас мы видим в Афганистане. Поэтому решение о вводе войск в Афганистан было совершенно правильным – это мое личное мнение… Досужих разговоров на эту тему очень много, потому что упоминаются всуе все фамилии: Брежнева, Андропова, Устинова. Я не сомневаюсь, что это было коллегиальное решение. Чтобы убедиться в этом, можно почитать стенограммы Политбюро, документы, которые сохранились и которые ныне рассекречены, и они подтверждают, что именно малое политбюро в составе Брежнева, Андропова и Устинова сказало решающее слово.

Я могу вам привести высказывание нашего земляка, знаменитого разведчика, генерала Рэма Сергеевича Красильникова. И вот по поводу Афганистана он сказал так: одной из причин распада Советского Союза был не ввод советских войск в Афганистан, а вывод их оттуда…

Осенью 1982 года в наш город приезжает Дмитрий Фёдорович Устинов. Приезжает с почетной миссией: вручить Куйбышеву орден Ленина, которым город награжден за выдающиеся трудовые достижения.

Борис Кожин:

– Самарцы говорили: «Это, наверное, Устинов нам помог. Все-таки член Политбюро, наш земляк. Это он нам помог». Да нет, конечно, вся страна понимала, что город заслужил эту высокую награду. Чего стоил хотя бы вклад Куйбышева в годы войны. Я хорошо помню, как на площади Куйбышева висел указ, подписанный Брежневым.

Маршал Устинов не скрывал: для него это особая миссия – приехать в родной город с такой приятной целью. Он искренне радовался этой награде точно так же, как и все куйбышевцы…

В мемуарах Михаила Горбачёва написано, что в феврале 1984 года, после смерти Андропова, он предложил Дмитрию Устинову стать генсеком, но тот отказался, сказав: «У меня очень много болезней». И генеральным секретарем ЦК КПСС стал Константин Черненко, который прожил на 4 месяца дольше Устинова.

В сентябре 1984 года, на учениях армий Варшавского договора в Чехословакии, Дмитрий Фёдорович сильно простудился. Был гала-ужин на террасе, обдуваемой со всех сторон, и там он заболел. Не выздоровев, 7 ноября 1984 года принимал парад на Красной площади и выступал. Устинова отговаривали, но он никого не послушал. Объезжал войска. Язык заплетался, чуть не упал с автомобиля. А 20 декабря 1984 года Дмитрий Фёдорович Устинов умер. Мистическим образом, почти одновременно с ним, с похожей клинической картиной, скоропостижно скончались еще трое министров обороны соцстран – ГДР, Венгрии и Чехословакии, которые были на том злополучном гала-ужине.

Устинова хоронили на Красной площади по высшему разряду. Вместе с руководителями государства на трибуне во время траурной церемонии стоял земляк Устинова – фрезеровщик Куйбышевского завода имени Фрунзе Иван Кудинов. Ему дали слово, и он говорил о том, что куйбышевцы навсегда сохранят в своей памяти «задушевность и личное обаяние Дмитрия Фёдоровича»…

Маршал Устинов оказался последним, чей прах был помещен в Кремлевскую стену. Начиналась новая эпоха.

Правда, в стране попытались увековечить память маршала: город Ижевск переименовали в Устинов, а в нашем городе Самарскую площадь – в площадь Устинова, но переименование оказалось временным.

Борис Кожин:

– Нельзя было Самарскую площадь переименовывать в площадь имени Устинова. Этого ни в коем случае делать было нельзя… Вещь недопустимая, преступная, я бы даже сказал. И несколько лет Самарская площадь носила имя Устинова. Когда в 1991 году после указа Президента России наш город снова обрел свое историческое имя, первое, что было сделано в самом городе, – возвращено прежнее название Самарской площади. Причем это было сделано очень быстро и при всеобщей поддержке.

Сергей Хумарьян:

– Вы знаете, я, видимо, отношусь к твердым ретроградам, но у меня в душе большая неловкость от этого переименования. Зачем лишать площадь имени Устинова? Человек ведь заслужил это. Своей жизнью, своим трудом. И называясь площадью Устинова, она не перестанет быть Самарской. Допустим, кто-то хочет доехать до Самарской площади, а таксист его переспросит: «Это где бюст Устинова?» Зачем переименовывать!? Нет, надо было подчеркнуть, что мы уже не помним, что мы не хотим помнить этого человека…

Время все поставило на свои места и вернуло уважение и благодарность потомков нашему выдающемуся земляку. В 2014 году в Самаре, в районе Крутые Ключи, появилась улица Маршала Устинова, а в 2017 году Дмитрию Фёдоровичу Устинову решением Городской Думы было посмертно присвоено звание Почетного гражданина Самары.


Виталий ДОБРУСИН

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...