Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

«Живое перо поэзии»

+70 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Владислав Терентьев
МАРТ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЕГО
МАРТ ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЕГО

Мы рану водкою лечили
И шли по траурной Москве,
Где весть о сталинской кончине,
Как обухом по голове.
Лубянский крепкий муравейник
Разворошила смерть вождя,
И населению ошейник
Затянут, месяц погодя.

К народной горести причастно,
Дрожа тембральностью вины,
Информбюро рвало на части
Все репродукторы страны.
Клонились головы, как ветки,
И ощущенье таково,
Что пал родной Союз Советских…
И не поднять уже его.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

РАСПРОДАЖА
РАСПРОДАЖА

Не по себе, и страшно даже,
Когда без риска, без вины
Ведётся всюду распродажа
Отсталой немощной страны.

Тяжёлым грузом сердце полнит,
Раздумья частые гнетут:
А что потомки будут помнить,
Когда и память продадут?

Иуды шепчут: «Плагин сменим,
И в переделе бытия,
Повымрет нравственное племя
Средь богохульства и вранья…»

А мне, рождённому в Союзе,
Душой вовеки не понять
Бездушный термин «All inclusive»,
Что всюду стали применять.

К чему заманчивые «шопы»,
И с кем стоять в одном строю,
Когда оставят с голой …опой
Подонки родину мою?..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ДЕВОЧКА С ИМЕНЕМ ЙЕН
ДЕВОЧКА С ИМЕНЕМ ЙЕН

Не нарушая законы,
Не поднимаясь с колен,
Смотрит в глаза Пентагона
Девочка с именем Йен*.

Сил не хватает подняться
Средь пепелища войны.
Девочке ночью не снятся
Светлые детские сны.

Пламя пожаров Вьетнама
Всё выжигает дотла.
Где ты, любимая мама?
Всюду лишь дым и зола.

Девочке хочется хлеба,
Девочке нужно жильё.
Похолодело, как небо,
Тощее тело её.

Только война – вне закона,
И никаких перемен.
Нет для стволов Пентагона
Девочки с именем Йен.

*Йен – вьетнамское женское имя,
в переводе означает «Мир»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВСЁ ЧАЩЕ НОЧАМИ ВСПЛЫВАЕТ КАРТИНА...
* * *

Всё чаще ночами всплывает картина:
Россия в обносках спадает с лица.
Куда ей податься под залп орудийный,
Под слог эпитафий Святого Отца?..
Летят на неё двухпудовые ядра,
Пытаясь разрушить священный очаг.
И глас Володарского слышен за кадром
Об истине верной – любить натощак.

Слова застывают у дальней заставы,
И рушится Кремль, – за стеною стена.
Не хочется родине жить по Уставу,
Поскольку его начертала война.
И тянется к небу с прострелянным солнцем,
И просит у Бога копейку на хлеб
Россия в обносках, до самого донца
Испившая боль человечьих судéб.

И, вскрикнув во сне от увиденной жути,
В холодном поту открываю глаза…
А в телеэкране по-прежнему Путин,
И отданы все за него голоса.
Снотворное пью, а поди ж ты… не спится…
Безлунная ночь. Средь ветров-колдунов
Сурово взирает двуглавая птица
В мою неразгаданность тягостных снов.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВСЕ ДОРОГИ СУДЬБОЮ ПОМЕЧЕНЫ...
* * *

Все дороги судьбою помечены,
Всюду плачут по нам соловьи.
Почему мы с Россией развенчаны,
Не познав настоящей любви?..

Мы не черпали Божии россыпи
И не бились за подати лбом.
Довела нас с Княжною до росстани
Смена гимна и флага с гербом.

В никуда на телеге приехали,
Где любой из гнилых заправил
Обходился с Россией, как с плехою,
Как собаку цепную травил.

И гортанью своею хрипящею
Так и тянет порой голосить,
Потому что любовь настоящую
Нам не дали поныне вкусить.

Не вернуть в этом проклятом времени
Наш нещадно порушенный быт.
Только слышно ночами, как в темени
Горько плачет Россия навзрыд.

Доживая свой век деревенщиной,
Всякий раз говорю в небеса:
«За какие грехи мы развенчаны
С той, которой гляжу я в глаза?..»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ДОЖДЬ НАД РОДИНОЙ
ДОЖДЬ НАД РОДИНОЙ

Намочит Господней водою пергамент
Страдалицы вечной – родимой земли.
Бредём бездорожьем, а под сапогами
В нахохленных лужах рассвет неделим.
Не счастливы мы живописностью этой
В небесной холодной унылой воде,
Покуда твердят, умирая, поэты:
«Россия-кормилица, где же ты, где?..
Почто закрываешь слезливые вежды,
О чём, горемычная, думы твои?..
Царит непогода, водою надежды
Не нас, так хоть поросли ты напои!..»

Россия устала. Её из-под спуда
Не вызволить тем, чьи худы рамена.
И пляшет от счастья продажный Иуда,
Что всюду настали его времена.
А родина молча глядит в поднебесье,
Где мокнут кресты и церквей купола,
И только Всевышний, всё тщательно взвесив,
Воздаст поделом за грехи и дела.
Сплинозность изъела российские корни,
И тянет упиться под скрипы телег
В местах, где наутро сметёт старый дворник
Листву подворотен в Серебряный век.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПРОЩАЛЬНЫЙ ФОКСТРОТ
ПРОЩАЛЬНЫЙ ФОКСТРОТ

Сентябрит за окном. Дворник листья в мешки
от минорной природы упрятал.
Ощущение, будто сексот от руки
анонимку на листья состряпал.
Как в вагонах «столыпинских», в каждом мешке
всё в набой, остаётся лишь сцепка…
А потом – по этапу, оставив в тоске
опустелые голые ветки.

Говорят, если дождь «на дорожку» стучит,
значит, участь виновных смягчают…
Но природа сегодня упорно молчит,
видно плакать Господь запрещает.
Заиграет под вечер печальный кларнет
жёлтым листьям фокстрот на прощанье.
Ни мешков на газоне, ни дворника нет,
и в душе, как в стране, – обнищанье.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЧАСТЫЙ ПУЛЬС
ЧАСТЫЙ ПУЛЬС

В заунывном дождливом потоке
Холодают степенно деньки.
Август – месяц раздумий глубоких –
Открывает свои дневники.

О былом потаённые мысли,
Воспомины мои бередя,
Постепенно созрели и свисли,
Словно яблоки после дождя.

Их прохожие не замечают,
Покидая промокший бульвар.
Пахнет мёдом и байховым чаем, –
В небе Отче раздул самовар.

В киновари шального рассвета
Так и тянет благое вершить.
Частый пульс уходящего лета
Укрепляет стремление жить.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ВРЕМЯ СТАВОК
ВРЕМЯ СТАВОК

Каждый день меняются контрасты,
И, глумясь над гимном и гербом,
Звёздочки китайские на красном
Стали ближе молота с серпом.

Но всё так же будоражат нервы
Звёзды, что сияют на Кремле.
Для кого-то нынче станет первым
Чей-то день последний на земле.

Всюду апокалипсис пророчим,
Застрелив грядущее в упор,
Но стоит Колхозница с Рабочим
Мухиной на радость до сих пор.

Что в саду цвело, сегодня сгнило,
Осень – время ставок на «зеро».
Если в сердце кончатся чернила,
Кто-то за меня макнёт перо.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

СТАРШИНА ПЕТРОВ
СТАРШИНА ПЕТРОВ

Каждый день уязвим судьбой,
Студит кровушку чувство смерти.
Нынче снова тяжёлый бой,
Свой котёл намывают черти.
Капли крупные, – будь здоров,
Молотками стучат по нервам,
Снова я, старшина Петров,
На позицию выйду первым.
Не сверли ты меня, комбат,
Безутешным суровым оком,
Половине моих ребят
Это рубище выйдет боком.
Нам сегодня любой ценой
Удержать оборону надо,
А потом где-то за спиной
Поработают дружно «Грады».
Око видит, да зуб неймёт,
Переслать бы письмо невесте…
Почту «литерный» заберёт
Опосля вместе с грузом «200».
Семенящая тишина
С третьим тостом в сердца крадётся,
В небе слышится: «Старшина!
Сигареточки не найдётся?»
То ли жуткие снятся сны,
То ли бабка с косой всё ближе, –
Смотрят с облака пацаны…
– Вы простите, братки, что выжил!..
А они мне в ответ:
– Война – это дело, Петров, такое…
Не казни себя, старшина,
Коли нет на душе покоя.
Через час будет новый бой,
Обожжёт тебе грудь и ноги,
Это значит, что мы с тобой
По небесной пойдём дороге.
А у нас тут такой озон! –
Так и падаешь без закалки!
Жалко только, что не сезон
Для купания и рыбалки.
Им в ответ я хотел сказать:
«Каждый день уязвим судьбою…»,
Только, вздрогнув, открыл глаза
От внезапной команды: «К бою!..»

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

БЕЗ СОЗНАНИЯ
БЕЗ СОЗНАНИЯ

Вижу длинный след к погосту из беспечности.
Он в природе называется судьбой.
Вижу в Лете водяные знаки вечности,
Разреши, Господь, покаюсь пред тобой!..

Ты всегда даёшь по силам испытания,
Но не сдюжить в одночасье я могу,
И тогда начнутся слёзы, причитания,
Но не здесь, а на небесном берегу.

И покуда я хожу своими тропами,
И покуда носит матушка-Земля,
Дай мне счастья, а не то опять прохлопаю,
Проморгаю, и придётся всё с нуля…

Снова землю защищать от лютой нечисти,
Тело в форму камуфляжную, и в бой…
Там увижу след к погосту из беспечности
И опять в грехах покаюсь пред Тобой.

Снова скажешь, что посильны испытания,
Что не Ты идти на бойню приказал.
Снова мне лежать в кровище без сознания
И глядеть в Твои печальные глаза.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПАРАДОКС
ПАРАДОКС

Всё, что с корнем вырвано из нас,
Высохло в отравленной России,
И теперь восходят на Парнас
Те, кого об этом не просили.

Пешки не в цене у королей,
Где они, счастливые минутки?
Увезли за тридцать пять рублей
В грязной переполненной маршрутке.

Цены покоряют Эверест,
А земля становится всё ближе.
Каждому поставлен будет крест,
Наш народ крестами не обижен.

Всё святое сводится к нулю,
Скалятся и властвуют тираны,
Только фраза «Родину люблю!..»
И живёт, и крепнет, как ни странно.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПОД ГРИФОМ...
ПОД ГРИФОМ…

Захочешь поплакаться –
Скажут: «Слабак!»,
Но рядом никто не смеётся.
Живут россияне под грифом «Никак»,
А что им ещё остаётся?..
С тех пор, как упрятали в землю отца
С могучей фамилией Сталин,
Никак не сведут два простейших конца
И рыпаться даже не стали.
Каких только бед ни творилось в стране!
Голодные, в запертой клети, –
Мы семьдесят лет бултыхались в …овне,
Никто ни за что не в ответе.
Мечтали мы в новом столетье свернуть
Всем нехристям хлипкие шеи,
Но нас, как баранку, сумели согнуть,
А тех, кто не гнулся – в траншеи.
Айфоны, планшеты и прочая херь –
Одно ядовитее жало.
Так кто же Отчизну подымет теперь?
Она все бока отлежала.
Давно заржавела в грядущее дверь,
Закон и порядок нарушен.
Единым вопросом «А что же теперь?»
Истерзаны русские души.
Но каждый, кто «против» страну истязать,
Кто с горькой эпохою связан,
Хотя бы словцо за Россию сказать
Не должен, а просто обязан!..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ИСТОРИЮ МЫ НЕ ЗАБЫЛИ...
«Человек смертен, и его единственная
возможность стать бессмертным состоит в том,
чтобы оставить после себя нечто бессмертное…»

Уильям Фолкнер

* * *

Историю мы не забыли
И дань отдаём рысакам.
Мы тоже подковами били
По серым булыжным щекам.

От пяток до самой макушки
Всё то, что хранимо в веках,
Прицельно выстреливал Пушкин
В нетленных доныне стихах.

А мы воспеваем поэта
У музы под тёплым крылом,
Нам тоже пришьют эполеты
С двуглавым российским орлом.

Винтовки дадут и подсумки,
Призывное эхо взлетит,
А пьяный художник рисунки
Однажды и нам посвятит.

На нас эпиграммы напишут
И песни споют у костра.
История вечностью дышит,
А вечность – поэтов сестра.

И каждому юную шалость
Простят и подарят цветы.
За малым лишь дело осталось –
Улечься навек под кресты.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

НЕБЕСНЫЙ ВОЗНИЦА
НЕБЕСНЫЙ ВОЗНИЦА

Ясный день. Подвода едет.
Держит вожжи дед Матвей.
Заждались его соседи –
Стая белых голубей.
Глаз Творец с него не сводит,
Гладит деду рамена.
Ценный груз лежит в подводе –
Пуд отборного зерна.
Ввысь тянуть кобыле тяжко,
Жилы тонкие дрожат.
Не даёт Матвей поблажки,
А не то – не удержать!..
Полосой по небосводу
Пролегла Творца рука.
Верный держит курс подвода,
Пробивая облака.
Дед кряхтит и носом дышит,
А тулуп на нём парит.
Вороток подняв повыше,
«Зябко нынче!..» – говорит.
Дальний путь по брегу Леты
Сложен, что и говорить.
Руки тянутся к кисету,
Дюже хочется курить.
Но Творец не разрешает,
Знать, приходится терпеть,
И возница поспешает,
Чтобы к вечеру успеть.
На кобылу гаркнет грубо:
– Спишь, каналья? Но! Пошла!
Лошадёнке это любо,
Встрепенулась, ожила!..
Скинет свой тулуп тяжёлый
Дед устало перед сном,
Зёрна высыплет на жёлоб,
Птиц попотчует зерном.
В небе вечностью повеет,
Тлеет лунный керосин.
Разрешит Творец Матвею
Закурить на небеси.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

МИНУТА БЕЗ ВРЕМЕНИ
МИНУТА БЕЗ ВРЕМЕНИ

Обожаю минуту «без времени»
На табло электронных часов,
Словно пласт земляной до бурения,
Словно чаши пустые весов,
Словно холст незапятнанный красками,
Словно дождь, что ещё не пошёл,
Неизведанным чем-то обласкан я,
И от этого мне хорошо.
Как ни странно, с безвременьем вяжется
Всё, о чём ни веди разговор.
Погляжу на нули, и мне кажется,
Будто я не рождён до сих пор.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЕЛЕЕМ ПРОЩЕНЬЯ...
«Лучшие дурочки мира
В нашем гуляют дворе…
Им ни к чему моя лира
В Богом забытой дыре…»

Евгений Семичев

* * *

Елеем прощенья облиты
Все трещины чуткой души,
А боль всё стоит монолитом
И прочь уходить не спешит.

Казалось бы, стихли все склоки,
И следует пальцы разжать,
Но чахнет желанье за локоть
Любовь на ходу придержать.

Негаданно как-то, нежданно,
С докучливой мыслью: «Не верь…»
Вдруг щёлкнет замок чемодана,
И хлопнет подъездная дверь.

Остынет чужая квартира,
Не стоит тягаться с судьбой,
Пусть лучшие дурочки мира
Отыщутся сами собой.

Пригреют скитальца по свету,
Изыщут в глубинах добро
И счастья златую монету
Поставят в душе на ребро.

От гадких словесных вторжений
Любовь так и тянет бежать.
Не нужно терпеть унижений,
Негоже самим унижать.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

БЕЗУМНЫЙ ВЕК
БЕЗУМНЫЙ ВЕК

В окно с похмелья выглянул – о боже! –
Проспект ожил, кругом гудят столбы.
Безумный век натягивает вожжи
И поднимает время на дыбы…
Несётся, нет движению предела,
Душа со страху в пятки залегла,
Хотя недавно вылететь хотела,
Да видно с перепугу не смогла.
Похоже ей с утра не до полётов,
К тому же дождь на взлётной полосе,
И я опять натягиваю боты
На пальцы двух своих «полуосей».
Мотор в груди «троит» и просит кира,
И вывесками манит гастроном.
Я покидаю клеть своей квартиры,
Иду с пустой авоськой за вином.
Две по «ноль семь» и килечка в томате
В безумный век – безумные друзья,
А с поднебесья грозно смотрит Батя
И говорит: «Поэту пить нельзя!..»
А что ещё, скажите, остаётся,
Когда с утра желанье таково,
Пока тоска кривою лентой вьётся,
Опутывая душеньку его?..
Безумный век пьянит свободой слепо,
Протягивая крохи со стола,
Покуда в ночь не разойдутся в склепы
Бездушно-беспринципные тела.
А завтра схема повторится снова,
Ведя по кругу безысходный бег,
И на запястьях вновь сожмёт оковы,
Бичуя время, наш безумный век.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЛЮБОВЬ НА ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ
ЛЮБОВЬ НА ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ

Любовь к Отчизне – это громко,
Особо в наши времена,
Когда и часть своих обломков
Не соберёт никак она.

И всё же есть на белом свете,
Кто проложил бы новый путь,
Кто бы хотел обломки эти
Собрать и склеить как-нибудь.

Но он затравлен в мире этом,
Живёт, не плача, не кляня,
Как неразменную монету,
На чёрный день любовь храня.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ИЩУ РОДНИК
ИЩУ РОДНИК

Всего напробовался всласть,
Горстями черпал по дороге.
Пора и мне на полку класть
Незавершённые эклоги.
Пора привыкнуть к падежам,
Ко всем мирским деепричастьям,
Пока последняя межа
Ещё стоит под вехой счастья.
Но всякий раз, когда молчу,
Мне ангел шепчет о хорошем:
«На поминальную свечу
Ещё не время тратить грóши!..
Ты не очистился сполна,
Не вымолил себе прощенья.
Поверь, в любые времена
В душе бывают истощенья.
Испей добра из родника,
Прими воды святой лобзанье
И знай: дающего рука
Не оскудеет по писанью!..»
И снова я родник ищу,
И все порывы сердца часты –
То веселюсь я, то грущу,
Всем сердцем делаясь причастным
К своим заброшенным трудам,
К тому, что людям остаётся,
К тяжёлым творческим годам,
К тому, что опытом зовётся.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПОДАРОК
ПОДАРОК

Жизнь течёт, как будто с середины,
Разливаясь речкой в два конца,
Размягчает все кусочки глины,
Что в руках небесного Творца.

Он на рукоделие богатый,
Тщателен в работе, не спешит.
Может к моей старости когда-то
Изваяет что-то для души.

С нарочным отправит мне на память
Из своей небесной мастерской
То, что и вовеки не заямить,
Грубой не сломать моей рукой.

Бережно опустит на ладони
Светлый образ юного лица,
И сердечко трепетно заноет,
И не будет радости конца.

Погляжу на слепок небывалый,
В нём воспоминаний череда –
Ровно то, чего не доставало
Долгие житейские года.

Жаль, моя вторая половинка
Получила возраста штрихи.
Меж бровей глубокая морщинка –
Вертикаль непрошенной тоски.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

НА ПОЛЕ ВСПАХАННОМ МОЛЮСЬ...
* * *

На поле вспаханном молюсь,
Целую родины колени.
Я чувств своих всегда боюсь
В моменты редких исцелений
Души израненной; и боль
Уже не мучает до крика,
Когда влечёт к себе любовь,
И тянет думать о великом.

Я лямку жизни вновь тяну,
В желаньях делаясь моложе.
И даже трактор тишину
В моей душе не потревожит,
Ведя по пашне свой маршрут,
Объят парами полевыми.
И понимаешь – только тут
Стихи рождаются живыми.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО
ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

С годами верхний пласт всё меньше плодороден,
Ваганьково в крестах, хотя и не война,
Но ценит мать-земля Высоцкого Володю,
Пластам его трудов и вспашка не нужна.

Он каждый хриплый вдох от цензоров не прячет,
По-прежнему живой, – он где-то среди нас…
И слышно, как в ночи струной гитара плачет,
Пока его стихи восходят на Парнас.

Во всех словах – удар, надорванные жилы,
И пачка сигарет к утру давно пуста,
Но мысли-трассера летят неудержимо,
И снова, как часы, работают уста.

Судьбы коварный план никем, увы, неведом,
«Семи смертям не быть!..» – пословицы не врут.
И парус вдруг порвут, и кони-привереды
Проложат в небеса последний свой маршрут.

Все гении Руси сгорают мотыльками,
Порою, не успев допеть и досказать…
Но в будущее взор хранит холодный камень,
Пока на нас глядят Высоцкого глаза.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЖИЗНЬ МОЯ БЫЛА ВЕЛИКОЛЕПНОЙ...
* * *

Жизнь моя была великолепной,
Не подыщешь для неё строки, –
В разнотравье буйствовали слепни,
И тянуло рыбой от реки.

В полосе бревенчатых окраин,
Там, где стадо сельское мычит,
Как пятак гознаковский надраен, –
Солнца диск выстреливал лучи.

По тропинке, где крапива грубо
Икры жалит, с ночи до утра
Я ходил к колодезному срубу
Истины напиться из ведра.

Вырывалось из-под рёбер сердце,
И, бывало, я ему скажу:
«Успокойся и удостоверься, –
Я своей стране принадлежу!..»

Шли года, тускнели всюду краски,
Упрощался времени покрой,
Разрушались с отчиною связки
Яркой иноземной мишурой.

Но не сменишь эту на другую –
Жизнь надежд на пресное житьё.
От слепней отбиться не могу я,
Верящих в призвание моё.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЧЁРНЫЕ СТРАНИЦЫ
ЧЁРНЫЕ СТРАНИЦЫ

Сданы анализы последние,
Не предвещающие жизнь.
И некролог прочту намедни я,
И кто-то вымолвит: «Держись!..»

В законах будет всё исправлено –
Делёжка замыслов и сфер.
В окошко брошу взгляд затравленный –
Хоронят там СССР.

Голодный люд напуган путчами,
Гудит всполошено Москва.
И флаги красные приспущены,
И в гимне правятся слова.

Купюры выдадут хрустящие –
С тремя нулями номинал.
Они уже ненастоящие,
А где родные – кто бы знал…

Без нужных навыков и практики,
Бронёй нарушив тишину,
Уедут «власовские» ратники
На бесполезную войну.

А все фальшивые законники,
Страну взвалив на рамена,
Потащат сходу в преисподнюю,
Коль на щите лежит она.

И лишь Ильич с серпом и молотом,
С вершины, демонов коря,
Глядит и ёжится от холода
В дождливых буднях октября.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ЛИХИЕ ДЕВЯНОСТЫЕ
Страна растворялась, как сода в бокале,
Добавить лишь стоило каплю воды…
С трибуны ораторы речи толкали,
А люди не ведали, им-то куды?..
Заводы на акции скуплены сходу,
В мешках растащили станки по болту,
И гласность народ получил, и свободу,
Да только свободу раздали не ту.
Средь общего хаоса, грязи и тлена
Давился рабочий народ за пайки,
Сосед мой, еврей, торговал пенопленом,
И махом скупали его «челноки».
Талоны на сахар, перловку и масло
Едва отоваришь – и месяц прошёл,
И радость, как свечка церковная, гасла
Без всякой надежды пожить хорошо.
Варёные джинсы «кустарили» всюду,
Толкали заезжим лохам, как фирмý,
Года девяностые век не забуду,
Одних поголовно сажали в тюрьму,
Другие подались толпой в рэкетиры,
Не ведая, что с ними будет потом.
Успешно бомбили киоски, квартиры,
А нынче успешно лежат под крестом.
А я в те года со звездою на бляшке
За родину нашу топтал кирзачи.
Мы воду по кругу делили из фляжки,
И каждый устав на зубок заучил.
Мы злую чужбину в душе проклинали,
Суровых лишений наелись сполна,
И лишь одного в эти годы не знали:
Не встретит героев родная страна.
Пока мы её сторожили основы,
Пока истребляли клопа за клопом,
Страну на глазах у народа честного
Хлестнули по горлу её же серпом.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ТЯЖЁЛОЕ
ТЯЖЁЛОЕ

Средь грязного разврата,
Средь подлости и лжи
Толпой бредём куда-то
И от себя бежим.
Погрязнув в сей отраве,
Культурный слой губя,
Мы осуждать не в праве
Других, а не себя.

И с каждым часом ближе
Расплата всё равно,
Во снах кошмарных вижу
Грядущего пятно:
Средь монотонных буден –
Кресты… кресты… кресты…
Под ними тоже будем –
И я, и ты, и ты…

Не верит ворог кровный,
Нацелен со спины.
Мы на земле – не ровня,
Зато в земле равны.
Какая в том отрада –
Друг друга истязать,
Когда сегодня надо
Самих себя спасать?..

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ ПАЛАТЕ
В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ ПАЛАТЕ

На больничном дворе так красиво,
Как в осеннем чарующем сне!..
Ты опять принесла апельсины,
Положила на тумбочку мне.

Я сказал убедительно: «Хватит!»
Поглядел, покачал головой.
В нашей мрачной десятой палате
Всем гостинцев хватает с лихвой.

Каждый фруктами щедро одарен,
Но душе не хватает тепла.
Как бы стал я тебе благодарен,
Если б… ноги мои принесла!

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ОДУШЕВЛЁННЫЙ ОБРАЗ
«Счастье не приходит.
Приходит умение его видеть…»

Эльчин Сафарли

ОДУШЕВЛЁННЫЙ ОБРАЗ

В каких известных падежах,
Скажи, в каких деепричастьях
Искать пытается душа
Обожествлённый образ счастья?

Средь суматохи наших дней
Оно идёт неторопливо.
И чем рассеянность сильней,
Тем всякий баловень счастливей.

Кому привидится в деньгах,
Кому в хмельной рифлёной кружке,
Кому в картинах и стихах,
Кому в ребячьей погремушке.

Оно сильнее всех людей,
На мир глядящих отрешённо,
В нём сотни планов и идей,
Пока ещё несовершённых.

Оно приходит в миг, когда
Сквозная боль промчится мимо,
И неизбежная беда
Внезапно станет отвратима.

Исчезнет жажда суд вершить
И над собой, и над другими…
И начинаешь просто жить,
Соря поступками благими.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019

ОТ ГРУСТНЫХ МЫСЛЕЙ НИКУДА НЕ ДЕТЬСЯ...
* * *

От грустных мыслей никуда не деться,
Былых ошибок мост сгорел дотла,
И вижу, как в засахаренном детстве
Ещё жужжит прилипшая пчела.

Уже ковры трясут и лампы тушат
Один за всех, и все за одного,
Но ход часов нисколько не порушит
Воспоминаний детства моего.

Его беспечный нрав лучами зáлит,
А в зеркалах – и конопат, и рыж, –
Среди цветов настурций и азалий
Живёт простой бесхитростный малыш.

Он, как и все, порой озорничает,
Лепечут что-то детские уста,
И в нём души родители не чают,
И жизнь ещё безгрешна и чиста.

О, детство!.. Ты, как белый мякиш хлебный,
Податливо… шаги твои легки!
Пройдут года, и первые молебны
Послышатся за первые грехи.

Наверно детство каждому даётся,
Чтоб жить легко и времени не гнать.
Сгорят мосты… и людям остаётся
С грустинкой светлой детство вспоминать.

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2019