Театр танца Эльвиры Первовой «СКРИМ»

Театр танца Эльвиры Первовой «СКРИМ»
Театр танца "Скрим". Фото взято из архива Театра танца Эльвиры Первовой

У Театра танца Эльвиры Первовой не самая легкая судьба. За два десятка лет творческих провалов не было, а так называемых бытовых неурядиц – на три жизни вперед. Откровенно говоря, так в Самаре и живут авторские театры – что драматические, что кукольные, что танцевальные. Спросите об этом у Евгения Дробышева, или у Софьи Рубиной, или у Льва Митрофанова, и они расскажут вам много будоражащего душу. От первого спектакля, от первого большого успеха, от признания профессиональным сообществом, от побед на конкурсах и фестивалях до статуса муниципального театра путь неблизкий.

У Театра танца Эльвиры Первовой «Скрим» есть оригинальное творческое лицо, есть своя стилистика и эстетика и, конечно, бесконечно преданная публика. И при этом авторский театр Эльвиры Первовой является сегодня лишь структурным подразделением муниципального предприятия «Дворец творчества», дирекция которого руководит ДК на площади Кирова и ДК «Нефтяник». Об отличиях в работе театра и ДК разговор особый. Все-таки прав был Пушкин, писавший, что «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Создается впечатление, что в Самаре на авторский театр Эльвиры Первовой не слишком обращают внимание. Примерно так же несколько лет назад относились у нас к другому авторскому театральному коллективу – Новокуйбышевскому Театру-студии «Грань», когда его только возглавил Денис Бокурадзе.

Лауреат премии «Душа танца» журнала «Балет» в номинации «Рыцарь современного танца» Эльвира Первова не только изучала технику современного танца в России, но и стажировалась в Париже, Вильнюсе, Вене, американском Дареме. Хореографические миниатюры и спектакли Театра танца «Скрим» отмечены наградами на десятках фестивалей и конкурсов современной хореографии, а Эльвира Первова работает в жюри престижных международных конкурсов вместе с народными артистами СССР, балетмейстерами Юрием Григоровичем и Вячеславом Гордеевым, народным артистом России, художественным руководителем театра «Кремлевский балет» Андреем Петровым, возглавляющим Академию Русского балета имени Вагановой народным артистом России Николаем Цискаридзе.

Главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская не раз отмечала особый путь Эльвиры Первовой в современной хореографии, фолк и контемпорари, отсутствие подражания западному танцу, не эпатаж ради сиюминутного успеха, а стремление к выражению в танце внутреннего мира человека.

В далеком 2002 году театр впервые провел в Самаре «Вечер современной хореографии», ставший затем ежегодным. На сегодняшний день в репертуаре больше двадцати спектаклей и множество миниатюр, отмеченных наградами на престижных фестивалях и конкурсах современной хореографии. Два года назад у театра впервые появилась постоянная площадка для репетиций и спектаклей. Не смотря на ограничения, связанные с пандемией коронавируса, в 2020 году театр Эльвиры Первовой выпустил три сценические работы. Одна из них создавалась онлайн, вторая стала перформансом на берегу Волги, а третья – совместным с филармоническим коллективом «ВолгаFolk Band» музыкальным проектом «Русь изначальная» на музыку Владимира Кошелева.

В «Вечере современной хореографии» в быстром переключении с жанра на жанр, с одной манеры танца на другую из десяти заявленных в программе номеров лишь четыре – миниатюры, а все остальные – фрагменты уже существующих и готовящихся к премьере спектаклей.

Хореографические сочинения Эльвиры Первовой – это не танец в привычном его понимании, не иллюстрация сюжета и не набор внешних эффектов.

Первову в первую очередь интересует жизнь человеческого духа, философские глубины, эпические образы и категории, выразить которые на сцене нелегко. Так же неоднозначно и их понимание, а где-то, если хотите, и перекодировка, осмысление зрителем. Казалось бы, нас не удивишь сценическими интерпретациями образа Кармен на музыку Жоржа Бизе. В танцевальной транскрипции набросков Эльвиры Первовой к будущему спектаклю Кармен – воплощение женской природы, генетической чувственности. Риск выражения классической музыки современными танцем и пластикой известных от и до мелодий, арий и дуэтов – для хореографа уже не риск, а вполне оправданная и уместная система творческих координат, которую выражают исключительно женские актерские работы Анны Романовой, Виктории Сусевой, Ангелины Щеголевой. Сердце замирает от исповедальности Дарьи Романовой в сольной хореографической миниатюре на музыку Даргомыжского «Девичья печальная». И тут же в свадебной композиции на музыку группы «Русичи» на зрителя обрушивается шквал иронии и задора! Народный танец, с которого в юности начинала Эльвира Первова, не отпускает ее и сегодня, откликаясь эхом во фрагментах спектакля «По-над речкой, по-над лесом». И вновь контрастное продолжение: фрагменты спектакля «Придет день» наполнены многоплановой метафоричностью – судьба русской женщины в вихре военного лихолетья от надежды на счастье до встречи со смертью не только сыграна, но и прожита Дарьей Романовой и Викторией Сусевой…

В молодежный культурно-театральный комплекс «Дирижабль» на спектакль «ДиалогиЯ» я не мог не прийти. Хотя в душе сидела заноза возможного разочарования: слишком уж бросалось в глаза графически оформленное название, не оставлявшее особых вариантов для раскрытия замысла: «Диалог и Я», «Диалоги Я». В фойе среди публики масса знакомых лиц. То здесь, то там говорят о предстоящем эксперименте, о поиске новых форм. В зале не просто аншлаг, а столпотворение. Люди стоят в проходах, у стен, в дверях.

В центре сценического пространства черный квадрат, по периметру которого размещена публика. Взяв микрофон, Эльвира Первова взволнованно объясняет, что «ДиалогиЯ» – нетипичный для «Скрима» спектакль, в чем-то импровизация, в чем-то прямой контакт со зрителем. Затем микрофон переходит к девушке Алисе, которая время от времени, входя в сценический квадрат, будет говорить на английском языке о том, что все люди уникальны, у каждого свой мир и своя энергия. Как находить контакт? Как и во имя чего поддерживать его? Возможен ли диалог в паузе?

Создается ощущение, что зрителя сознательно запутывают, провоцируют на неожиданные эмоциональные и нейронные связи. В то бескрайнем, то безумно тесном, то жарком, то до дрожи холодном мире есть ты. И есть люди вокруг тебя. Они рядом, но не с тобой. Ты один. Ты один на один с этим миром. Замечаешь ли ты, что и как изменяется вокруг тебя? Замечаешь ли, как изменяешься ты сам? Что бы ты хотел изменить в других? И нужны ли тебе вообще эти другие?

Что движет Эльвирой Первовой, когда она сочиняет такой спектакль? Желание прокричаться о наболевшем или неторопливо пофилософствовать? «ДиалогиЯ» родилась в репетиционном зале буквально за месяц с небольшим в соавторстве с танцорами. Ощущаются порывистость, страстность, но не поспешность. Отстраненность, тревожность, недоверчивость, трепет первого интереса, влечение и разочарование отзываются в тебе. Все это когда-то было с тобой. Или мечталось, что будет. Темпоритм рваный, сбивчивый, пульсирующий. Сбивается дыхание – не у актеров, у тебя. Чувства, эмоции, образы рикошетят одно за другим.

Тьма становится привычной. Тьма как норма жизни. Всполохи света, отсветы, тени. Пять девушек и два молодых человека. Контактная импровизация и партнеринг, джаз-танец, модерн и контемпорари, жесткие сюжетные остановки, то тишина, то музыка – «ДиалогиЯ» то распадается на детали, то собирается, как пазл. Что мое сердце обо мне самом скажет? Недосказанности здесь хватает. Но как прекрасна магия этой недосказанности!..

Вдруг безмолвно двигающиеся «Я» заговорят. И выяснится, что мы в танцклассе, где пара танцующих девушек хочет хотя бы на время стать зрителями. Удивительно, но этот наивный, по сути, диалог не кажется наивным. Когда налаживающиеся связи в очередной раз рухнут, обессилевшие лежащие разрозненные тела сквозь нервную судорогу вдруг начнут понемногу притягиваться друг к другу. В этом примагничивании не тел, а сердец, в обращении лицом друг к другу что-то большее, чем отражение взаимоотношений мужчин и женщин. В центре внимания – природа человека, его суть, его психология, его чувственность…

Спектакль «Семнадцать оттенков «Жаль» на ноктюрны и вальсы Фредерика Шопена окунул в мир запутанных, страстных, таинственных, обреченных на разрыв взаимоотношений Творца и Музы. Внутренняя экспрессивность танца не всегда соответствует пластичности музыки Шопена, и поначалу это задевает. Но только поначалу! Звучат не самые популярные произведения Шопена. Хореограф не следует за композитором в его мазурках, полонезах. Проще, доступнее было бы как бы пробежаться по ним в сценическом рисунке. Но столь прямолинейный путь не для этого театра. Ни одна мазурка, ни один вальс не реализованы в спектакле по привычным канонам! А как поэтично воплощены прелюдии и ноктюрны!

Есть ощущение присутствия Шопена как композитора и человека, хотя нет ни портретизма, ни крайне модного в наши дни байопика, ни отражения его моцартианства, ни эпилепсии, ни того, как от него таяли женщины, ни того, как разрывалось его сердце от любви к Жорж Санд. Есть эмоциональный, не слишком внятный сюжет, который можно интерпретировать в зависимости от настроения и личных переживаний. Здесь светлые персонажи, светлый минимализм предметов как знаков, светлые стены, светлые отблески на них. И не пугающе темные, а светлые тени! Доминирующее состояние – светлая печаль неразделенной любви без драмы, без экзальтации чувств. Масштабных трагедий нет, драматический момент всего один. Нет ни ярко выраженного героя, ни истории одной пары, ни вынесенного на первый план конфликта. Здесь все иначе, здесь все другое. Перед нами облики, силуэты, художественные образы, почти наброски, с их эмоциями, переживаниями, порывами. Хореография Эльвиры Первовой интересна калейдоскопом зрительских ракурсов. А на поклонах, которые наверняка были сочинены в самый последний момент, перед нами совершенно другие персонажи – яркие, куражливые, кокетливые, наполненные не поэтикой чувств, а страстностью! В атмосфере сейшена хочется продолжения!

Спектакли Театра танца Эльвиры Первовой не отпускают, волнуют, остаются в памяти. Хочется не столько разобраться с увиденным, сколько определиться со своими чувствами и переживаниями. Так бывает, когда встречаешься с настоящим искусством.


Александр ИГНАШОВ
При подготовке материала использованы фото из архива Театра танца Эльвиры Первовой.

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!