«Вектор судьбы» Всеволода Турчина: к 80-летию актёра

"Хроники самарочки"

17:24
14


Заслуженный артист России Всеволод Турчин[cut=Читать далее......]



В 2014 году состоялась презентация книги Всеволода Турчина «Вектор судьбы», посвященной памяти актрисы и его супруги Ванды Оттович-Воловской.

Книга воспоминаний «Вектор судьбы», на обложке которой изображена сиреневая орхидея. «Существует множество видов этого замечательного цветка, — говорит Всеволод Турчин, — и каждый имеет свое женское имя. Вот именно эта — имеет имя Ванда».

Написанная легким и одновременно увлекательным языком, книга воспоминаний сразу затягивает в свое повествование. Заглянув ради интереса только на первую страницу главы, названной «Вместо пролога», уже не желаешь отрываться от нее. Книга — не только об актерской профессии, хотя этому посвящена ее большая часть.

Начинается же повествование с истории бабушки Всеволода Турчина Татьяны Петровны Адамович, воспитанницы института благородных девиц, «сдавшейся» под напором «кутилы и картежника, отставного гусарского ротмистра Турчина». И далее о том, как завертела карусель истории в свой водоворот семейство: 1917 год, разорение, интернат для сирот революции, в котором оказались дети Турчины. Одесса 30-х, со всем ее колоритом, Великая Отечественная война, оккупация… И перед нами, как в кинематографе, прокручивается история всей страны, только не с высоты государственного полета, а через судьбы конкретных людей: родственников, соседей по коммуналке, друзей — словно через увеличительное стекло.

Книга читается удивительно легко — наверное, потому, что и сам процесс написания был увлекательным. – «Я решил, что надо писать так, будто с кем-то разговариваешь», — говорит Всеволод Михайлович. И, скорее всего, этим собеседником стала Ванда Оттович-Воловская.





Они прожили вместе почти 50 лет. Внезапная болезнь с трагическим исходом прервала их союз.

«Жизнь актера вообще «не сахар», а актерской паре вдвойне трудно, — пишет автор в своей книге, — очень часто, когда у одного в театре творческое счастье, у другого наоборот — сплошной «облом». И это тоже испытание крепости брака. Зато все это научило нас мудрости, умению жертвовать друг для друга своими интересами и даже карьерными перспективами. Через все довелось пройти неоднократно...».

В самом начале своей театральной карьеры Всеволод Турчин встретил Ванду Оттович, ставшую его верным другом и коллегой по творчеству, человеком, с которым рука об руку он более полувека шел по жизни, кочуя по городам и весям, из театра в театр и разделяя радости и невзгоды актерской доли. И сегодня, вспоминая прожитое, Всеволод Турчин почти всегда говорит «мы», а не «я».

18 декабря, в 18:00 в самарском Доме актера (Вилоновская, 24) пройдёт творческий вечер заслуженного артиста РФ Всеволода Турчина под названием «Прекрасное далеко» (6+).

Встреча приурочена к 80-летию актера.


Всеволод Турчин окончил ГИТИС в 1968г. В Самарском академическом театре драмы с 1966 по 1979 и с 1991 по настоящее время. Известен самарским театралам благодаря главным ролям в спектаклях: «Бесприданница», «Волки и овцы», «Пока она умирала» и др.

В 2001 году удостоен почетного звания заслуженного артиста России. Является признанным мастером художественного слова, автором и исполнителем литературно-музыкальных композиций.

«Есть некая подробность моего прихода на театральную стезю. По своей первой профессии я моряк. Я настоящий, чистокровный одессит. В этом городе я родился. Мой отец был моряком, и я пошел по его стопам. Окончил Одесское мореходное училище и, как положено, начал служить во флоте, ходил в дальние плавания. Кстати, морская жизнь не столь романтична, как об этом обычно пишут в романах. Не так-то просто привыкнуть к штормам и качкам. Нет таких людей, которых бы не укачивало на море. Укачивает всех, и через это нужно пройти. Так что я прошел хорошую жизненную школу.

Одним из главных культурных центров Одессы всегда был клуб моряков. В этом клубе, где моряки проводили свой досуг, я впервые попал в драматический кружок.

Это сыграло решающую роль в моей жизни: когда при одесском Доме актера открылась театральная студия, я стал ее участником. Мне было непросто, потому что приходилось надолго отлучаться в плаванья, а в студии нужно было заниматься регулярно. Пришлось оставить службу на корабле и отыскать работу на берегу. Одесса – это вообще артистический город по самой своей сути. Но никакого специального театрального учебного заведения там не было, хотя тяга к этому у молодежи была большая. Студию организовали на общественных началах энтузиасты — ведущие театральные деятели Одессы. С нами работали такие мастера, как знаменитая драматическая актриса народная артистка Украины Лия Бугова, лучший драматический режиссер Михаил Тилькер, известный опереточный режиссер Изакин Гриншпун. Из этой студии я попал в Одесский театр юного зрителя, где в это время работала Ванда Павловна Оттович.

А вскоре произошло вот что. В те годы по всей стране был поднят на щит почин прядильщицы Валентины Гагановой, которая по своей инициативе перешла в отстающую бригаду и вывела ее в передовые. На волне этого почина драматический театр из небольшого городка Ачинска Красноярского края обратился через газету «Советская культура» к московскому «Современнику» с просьбой прислать к ним несколько молодых актеров для усиления труппы. Естественно, из «Современника» в Ачинске никого не дождались, а вот у нас в Одессе отыскался «хитрый» администратор, который сумел соблазнить предложением поехать в этот город четверых молодых артистов. В их числе были и мы с Вандой Оттович».

«…Из Керчи в Вологду»

«Несмотря на то, что в наших с Вандой Оттович театральных странствиях не было этих городов, упоминаемых в ставших нарицательными репликах бродячих актеров из комедии Островского «Лес», в остальном наша с ней театральная одиссея была типичной для большей части актерской братии. Думаю, что судьба все правильно мне «расписала». Есть артисты, которые в течение всей своей карьеры ни разу не сменили театр. Пример — мой сверстник и коллега по Самарскому театру драмы Иван Морозов. Что же касается нас с покойной супругой, то мы постоянно искали театр, который был бы нам творчески интересен, и в этих поисках мигрировали из одного города в другой.

В ачинской труппе мы проработали всего один, но очень важный для нашего творческого становления сезон: в этом небольшом театре мы впервые почувствовали себя настоящими артистами, сыграли много спектаклей, приобрели колоссальный опыт. А затем прямо с театральной биржи нас забрали в Театр Тихоокеанского флота, который находился в Советской Гавани. Работать в этом коллективе было непросто, приходилось много ездить, но в его труппе по контракту работали опытные актеры из Москвы, Киева и других крупных городов, общение с которыми не прошло для нас бесследно. Следующим нашим домом стал Владивостокский театр драмы. В плане актерского роста, востребованности Владивосток был одной из самых ярких и счастливых страниц моей актерской жизни. Там я сыграл несколько значимых ролей, в числе которых коммунист-левак в «Хлебе» Киршона, персонажи в комедии Лопе де Вега «Мадридская сталь» и в пьесе «Омут» — инсценировке «Жизни холостяка» Бальзака.

Должен сказать, что мне как актеру кочевая жизнь нисколько не повредила. Каждый новый театр – это совершенно новая жизнь, новый этап в актерской судьбе. Это новые впечатления и творческие условия. И новые зрители. Мы меньше всего обращали внимание на материальные блага. Для нас важен был статус и значимость театра в городе, в котором он расположен. Как были полезны актерам давным — давно канувшие в лету регулярные гастроли театров в других городах. Порой то, что казалось хорошим у себя дома, «чужие» зрители принимали не столь благожелательно, и наоборот».

Куйбышев – Воронеж – Самара

«В Куйбышев мы с Вандой Павловной попали через Саратов, куда нас забрал из Владивостока режиссер Николай Бондарев. Но вышло так, что он принял не саратовский, а куйбышевский театр, и по окончании сезона в 1966 году мы из Саратова приехали к нему в Куйбышев. Так начался первый куйбышевский период нашей театральной биографии. Здесь мы проработали до 1979 года. За это время мне довелось сыграть много самых разных ролей. Нужно иметь в виду, что у обычного нормального артиста не бывает так, чтобы все роли оказались главными — это только если он на особом положении у главного режиссера. У меня были Войницкий в «Дяде Ване» и Андрей в «Трех сестрах» Чехова, Ганечка в «Настасье Филипповне» по «Идиоту» Достоевского, Паратов в «Бесприданнице» Островского, Пухов в «Традиционном сборе» Розова, Константин в «Детях Ванюшина» Найденова. Особенно заметными оказались роли Александра в «Счастливом Шурике» Габриловича и Розена, Тюрина в «Притворщиках» Брагинского и Рязанова.

В те годы с куйбышевским театром драмы тесно сотрудничала Ольга Иванова — талантливый режиссер, поставившая на его сцене несколько интересных спектаклей. Уехав в Ташкент, она увезла нас с Вандой Павловной с собой. В Ташкенте мы проработали всего один сезон, после чего оказались в Воронеже, где драматический театр возглавлял Глеб Дроздов, основавший впоследствии тольяттинское «Колесо». Это был второй продолжительный период творческой жизни, который длился тринадцать лет. В сравнении с Куйбышевым Воронеж — менее театральный город. В те годы его жители ходили, в основном, в кино.

Нас все время тянуло в Куйбышев, теперь уже Самару, мы всегда помнили этот город. Уговаривали вернуться и многочисленные друзья, которые остались у нас здесь. Такого театрального города, как Самара, где театр имел бы столь высокий имидж, мы не встречали нигде. Мы возвратились в 1991 году, и я ни разу не пожалел об этом, хотя театр драмы был уже не тот, из которого мы уехали когда-то. В этот период у меня были очень плодотворные работы. Нужно отдать должное Петру Монастырскому: при нем творчески мы были более востребованы, чем при Вячеславе Гвоздкове. Я считаю, что длившаяся три года в нашем театре драчка, после чего из коллектива ушла целая плеяда ведущих артистов, была ни к чему. Эти талантливые актеры по существу потеряли себя, не захотев работать с новым главным режиссером.

До ухода Монастырского из театра я сыграл Беркутова и Дородного в пьесах Островского «Волки и овцы» и «Поздняя любовь», Дункана в «Макбете» Шекспира, Президента в трагедии Шиллера «Коварство и любовь». При Гвоздкове у меня были Жорж в «Ужасных родителях» Кокто, Алан Люс в «Бродвейском блюзе» Саймона, Игорь в пьесе Птушкиной «Пока она умирала». Из ролей последних лет – Евгений Аполлоныч Милонов в «Лесе» Островского, Беверли Уэстон в пьесе Леттса «Август. Графство Осэйдж». Должен сказать, что с Вандой Павловной еще во Владивостоке мы переиграли всех, условно говоря, влюбленных – ромео и джульетт. В Самаре на сцене нас развели. Наша последняя совместная работа была в спектакле по пьесе Иванова «Божьи одуванчики». Что касается сегодняшнего времени, то, образно говоря, ощущаю себя краской на палитре, которой пользуются не так часто».

О творчестве и о жизни

«По амплуа я, конечно же, характерный герой. Не герой-любовник и не социальный герой. По своей фактуре я мало подходил и для комических ролей. Очень люблю роли, в которых можно «зацепиться» за какие-то ярко выраженные черточки характера персонажа. Я всегда знал, как делать такие роли. Социальные же герои часто зашорены, плакатны. А вот Константин в «Детях Ванюшина» — откровенно плохой человек, мерзавец, но, играя его, я буквально купался в роли, получал огромное удовольствие.

Есть у меня еще одна любимая – чтецкая ипостась, которая помогает восполнить недостаток общения с публикой. Выступая на эстраде с чтецкими программами, а по существу – со спектаклями, в которых принимают участие музыканты, я выражаю не только свои актерские, но и режиссерские амбиции. Таких камерных спектаклей уже немало. В их числе «Фиалки по средам» Моруа, «Белая сирень» по одноименному роману Нагибина, «Темные аллеи» по новеллам Бунина, «Золотой теленок» Ильфа и Петрова, посвященный Александру Вертинскому музыкальный спектакль «Я дарил иллюзии...», «Декамерон» по новеллам Боккаччо. Все эти программы делаются не по какому-то принуждению, а потому, что мне это нравится».


С юбилеем, уважаемый Всеволод Михайлович!

Источник: статья в Турчин Всеволод | Волга Ньюс
volga.news

По теме:


Самарские судьбы российского кино — Самарские судьбы...
samsud.ru›Журнал›Самарские судьбы›

Оцените пост

+3

Оценили

Лидия Павлова+1
Людмила Косарева+1
Ольга Борисова+1
00:11
Спасибо, Ольга, очень интересный материал! Юбиляру - здоровья и много лет плодотворной, насыщенной творчеством жизни.
Дорогая Лидия! Вам - спасибо! И всем, кто читает "самарскую колонку". Спасибо за интерес к истории нашего Края, к судьбам людей, чьи биографии и пишут "самарскую историю".