Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

«Живое перо поэзии»

+78 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Владислав Терентьев
ДЕКАБРИСТКА
ДЕКАБРИСТКА

Не умею мысли скрашивать,
Давит крест на рамена.
Лучше Господа не спрашивать,
А жива ль ещё страна…
…Вон берёзки златокудрые,
Вон мой ветхий отчий дом.
Хлещут мысли суемудрые
Душу грешную кнутом.

Оттого-то мне невесело,
Да кручиной грудь полна,
Что в неведенье подвесила
На суку себя страна.
Кто-то, глядя, удивляется,
Кто-то пальцем ей грозит,
Только не сопротивляется –
На суку молчком висит.

Ни о чём ей не мечтается…
Как усиленный конвой,
Вороньё вокруг слетается,
Ждёт минуты роковой.
Ощущение нечистое
Мне навеяла страна,
Будто вместе с декабристами
При царизме казнена.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

КАК ЖИВЁТСЯ, РОССИЯ?..
КАК ЖИВЁТСЯ, РОССИЯ?..

Каждый год наполнялся слезьми и потерями,
Видно правы в преданиях были волхвы,
Потому что корона Российской империи
Не слетела ещё с шутовской головы.
Но об этом в газетах, увы, не судачили,
И с экранов никто не трепал языком,
Просто взяли, да русский народ околпачили,
И народ наш всетерпящий под колпаком.

Всюду слово «подайте» молитвенно слышится,
От ладоней протянутых тянет сбежать…
Как живётся, Россия?.. Как можется-дышится,
Коли ты через раз научилась дышать?..
А Россия молчит. Нету вымолвить моченьки
Ни благого для нас, ни дурного словца…
И живут её дети – сыночки и доченьки,
Наблюдая, как маму стирают с лица.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

НАД ПРОПАСТЬЮ
НАД ПРОПАСТЬЮ

Идут года. Над пропастью событий
Ещё не время оголять чело, –
Куём стихи средь редких чаепитий,
Пока сердца и души не свело.
Ещё всего мы до конца не знаем,
Ещё умам, как саженцам расти,
Но ворогом прострелянное знамя
Настал черёд и нам в строю нести.

Пусть этот век коварен и безумен,
Протянет Отче щедрую ладонь…
Стихи, как негодующий Везувий,
Всегда готовы выплеснуть огонь,
Чтоб наши чувства выжгли нечисть разом,
Тогда потомки вспомнят о волхвах,
И может быть великий термин «разум»
Затеплится в безмозглых головах.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

РОКОВОЙ ТРАМВАЙ
РОКОВОЙ ТРАМВАЙ

Обижать советских граждан не к лицу,
Но забыли нас, как миллионы прочих…
А трамвай всё по кольцу, да по кольцу
Развозил и безработных, и рабочих.
Все терпели и передние места
Уступали матерям и инвалидам,
А трамвай из ниоткуда в никуда
С громким звоном не по делу, а для вида.
Пассажирское молчание гнетёт,
Раньше не было в гортранспорте такого,
Может стрелку кто-нибудь переведёт,
Чтоб сошёл трамвай с маршрута кольцевого?..
Но никто не пожелал перевести,
Не хотел народ с халявою расстаться.
На маршруте если деньги заплатил,
Можешь век с одним билетом прокататься.
И трамвай тянуть вперёд не успевал,
Нарушая график в час по чайной ложке,
А народ всё прибывал и прибывал,
И стоял на каждой выгнутой подножке.
И никто не прятал наглые глаза…
Хоть случайностей на свете не бывает,
Но… случайно отказали тормоза
У проржавленного старого трамвая.
Дело было в восемнадцатом году,
На расцвете прогрессивного столетья,
Люди прыгали со страху на ходу,
Среди них и престарелые, и дети.
Им пожить ещё хотелось и моглось
В закольцованном мирском круговороте,
Но не каждому от смерти довелось
Ускользнуть на судьбоносном повороте.
Я в истории черту не подвожу,
Несмотря на то, что многие просили,
Лишь одно на это, граждане, скажу:
В роковом трамвае едет вся…

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЛАДЬЯ
ЛАДЬЯ

Распластаются столетья,
Кровь времён прильёт к щекам,
Будут радоваться дети,
Что бегут по облакам
В мир своих фантазий юных
Средь безгрешных детских снов…
В голосочках тонкострунных
Есть основа всех основ.

А потом за поворотом,
Где судéб стоит ладья,
Отворятся им ворота
Океаном бытия.
И ладья отчалит плавно
От лазурных берегов,
Поплывёт с девизом главным:
«Не нажить в пути врагов!»

И когда иссякнут силы,
Вылив памяти бадью,
Каждый вспомнит, где носило
По волнам его ладью.
Скоро тоже стану старым…
Где бы в жизни ни бывать,
К берегам родной Самары
Мне б ладью пришвартовать.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ
ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

Двадцать восьмое число, а поди же…
Стерва-зима не сдаётся, гудит.
Терпим с единым желанием выжить, –
Месяц холодный ещё впереди.

Льды февраля – почернелые глыбы –
Грудой тяжёлой лежат без словес.
Тучи, как волосы вставшие дыбом,
Лезут на голый щетинистый лес.

Ветры, освоив маршруты окраин,
Дуют напором шальным на село,
Солнца пятак поутру не надраен,
И оттого на душе тяжело.

Спят двое братьев моих да сестрица,
Не приложу и щепоти ума,
Что в эту пору им может присниться,
Коли пустые в дому закрома?..

Матушка возится, топится печка –
Стряпать готовится кислые щи.
Год сорок пятый, застыв на крылечке,
Шепчет: «За голод с меня не взыщи…»

Дровни у дома стоят истуканом,
Будто бы силятся что-то сказать.
Похолодевшего деда Ивана
Мы схоронили неделю назад.

Не уберёг он отцовской надежды
Сына дождаться с кровавой войны,
Плотно закрыл стариковские вежды,
Лёг в огрубелую землю страны.

Мы вечерами горюем о деде,
Смертушка нас обошла стороной.
Знать бы, что весть о Великой Победе
Ласточка в клюве доставит весной.

С фронта вернётся отец одноногий, –
Кудри солдатские все в серебре.
Хмуро сегодня. Пустые дороги.
Двадцать восьмое. Февраль на дворе.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПИЛИГРИМЫ
«Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы…»

Иосиф Бродский

ПИЛИГРИМЫ

Время взмоет всполошенной птицей,
Лучик солнца осветит порог,
Пролистнут пилигримы страницы
Необъятных российских дорог.

То на поезде с именем «Скорый»,
То пешком по горам и лесам
Под счастливой звездою, с которой
Так легко доверять чудесам.

Пилигримы судьбе не перечат,
Ожидают попутных огней,
Им с удачею каждая встреча
В этой жизни намного ценней.

Для кого-то дорога – отрада,
Для кого-то – усталость и сбой,
Только муза паломникам рада,
Что её забирают с собой.

Не беда, что порою незрима,
Нужно в памяти свято хранить
Мысль, что муза в душе пилигрима –
Путеводная крепкая нить.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

УШЕДШИМ ДРУЗЬЯМ...
УШЕДШИМ ДРУЗЬЯМ…

Мои друзья исчезли навсегда,
Никто из них, как прежде, не смеётся.
И только мысль о прожитых годах
От их сердец затихших остаётся.
Мои друзья не пьют теперь вино,
Не ходят в баню перед Новым годом.
Воитель говорит, что пить грешно
На небеси в нелётную погоду.

А мне, признаться, грустно одному –
И в праздники, и в дни скоромных буден.
Я в гастрономе водочки возьму,
Налью по сто, промолвлю сухо: «Будем…»
И лица вдаль ушедших оживут,
Их голоса польются ручейками.
Но почему-то в гости не зовут
К себе в небесный храм за облаками.

Они твердят, что там уклад иной,
А жизни арифметика простая…
И я, такой обычный и земной,
Свои года с кукушкою считаю
И слёзно вспоминаю о друзьях,
Гуляющих по звёздному пространству.
Настанет час, и там услышу я,
Как все они мне хором скажут: «Здравствуй!»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

МАЯЧОК
МАЯЧОК

(Рассказ старого шофёра)

Криволучье – посёлок маленький,
семь домишек углом косым.
В неказистой избёнке с маменькой
поживал простофиля сын.
Не гораздый, как бабки местные,
в разговоре двух слов связать, –
он любил про места окрестные
спозаранку тайком писать.
И слагал он доступно вроде бы,
но наивные те стишки
понимал лишь сосед юродивый,
да столетние старики.
Молодайки в платки хихикали,
коли вслед отпущал словцо, –
всё чурались столкнуться ликами
с неотёсанным молодцом.
Довелось и моей полуторке
как-то раз в тех местах стоять.
На переднем ослабли футорки,
и айда колесо гулять!..
Починял «жеребца» до вечера,
разомлел от мирской тиши.
На закате, коль делать нечего,
в пору сам чего хошь пиши!..
И задумав разжиться бимбером,
я забрёл на его крыльцо…
– Как зовут тебя?
– Володимиром!
Поглядел пареньку в лицо, –
неказистый, худющий, маленький,
но какой глубины глаза!
– С кем живёшь-то, Володя?
– С маменькой! –
тот в ответ нараспев сказал.
Прошмыгнула луна задворками,
осветила избу внутри.
Я кисет протянул с махоркою:
– Не стесняйся, браток, кури!..
Тот с улыбкою:
– Некуряшший я. Да и маменька не велит!..
Ах, глаза, добротой пьянящие!
Был бы девкой я – точно влип!..
И забыл я, за чем пожаловал
к ясноокому в тишине,
только знаю, что не пожадовал
он последней рубахи мне б…
Хоть и старше, мозгами древний я –
всё стоял, растопырив рот,
долго слушал его творения,
как голодный живёт народ,
что трава на лугах некошена,
что, сгорая, трещит щепа,
что для старенькой церкви брошенной
третий год не сыскать попа.
Он охватывал темы разные, –
то с улыбкою, то в тоске.
И куда мне, шофёру грязному,
до извилин в его башке…
Напоследок про одиночество
со слезою загнул дугу.
И прощаться с таким не хочется,
и задерживать не могу.
Приглашал меня в дом, да только я
постеснялся и все дела…
А луна всё светила долькою,
поутру, как мозоль, сошла.
Я проверил ещё раз футорки,
кочет выкрикнул: «Рассвело!»
И остывший мотор полуторки
постепенно набрал тепло.
И куда б ни позвала Родина,
по какой ни промчал земле,
щедро светит душа Володина
маячком в непроглядной мгле.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

РАБОТАЙ!
«Работай, работай, работай:
Ты будешь с уродским горбом
За долгой и честной работой,
За долгим и честным трудом…»

Александр Блок

РАБОТАЙ!

Не охай, не ахай, – работай!
Сегодня работа в цене, –
Неделю до самой субботы
За пайку своих трудодней.
Порядки настали иные,
И граждане спали с лица.
Надежда поспать в выходные
Уже не лелеет сердца.
Россия силёнки изводит,
Здоровье её не в соку,
Но в праздники люди выходят
На каторжный труд по звонку.
А барину это и надо,
Любого заставит терпеть…
Паши, бессловесное стадо,
Пока не попало под плеть!..
Сноси нестерпимые боли,
Голодный народец нагой!..
Нет, барин себе не позволит
Сорить понапрасну деньгой.
Он – враг тунеядцев и пьяниц,
Работа превыше всего!..
Проступит довольства румянец
На бархатной коже его.
Лишь только рассвет замаячит
И темень осушит до дна,
Усталою русскою клячей
Выходит трудиться страна.
А в этом кровавом рассвете
Средь буден извечных лихих
Рыдают голодные дети,
Не видя кормильцев своих.
Народ беспределом унижен,
Но так и не встал на дыбы,
Всё ниже к землице, всё ниже,
Но выше и выше горбы.
Не в праве за правду бороться,
И лицами падая в грязь,
Горбатые пашут уродцы,
И скалится барин, смеясь.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

СЕЙ ВЕК...
СЕЙ ВЕК…

Сей век – напорист и безумен –
Плетёт паучьи кружева.
С нательным крестиком игумен
Уже не чувствует родства
С родной страной, залитой хмелем,
Да так, что света не видать.
Здесь можно барствовать неделю,
А остальные – голодать.

И никаких молитв не надо –
Душа не чувствует полёт,
Пока безнравственное стадо
В лицо Воителя плюёт.
Земля дрожит в небесной нише,
Ей с каждым годом всё больней…
И чем в сердцах безбожность выше,
Тем бездна глубже и черней.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

МУЗЕ
МУЗЕ

Мы с тобою давно подходили к нулю,
Только я ни тебя, ни себя не сгублю,
Потому что с поэзией связаны.
Все вдвоём проведённые ночи и дни
Всё, что в памяти свято на пару храним,
Для потомков оставить обязаны.

Помнишь, как замерзая, по снегу брели
И в раздумьях костры высоченные жгли,
Укрепляясь строкой Маяковского?
А потом бил холодный кровавый рассвет,
И привиделись разом Есенин и Фет,
Выводя из неверия плоского.

И тогда наша жизнь обретала объём,
И под солнцем палящим найти водоём
Удавалось в пустыне нехоженой.
Мы не гибли от долгой смертельной жары,
Постигая искусства иные миры,
Как назначено нам… Как положено…

А теперь от судьбы ничего не тая,
Подступаем к небесным Господним краям,
Где кресты куполов осязаемы.
Там обжились давненько и Пушкин, и Блок,
Даже тот, кто взводил смертоносный курок,
Повстречается нам обязательно.

Но никто не бросает на счастье монет,
Потому что на небе Отечества нет,
А предложено упокоение.
Мы лишь только посмотрим в Господни глаза,
Да замолим грехи, и немедля назад,
К зарождённому стихотворению.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

АХ, ЕСЛИ Б ВОЛЕН БЫЛ ЗАМЕДЛИТЬ...
«Что наша жизнь? Игра!»
М. И. Чайковский

* * *

Ах, если б волен был замедлить
Неудержимых стрелок ход,
Не разбивал бы жизнь, как кегли,
За годом год… за годом год…

Не растранжирил бы впустую
Судьбой начисленные дни,
А ныне чую за версту я –
Дуплятся вечностью они.

Ах, если б знать, кому в угоду
Меня оставить на краю,
Где растранжиренные годы
Ломают партию мою.

Глядят соперники с усмешкой,
Как в ходе частых перемен
Слыву невзрачной чёрной пешкой,
Что выставляют на размен.

А я нахохленный и хмурый,
Привыкший к слову «умирать»,
Плюю на белые фигуры,
Друг дружку склонные сжирать.

Их мёдом славы так и манит,
А я душой не заржавел, –
Свой пятый туз держу в кармане
И верный джокер в рукаве.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

МАРТ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЕГО
МАРТ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЕГО

Мы рану водкою лечили
И шли по траурной Москве,
Где весть о сталинской кончине,
Как обухом по голове.
Лубянский крепкий муравейник
Разворошила смерть вождя,
И населению ошейник
Затянут, месяц погодя.

К народной горести причастно,
Дрожа тембральностью вины,
Информбюро рвало на части
Все репродукторы страны.
Клонились головы, как ветки,
И ощущенье таково,
Что пал родной Союз Советских…
И не поднять уже его.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

РАСПРОДАЖА
РАСПРОДАЖА

Не по себе, и страшно даже,
Когда без риска, без вины
Ведётся всюду распродажа
Отсталой немощной страны.

Тяжёлым грузом сердце полнит,
Раздумья частые гнетут:
А что потомки будут помнить,
Когда и память продадут?

Иуды шепчут: «Плагин сменим,
И в переделе бытия,
Повымрет нравственное племя
Средь богохульства и вранья…»

А мне, рождённому в Союзе,
Душой вовеки не понять
Бездушный термин «All inclusive»,
Что всюду стали применять.

К чему заманчивые «шопы»,
И с кем стоять в одном строю,
Когда оставят с голой …опой
Подонки родину мою?..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ДЕВОЧКА С ИМЕНЕМ ЙЕН
ДЕВОЧКА С ИМЕНЕМ ЙЕН

Не нарушая законы,
Не поднимаясь с колен,
Смотрит в глаза Пентагона
Девочка с именем Йен*.

Сил не хватает подняться
Средь пепелища войны.
Девочке ночью не снятся
Светлые детские сны.

Пламя пожаров Вьетнама
Всё выжигает дотла.
Где ты, любимая мама?
Всюду лишь дым и зола.

Девочке хочется хлеба,
Девочке нужно жильё.
Похолодело, как небо,
Тощее тело её.

Только война – вне закона,
И никаких перемен.
Нет для стволов Пентагона
Девочки с именем Йен.

*Йен – вьетнамское женское имя,
в переводе означает «Мир»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВСЁ ЧАЩЕ НОЧАМИ ВСПЛЫВАЕТ КАРТИНА...
* * *

Всё чаще ночами всплывает картина:
Россия в обносках спадает с лица.
Куда ей податься под залп орудийный,
Под слог эпитафий Святого Отца?..
Летят на неё двухпудовые ядра,
Пытаясь разрушить священный очаг.
И глас Володарского слышен за кадром
Об истине верной – любить натощак.

Слова застывают у дальней заставы,
И рушится Кремль, – за стеною стена.
Не хочется родине жить по Уставу,
Поскольку его начертала война.
И тянется к небу с прострелянным солнцем,
И просит у Бога копейку на хлеб
Россия в обносках, до самого донца
Испившая боль человечьих судéб.

И, вскрикнув во сне от увиденной жути,
В холодном поту открываю глаза…
А в телеэкране по-прежнему Путин,
И отданы все за него голоса.
Снотворное пью, а поди ж ты… не спится…
Безлунная ночь. Средь ветров-колдунов
Сурово взирает двуглавая птица
В мою неразгаданность тягостных снов.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВСЕ ДОРОГИ СУДЬБОЮ ПОМЕЧЕНЫ...
* * *

Все дороги судьбою помечены,
Всюду плачут по нам соловьи.
Почему мы с Россией развенчаны,
Не познав настоящей любви?..

Мы не черпали Божии россыпи
И не бились за подати лбом.
Довела нас с Княжною до росстани
Смена гимна и флага с гербом.

В никуда на телеге приехали,
Где любой из гнилых заправил
Обходился с Россией, как с плехою,
Как собаку цепную травил.

И гортанью своею хрипящею
Так и тянет порой голосить,
Потому что любовь настоящую
Нам не дали поныне вкусить.

Не вернуть в этом проклятом времени
Наш нещадно порушенный быт.
Только слышно ночами, как в темени
Горько плачет Россия навзрыд.

Доживая свой век деревенщиной,
Всякий раз говорю в небеса:
«За какие грехи мы развенчаны
С той, которой гляжу я в глаза?..»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ДОЖДЬ НАД РОДИНОЙ
ДОЖДЬ НАД РОДИНОЙ

Намочит Господней водою пергамент
Страдалицы вечной – родимой земли.
Бредём бездорожьем, а под сапогами
В нахохленных лужах рассвет неделим.
Не счастливы мы живописностью этой
В небесной холодной унылой воде,
Покуда твердят, умирая, поэты:
«Россия-кормилица, где же ты, где?..
Почто закрываешь слезливые вежды,
О чём, горемычная, думы твои?..
Царит непогода, водою надежды
Не нас, так хоть поросли ты напои!..»

Россия устала. Её из-под спуда
Не вызволить тем, чьи худы рамена.
И пляшет от счастья продажный Иуда,
Что всюду настали его времена.
А родина молча глядит в поднебесье,
Где мокнут кресты и церквей купола,
И только Всевышний, всё тщательно взвесив,
Воздаст поделом за грехи и дела.
Сплинозность изъела российские корни,
И тянет упиться под скрипы телег
В местах, где наутро сметёт старый дворник
Листву подворотен в Серебряный век.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПРОЩАЛЬНЫЙ ФОКСТРОТ
ПРОЩАЛЬНЫЙ ФОКСТРОТ

Сентябрит за окном. Дворник листья в мешки
от минорной природы упрятал.
Ощущение, будто сексот от руки
анонимку на листья состряпал.
Как в вагонах «столыпинских», в каждом мешке
всё в набой, остаётся лишь сцепка…
А потом – по этапу, оставив в тоске
опустелые голые ветки.

Говорят, если дождь «на дорожку» стучит,
значит, участь виновных смягчают…
Но природа сегодня упорно молчит,
видно плакать Господь запрещает.
Заиграет под вечер печальный кларнет
жёлтым листьям фокстрот на прощанье.
Ни мешков на газоне, ни дворника нет,
и в душе, как в стране, – обнищанье.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЧАСТЫЙ ПУЛЬС
ЧАСТЫЙ ПУЛЬС

В заунывном дождливом потоке
Холодают степенно деньки.
Август – месяц раздумий глубоких –
Открывает свои дневники.

О былом потаённые мысли,
Воспомины мои бередя,
Постепенно созрели и свисли,
Словно яблоки после дождя.

Их прохожие не замечают,
Покидая промокший бульвар.
Пахнет мёдом и байховым чаем, –
В небе Отче раздул самовар.

В киновари шального рассвета
Так и тянет благое вершить.
Частый пульс уходящего лета
Укрепляет стремление жить.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВРЕМЯ СТАВОК
ВРЕМЯ СТАВОК

Каждый день меняются контрасты,
И, глумясь над гимном и гербом,
Звёздочки китайские на красном
Стали ближе молота с серпом.

Но всё так же будоражат нервы
Звёзды, что сияют на Кремле.
Для кого-то нынче станет первым
Чей-то день последний на земле.

Всюду апокалипсис пророчим,
Застрелив грядущее в упор,
Но стоит Колхозница с Рабочим
Мухиной на радость до сих пор.

Что в саду цвело, сегодня сгнило,
Осень – время ставок на «зеро».
Если в сердце кончатся чернила,
Кто-то за меня макнёт перо.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

СТАРШИНА ПЕТРОВ
СТАРШИНА ПЕТРОВ

Каждый день уязвим судьбой,
Студит кровушку чувство смерти.
Нынче снова тяжёлый бой,
Свой котёл намывают черти.
Капли крупные, – будь здоров,
Молотками стучат по нервам,
Снова я, старшина Петров,
На позицию выйду первым.
Не сверли ты меня, комбат,
Безутешным суровым оком,
Половине моих ребят
Это рубище выйдет боком.
Нам сегодня любой ценой
Удержать оборону надо,
А потом где-то за спиной
Поработают дружно «Грады».
Око видит, да зуб неймёт,
Переслать бы письмо невесте…
Почту «литерный» заберёт
Опосля вместе с грузом «200».
Семенящая тишина
С третьим тостом в сердца крадётся,
В небе слышится: «Старшина!
Сигареточки не найдётся?»
То ли жуткие снятся сны,
То ли бабка с косой всё ближе, –
Смотрят с облака пацаны…
– Вы простите, братки, что выжил!..
А они мне в ответ:
– Война – это дело, Петров, такое…
Не казни себя, старшина,
Коли нет на душе покоя.
Через час будет новый бой,
Обожжёт тебе грудь и ноги,
Это значит, что мы с тобой
По небесной пойдём дороге.
А у нас тут такой озон! –
Так и падаешь без закалки!
Жалко только, что не сезон
Для купания и рыбалки.
Им в ответ я хотел сказать:
«Каждый день уязвим судьбою…»,
Только, вздрогнув, открыл глаза
От внезапной команды: «К бою!..»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

БЕЗ СОЗНАНИЯ
БЕЗ СОЗНАНИЯ

Вижу длинный след к погосту из беспечности.
Он в природе называется судьбой.
Вижу в Лете водяные знаки вечности,
Разреши, Господь, покаюсь пред тобой!..

Ты всегда даёшь по силам испытания,
Но не сдюжить в одночасье я могу,
И тогда начнутся слёзы, причитания,
Но не здесь, а на небесном берегу.

И покуда я хожу своими тропами,
И покуда носит матушка-Земля,
Дай мне счастья, а не то опять прохлопаю,
Проморгаю, и придётся всё с нуля…

Снова землю защищать от лютой нечисти,
Тело в форму камуфляжную, и в бой…
Там увижу след к погосту из беспечности
И опять в грехах покаюсь пред Тобой.

Снова скажешь, что посильны испытания,
Что не Ты идти на бойню приказал.
Снова мне лежать в кровище без сознания
И глядеть в Твои печальные глаза.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПАРАДОКС
ПАРАДОКС

Всё, что с корнем вырвано из нас,
Высохло в отравленной России,
И теперь восходят на Парнас
Те, кого об этом не просили.

Пешки не в цене у королей,
Где они, счастливые минутки?
Увезли за тридцать пять рублей
В грязной переполненной маршрутке.

Цены покоряют Эверест,
А земля становится всё ближе.
Каждому поставлен будет крест,
Наш народ крестами не обижен.

Всё святое сводится к нулю,
Скалятся и властвуют тираны,
Только фраза «Родину люблю!..»
И живёт, и крепнет, как ни странно.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПОД ГРИФОМ...
ПОД ГРИФОМ…

Захочешь поплакаться –
Скажут: «Слабак!»,
Но рядом никто не смеётся.
Живут россияне под грифом «Никак»,
А что им ещё остаётся?..
С тех пор, как упрятали в землю отца
С могучей фамилией Сталин,
Никак не сведут два простейших конца
И рыпаться даже не стали.
Каких только бед ни творилось в стране!
Голодные, в запертой клети, –
Мы семьдесят лет бултыхались в …овне,
Никто ни за что не в ответе.
Мечтали мы в новом столетье свернуть
Всем нехристям хлипкие шеи,
Но нас, как баранку, сумели согнуть,
А тех, кто не гнулся – в траншеи.
Айфоны, планшеты и прочая херь –
Одно ядовитее жало.
Так кто же Отчизну подымет теперь?
Она все бока отлежала.
Давно заржавела в грядущее дверь,
Закон и порядок нарушен.
Единым вопросом «А что же теперь?»
Истерзаны русские души.
Но каждый, кто «против» страну истязать,
Кто с горькой эпохою связан,
Хотя бы словцо за Россию сказать
Не должен, а просто обязан!..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ИСТОРИЮ МЫ НЕ ЗАБЫЛИ...
«Человек смертен, и его единственная
возможность стать бессмертным состоит в том,
чтобы оставить после себя нечто бессмертное…»

Уильям Фолкнер

* * *

Историю мы не забыли
И дань отдаём рысакам.
Мы тоже подковами били
По серым булыжным щекам.

От пяток до самой макушки
Всё то, что хранимо в веках,
Прицельно выстреливал Пушкин
В нетленных доныне стихах.

А мы воспеваем поэта
У музы под тёплым крылом,
Нам тоже пришьют эполеты
С двуглавым российским орлом.

Винтовки дадут и подсумки,
Призывное эхо взлетит,
А пьяный художник рисунки
Однажды и нам посвятит.

На нас эпиграммы напишут
И песни споют у костра.
История вечностью дышит,
А вечность – поэтов сестра.

И каждому юную шалость
Простят и подарят цветы.
За малым лишь дело осталось –
Улечься навек под кресты.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

НЕБЕСНЫЙ ВОЗНИЦА
НЕБЕСНЫЙ ВОЗНИЦА

Ясный день. Подвода едет.
Держит вожжи дед Матвей.
Заждались его соседи –
Стая белых голубей.
Глаз Творец с него не сводит,
Гладит деду рамена.
Ценный груз лежит в подводе –
Пуд отборного зерна.
Ввысь тянуть кобыле тяжко,
Жилы тонкие дрожат.
Не даёт Матвей поблажки,
А не то – не удержать!..
Полосой по небосводу
Пролегла Творца рука.
Верный держит курс подвода,
Пробивая облака.
Дед кряхтит и носом дышит,
А тулуп на нём парит.
Вороток подняв повыше,
«Зябко нынче!..» – говорит.
Дальний путь по брегу Леты
Сложен, что и говорить.
Руки тянутся к кисету,
Дюже хочется курить.
Но Творец не разрешает,
Знать, приходится терпеть,
И возница поспешает,
Чтобы к вечеру успеть.
На кобылу гаркнет грубо:
– Спишь, каналья? Но! Пошла!
Лошадёнке это любо,
Встрепенулась, ожила!..
Скинет свой тулуп тяжёлый
Дед устало перед сном,
Зёрна высыплет на жёлоб,
Птиц попотчует зерном.
В небе вечностью повеет,
Тлеет лунный керосин.
Разрешит Творец Матвею
Закурить на небеси.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

МИНУТА БЕЗ ВРЕМЕНИ
МИНУТА БЕЗ ВРЕМЕНИ

Обожаю минуту «без времени»
На табло электронных часов,
Словно пласт земляной до бурения,
Словно чаши пустые весов,
Словно холст незапятнанный красками,
Словно дождь, что ещё не пошёл,
Неизведанным чем-то обласкан я,
И от этого мне хорошо.
Как ни странно, с безвременьем вяжется
Всё, о чём ни веди разговор.
Погляжу на нули, и мне кажется,
Будто я не рождён до сих пор.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЕЛЕЕМ ПРОЩЕНЬЯ...
«Лучшие дурочки мира
В нашем гуляют дворе…
Им ни к чему моя лира
В Богом забытой дыре…»

Евгений Семичев

* * *

Елеем прощенья облиты
Все трещины чуткой души,
А боль всё стоит монолитом
И прочь уходить не спешит.

Казалось бы, стихли все склоки,
И следует пальцы разжать,
Но чахнет желанье за локоть
Любовь на ходу придержать.

Негаданно как-то, нежданно,
С докучливой мыслью: «Не верь…»
Вдруг щёлкнет замок чемодана,
И хлопнет подъездная дверь.

Остынет чужая квартира,
Не стоит тягаться с судьбой,
Пусть лучшие дурочки мира
Отыщутся сами собой.

Пригреют скитальца по свету,
Изыщут в глубинах добро
И счастья златую монету
Поставят в душе на ребро.

От гадких словесных вторжений
Любовь так и тянет бежать.
Не нужно терпеть унижений,
Негоже самим унижать.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019