Виталий Воротников: «Самара – самая значительная часть моей жизни»

Виталий Воротников: «Самара – самая значительная часть моей жизни»
Виталий Воротников. Фото взято из открытых источников.

Виталий Иванович Воротников – фигура незаурядная. Патриот и убежденный коммунист, для которого не было ничего важнее служения Родине. Председатель Совета Министров РСФСР, председатель Президиума Верховного Совета РСФСР, член Политбюро ЦК КПСС, Герой Социалистического Труда. Виталий Иванович сам написал и издал несколько книг о своей судьбе. Последняя книга «Виталий Воротников. А было это так… Из дневника члена политбюро ЦК КПСС» вышла уже после смерти Виталия Ивановича. Основой книги стали записи из его служебного дневника. В них он фиксировал факты и содержание деловых встреч, бесед, телефонных переговоров, однако это было не просто изложение событий, здесь и оценка автора, и его выводы.

Фигура Виталия Ивановича Воротникова знаковой является и для Куйбышева, ведь с этим городом его судьба была связана более трех десятков лет. Именно на этом этапе его жизни мы и остановимся подробнее. Основываясь на его личных воспоминаниях и записях из его служебных дневников, расскажем о Виталии Ивановиче Воротникове.

Виталий Иванович родился 20 января 1926 года в городе Воронеже в семье рабочего. Окончив школу, в 1940 году он поступил на отделение моторостроения Воронежского авиационного техникума. Через два года, накануне оккупации Воронежа немецкими войсками, семья Воротниковых покинула город и с эшелоном беженцев эвакуировалась в Куйбышев, на станцию Безымянка, куда еще осенью 41-го был перебазирован Воронежский авиационный завод № 18. Виталию тогда было всего 16 лет. Молодой парнишка устроился на завод в качестве ученика слесаря, так он связал свою судьбу с авиационной промышленностью, которой потом посвятил не один десяток лет.

Что пришлось пережить семье Воротниковых в военные годы, Виталий Иванович спустя много лет описал в своей книге «Такое вот поколение…», вышедшей в 1999 году.

«… 21-го сентября 1942 года наш эшелон прибыл в Куйбышев. Город мы не увидели. Проследовав через Самарский мост, наш состав, не задерживаясь, направился на станцию Безымянку. В середине дня эшелон остановился где-то на запасных путях 137-го километра Куйбышевской железной дороги, это и была Безымянка. Потихоньку все выбрались из вагонов, сошли на землю самарскую и мы. Не предполагал я тогда, что более 29 лет суждено будет мне прожить там.

Когда мы приехали на Безымянку в сентябре 1942 года, Воронежский авиационный завод № 18 уже работал полным ходом, выпуская в сутки по 15-16 машин. Основные производственные корпуса задействованы. На призаводской площадке построены сотни, а с учетом других заводов – тысячи жилых бараков.

Механический цех № 1 являлся одним из основных и наиболее крупных цехов завода. Численность работающих в военный период доходила до 800 человек. Сотни различных станков: токарных, фрезерных, револьверных, строгальных, сверлильных, долбежных, протяжных, шлифовальных и т.п. Работы невпроворот. Мои небольшие знания, полученные в техникуме, пригодились. За мной закрепили группу крупных револьверных станков мастера Сафонова. Мои обязанности: проверка качества изготовления деталей при пооперационной настройке станков, выборочная – на различных операциях и 100-процентный окончательный контроль качества продукции. Каждую деталь надо было клеймить клеймами пооперационного и окончательного контроля. За рабочую смену переберешь сотни килограммов металла. В цехе холод, детали в масле, эмульсии. Руки и верхняя одежда быстро замаслились. Работали по 12 часов в смену. Одну неделю в первую смену, другую – во вторую, то есть в ночь. Уставал здорово. Выходных дней не было. Работу в воскресенье засчитывали как сверхурочные, с дополнительной оплатой, но деньги тогда не имели должной цены. Позже, по-моему, с конца 1943 года, восстановили выходные дни.

… Осенью 1944 года в кругу ребят пошли разговоры о возможном продолжении учебы. В Куйбышеве еще в прошлом году возобновил работу авиационный институт, а также и авиационный техникум на базе Воронежского. Мы узнали, что директором Куйбышевского авиатехникума является бывший заведующий учебной частью Воронежского техникума Н.Н. Бородин. Как-то отпросились с другом Анатолием с работы и поехали в город. Техникум занимал часть 3-го и 4-го этажей лабораторного корпуса авиационного института на улице Ульяновской. Директор встретил приветливо, сказал, что помнит нас: «Пишите заявление, примем на 2-й курс». Возвратившись домой, мы несколько дней с Анатолием и Михаилом обсуждали, что делать. Хотелось в институт, но там можно было поступить лишь на подготовительное отделение, то есть учиться всего 6 лет. Это долго, не выдержим. Если в техникум, то 3 года. А там видно будет. Так и порешили. Написали заявления, Толя отвез их Н.Н. Бородину, тот оформил наше зачисление на 2-й курс на отделение холодной обработки металлов резанием, что было наиболее близко нам уже по практической работе на заводе. Дал официальное письмо на завод, о переводе в техникум для продолжения учебы. По месту нашей работы никаких проблем не было. Отдел кадров завода оформил наше увольнение в связи с уходом на учебу. И 14-го ноября 1944 года мы приступили к занятиям в Куйбышевском авиационном техникуме.

… Студенческая среда, задор молодости, ожидание серьезных перемен в жизни, вследствие впечатляющих успехов Красной Армии на фронте, создавали благоприятную жизненную атмосферу. Бытовая неустроенность, скудное питание, примитивная одежонка не влияли на настроение. Время проводили активно. К безымянским посещениям кино и танцам прибавились вечера молодежи в техникуме, проводимые комитетом комсомола.

… И вот наконец наступил долгожданный день Победы. В ночь на 9-е мая я проснулся от громкого шума: кто-то барабанил в дверь комнаты и орал, повторяя мое имя. Я вскочил, открыл дверь, ворвался возбужденный, сияющий Юра Трончин и закричал: «Победа, Победа!.. Включай немедленно репродуктор!!!» Я включил, диктор Юрий Левитан повторно зачитывал правительственное сообщение: «Вчера 8-го мая, в 23 часа 00 минут московского времени, был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии, 9-е мая считать днем Победы и нерабочим днем!» Было 3 часа ночи. Конец войне! Долгой, страшной, невыносимо трудной для советского народа. Эта весть, хотя и ожидавшаяся вот-вот, все равно ошеломила всех. Радость, ликование, слезы. По бараку шум, крики у-у-р-р-а-а-а, хлопают двери… Возгласы: «Ну, наконец-то! Неужто кончилось, просто не верится! Сколько ждали, сколько ждали, и вот – дождались светлого праздника!» Как говорится, – все смешалось в доме…»

Окончив техникум с красным дипломом, Виталий Воротников возвращается на авиазавод и становится технологом в Отделе главного технолога. Тогда же, в 1947 году, он вступает в партию. Всего через год он решает продолжить учебу и поступает на вечернее отделение самолетостроительного факультета Куйбышевского авиационного института. Виталий Иванович в своей книге подробно описывает, как в эти годы постепенно преображался наш город.

«В эти годы заметно преображалась и Безымянка, вернее, уже Кировский район города. Развернулось строительство многоэтажных домов по улице Победы. У клуба «Родина» разбили хороший парк с открытой киноплощадкой, аттракционами, фонтаном и, конечно же, с танцплощадкой. Танцы и в первые послевоенные годы оставались самым популярным развлечением молодежи. В летние дни ежедневно на асфальте перед клубом «Родина» танцевали под радиолу с усилителем. А теперь в парке, на деревянной танцплощадке, не только под радиолу, но и под оркестр или аккордеон. По улицам Кировского района развернулись благоустроительные работы: выравнивались и засевались травой газоны, шла посадка деревьев, кустарников. Все это делалось в воскресные дни работниками завода. Выходили на благоустройство района организованно, цеховыми коллективами, с духовым оркестром, с буфетом и пивом, по окончании работы. Менялся и внешний облик людей. Ватники и ноговицы уступили место пальто, плащам, ботам и ботинкам…»

Описывает Виталий Иванович и первую встречу со своей будущей супругой.

«… Здравница на Красной Глинке была популярным местом отдыха, и не только для работников предприятий авиационной промышленности Куйбышева. Расположенная в живописном створе Жигулёвских гор, на высоком волжском берегу, она была хорошо обустроена: с необходимым оборудованием для медицинских процедур, внимательным персоналом, она привлекала к себе тружеников авиационных заводов из Татарии, Саратова, Ульяновска. В послевоенные годы областной Совет профсоюзов продавал в здравницу путевки также работникам других отраслей народного хозяйства. Немало приезжало туда студенческой молодежи.

Вот там, на Красной Глинке, я и встретился с моей будущей женой Ниной Болотских. Она с подругой прибыла в здравницу в тот же день. Мы познакомились на танцах и все дальнейшее время проводили вместе. Внешне привлекательная, сдержанная, даже строгая, но с чувством юмора, хорошо воспитанная, она быстро завоевала мои симпатии. Мы говорили на многие темы, рассказали друг другу о своей жизни. Я узнал, что она в прошлом году окончила мединститут и сейчас работает врачом. Живет с родителями в Куйбышеве с довоенного времени.

Короче, к концу пребывания у нас сложились добрые, взаимно уважительные отношения, которые продолжились и по возвращении домой. Я стал бывать у Нины дома, познакомился с родителями – Федором Васильевичем и Натальей Яковлевной, с ее замужней сестрой Зиной. А в конце января 1951 года мы поженились, и Нина переехала на Безымянку, в мою комнатку на Краснодонской улице. Перевелась она на работу в Кировскую районную поликлинику участковым врачом.

… Жизнь шла своим чередом. В 1951 году мы стали готовиться к пополнению семьи. И вот 26 ноября Нина родила дочь. Девочка здоровая, крепкая, весом 4 килограмма. Назвали ее в честь бабушки Ольгой».

В этом же 1951 году коммунисты завода избрали Воротникова секретарем цеховой партийной организации.

«Положительное влияние на приобретение практики общения с людьми оказало и то, что в 1951 году меня, помимо моего желания, избрали секретарем цеховой партийной организации. Я слезно просил не делать этого, мол нет никакого опыта, плюс учеба… Но коммунисты цеха настояли. Было нелегко, однако и польза немалая. Во-первых, расширились производственные навыки, но главное, я столкнулся с множеством житейских проблем, с перипетиями человеческих отношений. Никакие идеологические, теоретические хитросплетения в цеховой, да и в заводской парторганизации не обсуждались, не было и сложных политических вопросов. Думаю теперь, что увлечение в партийной работе производственными и социальными проблемами было чрезмерным, в ущерб идеологическому воспитанию людей. Это упущение допускалось повсеместно, на всех уровнях, и сказалось негативно в последующем. Проработав секретарем один год, я убедил товарищей, что совмещать производственную и общественную работу с учебой в институте для меня непосильно, и меня освободили от этой нагрузки.

… В середине 1950-х для нашего завода наступило очень трудное время – освоение нового самолета высочайшего класса, межконтинентального стратегического бомбардировщика Ту-95, на базе которого в последующие годы были созданы ракетоноситель, дальний разведчик, самолет противолодочного ударного комплекса и т.п. По своему конструктивному решению, применяемым материалам, технологии, системам управления, типу двигателей, бортовому оборудованию самолет Ту-95 стал действительно выдающимся явлением в оборонной промышленности. Новая аэродинамическая форма самолета со стреловидным крылом. Максимальная скорость – свыше 900 км/час, дальность полета – 16 700 км. Это была высокоэффективная и грозная машина. Более совершенные модификации Ту-95 находились на вооружении ВВС страны долгие годы.

На заводе был организован филиал ОКБ А.Н. Туполева, сам Андрей Николаевич часто приезжал сюда, жил неделями и гонял всех нещадно. Проводил совещания у директора, ходил по цехам, устраивал разносы нерадивым, рассматривал и решал возникающие технические вопросы на регулярных разборах у главного инженера завода Б.М. Данилова. Мне приходилось несколько раз бывать там и докладывать о наших проблемах.

Конечно, уважение к Генеральному конструктору и авторитет его были высокими. Вспоминается, когда наступила пора окончательной отработки систем самолета в сборочном цехе, Андрей Николаевич проводил там большую часть своего времени. Причем ни в какие распоряжения не вмешивался. Брал стул и садился в цехе у самолета, на котором кипел муравейник рабочих, конструкторов, технологов, военпредов, и молча смотрел за работой. Это подстегивало всех больше любых грозных разносов. Хотя, отдавая должное Андрею Николаевичу, должен заметить, что мастер виртуозной брани он был отменный. Но все знали, что крепкое слово он употребляет без зла, хуже бывало, когда Андрей Николаевич говорил: «Обижаете Вы меня, старика». Обидчику бывало худо».

Карьера Воротникова развивалась стремительно: начальник механического цеха, начальник отдела технического контроля завода. А в сентябре 1955 года на заводской отчетно-выборной партийной конференции Виталий Иванович был избран в состав парткома завода, а на прошедшем затем заседании парткома его избрали секретарем.

«Постепенно стал втягиваться в новую для меня работу. Регулярно один раз в год у нас проводились общезаводские партийные собрания. Собирались в помещении заводского кафетерия, рабочей столовой, размещенной еще в военное время в производственном корпусе. Огромный зал вмещал более 2000 человек. Так и в начале декабря 1955 года состоялось партсобрание. Обычно к такому мероприятию тщательно готовились. В его работе, как правило, принимал участие первый секретарь обкома партии, представители министерства и заказчика – ВВС МО. Ясно, что для меня это собрание было делом непростым. Речь на собрании шла о том, как совершенствовать производство, наращивая выпуск самолетов Ту-95, и обеспечить их высокое качество при эксплуатации в авиационных частях ВВС.

Машина зарекомендовала себя хорошо. Мощные турбовинтовые двигатели, разработанные ОКБ Генерального конструктора Н.Д. Кузнецова, обеспечивали небывало высокий КПД, кстати, непревзойденный и до настоящего времени.

Все это открывало перед ТУ-95 широкие перспективы использования самолета для решения различных целевых задач, что и подтвердила в дальнейшем практика. Авторитет машины особенно возрос после того, как изготовленный на опытном заводе ОКБ самолет Ту-95 был показан на военном параде 1 мая 1955 года. Появление этого самолета в небе над Москвой произвело на присутствовавших на Красной площади иностранных дипломатов сильное впечатление. После чего на наш завод еще более усилился нажим – ускорить темпы освоения и серийного выпуска машин высокой надежности».

20 января 1960 года карьера Виталия Ивановича резко поменялась, отчасти это произошло без его согласия. На Куйбышевской областной отчетно-выборной партийной конференции его избрали заведующим промышленно-транспортным отделом обкома партии.

«Моя работа в Куйбышевском обкоме КПСС началась с 20 января 1960 года. Все последующие годы, будучи заведующим отделами: промышленно-транспортным, оборонной промышленности, а затем секретарем обкома партии, курирующим вопросы промышленности, я постоянно был связан с заводом, с его делами, с моими заводскими товарищами.

Мой переход на работу в обком партии совпал по времени с серьезной перестройкой управления народным хозяйством страны, образованием Совнархозов, а затем и изменением структуры партийного руководства. Был осуществлен переход от отраслевого к территориальному принципу управления промышленностью и строительством. Произошло беспрецедентное разделение партии по территориально-отраслевому принципу».

Будучи зав.отделом оборонной промышленности, Виталий Иванович был причастен к первому полету человека в космос, и об этом он тоже рассказывал в своей книге.

«Апрель 1961 года. Как я уже говорил, точное время полета и фамилия первого космонавта нам известны не были. 12 апреля в помещении клуба им. Дзержинского проходило собрание актива Куйбышевского совнархоза. В его работе принимали участие А.С. Мурысев, другие партийные и советские работники области. С докладом выступал В.И. Смирнов. В ходе собрания А.С. Мурысева вызвали из президиума, вскоре он вернулся, попросил оратора прерваться и срывающимся басом, размахивая руками, возвестил, что на орбиту земли запущен космический корабль, пилотируемый гражданином СССР, майором Гагариным Юрием Алексеевичем. Трудно передать, что творилось в зале: все разом вскочили с мест, крики «ура», овации, объятья… А.С. Мурысев и другие члены бюро обкома сразу уехали. Собрание было скомкано и закрыто. Какие тут могли быть проблемы, когда свершилось такое!

23 сентября 1961 года состоялась областная отчетно-выборная партийная конференция. Накануне меня пригласил А.С. Мурысев, рассказал о намеченной перестановке кадров и предложил работу секретаря обкома по промышленности, даже как-то извинительно, что не второго секретаря. Мы все очень уважительно относились к Александру Сергеевичу, человеку глубоко порядочному, скромному, увлеченно трудолюбивому и обязательному, истинному наставнику молодых, хотя и ему самому тогда было всего 46 лет. Я дал согласие. На конференции А.С. Мурысев был переизбран первым секретарем обкома партии, вторым секретарем, курирующим также сельское хозяйство, избрали И.Г. Балясинского, секретарем по промышленности – В.И. Воротникова, секретарем по строительству переизбрали В.П. Орлова, а секретарем по идеологическим вопросам – Н.С. Черных. Так в возрасте 35 лет мне поручили ответственную работу – курировать крупную, многоотраслевую промышленность области. Скажу честно, это поручение льстило мне, но я и серьезно опасался: смогу ли достойно выполнять такую ответственную работу? Постепенно стал осваивать нефтедобычу, химию и нефтехимию, другие отрасли, но оборонная промышленность, однако, превалировала в моей работе.

В этот период, наряду с крупными проблемами в развитии промышленности Куйбышевской области, с перипетиями борьбы на политической арене, наш промышленный обком партии активно занялся социальными задачами, чему весьма содействовало то, что в период совнархозов у местных властей стали более свободными руки в решении важных вопросов жизни людей. Жилье, быт, медицина, культура, коммунальное хозяйство и т.п. выходили на первый план в нашей деятельности. Именно тогда началось истинно массовое строительство жилья. Существенно укрепилась материальная база здравоохранения: новые больницы, диспансеры, поликлиники строились не только в Куйбышеве и других городах, но и почти в каждом сельском районе. В областном центре в 60-е годы были построены новый универмаг, Дворец спорта, центральный Дом быта, Дом культуры «Звезда», современное здание цирка с гостиницей для артистов, крытый теннисный корт, плавательный бассейн, комплекс Дома молодежи, новое здание речного вокзала, Дом политического просвещения обкома партии, Дом актера. Проведена реконструкция драматического театра, которому возвращен первоначальный облик. Была значительно расширена сеть автодорог, улучшена система водоснабжения и теплоснабжения города».

В феврале 1963 года Виталия Ивановича избрали депутатом Верховного Совета РСФСР 6-го созыва по Советскому избирательному округу Куйбышева. К основной работе второго секретаря промышленного обкома партии прибавились и депутатские обязанности. А в марте 1967 года Виталий Иванович Воротников был избран председателем Куйбышевского облисполкома. Этот период был отмечен вводом автомобильного завода в Тольятти и развитием промышленности в области. В ноябре 1970 года за успехи в развитии народного хозяйства в 8-й пятилетке Куйбышевская область была награждена орденом Ленина, а в августе следующего года сам Виталий Воротников также был награжден орденом Ленина.

Жизнь после Куйбышева

Февраль 1971 года для Виталия Ивановича Воротникова вновь стал особенным. Из Куйбышева он вылетел в Воронеж, где состоялось заседание бюро Воронежского обкома КПСС, который принял решение об избрании первым секретарем Воронежского обкома партии Виталия Ивановича. Ни одного голоса «против» его кандидатуры не было.

В течение этих лет были введены в эксплуатацию четвёртый и пятый энергоблоки Нововоронежской АЭС, завод минеральных удобрений в Россошанском районе, Павловский ГОК. Одновременно В.И. Воротникову удалось наладить продовольственное снабжение в области, развернуть масштабное строительство жилья, решить проблемы в деятельности многих заводов, ОКБ и научно-исследовательских институтов, Павловского ГОКа, ускорить развитие городского хозяйства. За достигнутые результаты в работе в 1973 году Воронежская область была награждена Орденом Ленина. Этого же ордена был удостоен и ее партийный руководитель.

В июле 1975 года В.И. Воротников был назначен первым заместителем Председателя Совета Министров РСФСР, а в 1979 году – Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Республике Куба.

«На Кубе у меня наладились хорошие, доверительные отношения с руководством страны. Довольно быстро я вошел в курс вопросов советско-кубинского сотрудничества. Много ездил по стране, установил контакты с местными властями, представительствами различных советских организаций.

Это был важный, сложный, интересный и полезный для меня этап жизни. Впечатления он оставил неизгладимые – о Кубе, ее народе, о Фиделе Кастро. Но была одна помеха, которая сделала этот период не столь продолжительным, каким он мог быть, – тропический климат. Я переносил его плохо. Не буду скрывать, тяготила меня и специфика самой дипломатической деятельности: многочисленные дежурные визиты, однообразные приемы, протокольные церемонии».

На новом посту В.И. Воротников принимал участие в строительстве АЭС в провинции Сьенфуэгос, однако она по не зависящим от СССР причинам так и осталась недостроенной. Кроме того, он внес свой вклад в проектирование и строительство никелевого комбината в Пунта-Горда, в реконструкцию металлургического завода в Гаване, в разработку нефтяных месторождений в провинциях Матансас и Пинар-дель-Рио. За свои дипломатические заслуги В.И. Воротников был награжден вторым Орденом Ленина и кубинским орденом «Солидарность».

В июле 1982 года он был отозван из Гаваны и с подачи Ю.В. Андропова избран на пост первого секретаря Краснодарского крайкома КПСС.

На сессии Верховного Совета РСФСР 24 июня 1983 года В.И. Воротников был назначен на пост Председателя Совета Министров РСФСР. Он занимал этот пост до 1988 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 января 1986 года за большие заслуги перед КПСС и СССР и в связи с шестидесятилетием со дня рождения В.И. Воротникову было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ему Ордена Ленина и медали «Серп и Молот».

В октябре 1988 года он был назначен на должность Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР. В ноябре 1988 года на пленуме ЦК КПСС было принято решение о реформе государственной системы, но В.И. Воротников высказал своё несогласие с принципами реформы.

«Особенность 1988 года заключалась в том, что он обозначил, я бы сказал, надлом в самом перестроечном процессе, в его направленности, в его восприятии обществом.

Надлом, последствия которого оказались драматическими.

В 1988 году стали острее ощущаться трудности в экономике, вышли наружу национально-территориальные проблемы, ранее проявлявшиеся подспудно. В этом году был сделан упор на политических преобразованиях, реформах в государственных структурах, в партийном строительстве. На первый план вышли идеология, «новое мышление» в делах внутренних и внешних, стали звучать глуше социалистические лозунги.

Горбачёв и близкие к нему члены Политбюро настойчиво утверждали: путь дальнейшей демократизации, гласности, самоуправления лежит через немедленные политические реформы. Тезис, что развитие экономики тормозится консерватизмом политических структур, что необходима радикальная политическая реформа, стал во главу угла. И разгорелся «пожар» говорильни. Митинги, съезды, конференции, совещания, собрания. Острее стали проходить заседания Политбюро. Горбачёв все больше, особенно после марта 1988 года, отходит от Лигачёва, других «консерваторов». Его всё плотнее окружали новые люди, более приверженные к радикальным «демократическим» изменениям. Что они понимали под этими изменениями, стало ясно позже. Горбачёв провел серьезную перетряску кадров в ЦК и Политбюро. Именно в 1988 году он окончательно стал на путь переориентации перестройки, что и привело к известным крутым переменам в 1990-1991 годы».

В октябре 1989 года на совещании, прошедшем в ЦК КПСС по вопросу о политическом строе в РСФСР, В.И. Воротников высказался против создания отдельной коммунистической партии РСФСР. По этому, а также по другим вопросам В.И. Воротников был против позиции М.С. Горбачёва.

На выборах 4 марта 1990 года он был избран народным депутатом РСФСР от Шовгеновского национально-территориального избирательного округа № 150 Адыгейской автономной области. Но 25 апреля 1991 года в знак протеста против политики М.С. Горбачёва он сложил с себя полномочия народного депутата РСФСР.

В декабре 1991 года В.И. Воротников был одним из тех, кто подписал обращение к Президенту СССР и Верховному Совету СССР с предложением о созыве чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР.

«В конце 1991 года я закрыл последнюю страницу своего дневника, завершив рассказ о перестройке. Россия вступила в 1992 год «независимым, суверенным» государством, чего и добивались «демократы», возглавляемые Б.Н. Ельциным.

Советский Союз рухнул. Нагло, цинично, вседозволенно действовала «первая демократическая волна», на гребне которой оказался Б. Ельцин. Они неистово стали крушить все советское. Осквернялись такие понятия, как Победа, Родина, братство народов, национальное достояние, человеческая совесть и мораль. Главным тараном, который, вслед за государственно-политической реформой, разрушал социалистическое общество и разваливал народное хозяйство, стала выдвинутая «демократами» программа «реформ в экономической сфере». По сути, в ее основе лежали стандартные антикоммунистические тезисы…».

Анатолий НАЗЕЙКИН, президент РОО «Самарское землячество», председатель Профсоюза работников связи России, заслуженный связист России:

– Виталий Иванович Воротников – легендарный политик. Герой Социалистического Труда, председатель Куйбышевского облисполкома, член Политбюро ЦК КПСС, председатель Совета Министров РСФСР, Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР.

Он в течение семи лет входил в состав высшего партийно-государственного руководства СССР. Будучи членом Политбюро ЦК КПСС, принимал непосредственное участие в формировании и осуществлении внутренней и внешней политики страны.

Виталий Иванович Воротников является ярким примером того, как простой рабочий может дослужиться до высших государственных чинов, используя свои знания, трудолюбие и бесконечную любовь к Родине. Он был настоящим хозяйственником, горячо переживающим за события, происходящие в стране.

Энергичный и волевой, честный и порядочный. Вехи его трудовой биографии связаны с Самарской областью, развитием оборонных предприятий, расположенных на ее территории, поэтому долгие годы он являлся почетным членом Самарского землячества.

Выдающийся политик и государственный деятель, талантливый организатор и настоящий патриот, Виталий Иванович внес неоценимый вклад в укрепление экономического потенциала нашей страны. Мы гордимся тем, что имя этого замечательного человека связано с Самарским краем и нашей страной, в целом.

В одном из своих интервью Виталий Иванович Воротников на вопрос о нашем городе сказал: «Самара – самая значительная часть моей жизни. В первую очередь я, конечно, вспоминаю авиационный завод, Безымянку. Вообще завод, заводская среда, заводская школа – это то, что сформировало меня. И профессионально, и нравственно».

Виталий Иванович Воротников умер 19 февраля 2012 года в Москве.

Ему было 86 лет.

В публикации приведены цитаты из книг:

В.И. Воротников. Такое вот поколение… Москва: Принт-сервис, 1999

В.И. Воротников. А было это так… Из дневника члена политбюро ЦК КПСС. Москва: Центрполиграф, 2020

Оцените статья

0
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...