Самарские судьбы

Самара - Стара Загора
Блоги
Белорусы Самарской областиЗиму провожаем, весну встречаем, прощения просим!
Целую неделю неутомимая Масленица на самарской земле водила хороводы, пела песни и устраивала викторины и конкурсы. В этих праздничных мероприятиях и в «официальной» встрече весны приняли участие и белорусы Самарской области

Вместе с жителями Самарской области Масленичную неделю, в рамках фестиваля городской среды «Выходи гулять!», с праздничными песнями, хороводами, развлечениями и, конечно же, с блинами весело, ярко отпраздновали и члены областной организации белорусов и выходцев из Беларуси «Русско-Белорусское Братство 2000».

- Масленица – один из наших любимых национальных праздников. Его ярко отмечают, как в России, так и в Беларуси. В этом году Масленичная неделя длилась с 12 по 18 февраля. И хочу отметить, что этот праздник обладает особыми, можно сказать, чарующими свойствами. Во многом это благодаря самобытным белорусским традициям и обычаям, с которыми мы знакомили жителей и гостей Самарской области, участвуя в праздничных масленичных мероприятиях. Сохранение белорусских народных традиций, белорусской культуры на самарской земле – важный элемент в формирование атмосферы дружбы и взаимопонимания между народами, проживающими в Самарской области и в Беларуси, нашей исторической родине, - убеждена Ирина Михайловна Глусская, президент СООО «Русско-Белорусское Братство 2000».

"Их знали миллионы"Умер фотограф, лауреат Пулитцеровской премии Макс Десфор


В США скончался фотограф, лауреат Пулитцеровской премии Макс Десфор, сообщает Fox News. Ему было 104 года.

Десфор известен в том числе по своим снимкам, сделанным во время Корейской войны в 1950-х годах.
лирика,прозаАлая лента
Какая чудовищная несправедливость – родиться в небольшом провинциальном городишке,
затерянном среди болот и лесов!
Мраком преданий и легенд покрыто его прошлое - что из них правда, а что ложь - одному Богу известно.
Отрезанность от мира, удалённость от цивилизации, скудный быт и тяжёлый труд – всё это наложило определённый отпечаток на жителей нашего городка.
В большинстве своём, они суеверны и раздираемы противоречиями: верить ли в Бога или отрицать всё истинное, божественное. Как отрицают сам факт существования иных прекрасных городов, иных ценностей и достояний.
Лишь иногда бричка или телега, подняв в воздух облако грязно-рыжей грунтовой пыли, огласит округу стрёкотом колёс.
Или по центральной площади, покрытой булыжником, промчится голенастый стригунок.
И вновь наступает тишина, изредка нарушаемая скрипом ведра у колодца или криком петуха.
И такая она, тишина, вязкая и недвижимая, словно воздух в душной комнате…

В нашем городке все знали друг друга наизусть, как свои пять пальцев. Однако было всё-таки одно исключение - это тётка Варвара.
Если идти в сторону ближайшей гати, мимо полусгнившей церквушки, то как раз упрёшься в ворота её дома, стоящего на отшибе.
Никто из жителей не знался с нею накоротке, и за глаза часто звали не Варварой, а «бабой Ягой».
Сколько лет тётке и откуда она пришла в наши края, доподлинно не было известно.
Слухи ходили разные: будто чернокнижница она, а может голубых кровей, но многие, по непонятным причинам, обходили её дом стороной.
Возраст её был также весьма неопределённым – тётке могло быть всего сорок, а могло быть и все семьдесят.
Вороной волос - такой же чёрный, с отливом, как крыло ворона, убирала тётка Варвара под такой же чёрный платок. И, в цвет платку, до самых пят, носила одно и то же платье.

Дом у «Яги» - с виду небольшой и добротный, но как там внутри – никто не ведал, потому, как не жаловала хозяйка гостей, не привечала.
Курей да коз держала, небольшой огород обихаживала, впрочем, как и многие жители.

Вот и я, будучи ещё отроковицей, не любила ходить мимо дома тётки.
Бывало, соберёмся с девками в лес, за ягодой или грибами, стараемся быстрее миновать странный дом, вместе с его хозяйкой, стоящей на крыльце и смотрящей в нашу сторону пристальным взглядом. Недобрым светом горели в тот миг глаза тётки Варвары, ох, не добрым!
Хотя и была тётка красива наружностью, но красота то была нечеловечья, дьявольская.
И сколько бы мужиков к ней не сваталось, всем тётка давала отворот-поворот...

Я хорошо помню то грозовое лето.
Орехов в лесу народилось видимо-невидимо!
И, кроме того, зверья в лесу развелось великое множество, особо - хищных серых тварей, волков.
Ни бабы, ни девки, в лес по одной – ни-ни, даже нос боялись сунуть!
Дочь мельника, подружка моя, Олеська, с лукошком явилась в то утро:
- Айда, - говорит, - за орехами.
- Нет, - отвечаю, - мать с отцом в поле, а младшенькие на моём пригляде.
- Айда завтра пойдём? – не унимается Олеська.
- Страшно больно – бачут, волков в лесу много.
- А мы с собой робят покличем!
На том и порешили.
Если Олеся кого просит – уж ей не откажут.
Да и как откажешь писаной красавице: коса пшеничная ниже пояса вьётся, алой лентой перехвачена.
Талия узкая – двумя ладонями объять можно; грудь высокая, а ежели улыбнётся – и злата-серебра не надобно!

Вот пообещала Олеське за орехами в лес, а поди ж ты - с вечера недобрые предчувствия стали терзать.
Да и татка мой стал отговаривать:
- Опять серые разбойники шуткуют, не ходили б вы в лес!
- А мы робят с собой позовём!
- Коли стая, и робята не помогут.
- Татку, орехов надобно к зиме собрать - щелкать будем.
- Эх, вспомни, дурёха эдакая, сколько девчат сгинуло в лесу!
- Помню, тату: Параська да Грушка, да Фёкла косая…
- Э-э, девонька, поболе их пропало… Дай-то Бог памяти - одиннадцать отроковиц, душ невинных. Даже косточки не отыскали…

Однако отпустил меня батька в лес.
Повечеряли – и по полатям разошлись.
Матушка младших спать уложила, свечу погасила.
Глянула я в оконце – луна полная, красная, будто яблоко наливное. Загляделась я на луну и не заметила, как сон сморил.
И слышу вдруг сквозь сон – стучит кто-то в окно. Батька, как был в исподнем белье, на крыльцо выскочил.
Потом вернулся в хату, портки натянул - и был таков.
Слышно стало, как взлаяли собаки по всей округе.
- Мамо, батька куды убёг?
- Спи, доча, спи…

Тут, немного погодя, и петух в сарае заголосил – значит, рассвет близёхо.
Под крики петушиные провалилась я в сон, и был он тяжёл, словно камень с нашей реки.
Явилась ко мне Олеся в одной ночной рубахе, волосы пшеничные по плечам струятся-извиваются. Сама бледная, как смерть, и только губы красными маками на лице цветут.
Тянет она руки встреч и что-то шепчет, а что – не понять.
- Олеся, подруженька, что с тобою?
А она только губами еле шевелит, и, не моргая, глядит на меня серыми глазищами…
Вызволил меня из этого кошмара отец:
- Вставай, дочка, проснись же!
Открываю глаза и вижу – батьку моего будто подменили, так он постарел за одну ночь.
На впалых белых щеках морщины прорезались, под глазами – черным-черно.
- Нет у тебя теперича подруженьки, нетуть!
Я гляжу на него, и слова вымолвить не смею, словно язык проглотила.
Собралась с силами, спрашиваю:
- Как так - нету?
- Ведьма проклятая сгубила твою Олесю… Варька – отродье диавола.

Зашлась я тут в страшном крике, зарыдала.
Батька прижал к себе крепко-крепко и долго по волосам шершавой ладонью водил.
Тут мамка в горницу дверь отворила:
- Айда с хаты, - говорит, - народ весь на площади – кострище жгут. Не иначе, самосуд устроят…
- Погоди, мамо, знать хочу – как подруженька моя погибла.
И поведал мне батька страшную историю…

Оказалось, постучал ночь-полночь к нам в окно мельник, отец Олеси:
- Выручай, говорит, соседушка – дочка пропала!
Отец, недолго думая, факел засветил, прихватил старенькое ружьишко – и ходу.
Пока других мужиков в подмогу собирали, заря алой лентой по небу легла.
И поведал мельник мужикам такой рассказ…

Легли они с дочкой спать: мельник в своей каморке, Олеся – в своей, девической.
Мамки у Олеси давно на белом свете нет – от чахотки померла.
Мельник сам дочку растил, холил да лелеял.
Долго, говорит, уснуть не мог, всё с боку на бок ворочался.
Только задремал, слышит – вроде как щеколда в сенцах стукнула. Думал, показалось… Глянул в окно и видит – идёт Олеся, как слепая, по двору, руки вперёд вытянув, будто боится на преграду ненароком налететь.
А после, точно сомнамбула, отворяет калитку и исчезает в ночной кромешной тьме.
Спохватился мельник, выскочил из хаты: глядь влево, глядь вправо – дочки и след простыл!
Тут он и побёг мужиков собирать…

И вот идут они гуртом к лесу. Туман по ложбинам змеится, утренняя роса ноги обжигает.
Долго они аукали, кричали да блукали в лесу – нет ответа. Только филин гукает да выпь на болоте покрикивает.
Уж и солнышко высоко поднялось, пар от земли пошёл. Первые птахи, прочистив клюв, завели весёлые песни…
А следов Олесиных как не было, так и нет.
Глядят мужики-товарищи, а у мельника волос - будто золой присыпан, поседел за ночь.
Что делать? Решили мужики домой возвертаться.
- Облаву делать надобно, да капканы на зверей лютых ставить.
На том и порешили…

Идут, значит, гурьбой, мимо дома тётки Варвары. А хозяйка стоит на крыльце, с глиняной чашкой в руках, курёх своих подманивает:
- Цыпа-цыпа…
Отец ближе к воротам подошёл, спрашивает:
- Варвара, не видала ли чего, не слыхала?
Глянула хозяйка с прищуром:
- Нет, - говорит, не слыхала, не видала – сплю больно крепко… Сказывайте, что приключилось.
Поохала-поохала, чашку на крыльцо поставила, да в дом пошла.

Батька уже уходить собрался - следом за мужиками двинулся, да только что-то взгляд зацепило, будто соринка попала. Пригляделся, видит: что-то в траве алеет, а что – не понятно.
То ли черепушка глиняная, то ли тряпочка красная… Так это лента девичья!
- Вертайтесь, мужики! – кличет батька.
Зашли мужики в дом:
- Сказывай, ведьма, куда Олесю спрятала?
Тётка клянётся-божится:
- Не ведаю, не знаю!
Весь дом перерыли мужики, во все шкафы да сундуки заглянули – нет ничего.
Неловко им стало, собрались уходить:
- Прости нас, хозяюшка…
- Бог простит…
Да только отец мой, в отличие от других, ушлым оказался.
Глянул под ноги – половик самотканый на полу лежит. Поддел он половик ногой, а там – колечко, к полу прибитое – значит, лаз есть в подпол.
Потянул батька за колечко, люк и открылся.
Матерь Божья!
Что тут с тёткой случилось! Глаза закатила, побледнела и в двери – шасть!
Только мужики не сплоховали - связали, скрутили.

Мельник первым в подвал спустился – запричитал, заголосил так, что волосы дыбом встали.
Татку мой следом спустился.
И предстала его взору картина: свечка чёрная на столе мерцает, на стене знаки непонятные начертаны, а запах серы такой силы – аж с ног валит!
Вдоль стены, аккуратным рядком, девушки лежат, а с самого краюшка – Олеся.
Девки как есть – все обескровленные, настоящие скелеты, обтянутые кожей; в одеждах, тронутых тленом.
И только Олеська, как живая лежит, только не дышит, а на шее белой лебединой – несколько запёкшихся кровью ранок.
И губы, точно красные маки, на лице пылают…
Узнал батька девчат пропавших – вот Параська, кузнеца дочка, вот Феклуша косоглазая…
Помутилось у отца в голове – кое-как мельника от дочери оторвал и из подвала вылез.

Обыскали мужики дом, как следует, и нашли другие улики – перевёрнутое распятие Христово да Библию от люцифера…
- Вот, такие нонче новости, дочка… Молодость свою ведьма таким способом сохранила – кровушку девичью невинную пила … И стоит теперича это отродье на площади, привязанное к столбу, и ждёт судного часа. Только суд Божий вершиться будет не тут, на земле, а на небесах. Пусть же горят и корчатся в языках пламени и тело, и душа её грешная!
Так и свершилось…

С того страшного дня минул год.
Заказали мы панихиду в нашем храме по всем невинно убиенным.
Нашу церквушку – ветхую и кособокую – мужики вскоре всем гуртом починили. Давно пора было!
И, кажется, на первый взгляд - ничего боле не изменилось в нашем городишке.
Однако, это на первый взгляд.
После тех страшных событий сплочённее народ стал, веселее, что ли…
И в поле – вместе, и гулять – вместе, и в храм, на праздники – также.
А место проклятое, не медля, с землёй сравняли и святой водицей окропили.
Заросла туда тропинка чертополохом да крапивой – захочешь, не найдёшь.
Мельник недолго топтал свет белый, захворал вскоре и помер, и похоронили его рядом с дочкой любимой…

Коли вдруг случится вам побывать однажды в наших краях и посетить городское кладбище, то знайте: справа от небольшой часовенки, аккурат напротив берёзы, могилка, а на кресте дубовом, овеваема ветрами, омываема дождями, вьётся алая ленточка с косы девичьей.
И, глядючи на это, подымается в душе грусть лёгкая, и звенит высОко, точно жаворонок в летнем небе.
И увядший букет полевых ромашек, неизвестно кем принесённый – как дань памяти о прекрасной девушке Олесе, жившей в нашем городе много-много лет назад.
Земля ей пухом.
"Их знали миллионы"10 лет без Егора Летова


19 февраля 2008 года, ровно 10 лет назад, не стало Егора Летова — омского музыканта и поэта, ставшего одним из главных символов советского андеграунда. Утонченная поэзия и многогранность в десятках альбомов с участием Летова привлекают эстетов в цилиндрах и моноклях, бунтарство и психоделия с панк-роком — длинноволосых любителей ненастроенных гитар и посиделок у костра.
Заметки на стенеРекомендую к просмотру: Салют-7


Стоит ли смотреть данный фильм? Мой ответ: да. Даже несмотря на то, что в сети его многие хают и пишут о нем нелицеприятные отзывы. Посмотреть стоит хотя бы для того, чтобы самому составить о нем собственное мнение.
Лично мне фильм очень понравился. Я поставлю ему твердую пятерку из пяти. Фильм держит в напряжении до самого конца, причем в таком нешуточном напряжении. Драматизм в фильме зашкаливает. Но это не минус, а скорее плюс.
"Хроники самарочки"О любви Максима Горького и Екатерины Пешковой. Часть 2



Екатерина Пешкова - первая (а также единственная официальная) жена и друг писателя Максима Горького,

В 1895 году работала корректором в «Самарской газете», в редакции которой познакомилась с Алексеем Пешковым (Горьким), публиковавшимся в издании.






Екатерина Пешкова — Самарские судьбы
samsud.ru›video…sudby/peshkova-ekaterina.html

Горький признавался: «(…) мне кажется – я первый, кто удостоился такого отношения от женщины, как твоё ко мне... Имею к тебе великое и незыблемое чувство уважения, знаю, что ты для меня – такой близкий, родной человек. Из тех людей, которым не надо говорить слова, они понимают и молчание. Спасибо, милая Катя, спасибо, родная!»; «Ты мне (...) крайне нужна как человек, на которого я могу спокойно опереться, и вообще как помощник в больших делах!» (Писатели | Литературные адреса Самары
samsud.ru›litadres/address/writers/)


Статья самарского журналиста Татьяны Гридневой, «Самарская газета», часть 2:
"Их знали миллионы"120 лет со дня рождения Энцо Феррари


Гений Энцо Феррари состоял в том, что он в «Феррари» соединил четыре составляющие: красоту спортивного автомобиля; характеристики и адреналин «Формулы-1»; роскошь «Роллс-Ройса» и недосягаемость этой машины не то, что для простого смертного миллионера, но даже и для избранных мира сего.
http://galakroshnozero.ucoz.ru/Вся в пуховом наряде зима!
О такой красоте
говорят при чудилось
,
вся в пуховом наряде зима,
нежно веточки обнимаются
и целуются кроны вершин,
чисто белое ожерелье,
даль в тумане волшебных грёз,
королевская сказка
лабиринт на снегу следов,
здесь лисичка узоры протопчет,
дятел носиком древо поточит,
а ещё на озёрной глади
из перин белоснежных
ты увидишь вдали силуэты,
деревенек в снегу утопших,
и весёлый дымок из трубы.

На душе чистота красоты Вселенной,
и смеётся от счастья глаза,
даже лучший художник наверно,
прослезился от волшебства!

тишину, замираю и слушаю,
открываю себя заново,
обнимая мою Вселенную,
красотой Божества ниспосланной,
я делюсь в этот миг сполна!
Галина Васильева, февраль-2018.
"Хроники самарочки"В Самаре празднуют Масленицу



Сегодня, 18 февраля, по всей Самаре проходят Масленичные гуляния.

Основное празднество развернулось на площади Куйбышева, куда с 12 часов начал стекаться народ. Ни взрослые, ни дети не остались в стороне от праздника завершения зимы.

Как сообщалось ранее, для всех участников праздника изготовлено 10 000 блинов, их весьма охотно пробуют самарцы.
лирика,прозаУходи!
Прощай, Зима… Все «за» и «против»
Ты исчерпала. Уходи!
Не оступись на повороте,
Не возвращайся с полпути.

Связав вязанкою метели,
Кроша фарфоровые льды,
Беги в другие параллели,
В уделы Северной Звезды.

Я остаюсь! И рыжей кошкой,
Так неожиданно и вдруг
Весна царапнула окошко
И красный выкатила круг!

Ажурным облаком портьеры
В окно открытое летят,
И стаи птиц, как гондольеры,
По глади солнечной скользят.

Апрель забавы и причуды
Надолго прятать не привык -
Заплакал, словно от простуды,
Осевший в лужу снеговик;

Холмы проталинами пеги,
Как стадо тихое телят,
Они в истоме, в сонной неге,
В речные омуты глядят;

А эти омуты-чернила,
Виднеясь сквозь прогалы льда,
Хранят в глубинах, без причины,
Зимы ушедшей холода.

Она, оставив это место,
Уйдёт за тридевять земель,
И я услышу звук оркестра:
Журчанье, щебет и капель!
"Их знали миллионы"«Хотелось полететь — приказано ползти»: 30 лет без Александра Башлачева


«Я сумел бы выжить, если бы не было такой простой работы — жить», «Хочу увидеть время, когда эти песни станут не нужны», «Ведь если сгорим — значит, снова воскреснем», «Наша правда проста, но ей не хватит креста» —
30 лет назад, 17 февраля 1988 года, ушел из жизни СашБаш — поэт и музыкант Александр Башлачев.
Белорусы Самарской областиБелоруска Дарья Домрачева завоевала серебро Игр в масс-старте
Масс-старт у женщин в Пхенчхане завершился победой словацкой биатлонистки Анастасии Кузьминой, лучшей среди белорусских биатлонисток стала Дарья Домрачева — у нее серебро.

У команды Республики Беларусь – вторая медаль Олимпийских игр в Пхенчхане. Дарья Домрачева завоевала серебро в гонке с массовым стартом. Белоруска допустила всего один промах на стрельбище и уступила только Анастасии Кузьминой из Словакии.

"Хроники самарочки"Самарская школа № 16 входит в число лидеров образовательных конкурсов



Знаменитый фигурист Алексей Тихонов, известный архитектор Евгений Герасимов, десятки замечательных представителей науки, культуры, производства, бизнеса и политики — выпускники самарской школы № 16, которая отметила свое 80-летие.
стихи Сергея ПрилуцкогоЛюбви достойный капитан
Девчонка каждая Ассоль
Зовёт любимого: Мой Грей,
Ты паруса свои раскрой
И приплывай ко мне скорей!
Белорусы Самарской областиБелоруска Анна Гуськова выиграла золотую медаль Олимпиады во фристайле
Белорусская фристайлистка Анна Гуськова выиграла золотую медаль в лыжной акробатике на Олимпиаде в Пхенчхане.
В первой попытке Гуськова показала первый результат, а во второй - четвертый.
В суперфинале Анна заявила прыжок со сложностью 3,800. Она отлично отработала в воздухе, но ошиблась на приземлении, коснувшись склона рукой.

Но соперницы Гуськовой не смогли воспользоваться этой помаркой. Джанг Ксин из Китая идеально выполнила свой прыжок, но из-за меньшей сложности проиграла белоруске полбалла.
Остальные участницы суперфинала упали. Лучшую сумму баллов из них получила Фанью Конг.

Алла Цупер заявила самый сложный прыжок, но, к сожалению, не смогла удержаться на ногах. Чемпионка Сочи-2014 заняла четвертое место.

Оттенки любвиЮбилей! ВК - 70!




Дорогой мой Вовочка Коньков!
От души поздравляю тебя с Юбилейным Днем Рождения! Я счастлива, что мы – вместе!
Пусть годы вовсе не страшат, у нас всё впереди!


Пришел к нам день особенный – прекрасный Юбилей –
Спекла я торт со сливками, в узорах вензелей.
Там буквы две волшебные и цифры – семь и ноль,
Кручусь с утра я белкою. Сегодня муж- король!

Солидный возраст, кажется, но молод он душой,
«Ну, хватит, дед, дурачиться, ведь ты у нас большой!» –
От шуток седовласого, наш внук уже в слезах,
Но дед шалит, играючи, и чёртики в глазах…

Стихи он пишет колкие, порой, не в бровь, а в глаз,
А с кумом-то разбойником смешит нас каждый раз.
Поёт Володя чувственно, в руках гитара-друг,
Вскружил мне этим голову, и стал теперь супруг!

«Кружась, снежинки падают на землю к слою слой»,*
Так годы наши вешние летят к зиме стрелой…
Пусть мчится время славное, живем мы без затей,
Сегодня праздник Вовочки!
Пора встречать гостей!


* Строка из песни В.Конькова «Ты песню расспроси»
МИР ДУШИАх, июньская ночь...

Я ещё не встречал
ничего в этой жизни чудесней,
Ах, июньская ночь,
до чего же она хороша!
Там плывёт над рекой
мелодичная девичья песня,
Вмиг заходится сердце,
и плачет надрывно душа!

Мой берёзовый рай
все соцветья собрал на опушке,
А внизу под горой,
словно лес, поросла лебеда.
В том краю неспеша
монотонно кукует кукушка,
Может, в детстве давно
и мои посчитала года?!

Сколько разных дорог
мне досталось, наверно, с излишком,
Но я снова стою
там где родине крикнул: «Пока!»
Только нет той тропы
по которой я бегал мальчишкой,
Чтобы бабушка мне
прямо в крынке дала молока.
Белорусы Самарской областиВоины-куйбышевцы, погибшие за освобождение Беларуси и захороненные в белорусской земле
В 2016 году в ходе подготовки к шестому Параду памяти Самарская областная общественная организация белорусов и выходцев из Беларуси «Русско-Белорусское Братство 2000» приступила к реализации очень важного социально значимого проекта – составление Реестра воинов, призванных с Куйбышевской области, которые погибли, защищая и освобождая Беларусь и захоронены в белорусской земле.

К седьмому Параду Памяти, который проходил в прошлом году и был посвящен полководцам Победы, молодежный актив организации провел уже значительную работу по изучению захоронений воинов-куйбышевцев в парке агрогородка Свислочь Квасовского сельсовета, Гродненской области Республики Беларусь, в агрогородке Ковали Ковалевского сельсовета, в деревнях Побоковичи Горбацевичского сельсовета, Щатково, Калинино и Сычково Сычковского сельсовета Бобруйского района Могилевской области.

КарагайОтражение
В дверце шкафа через солнечный луч
Отражение бесшумно прошло.
Звякнул, падая, утерянный ключ.
Солнце золотом пылинки зажгло.

И затихла вся квартира на миг.
И прижали кошки уши, смеясь.
Кто-то зыбкий в зазеркалье возник,
Протянулась непонятная связь.

Кошки иглами змеиных зрачков
За таинственным скольженьем следят.
Блик царапает по стёклам очков.
Тени прячутся, вот-вот и слетят.

Отражение незнаемо чьё
Заглянуло попроведать котят.
А они сидят со мной, дурачьё,
К привиденью подходить не хотят.

Только чувствую: пришелец -- родня:
Взгляд змеиный и кошачий изгиб...
Вот же гости у меня среди дня!
Кто другой бы от испуга погиб.

Я, на всякий случай, когти точу.
Больше к шкафу я не встану спиной...
Там тропинка... Выжидаю. Молчу.
Хорошо, что кошки рядом со мной!

Веселья час...Чудеса в решете...
Улыбнитесь, друзья, улыбнитесь!
Комментарии можно оставлять на одесском, русском, украинском и английском языках. Пойму также на польском, белорусском, химическом, на латыни, по фене и на птичьем. laugh
Матерную лексику категорически не приемлю.
"Их знали миллионы"Главный Робин Гуд советского кино. 10 лет назад ушел из жизни актер Борис Хмельницкий


Десять лет назад, 16 февраля 2008 года, ушел из жизни знаменитый Робин Гуд отечественного кино — актер театра и кино, народный артист России Борис Хмельницкий. «Газета.Ru» рассказывает о ролях, которыми актер запомнился зрителям.

Известный фильм режиссера Сергея Тарасова был снят по мотивам английских средневековых баллад о Робин Гуде. Главную роль предводителя лесных разбойников сыграл Борис Хмельницкий. «Я счастлив, что у меня были такие роли. У меня было много ролей, разных, и в театре, и в кино. Но сыграть роль, на которой воспитывается поколение – это большой подарок судьбы. Ко мне до сих пор подходят люди и говорят, что выросли на этом фильме», — говорил в одном из интервью Хмельницкий.
Тили-тилиВыбор цвета
«Жизнь – она пуляет навесиком, - так думал Иван Кузьмич, сидя на своей любимой дачной скамейке. - Вот, к примеру, построит какой важный господин вкруг себя забор уютного благополучия: крепкий такой забор – без дыр и высотою в два роста. Выкрасит его лазурною краской для душевного комфорта… и давай за ним жить - легко да счастливо. Ну, день он так живёт… два… - медитирует себе помаленьку. В одной руке у него бокальчик с коньячком, в другой – тот же коньячок, но в пузатой бутыли. Он уж от такой медитации и языком щёлкает, и глаз щурит… И вдруг свист…

Умиротворённый гражданин приоткрывает сощуренный глаз и видит – летит… летит к нему через забор кило на два бандеролька по параболической траектории, а через секунду у его ног и падает. Шмяк об землю – и брызги фонтаном! А ещё через секунду удивлённый получатель понимает, что в бандерольке той вовсе не мёд с вареньем, а совсем иная субстанция. И в первые мгновения события, находясь в некоторой растерянности от внезапности доставки, этот господин обозревает свой уют и отмечает, что вокруг него всё та же лазурь, но в крапину. И сам он весь в крапину, будто какой сыпью покрылся.

Ну, поначалу он, конечно, недоумевает, но вскоре пыхает гневной эмоцией и жжёт глаголом. Так, что лучше к нему и не подходи по причине повышенной огнеопасности. Когда же пульсы его падают до отметки «ещё поживём», уязвлённый приверженец лазурного уюта кидается в помывочную, смывает с себя сыпь и, наложив на эпителий изысканные запахи, принимается за скобление подпорченного забора. Однако тот от его усилий, как и следовало ожидать, лазурнее не становится. Поняв, что все труды во спасение напрасны, господин мрачнеет и задумывается над тем, как вернуть незапятнанную репутацию и уважение окружающих к его поблекшей лазури.

И вот тут-то и начинается она – борьба! Борьба с жизнью за условия всё той же жизни. При этом запальчивый борец, как бы не желает замечать того, что борется он за высокие условия с тем, кто сам и состоит из этих условий. А потому борьба его выглядит затеей, по крайней мере, сомнительной. Тут было бы разумнее мирком, да ладком... Посидеть, покумекать… Мол, с каких таких грехов и за какие такие ошибки в мой огород бандероль? Мол, отчего в меня из-за забора пульнуло? А покумекав, выпить всё того же коньяку, зажмуриться, а потом взять, да и прозреть! В прозрении же хлопнуть себя по лбу и с досадой в голосе вымолвить, - Эх! Что же это я за дурень такой?! Да-а-а… Оплошал… Что уж тут и говорить…О-пло-шал!
И если в эту минуту раскаяния поинтересоваться у прозревшего гражданина, - Слышь ты, - гражданин! В чём же это ты оплошал, родимый? Уж, не в том ли, что за щеку казённую копейку заныкал? Или, не приведи господи, кого невинного оклеветал ради лазурного уюта?
То гражданин, скорее всего, махнёт на это рукой, как на пустое, и в сердцах ответит, - Признаюсь! Дал маху!. - а чуть погодя добавит, - надо было красить в терракотовый! Терракотовый – он при наличие бандеролек и вовсе не маркий!»

Дойдя в рассуждениях до «терракотового», Иван Кузьмич вздохнул и посмотрел себе под ноги, где стояли банки с разноцветной краской, поднял глаза на свой новый штакетник из свежеструганных дощечек и увидел за ними соседа – Сашку Джапаридзе. Сашка приветственно помахал и спросил,
- Ну, что, Вано? Решил, в какой цвет будешь забор мазать?

Иван Кузьмич левой рукой почесал в затылке, а правую отвёл в сторону, тем самым показывая, что пребывает в полной нерешительности. Сашка оперся на штакетник и сказал,
- Говорю тебе, Вано, – мажь в беж! Ты же солидный генацвале, а не какая-то там лягушка-побрякушка, чтоб в зелёном заборе квакать. Или в каком фисташковом… У тебя уют должен быть солидным и неброским… Не то что у меня с моей благоверной – сиреневенький!..

Сашка от чувств плюнул в землю, махнул рукой и пошёл к себе. А Иван Кузьмич подумал, что может он и прав, Сашка-то? Беж – оно неброско и невычурно… А вспомнив про лазурного господина с бандеролькой, и про то, что и сам он не без греха, Кузьмич и решил, что нет ничего плохого в практичной дальновидности и цветовой скромности… И что при таком подходе – бережёного и беж бережёт…
лирика,прозаПредлагаю к прослушиванию
Друзья! Предлагаю к прослушиванию несколько песен, написанных на мои стихи.

Композитор и исполнитель - Андрей Кравцов, Германия.

Песня "Друзья мои уходят налегке" - http://www.samarabard.ru/internet-konkurs/3256-kravcov-andrey-druzya-moi-uhodyat

Песня "Новогодье" - http://www.samarabard.ru/internet-konkurs/3691-duet-trofimova-kravcov-novogode

Песня "Последний дилижанс" - https://www.realmusic.ru/songs/1598450

Буду благодарна за мнение - какой вариант понравился более остальных?
Заметки на стенеПоделитесь своими армейскими фотографиями!)
Здравствуйте, дорогие друзья!!! smile
Приближается замечательный праздник - День защитника Отечества.
Предлагаю нашим самым дорогим и любимым в мире мужчинам поделиться своими армейскими фотографиями. Размещайте их в комментариях к этой статье.
А мы, женщины, будем любоваться вами и гордиться! smile
Мои заметки о жизни.Операция "Паритет"
В.Н. Миронов

Операция «Паритет».

Автор выражает благодарность подполковнику Лазареву Н.В.
за помощь в написании книги.

За окном далёким эхом шумел где-то бразильский карнавал. В душе плескалась юная мулатка. Прелестная дева, с которой я познакомился несколько часов назад.
Приятно после порции любви опрокинуть стопочку обжигающего рома, отхлебнуть горячего кофе, закурить сигару, открыть ноутбук. В этом есть что-то мужское шовинистическое. Но ощущаешь себя настоящим самцом. Тем паче, что прелестница в душе в два с лишним раза моложе тебя.
Ещё полгода назад готовился на пенсию. А тут такой шанс… Крайнее поручение. Последнее задание. Да, как хочешь, обзови. Просто мне сейчас хорошо. Несколько месяцев в Африке. И как награда несколько дней в Рио. Хочешь потеряться, сменить личность, сбросить «хвост» -- добро пожаловать на карнавал в Рио-де-Жанейро. Сейчас март. В Москве слякоть. Мужики с выпученными глазами носятся по магазинам, сметая с полок всё, что можно подарить женщинам. А здесь… Всё иначе. И мне нравится здесь. По графику через пару дней вылечу в Париж, оттуда – Пекин, потом – Астана, а оттуда уже домой. На 8 Марта, конечно, не попаду, но оно и лучше. Дешевле обойдётся.
Попивая кофе, попыхивая сигарой, я проверял электронную почту. Много всякого спама. Одно письмо привлекло внимание. С портала порнографии, типа «Большие азиатские сиськи». Зашёл на сайт, там большое количество анкет. Набрал дату своего рождения. Есть такая анкета.
Не повезло мне. Старая толстуха, в своём видеообращении обещала неземное удовольствие в онлайн общении и при реальном контакте. Скачал на компьютер видеоролик. Посмотрел ещё раз. Поморщился.
Для юнца в пубертатном возрасте эта перезревшая дама будет счастьем… ну, а я… не выпью столько. Хотя, если Родина прикажет - -исполню долг! Приказы не обсуждают, а исполняют.
Взял свой телефон, вытащил сим-карту, перекачал с компьютера на телефон видеоролик, набрал комбинацию цифр, и вот оно! Сообщение. «06.03.2010г. фавела Росинья кафе Хосе Родригес». Нет опознавательного знака, нет пароля. Будет тот, кто меня знает. Надеюсь, что и я его знаю. Хотелось бы уже со всем этим покончить и уехать домой.
Стёр из телефона, с компа всю информацию.
Ещё в Школе нас назубок заставляли изучать географию столиц стран. Если предстоит работать где-то конкретно, то все новости этого города изучаются. Часами изучаешь новые дома, новые улицы. Город как живой организм. Что-то умирает – сносится, что-то строится.
Фавела Росинья сейчас стала безопасной. Относительно, конечно, как и всё в нашей жизни.
Это раньше, как и все фавелы были криминогенными. А Росинья – самая, что ни на есть столица криминалитета. Даже фильм был снят «Город бога». Во время карнавала там много иностранцев. Вроде пугалки-страшилки для взрослых. Мол, опуститься на самое дно столицы Бразилии. Там можно найти дешёвых проституток, наркотики, целая колония художников, одним словом – экскурсия для любителей острых ощущений.
Из душа вышла красотка. Узенькое полотенце лишь прикрывало живот. Она его кокетливо его двигала вверх-вниз, пытаясь прикрыть по очереди свои прелести. А зачем их прикрывать?! К чёрту! К чёрту полотенце! К чёрту условности и запреты! Это моя последняя командировка! И эту девочку я буду помнить всегда! И секс-марафон опыта и юности продолжился…
Вечером я вышел в неспящий город. Смешался с толпой. Снова знакомство… Я же изображаю старого французского секс-туриста. Надо придерживаться легенды. Благо хоть натурала, а не стареющего педика. Вот тогда сидел бы в номере и пил бы ром беспробудно.
У подножья холма стояла толпа туристов. Им хотелось окунуться в бездну криминального разврата. Домики, домишки облепили высокий холм, казалось снизу, что там даже улочек нет. Мотоциклисты и мототакси за умеренную плату брались доставить вас в центр преступного мира Бразилии.
Слышалась речь со всех концов мира. Русская речь тоже присутствовала. Если европейцы жались кучкой и озирались, рассматривая исподволь устрашающих мотоциклистов в кожаных жилетах. На теле были татуировки, шрамы, пирсинг. Вид угрожающий.
Только русские держались как дома. Похлопывали рокеров, фотографировались с ними. У некоторых русских были татуировки. Они сравнивали их с местными.
Изображая французского туриста, я смешался с толпой туристов. Русские рассаживались по мотоциклам. Некоторые, в пьяном угаре пытались сесть за руль.
Белорусы Самарской областиСтоличное очарование: Минск и Самара
Друзья, а вы замечали, что города, как люди: у каждого из них есть свое лицо, своя история и своя судьба, но в то же время, случается и такое - вдруг видишь, что разные города, расположенные далеко друг от друга, но имеют какие-то общие черты, которые связывают вместе даже их жителей...

Почему так получается? Может такие города очаровывают своих гостей, а невидимые волшебные нити гостеприимства не отпускают их из своих объятий и, когда уезжают, они снова думают о новой встрече...
Минск, столица Республики Беларусь и Самара, до 1991 года - Куйбышев, запасная столица СССР: 1 тысяча 777 километров отделяет эти города друг от друга, но не может, даже такое расстояние разделить сердца и любовь людей - жителей двух столиц к этим городам.

То ли случайно, а может быть и не совсем, но День города, эти две столицы, отмечают, практически, в одно время: Минск - во вторую субботу сентября, а Самара - во второе воскресенье первого месяца осени.

Тесные связи с Минском установила Самарская областная общественная организация белорусов и выходцев из Беларуси «Русско-Белорусское Братство 2000». В год 70-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, самарские белорусы 2 июля 2014 года подписали соглашение о развитии партнерских отношений с администрацией Заводского района белорусской столицы.

Лирика жизниС Днём рождения, Валера!
По лужайке тень бродила,
Там гулял поэт Панфилов,
Песни пел, стихи слогал,
И к художнику попал.

С днём рождения, тёзка!!!
"Их знали миллионы"Муса Джалиль: "...Жить так, чтобы и после смерти не умирать"


Коль обо мне тебе весть принесут,

Скажут: “Изменник он! Родину предал”, —

Не верь, дорогая! Слово такое

Не скажут друзья, если любят меня.
Мои заметки о жизни.Варианты от Ментора
«Отрицательное пространство»
( «Варианты от Ментора»)

Февраль. Сильный ветер с моря мешал идти молодому человеку по дороге Сочи – Адлер. Ветер раздувал полы пальто, капли морской воды долетали до лица. Но, казалось, что он не обращал на это внимание. Периодически прикладывался к наполовину пустой литровой бутылке односолодового шотландского виски, потом делал затяжку от сигареты, спрятанной от ветра в кулак. Он двигался к спуску с шоссе на пляж.
На длинном каменистом пляже, заливаемым наполовину водой, стоял японский дорогой внедорожник, неподалёку бродил мужчина с металлоискателем, периодически опускался на одно колено, перебирая камни, что-то выискивая.
Молодой человек, пошатываясь, не глядя под ноги, спотыкаясь о крупные булыжники, с трудом удерживал равновесие. Он шёл к морю. Порывы ветра, казалось, собьют его с ног, он останавливался, пережидал порыв ветра, делал глоток из бутылки, затяжку и шёл упрямо дальше.
Когда до кромки моря осталось не более пяти метров, остановился. Посмотрел на окурок, пьяно размахнулся, широко махнул рукой, отшвыривая остатки сигареты. Закурил новую. Смотрел на бушующее море. По щекам катились слёзы, смешанные с морской водой. Докурил. Бросил под ноги. Сделал глоток из бутылки. Сорвал спортивную шапочку с головы, вытер ею лицо.
Сел на большой камень, прислонился спиной к волнорезу. Задумался. Закрыл глаза, откинул голову на холодный бетон. Приятно холодило затылок. Чуть закемарил в алкогольном сне.
Бутылку поставил на камни. Стал вынимать всё из карманов. Портмоне из дорогой кожи с известным логотипом, часы тускло блеснули золотым ободком, паспорт, сигареты, дорогая золотая зажигалка престижной марки, да много чего ещё укладывалось на камни. Сверху придавил крупным булыжником, чтобы ветром не раскидало.
Достал шапочку, натянул ее по самые уши на голову, у пальто поднял воротник, застегнул верхние пуговицы. Сделал глоток из бутылки. Бережно её поставил рядом с вещами и решительно пошагал в сторону воды. Волны бесновались, казалось, что они ждут встречи с ним, протягивая свои отростки, быстрее заманивая, затаскивая в темные глубины Черного моря.
Мужчина с металлоискателем бросил взгляд, увидел, что парень уже выше колена в воде и продолжает идти дальше в воду, закричал:
-- Эй! Парень! Эй! Ты чего?! Ты слышишь?! Твою душу мать! Ты оглох? Ты куда, придурок?!
Но пьяный молодой человек не слышал, он упрямо рассекал бурные волны. Волна сбила его с ног, вынесла на берег, потом потянула в море, но оставила на берегу. Он снова встал. Отряхнул полы пальто от налипшего песка, мелких камней и шагнул вновь в набежавшую волну. Ветер усилился. Казалось, ветер удерживает пьяного безумца от искушения искупаться в ледяном море. Но тот, наклонив корпус вперёд, с маниакальным упорством шёл в воду.
Мужчина бросил металлоискатель и бросился на помощь. Но молодой человек с головой ушёл под воду…
Пляжный кладоискатель на ходу вытащил из кармана телефон, наклонился, и, чуть сбавив темп, положил его, и бросился в воду, пытаясь найти и спасти безумца.
Ментор.

Большая белая комната. Стены сливаются с потолком и полом. Казалось, что нет стен. Просто огромное белое пространство. Не видно границ. Где пол, где стены,. Ощущение, что внутри бескрайней белоснежной сферы.
Посредине висит большой шар из плазмы. Он переливается многими цветами. Периодически из него выскакивают большие лепестки пламени, потом они снова втягиваются внутрь.
Чуть поодаль - меньшего объёма, более темного цвета тоже плазмоид.
Большое облако:
-- Ну что, пришёл в себя? Очухался?
-- Где я?
-- Где? Где? Ты умер. Вот ты где.
-- Как умер?! Это невозможно! Я не умер! Я себя осознаю! – голос возмущён.
-- Это факт. Ты умер. Хуже всего, что ты совершил самоубийство. Сам себя убил.
-- Это невозможно! Я не умер!
-- Ты умер. И все. Убил себя. Осознанно.
Небольшая пауза.
-- Как же так?! И где я? В аду или в раю?
-- Хуже.
-- Хуже ада?
-- Рай и ад надо заслужить!
-- Ад-то чего заслуживать?
-- В аду есть компания. Ты страдаешь не один. Можно с кем-то поговорить. Обсудить свои и чужие страдания с соседями. Поговорить с теми, кто причиняет боль твоей душе. А здесь… ты один. Навеки.
-- Как навеки? Не понял.
-- Время – понятие, которое придумали люди. Нет времени. Вот ты и здесь до Страшного Суда. Для тебя навеки.
-- А как же Библия?! Бог в первый день сделал это. Во второй день сотворил то.
-- А кто писал Библию? Люди писали. В далёкие времена. Вот, чтобы и поняли, использовали те понятия, которые понятны остальным. Ты об этом не думай. Ты о себе думай. Точнее, что тебе предстоит.
-- И что? Я не хотел умирать! Я не умер! Мне это чудится от кислородного голодания! И не было никакого коридора, никакой трубы светлой, по которой я летел. И нет вселенских знаний!
-- Конечно. Для тебя ничего нет. Бог дал тебе величайшую ценность. Жизнь! А ты? Ты не прошёл весь путь. Ты проиграл в казино три квартиры в Москве, прилетел в Сочи с целью утопиться. Утоп. Добился своего. Вместо того чтобы бороться за жизнь, делать поступки, помогать людям. Ты просто напился и утопился. Поэтому тебе не полагаются ни коридоры, которые ведут или в рай или в ад, ни вселенские знания. Тебе предстоят страдания…
-- Погоди, погоди. Дай отдышаться. Не спеши.
-- Ты не дышишь.
-- Ладно. Не дышу. Где я?
-- Нигде. Тебя нет. Ты одинок. И будешь ждать.
-- Вот так сидеть и ждать?
-- Нет. Страдать. Ты будешь проживать миллиарды своих жизней. Вот, например, если бы ты пообщался с тем мужчиной на берегу, то, что бы с тобой произошло? Ангел-хранитель пытался тебя остановить, но ты упрям. Ты прилетел утопиться. Вот и утоп.
-- Как это пытался меня остановить?
-- Он сломал такси от аэропорта. Ни одна попутка не остановилась, чтобы тебя подобрать. Ты пошёл пешком. Ему удалось устроить шторм в ограниченном пространстве. Ты всё равно пошёл. Он даже пригнал тебе кладоискателя, чтобы ты с ним пообщался. Хотя тот и не должен был сегодня ехать. Но приехал ради встречи с тобой. У него своих проблем с дочерью много. Но ты всё равно сделал своё дело. Ангелу, конечно, попадёт, но это уже не твои заботы.
-- Он не мог просто меня остановить?
-- У Бога и его помощников нет других рук, кроме людских.
-- Курить хочется. У тебя нет?
-- Глупец! Душа не курит! Ты пришёл в мир не для того чтобы курить!
-- Хватит мне нотации читать! Как тебя зовут?
-- Однажды грек, который выпил яд, назвал меня Ментором. Если тебе так удобно, называй меня так. Мне без разницы.
-- Тебе нравится это имя? Ментор!
-- У меня нет эмоций. Они доступны только людям. Тебя называть, как на Земле называли? Иван?
-- Называй меня Иваном, – он задумался. – И что теперь будет со мной? Не понимаю, как это нет времени? Люди живут, стареют. Дома ветшают. Деревья растут и умирают. А как же нет времени?
-- Это всё химико-физические процессы. Не более того. Ты думай о том, что тебе предстоит.
Иван замолчал.
-- Так, где я? Как это место называется?
-- Нигде. – Ментор помолчал. – Называй, если хочешь, «отрицательное пространство». Тебе с твоим трехмерным мышлением этого не понять. Прожил бы жизнь, то всё стало бы в раз понятно. Сам виноват. И увидел бы всё, и понял бы всё. Лишил себя добровольно. С упорством.
-- И я могу увидеть своих родителей?
-- И увидеть и посмотреть, как они погибли и где похоронены. Ты же приехал в Сочи, чтобы утопиться. А не найти могилы родителей, навестить их.
-- Я искал…
-- Угу. Конечно, – казалось, что облако качнулось вперёд-назад.— Написал год назад запрос в мэрию Сочи и не получил ответа. И всё. Решил, что тебя похоронят на одном кладбище с ними. Не похоронят. Они лежат на другом кладбище. Вот. А теперь самое интересное. Мужик с металлоискателем на пляже – владелец того подпольного казино в Москве, в котором ты спустил свою жизнь и квартиры. И ангел-хранитель не зря старался. А ты…
-- Врёшь! – перебил его Иван. – Как это владелец казино ищёт всякую ерунду на берегу?!
-- Я не вру! Никогда! – казалось, что в голосе Ментора зазвучал металл. – Вспомни, какая машина стояла рядом с ним? По стоимости она как раз как твоя одна из квартир стоит. Он сам из Сибири. Приехал на отдых, познакомился со стюардессой, влюбился, женился, родилась дочь. На год младше тебя. У дочери было слабое здоровье. Нужно было лечить. Он с женой искал вариант, как перебраться в Москву. К хорошим докторам поближе. И надо же! Твои родители искали вариант, как перебраться в Сочи, потому что тебе врачи прописали, что нужно жить на черноморском побережье. Два ангела-хранителя устроили встречу твоих родителей и стюардессы. В маршрутном такси. Сочи. Февраль. Ранее утро. Всего три человека там было. Твои родители и она. Был четвертый – водитель. И люди стали разговаривать. И так получилось, что почти договорились. Родители с тобой переезжают временно в их квартиру в Сочи, а они – в вашу московскую.
-- Так, что же случилось? Отчего мои родители погибли? Они должны были погибнуть?
-- Бог дал вам свободу в свободе выбора. Вот и гражданская жена водителя решила накануне, что её любимый гуляет по женщинам. А он просто устал. Пришёл домой, поел и упал спать. Вот она поутру и подсыпала ему слабительное в чай. Вот он гнал свою машину. В туалет спешил. Не справился… три трупа…
-- Они… Они в раю?
-- В раю. Водителя осудили. Его гражданская жена приезжала в колонию. Там они поженились. Отсидел своё. Вышел. У них родилось трое детей, назвали в честь погибших. Две девочки и мальчик. Несколько раз в год ходят на могилы твоих родителей и стюардессы. Если тебе интересно, то они рядом похоронены. Приезжал бы в годовщины их гибели, то встретился бы с кладоискателем.
-- Он, что, на кладбище золото ищет?
-- Нет. К жене ходит. За могилами всех троих тоже присматривает, приплачивает, чтобы обиходить их. Пытался тебя найти. Не получилось. Когда жена погибла, дочка маленькая, здоровье слабое, денег нет. Вот он и собрал металлоискатель. Большой, неказистый, но работал хорошо. Февраль – время штормов в Сочи. Море в себе ничего не держит, от чего может избавиться – очищается. Вот и всё золото, что купальщики летом теряют в воде, море выбрасывают. Опять же ангелы помогают. И ему помогли. Он нашёл большой перстень с крупным алмазом и ещё по мелочи. Этого хватило, чтобы в Москву перебраться для лечения дочери. Ну а там он выбрал бандитскую дорогу. Денег надо много, вот он и не смог найти такую работу. Потом отошёл от этого…
-- Ага. Отошёл… А казино?! – закричал Иван.
-- Если бы ты знал, что он делал раньше, то казино – это не страшный грех.
-- А чего он на пляже делает? Богатый же!
-- Дань привычке. Он каждый год приезжает на годовщину смерти жены. И за три дня до этой даты идёт на пляж. Именно здесь он нашёл те самые драгоценности. Стоял на пляже один, смотрел в небо и призывал свою покойную жену помочь ему, чтобы дочь лечить. Ну не жена - другие помогли. В эти дни он становится очень сентиментальным, помогает людям. Вот и у тебя был шанс пообщаться с ним. А ты… Утонул.
Пауза.
-- Господи!!! – Иван орал в голос. – Прости меня! Какой же я идиот!!!
-- Поздно, – голос Ментора сух, без эмоций.
-- Я готов. – Иван обреченно.
-- Ну, если готов, значит, готов.

Мои заметки о жизни.Королевские шахматы
Вячеслав Миронов

Королевские шахматы.

Толкнул деревянную тяжёлую дверь, стекло только от середины вверх. Висит табличка «Закрыто». На стекле надпись «Bière Bruxelles mastodonte». Но разве меня может интересовать какая-то табличка на двери моего кафе «Брюссельский пивной бегемот»? Посетители называют просто «Бегемот».
Растягиваю рот в улыбке. Она должна быть искренняя. Хотя так хочется послать всё к чёрту и завалиться спать. Только в восемь утра я приехал из Франции со встречи. Потом думал, шифровал информацию, перегонял в Центр. Ждал подтверждения получения.
За барной стойкой Эллис.
-- Добрый день, мсье Артур! – приветствует она меня.
-- Добрый день, мадам Эллис! – радостно отвечаю ей.
Иду в свой кабинет. Звучит, конечно, громко, небольшая каморка за спиной бармена, зеркальная стена – стекло с односторонней проводимостью. Мне видно, меня нет.
-- Вам, как всегда? Кофе? – интересуется она.
-- Да. Как всегда, самый крепкий. – киваю я. – Отчёт когда будет готов за вчерашний день?
-- Думаю, через полчаса и заявка на поставку, что нужно.
-- Понял, спасибо. Жду.
Обычный день в Брюсселе. Всё размерено у местных жителей. И у меня, со стороны, должно тоже так выглядеть со стороны. Всё размеренно. Чинно-благородно. Откинулся в кресле, растёр лицо. Как же хочется спать! Чёрт побери! Как же достал этот бар! Раньше у меня было прикрытие, связанное с разъездами, оно было проще. И наружное наблюдение выявлять тоже сподручнее. А тут – обкладывай стационарными постами, передавай по цепочке, для контроля можешь запустить пару филёров, сиди, фиксируй все мои контакты.
Последние пять лет я был в «заморозке». Минимум активности. Отдельные поручения в Европе, типа заложить чей-то тайник. Отфиксировать человека, был он в 16.05 такого-то числа у Бранденбургских ворот.
У меня на связи было два завербованных агента «Мишель» и «Грегуар». В результате долгой работы, они занимали высокие посты в правительствах некоторых европейских стран. Поставляемая ими информация была настолько ценна, что Центр принял решение заморозить мою активность. Ни в коем случае не попадать в поле зрения органов контрразведки.
Время шло. Политическая ситуация менялась, и мои визави были отправлены в отставку новыми правительствами и парламентами.