1837

— Ну что, может, в лес зайдём, прогуляемся? — Женя с вызовом посмотрел на своих спутников.
— Я даже не знаю, — неуверенно сказал Слава. — Поздно уже.
— Страшно, — сказала Маша и поёжилась. Одна мысль о том, чтобы зайти в этот густой незнакомый лес на закате, когда уже почти стемнело, вызвала у неё озноб.[cut=Читать далее......]
— Вы как хотите, а я пойду, — решительно сказал Женя и, сделав шаг в сторону леса, вопросительно посмотрел на Машу и Славу.
Маша и Слава переглянулись.
— Что там делать-то, в этом твоём лесу? — неуверенно спросил Слава. — Захотел острых ощущений?
— Если только ненадолго… — сказала Маша, глядя в сторону.
— Да мы быстро, — с энтузиазмом отозвался Женя, который всегда был в их компании заводилой. — Пройдёмся немного — и сразу обратно.
— Ну если так, тогда пошли, — сказал Слава и взял Машу за руку. — Но если что…
— Что? — резко вскинулся Женя. — Что там может быть? Медведи? Монстры? Чудовища? Привидения? А может, тут где-то поблизости шатается оживший мертвец?
— Да ну тебя, Женька, с твоими страшилками, — испуганно сказала Маша. — И без тебя мурашки по коже бегают. Перестань.
— Ладно, Машка, — засмеялся Женя и похлопал Машу по плечу. — Не буду тебя пугать. Ну что, идём? — И Женя решительно зашагал в сторону леса.
Слава и Маша ещё раз переглянулись и зашагали вслед за своим товарищем. Вся троица беззаботно проводила летние каникулы. Всем троим осталось осилить последний класс школы, сдать экзамены — и всё, наступала взрослая жизнь. Так что можно было сказать, что это было последнее беззаботное лето в их жизни.
Солнце уже практически скрылось за лесом, окрасив верхушки деревьев в зловещий кровавый цвет.
Перед самой кромкой леса Маша боязливо остановилась, резко выдохнула и, сжав кулаки, быстро перешагнула черту, отделяющую её от спокойствия и беззаботности.
Ничего не поменялось. Из-за ближайшего дерева не выскочил ни медведь, ни монстр, ни привидение. Всё было как обычно. Лес стоял могучий и непоколебимый. Вокруг было тихо, только где-то в глубине леса слышался навязчивый стук дятла. Наверное, учуял в коре дерева что-то вкусное, вот и старается изо всех сил.
Слава и Женя шли впереди, Маша не спеша шагала за ними.
— Ну и что тут такого интересного? — спросила вдруг она.
— Никто тебе и не обещал ничего интересного, — отозвался Женя.
Чем больше ребята углублялись в лес, тем темнее становилось и тем гуще росли деревья. С каждым шагом двигаться становилось всё труднее.
Маша оглянулась назад, и её сердце забилось чаще, дыхание перехватило. Выхода из леса уже не было видно. Деревья сомкнулись сзади Маши плотной стеной. Девушка резко остановилась.
— Ребят, а мы не заблудимся? Может, уже на выход пора. Уже почти стемнело, — дрожащим голосом сказала она.
— Ладно, Машка, не дрейфь, сейчас уже назад будем поворачивать, — сказал Женя.
У Маши отлегло от сердца.
— Ребят, а что это там такое? — голос Славы был взволнованным.
— Где? — спросил Женя.
Маша оглянулась по сторонам, стараясь понять, что же привлекло внимание Славы.
— Да вон же, там, впереди, что-то красное. Какая-то постройка или что-то… в этом роде, — сказал Слава.
— И правда, — радостно сказал Женя. — Машка, видишь?
Маша изо всех сил напрягала зрение, но ничего не видела.
— Да ты не туда смотришь, — возбуждённо сказал Женя. — Вон туда смотри, — Женя указал рукой направление, куда надо было смотреть.
Маша повернулась и внимательно вгляделась сквозь деревья. Там и правда что-то было. Это что-то было ярко-красного цвета. Это точно что-то рукотворное, явно не созданное природой.
— Так, это уже интересно, — сказал Женя и быстрым шагом направился в сторону интересующего его предмета.
Маше было страшновато, но любопытство перебороло её страх, и она тоже чуть ли не побежала в сторону ярко-красной загадки.
Под ногами ребят трещали ветки и сучья. Мысль о том, как они будут искать дорогу домой, совершенно вылетела у них из головы. Всех троих занимала только одна мысль: что же такое они обнаружили в этом лесу?
— Упс, — выдал Женя, когда они наконец достигли неопознанного объекта. — Это что такое?
Слава вопросительно посмотрел на Машу.
— Ребят, так это же телефонная будка, — воскликнула Маша.
Женя хохотнул:
— Интересно, что телефонная будка делает в самой гуще леса?
Маша достала из кармана джинсов мобильный телефон:
— Связи нет.
— Откуда тебе в лесу будет связь? — укоризненно спросил Женя.
— А давайте попробуем позвонить из этой будки по телефону, — предложила Маша.
— Скорее всего он не работает,— неуверенно сказал Слава.
— Сейчас проверим, — сказал Женя и, открыв дверь будки, вошел внутрь. Подняв трубку телефона, Женя округлил глаза от удивления: — Ребят, гудки идут.
Маша подскочила к Жене и выхватила трубку из его рук.
— Ничего себе. И правда гудки идут, — сказала девушка.
— Вот это да! — сказал Слава. — Мы с вами нашли телефонную будку посреди леса, да она к тому же ещё и рабочая.
— Туда, вроде, монетку надо бросать, чтобы позвонить, — сказала Маша.
— У кого-нибудь есть монетка? — спросил Женя.
Слава запустил руку в карман.
— У меня есть десять рублей, — сказал он.
— Думаю, подойдёт, — сказал Женя. — Давай сюда.
Женя взял из рук Славы монетку и вставил её в специальную прорезь.
— Давайте диктуйте чей-нибудь домашний номер, — сказал он.
— Давай я, — вызвалась Маша. — Один… восемь… три… семь…
Женя неторопливо крутил диск телефона. Он под его пальцами сопротивлялся, и это было даже приятно. Почему сейчас не делают такие телефоны? — подумал он. Это даже прикольно — вот так стоять и крутить диск. Сейчас всё намного проще, ткнул пальцем в уже записанный номер — и всё. А тут целое таинство…
Вдруг Женя почувствовал лёгкое головокружение. Телефон расплывался перед его глазами. «Что за чёрт?» — мелькнула в его голове мысль. Всё вокруг как будто задрожало. Было такое впечатление, что он сейчас потеряет сознание. Но этого не произошло.
Женя повернулся к товарищам. Маша стояла с широко открытыми глазами, у Славы от изумления открылся рот.
Вокруг был всё тот же лес, но всё было покрыто снегом.
— Это что за чёрт? — вслух спросил Женя.
— Как холодно, — сказала Маша, отстукивая зубами чечётку и пытаясь покрепче себя обнять.
— Что случилось? — наконец выдавил из себя Слава.
— А я как будто знаю, — сказал Женя.
— Смотрите, смотрите! — крикнула Маша, указывая рукой в ту сторону, которая привлекла её внимание.
— Етить твою налево, — выругался Женя, увидев картину, которая изумила его еще больше, чем лес, внезапно покрывшийся снегом.
Немного в стороне было место, свободное от деревьев, такая своеобразная открытая поляна, по которой ходили туда-сюда два человека, один в каком-то старинном плаще, другой — в широкой толстой шубе.
— Тут что, какая-то реконструкция проходит? — спросил Слава.
— Похоже на то, — неуверенно сказала Маша. — Иначе зачем бы этим людям надо было наряжаться в такие костюмы?
— Хрень какая-то, — сказал Женя. — Я уже вообще ничего не понимаю. Как мы тут оказались-то? Или как они тут оказались? Их тут вроде не было…
— Да и снега-то не было, Женёк, — сказал Слава. — Лето на дворе.
Пока ребята болтали, подошли ещё два человека, закутанные в длинные плащи. Ребята во все глаза уставились на происходящее перед ними действо. Люди в странной одежде, по всей видимости, шагами отмерили расстояние. Два человека встали с одной стороны, два —с другой.
Встав друг напротив друга, люди скинули одежду. Один оказался в светлых обтягивающих лосинах, другой в каком-то удлинённом пиджаке.
— Ребят, а вон тот мужчина кудрявый… он так похож на… — сказала Маша.
— На кого? — одновременно спросили ребята.
— На Пушкина, — еле слышно произнесла Маша.
Мужчины, которые стояли рядом с главными виновниками происходящего, подали им пистолеты. Пистолеты были явно старинные.
— Что происходит? — спросила дрожащая Маша.
— Это что, дуэль? — спросил Слава, вытаращив глаза на мужчин, которые готовились к тому, чтобы выстрелить друг в друга.
— Это… это… это, — Маша пыталась что-то сказать, но она так дрожала от холода и волнения, что язык не повиновался ей.
— Что, Машка, что ты хочешь сказать? — крикнул Женя.
— Это… Дантес, — наконец выговорила Маша.
— Так это что, всё по-настоящему? — еле слышно выговорил Слава.
Люди с пистолетами стояли друг напротив друга.
И тут Женя сорвался с места и бросился в сторону того мужчины, в котором Маша признала Пушкина. В руке он держал мобильный телефон. Он подскочил к Александру Сергеевичу сзади и обхватил его руками.
Дантес, не дойдя одного шага до черты, поднял пистолет и выстрелил. Выстрел оглушил Женю. Его рука дрогнула. Убрав руки от Пушкина, Женя посмотрел на свой телефон. Он был разбит вдребезги — пуля угодила прямо в него.
Всё произошло буквально за секунды. Ребята с изумлением смотрели на Женю, на Пушкина и всё происходящее. Они даже не успели сообразить, что только что произошло.
Когда Женя уже бежал назад от Александра Сергеевича, тот обернулся и с полным изумлением посмотрел в его сторону.
Женя схватил Славу и Машу за руки и потащил их к телефонной будке. Втолкнув их внутрь, он судорожно схватил в руки трубку и начал набирать какие-то цифры.
Через несколько секунд всё вокруг снова начало как будто расплываться, у ребят закружилась голова.
Секунда — и они снова оказались в том же самом лесу, в который пришли.
— Господи, что это было? — спросила Маша, еле дыша.
— По-моему, мы попали в прошлое, — сказал Женя.
— Но так ведь не бывает. Это только в книжках, — возразила Маша.
— Ну а что тогда по-твоему сейчас было?
— Я не знаю, — развела руками Маша.
— Подумай сама: я набрал первые четыре цифры номера твоего телефона. Это же 1837 год — год гибели Пушкина. Соображаешь?
— Так это что, машина времени, что ли? — Маша открыла рот от удивления.
— Поучается, что так, — сказал Женя.
— Ну и ну¸ — сказал Слава. — Никогда бы не подумал, что такое возможно на самом деле.
— У меня есть идея. Давайте-ка кое-что проверим, — предложил Женя.
— Что за идея? — спросил Слава.
— Сейчас узнаешь. Только из леса выйдем. Тут связи нет.
Ребята быстрым шагом направились к выходу из леса. Солнце уже совсем скрылось, и всё вокруг окутала мягкая тьма.
Отойдя на значительное расстояние от леса, Женя сказал:
— Машка, дай мне свой телефон.
Маша достала телефон из кармана джинсов и дала его Жене.
Женя уселся на траву, что-то быстро набрал в телефоне, начал читать и его глаза полезли на лоб.
— Что такое, Жень? — нетерпеливо спросила Маша, опускаясь на траву рядом с Женей.
Слава тоже присел рядом с ребятами.
Женя начал читать:
— «Пушкин, Александр Сергеевич — малоизвестный поэт XIX века… умер в возрасте семидесяти пяти лет…» Вы понимаете, что сейчас произошло?
Женя достал из кармана свой разбитый телефон и продемонстрировал его товарищам.
— Для меня Пушкин всегда будет Великим Поэтом, — сказала Маша.
Ребята замолчали. Каждый думал о своём. И лишь стрекотание сверчков нарушало тишину.

Оцените пост

+4

Оценили

Ольга Михайлова+1
Геннадий Зенков+1
Надежда Кудряшова+1
ещё 1
Маргарита, как здорово. что вы вернули поэта к жизни! Прекрасно рассказанная мистическая история)
Спасибо, Наталья!)