«Храмы Храмова». Самара прощается с заслуженным архитектором России Юрием Храмовым

"Хроники самарочки"

03:34
7
Храмы Храмова — уже традиционное название для статей о Юрии Храмове, выдающемся нашем земляке и современнике. Архитекторе, который создал несколько важнейших для Самары зданий. Создал уникальный облик города.

Но сам Храмов считал, что сделал мало — 90% осталось в проектах, на бумаге.

21 октября Юрию Храмову исполнилось бы 84 года...

Уроженец Нижегородской области и выпускник Московского архитектурного института, он попал в Куйбышев в 1960 году по распределению.

Здесь, на Самарской земле, он жил и творил долгие годы.

Имя Юрия Храмова навсегда вписано в историю губернии.

Именно он создал проекты таких зданий, как Дворец культуры "Звезда", государственная филармония, железнодорожный вокзал. Сегодняшний облик города — во многом заслуга Юрия Храмова. Он также приложил руку к созданию Монумента Славы и жилых микрорайонов Безымянки.

«Опережая время» — это о Юрии Васильевиче.

«Опережая время» — статья в Журнале «Самарские судьбы» к 80-летнему юбилею Юрия Васильевича Храмова.



[cut=Читать далее......]


Храмовы. Эту фамилию, эту династию архитекторов знают не только в Самаре и не только в России…

Мы ехали на дачу в гости к Юрию Васильевичу и Виолетте Викторовне, а попали на традиционную встречу всего семейства Храмовых. Скоро Юрий Васильевич отметит восьмидесятый день рождения.

Заслуженный архитектор Российской Федерации, он был главным архитектором проектов института «Самарагорпроект». Юрий Храмов вошел в историю Самары как автор проектов зданий Дворца Культуры «Звезда», государственной филармонии, железнодорожного вокзала. С его именем связаны Монумент Славы и жилые микрорайоны Безымянки. И сегодня Юрий Васильевич Храмов работает, по-прежнему не на компьютере, а за чертежной доской, с карандашом в руке…

Журналисты уже не раз спрашивали его о символизме фамилии. Храмовы. Невозможно поверить в то, что до Юрия Васильевича никто из Храмовых не имел отношения к архитектуре. Простая русская семья, в которой Юра был старшим ребенком.

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– Мне было пять или шесть лет, когда бабушка подарила мне коробку цветных карандашей. Красивые, заточенные, они так пахли вкусно! Я начал что-то рисовать, делать портреты с близких, фантазировать. Я очень люблю животных. Вот и тогда рисовал все, что попадало мне на глаза. В 1941 году отец ушел на фронт. Четыре года я жил у моей бабушки со стороны отца и там рисовал, хотя бумаги не было, и мы ходили на мусоросборник рядом с кладбищем, собирали обратные листы школьных тетрадей, на них я и рисовал карандашами, потом уже акварель купил. Интерес к архитектуре пришел потом, когда мы после войны переехали в небольшой городок Кулебаки, где был металлургический комбинат. Лет в четырнадцать или пятнадцать я поступил в кружок изобразительного искусства, рисовал маслом, акварелью, часто копировал картины. На областной выставке работ юных художников я получил первую премию за композицию, выполненную в акварельной живописи, и вдруг понял, что что-то во мне есть. Позже продолжал рисовать. В 1953 году подал заявление в Московский авиационный институт. Почему? Я не упомянул еще одну мою страсть – математику, физику. В школе считали меня лучшим учеником по этим предметам…

И все же от судьбы не уйдешь. За компанию, вместе с одним из одноклассников Юрий Храмов подал документы в Московский архитектурный институт. Успешно сдав вступительные экзамены, он стал студентом этого легендарного вуза. «В МАРХИ, – с улыбкой говорит Юрий Васильевич, – я быстро повзрослел, научился курить, но главное – понял, что такое архитектура». Первый студент на курсе, он и сам все экзамены сдавал досрочно на отлично, и помогал сокурсникам готовиться к экзаменам. Юрия Храмова оставляли в МАРХИ на нескольких кафедрах – и на архитектурном проектировании, и на кафедре строительных материалов. Но он выбрал другой путь в профессию…

«Я всегда найду, что построить, что достроить, – сказал в одном из интервью Юрий Васильевич. – Я люблю работать, верю в судьбу, вот и самарцем я стал не случайно».

В 1960 году в наш город молодой архитектор Храмов приехал по распределению. Новый город, жилые микрорайоны от Полевой до Безымянки, типовое строительство. Работа была, в основном, градостроительного, планировочного плана, связанного с изучением условий проектирования. Индивидуальных проектов в те годы практически не было. Начинали с четырехсекционных пятиэтажных домов, радовались возможности спроектировать и построить девятиэтажный жилой дом. Проектировали массовую жилую застройку, микрорайон за микрорайоном, серийное, но так необходимое в то время жилье!..

Первый авторский проект Храмова в нашем городе известен каждому – это Дворец Культуры «Звезда». Здесь поклонник новейших тенденций в архитектуре Юрий Храмов проявил себя как архитектор-модернист.

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– Государственная филармония проектировалась пять лет, строилась еще семь лет. Поначалу речь шла о реконструкции старого здания Театра-цирка «Олимп», и лишь потом выяснилось, что там вообще фундаментов не было, стены стояли практически на грунте, а само здание было в деревянных конструкциях. Со временем здание пришло в аварийное состояние. Официально филармония была закрыта, обнесена забором. Облисполком принял решение восстановить здание. Но в старом здании филармонии зал маленький, он использовался как арена цирка, сцены практически не было. Мне захотелось сделать удобный и для артистов, и для публики современный концертный зал…

Сегодня Самарская государственная филармония – сцена, зал на тысячу мест, просторное фойе; это одна из лучших концертных площадок в Поволжье, в которой чуть позже был установлен орган. В бетоне по проекту Юрия Храмова восстановлены скульптурная группа при входе и все архитектурные детали фасада прежнего здания Театра-цирка «Олимп». Архитектор Храмов не просто контролировал ход строительства, он практически жил на стройплощадке. В те годы одной из главных проблем был дефицит строительных и отделочных материалов. Для отделки зала и фойе требовался необычный, абсолютно белый гипс, в поисках которого Юрий Васильевич объездил всю страну. В верхнем фойе по проекту были установлены десять бюстов композиторов. Сегодня мало кто знает о том, что в вестибюле, при входе, архитектор хотел установить бюст Федора Ивановича Шаляпина, выступавшего на сцене Театра-цирка «Олимп».

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– И вдруг приходит в наш институт анонимка. Меня вызывает директор, знакомит с текстом, в котором говорится, что Федор Иванович Шаляпин не наш человек, чуть ли не враг советской власти. Я всех источников прохождения этой бумажки не знаю. Меня вызывает директор и четко ставит задачу не заниматься бюстом Шаляпина…

За создание проекта здания Самарской государственной филармонии архитектор Юрий Храмов был выдвинут на соискание Государственной премии Советского Союза.

В 1995 году был объявлен конкурс на создание проекта нового здания железнодорожного вокзала. Одно из проектных предложений в эскизном варианте было сделано группой архитекторов во главе с Юрием Васильевичем Храмовым.

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– Мой эскиз, конечно, не был похож на существующее сейчас здание, он был несколько скромнее. Тогда Главой города был Олег Сысуев. Он провел совещание с участием руководства Куйбышевской железной дороги. Мне была поставлена задача разработать рабочий проект, но с условием, что он не проходит никакие экспертизы, а я не завершаю эскизный проект. Сроки были жесткие, уже был инвестор, проект был поддержан руководителем РЖД Аксененко. Я нигде не согласовывал этот проект. Даже была такая запись: «Приступить к исполнению работ с листа». Я заканчивал проект, не дожидаясь экспертиз...

Светлана ШАЦКИХ, главный инженер проектов:
– Конечно, вокзал – это специфический объект, визитная карточка города. Много людей принимали участие в этом деле. Мы прожили очень интересную жизнь в эти несколько лет. Все было: поездки, встречи с представителями совершенно разных организаций, наших, московских, саратовских. Я считаю, нам очень повезло с генподрядчиком, Сонин – очень талантливый и смелый организатор. Я счастлива, что он взялся за это дело. И заказчики у нас были просто молодцы – настоящие мужики! Как они соглашались со всеми предложениями Юрия Васильевича! Он по тем временам работал нестандартно. В то время вокзал был настоящей архитектурной пробой пера для России...

Юрий КОРЯКИН, вице-президент Союза архитекторов России:
– Построить в то время такого объема вокзал, в который входит очень много свободного пространства, – это было событие! В советское время ни одна экспертиза не пропустила бы такой проект. Какой там пандус в виде спирали! А сколько там пространства! Тогда министр путей сообщения Аксененко позволил это сделать. Я бы условно его назвал в этом смысле соавтором проекта. Железнодорожный вокзал стал явлением в архитектуре города. По вокзалу все узнают Самару на открытках, фотографиях. Другого такого вокзала в стране нет!..

Архитектору Юрию Храмову Самара подарила не только возможность творческого самовыражения, но и настоящую любовь и семейное счастье. Встретившись взглядом на студенческой вечеринке с девушкой с необычным именем Виолетта, он забыл обо всем. А как она пела в тот вечер!..

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– Не было бы моих всех работ, не было бы моих успехов, если бы меня не окружала прекрасная семья. Жену я называю мамочкой. Она – моя опора с самого начала. Она меня освободила практически от всех домашних и хозяйственных дел. Я полностью был погружен в свою работу. Всегда была поддержка. Даже в неудачах я чувствовал поддержку семьи. Это очень важно. Мне повезло в этом смысле…

Виолетта Викторовна подарила Юрию Васильевичу двоих сыновей. Оба – и Алексей, и Дмитрий – стали архитекторами. Сегодня Виолетта Викторовна не просто хозяйка дома и бабушка, она – душа семейства Храмовых.

Жить рядом с творческим человеком и легко, и трудно. Жить в любви с творческим человеком – об этом словами не скажешь…

Виолетта ХРАМОВА, жена Юрия Храмова:
– Когда мы познакомились, он не похож был ни на кого из моих знакомых. Я даже не знаю, как сказать, за что я его полюбила. Так случилось, так звезды сложились. А трудно или легко жить? Мне – легко. Я ни разу не пожалела об этом. Вот уже пятьдесят три года мы вместе живем. Я знаю, насколько он творческий, талантливый человек. Я стараюсь во всем ему помогать, воспитывала детей, брала на себя какие-то обязанности. В наше время девочки зациклены обычно на себе, а я считаю: чтобы сложилась семейная жизнь, нужно взаимопонимание, нужно понимать, кто рядом с тобой. Я всегда понимала это, поэтому все у нас хорошо. Юрий Васильевич обсуждает со мной свои замыслы, эскизы. Например, мы вместе придумали идею памятника Володичкиным – этих журавликов. Он все со мной обсуждает. Даже среди ночи скажет: «Мама, встань, посмотри!» Встаю, смотрю, вникаю во все проблемы. Я считаю, жена должна вникать в интересы своего мужа, должна жить этими интересами, иначе не получится ничего…

Юрий КОРЯКИН, вице-президент Союза архитекторов России:
– Когда в 1987 году было отменено типовое проектирование как таковое, стали появляться индивидуальные творческие мастерские, менялся статус проектных организаций, в том числе и «Горпроекта». Время позволило более ярко проявлять архитекторам свою индивидуальность. Это очень важно. За архитектором стоит общество и то, что оно заказывает. Настоящий архитектор своими работами как бы предвосхищает потребность общества, может быть, безотчетно, интуитивно...

Как у настоящего творческого человека, нереализованных проектов у архитектора Юрия Храмова не один десяток. Так и остались на бумаге гостиница «Парус», многозальный ресторан «Москва», Дом знаний и Дом агентства «Союзпечать», микрорайон «Самарское Заречье»…

Виолетта ХРАМОВА, жена Юрия Храмова:
– Конечно, Юрию Васильевичу неприятно, когда какие-то проекты не востребованы. Например, медицинский центр ему заказывали. Был совершенно потрясающий проект, современный! Мы все перевели на английский язык, я сама заказывала перевод пояснительной записки и экспликации. На компьютере сделали два варианта проекта. Но ему сказали: «Юрий Васильевич, извините, денег нет, строить не будем». Заказывают, а как дойдет до дела, посчитают миллионы, которых нет, и все. Так что медицинский центр – это для него потеря. Проект технопарка заказывали, он очень долго над ним работал, интересный был проект...

Парадокс, но не все зависит от архитектора в том, чтобы его проект был реализован. Что чувствует творческий человек, когда его замысел разработан от и до, когда остается получить последнюю визу и вдруг проект откладывается, а работа над ним приостанавливается?..

Юрий ХРАМОВ, заслуженный архитектор Российской Федерации:
– Я сделал проект киноконцертного зала на тысячу сто мест для Воронежских озер близ улицы Стара-Загора. Красивый был проект, интересный, в Госстрое получил высокую оценку. Приступили к рабочему проектированию, наступила пора рассматривать и утверждать проект, последней инстанцией был Президиум Верховного Совета РСФСР. Николай Иванович Рыжков мне когда-то подписал проект Филармонии, дал добро на строительство, а тут категорически запретил строить киноконцертный зал, ссылаясь на то, что мы слишком далеко зашли: «У вас в городе Филармония строится! Вам не хватает еще одного зала на тысячу сто мест?» На этом основании проект был приостановлен. Что это значит? Средств нет, финансирования нет, все кануло в вечность. Было много таких примеров...

Виолетта ХРАМОВА, жена Юрия Храмова:
– Мой муж – стопроцентный фанатик архитектуры! У него главным всегда была работа. Когда он в семьдесят пять лет ушел из института, а институт в то время уже практически развалился, и работы там уже никакой не было, то на пенсии без работы он не мог. У него была депрессия. Чем можно жизнь заполнить? Летом – дача. Он здесь все строит, что-то придумывает интересное. А зимой что делать? Вот Дима иногда побрасывает ему какую-то работу, и сразу он преображается. Сразу – в глазах огонь! Он садится за свою доску и работает. Для него главное – работа! Человек пока работает, живет. Нет у него никакого хобби. Архитектура – это все!..

Дмитрий ХРАМОВ, сын Юрия Храмова:
– Архитектура Храмова-старшего – это прежде всего сценарий, четко продуманный, функциональный, оригинальный. Это всегда сценарное построение пространства, со школой модернизма в основе, которую он получил в МАРХИ в начале шестидесятых годов. Даже несмотря на какие-то формотворческие отвлечения восьмидесятых годов, тенденции советского постмодернизма, у отца всегда в основе проекта – четкая функция и сценарное обдумывание жизни объекта. Он на компьютере не работает, все руками делает, но часто у него получается быстрее, чем на компьютере. Он может за вечер на кальке разложить всю структуру комплекса, которую на компьютере можно собирать целую неделю. Конечно, в этом его большой опыт, совершенное чутье архитектурное и структурность мысли…

Сыновья Юрия Храмова не могли не стать архитекторами. Оба всегда советовались с отцом, сверяли собственные идеи с его видением. Дмитрий и сегодня просит отца поучаствовать в работе над концепцией того или иного объекта.

Виолетта ХРАМОВА, жена Юрия Храмова:
– Мы все праздники отмечаем вместе, всей семьей – Новый год, Рождество, Пасху, дни рождения. Я всех всегда собираю, готовлю стол. Мы собираемся, обсуждаем все дела. Я пеку пироги...

Наталья МАЛЛЕР, вдова Алексея Храмова:
– Любовь сплотила этих людей. Любовь помогла Юрию Васильевичу творить то, что он хотел, рождение и воспитание детей не было в этом помехой. Дети видели в семье гармонию отношений. Отец в этой семье уважаем. Все, что он делает, весомо, красиво, значимо для города. Конечно, дети пошли по его стопам. Алексей тоже был архитектором, и я тоже гордилась своим мужем, его работами, идеями. Все Храмовы – очень творческие люди!..

В семействе Храмовых, пожалуй, лишь Татьяна, внучка Юрия Васильевича и Виолетты Викторовны, пока что не связывает свою жизнь с архитектурой. Ее творческая натура проявляет себя и в журналистике, и на сцене.

Татьяна ХРАМОВА, внучка Юрия Храмова:
– Для меня дедушка – это один из самых значимых людей в моей жизни, моя гордость. Я очень его люблю. Мне всегда хотелось быть похожей на него. Он очень целеустремленный человек. Я горжусь, что он никогда не боялся экспериментировать, не боялся говорить правду, не боялся браться за тяжелые дела. Взяться за новое очень важно. Я надеюсь, что чем-то на него похожа...

Виолетта ХРАМОВА, жена Юрия Храмова:
– Архитектор – это образ жизни. Работа у него не начинается в восемь утра и не заканчивается в пять часов вечера, она идет круглые сутки. И отпуск – это тоже работа, и выходные дни тоже. Эта профессия всю жизнь длится. Кто-то много говорит, но мало делает. Мой муж мало говорит и много делает. Он большой трудяга. Мой муж очень многое умеет. Какой он? Он настоящий и очень добрый…

Дмитрий ХРАМОВ, сын Юрия Храмова:
– Отец настолько был всегда углублен в работу, в размышления, в эскизы, что даже когда мы ездили, например, в Прибалтику отдыхать, он и в отпуск на пляж всегда брал с собой какие-то почеркушки, блокнот, всегда был в работе. Честно говоря, редко когда мы просто так гуляли. Его жизнь – это всегда творчество. Я стоял за его спиной, смотрел, что он делает. Отец со мной разговаривал на профессиональные темы с самого моего детства, объяснял, что, почему и как рисует. Ту же филармонию он рисовал, когда я маленький был. Мой отец – всегда и прежде всего архитектор!..

Юрий АРЗЫБОВ, сват Юрия Храмова:
– Нас свели наши дети – Дима и Маша. Дружно мы все живем. Мария у нас – архитектор, Дима – архитектор, так и дальше идет, внук тоже учится на архитектора. Юрий Васильевич – это основа семейства Храмовых, толковый, хороший, надежный человек…

Мария ХРАМОВА, кандидат архитектуры, жена Дмитрия Храмова:
– Я училась с Димой в одной группе и довольно долго не знала, что у него папа – архитектор. Все мы в группе дружили. С Юрием Васильевичем я познакомилась, когда однажды нас, студентов, повели на экскурсию в филармонию. Тогда я была под большим впечатлением: увидела прекрасный объект, о котором рассказывал сам автор, отмечая все его стороны – и технологические, и эстетические. С этого момента я Юрия Васильевича знаю, как профессионала, а потом уже и ближе, как человека, члена семьи. Для меня он больше архитектор. Само собой, он – дедушка моего сына, мечтающего быть архитектором. Мы все в семье пропитаны профессиональной атмосферой, и это очень многое для нас значит…

У каждого из нас свое представление о том, какой должна быть современная архитектура. Это и символ города, знак, образ, и пространство для жизни, комфортное во всех отношениях…

Мария ХРАМОВА, кандидат архитектуры, жена Дмитрия Храмова:
– Юрий Васильевич Храмов – это бодрость, оптимизм, активная жизненная позиция. Неутомимый архитектор, неутомимый труженик, каждую работу, каждый проект он всегда делает в нескольких вариантах, никогда не останавливается на достигнутом, многое переделывает, всегда находится в творческом поиске. Я думаю, его энергия идет от работы. Творчество, архитектура как искусство заряжают его. Во время работы он становится совершенно другим человеком. Когда у него есть интересная работа, мы все включены в нее...

Светлана ЕЛИСЕЕВА, сестра жены старшего сына Юрия Храмова:
– Лет тринадцать-четырнадцать назад, когда я только приехала в Самару, здесь, на даче у Храмовых, окунулась в замечательную творческую атмосферу, для меня тогда непривычную. Я в то время с архитекторами не общалась. Эти люди мне очень интересны и сейчас, не могу представить своей жизни без общения с ними, без мудрейшего Юрия Васильевича. В общении он более чем скромный, простой и очень добрый человек. Я вхожа в эту семью, никогда не чувствовала себя здесь чужой, с первого дня попала сюда как родная. Его я никогда не видела без карандаша, бумаги. Он всегда в работе или в делах по дому. Он все делает своими руками...

Сергей ХАНДОГИН, почетный архитектор России:
– Юрий Васильевич – это человек очень обаятельный. Мы встретились в 1979 году, когда я был направлен на практику в институт «Горпроект». Я, тогда студент последнего курса, столкнулся с уже маститым архитектором, работавшим в прекрасном творческом коллективе. Он возглавлял этот коллектив. В те годы полным ходом шло проектирование филармонии. Надо сказать, что во всем последнее слово всегда оставалось за Юрием Васильевичем как за мастером. Мнения там были различные, работали талантливые ребята, но всегда Юрий Васильевич ставил окончательную точку, его мнение было непререкаемо. Все очень уважали его уровень, все уважали его как руководителя…

Архитектор Храмов, скромный и доброжелательный человек. Коллеги знают, что в любой дискуссии, на любом совещании, отстаивая свою позицию, он всегда был и будет тверд и интеллигентен, мудро и строго приведет веские доводы.

Леонид КУДЕРОВ, почетный архитектор России:
– Юрий Храмов заточен исключительно на профессию. Если спрашивает, как у тебя дела, значит, он спрашивает о твоих делах в профессии. Если спрашивает, что у тебя нового, то это касается исключительно того, какие новые проекты ты сделал, какие новые идеи тебя посетили. Другого представления о смысле жизни у него нет…

«Меня закалила сама жизнь, – как-то обмолвился Юрий Васильевич. – Во времена советской типовой архитектуры каждому из нас было сложно творчески проявить себя. Архитектор должен не просто идти в ногу со временем, но и немного опережать время».

Светлана ШАЦКИХ, главный инженер проектов:
– «Горпроект» – это школа проектирования! Практически все сейчас в Самарской области, кто занимается строительством и проектированием, руководители и хозяева компаний, – это наши выходцы, что очень приятно. Юрий Васильевич был всегда как-то немного над нашими страстями, а страсти кипели по разным поводам. Был еще социализм, мы медленно входили в новое – тут и объем работы, и зарплаты, и кто с кем работает, контакты на разных уровнях. Он как-то умел незаметно переводить любую дискуссию в нужное русло, умел заканчивать все эти не очень нужные и не очень продуктивные споры. Таких людей мало…

Для сотен студентов Куйбышевского инженерно-строительного института в свое время именно Юрий Васильевич Храмов стал не просто наставником, образцом служения профессии. Когда кто-то из студентов спросил его, что нужно изучать будущему архитектору прежде всего, Юрий Васильевич ответил, что нужно знать все – от наскальных рисунков до современной зарубежной архитектуры, не бояться творческого поиска и много работать.

Марина РОДИОНОВА, главный архитектор проекта ОАО «Самарагорпроект»:
– Семью Храмовых я знаю с детских лет. Когда бы я ни оказалась в их доме, передо мной всегда была неизменная картина: Юрий Васильевич за большой чертежной доской с карандашом и трубкой в руках. Он всегда был с нами мягок, лучезарен, между нами происходил диалог, мы удалялись на его гостеприимную кухню пить чай. Мешать человеку в его работе, в таком священнодействии, было неудобно. Точно такая же атмосфера царит и сейчас в его рабочем кабинете.

Архитектор Юрий Храмов – человек фантастической работоспособности, новатор, использующий в реализации своих проектов самые современные технологии, строительные и отделочные материалы. Коллеги отмечают свойственный ему творческий полет, не авантюризм, а именно полет. Работа Храмова основана на интуиции и расчете, математической точности красоты.

Юрий КОРЯКИН, вице-президент Союза архитекторов России:
– Вопрос о стиле всегда сложен и труден. Стиль вырабатывается, с одной стороны, саморазвитием автора, его личностью, а с другой стороны, внешним влиянием работ товарищей, мировыми тенденциями в архитектуре. У Юрия Васильевича как у архитектора, работающего в диалектическом взаимодействии этих двух сил, и происходило формирование своего стиля.

Леонид КУДЕРОВ, почетный архитектор России:
– В творчестве Юрий Храмов сохранил исключительный романтизм. Если многие архитекторы его поколения работали в стиле неоклассицизма или постмодернизма, то о Юрии Васильевиче невозможно высказать столь ортодоксальные суждения. Он как творческий романтик постоянно подвергался настоящим творческим соблазнам и реализовывал их, насколько это было возможно в жизни в проектах, даже в очень крупных проектах.

Сергей ХАНДОГИН, почетный архитектор России:
– Он постоянным членом градостроительного совета был, мы как районные архитекторы тоже в него входили. Творческая была атмосфера! Мы очень прислушивались к мнению мастеров. В совет также входили Алексей Моргун, Ваган Каркарьян, Смирнов – это все профессионалы старой школы, можно сказать, классики. Они могли и нам, архитекторам, и возникшим корпорациям, фирмам противопоставить свое мнение. Их суждения всегда били в точку. Юрий Васильевич на этих совещаниях у главного архитектора всегда четко выражал свое мнение, свою позицию...

Юрий ХРАМОВ, внук Юрия Храмова:
– Дедушка для меня – главная персона в моей жизни. С пеленок он присваивал мне любовь к искусству, к архитектуре, учил меня стремиться чего-либо добиться. Я мечтаю стать архитектором, буду искать свои аспекты, находить что-то свое, но при этом буду продолжать дело своих родителей и дедушки.

Дмитрий ХРАМОВ, сын Юрия Храмова:
– Отец – это всегда борец за идею, за проекты. Думаю, в плане дальнейшего творчества и жизни у него еще есть запас. Здоровье на самом деле и зависит от той энергии, которая проявляется во время творчества. Если нет деятельности, нет творчества – человек рассыпается, пропадает. Но если есть энергия творчества, то и здоровье будет. Самое главное, чтобы была творческая энергия, а она у него есть...





Родным, близким и коллегам архитекрора соболезнования от имени регионального правительства и себя лично выразил губернатор Дмитрий Азаров.

"Юрий Васильевич прожил яркую, насыщенную, наполненную созидательным трудом жизнь. Память об этом замечательном человеке, выдающемся архитекторе, влюбленном в Самарский край и профессию зодчего, навсегда сохранится в наших сердцах", — отметил руководитель области.

Прощание с Юрием Храмовым состоится в Доме архитектора (Вилоновская, 10). Церемония назначена на четверг, 18 октября, начало в 11:00.


Опережая время. Архитектор Юрий Храмов
samsud.ru›Журнал›Юбилей›yury-hramov.html

Автор статьи: журналист и писатель Александр Игнашов


ХРАМЫ ХРАМОВА
drugoigorod.ru›yurihramov-80/

Оцените пост

+3

Оценили

Ольга Борисова+1
Майя Симонова+1
Виталий Добрусин+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!