«Историческая память»: в селе Богдановка Нефтегорского района проживают два участника Великой Отеч

"Хроники самарочки"

23:58
7
Село Богдановка существует более 200 лет. Вплоть до конца XVIIв. коренным населением этих краёв были кочевники-киргизы. В конце XVIIвека сюда приехали выходцы из Маршанского уезда Тамбовской губернии. Первой заселилась семья Богдановых, от фамилии которых и пошло название села.

Активисты «МОЛОДОЙ ГВАРДИИ» села Богдановка посещают ветеранов, помогают и просто общаются с ними не только по праздникам. А ветераны всегда радушно встречают ребят и рассказывают о своей непростой жизни и делятся той неутихающей болью, которую не излечат годы.

Шефство над ветеранами активисты ведут в рамках партийного проекта «Историческая память».[cut=Читать далее......]





Рассказ Марии Никитичны о себе и воспоминания о военных годах:

«Родилась я в Богдановке 23 июня 1925 года. В семье было трое детей: две девочки и мальчик. Закончила 5 классов. У нас был семейный подряд: мама брала у кого-то шерсти, сестра с братом ее чесали, мама пряла, а я вязала. Начала я вязать, когда была ещё очень маленькой. Женщины маму ругали: «Ивановна, зачем ты заставляешь такую маленькую?» А мама отвечала: «Да кто же её заставляет? Она сама!» Когда постарше стала, то нанималась вязать кружева, столешники, шаля, каймы. Любила вязать…

Маме было очень тяжело с нами: дома холодно, а топить нечем. Поэтому мама привязывала верёвочку к тазику и трехгодовалую сестренку отправляла собирать лопаточкой коровьи лепешки. А после работы мама мешала их с сеном и делала кизяки для топки печи, чтобы мы могли выжить. Да и кушать было нечего: ни продуктов, ни мяса. Палочки на улице собирали, мама затируху варила. Вспоминаешь, слезы текут. Так голодно жили.

А потом война. Первым на фронт забрали отца, а в октябре 1943 года пришла повестка и мне, девушке 18 лет. Отправили на войну. Везли на лошади в дрожках до села Утёвка, а там нам сказали: «Вы опоздали, везите её в Самару сами!». Повезли меня до Бариновки, Кинеля, потом до Самары. По прибытии нас всех построили рядами, дали карабины.

Затем до Пензы везли на поезде в вагоне для телят. Стояли под Сталинградом трое суток. Город был весь разрушен, вокруг было всё черное. Шел проливной дождь, в лужах стояла вода красного цвета. Вся земля была пропитана кровью. По другую сторону располагалось заминированное кладбище, там много девушек с нашего поезда погибло…

Прибыли мы на место и распределили нас в прожекторный полк № 40, где еще кроме меня, было 11 девушек. Выдали форму: юбку, гимнастёрку и беретку. Большой расчёт был. Стали обучать «звук ловить». У нас был огромный прожектор, работающий от машины. Четверо девушек смотрят, а одна слушает, какой летит немецкий самолёт, какой марки.

На посту по два часа стояли, траншеи рыли себе сами. Жили в землянках. Помню со мной служила сержант из Кинеля – Ежикова Тося. С ней и ходили ночью охранять Запорожье по кукурузному полю, спотыкаясь и падая, а на обратном пути поняли, что это трупы лежат кругом: не всех еще успели убрать.

Воевать было страшно и тяжело. Есть было нечего. Собирали кукурузу и варили ее. Иногда давали нам хлеб, продукты. Буханку хлеба делили на 12 девчат. И каждый кусочек ещё пополам. Польешь постным маслом и кушаешь. Вот так и служила два года.

А с отцом мы служили неподалеку. Узнав об этом, начальник отца написал письмо мне (мой отец был неграмотный), что скоро заберет меня в свою часть, к себе поближе. А я в то время болела: погода была плохая. Написала ответ. Через два дня пришло еще одно письмо, что отец погиб… Так я не увиделась с отцом, получив лишь немного денег, оставшихся после него, на которые мы с девчатами молоко покупали. Ведь у нас все было общее, все на всех.

Узнали мы о том, что война закончилась, когда стояли на посту: по связи передали. После этого нас во Львов отправили и там распределяли по городам. Приехали в Самару, где машина из села Утёвка встречала. Хотели в военкомат отвезти, но я так хотела домой, что пошла пешком. До Дмитриевки меня подвезли, пообещав утром доставить в Богдановку. Ждать не стала, всю ночь шла, не помню, как добралась до села. Дома меня все с радостью встретили.

Потом на тракторных курсах отучилась, работала. Какую только профессию не освоила в колхозе: водовозом была, снопы вязала, косила, учетчиком долгое время состояла, замеряя саженями поля колхозные. Не работала только председателем и кузнецом. Добрые тогда люди были, всегда помогали друг другу. Вот так вот и жили: плохо, тяжело, но весело и дружно»…

Поздравляем Марию Никитичну с днем рождения!

Желаем ей и Стрижакову Петру Фёдоровичу крепкого здоровья, долгих лет жизни и низкий поклон. Спасибо, что за мирное небо!

Источник: Единая Россия

Оцените пост

+2

Оценили

Ольга Борисова+1
Майя Симонова+1
15:31
Здорово! Там живет ещё замечательная мама -Людмила Краснова. Воспитывает 10 приемных детей. Она член нашего союза и пишет прекрасные стихи!
Да, Оля! И читателям заметок "Хроник самарочки" - имя Людмилы Петровны Красновой - знакомо. В августе 2016 года одна из заметок Блога была посвящена многодетным семьям и семьям с приёмными детьми: Самарские семьи в жизни города и страны — Самарские... samsud.ru›Блоги›Хроники самарочки›…-semi-v-zhizni-goroda-i… А вот ещё одна ссылка: Краснова Людмила Петровна: «Человек рождается...» nashiistorii.ru›10-krasnova-lyudmila-petrovna/ Мне с ними легко хохочется Под их беззаботный смех. И просто мне очень хочется, Чтоб мама была у всех. Людмила Петровна - Мама с большой буквы. Друзья, найдите минутку свободного времени и прочитайте откровения Счастливой Женщины.
И хочется добавить, что этот человек еще и не тщеславный!