25 лет со дня смерти Георгия Милляра

"Их знали миллионы"



Он создал на советском сказочном экране бессмертный образ Бабы Яги, который стал впоследствии его прозвищем, и образ Кощея, ассоциирующийся у зрителей с фашизмом. Тем ярче выглядел финал, который был встречен с феноменальным успехом, когда главный злодей оказывался не таким уж и Бессмертным и погибал от рук героя…[cut=Читать далее......]

Георгий Милляр родился 7 ноября 1903 года в Москве в семье французского инженера Франца де Милье, приехавшего в Россию консультировать русских в области мостостроения, и где его очаровала дочь иркутского золотопромышленника Елизавета Журавлева. Женившись на ней, он получил помимо руки и сердца прекрасной барышни еще и приличное приданое. Но совместная жизнь Франца и Елизаветы была не долгой. Маленькому Георгию еще не исполнилось и трех лет, когда умер его отец. Тем не менее, семья де Милье продолжала жить в достатке. У них была огромная квартира в Москве, две дачи — в Подмосковье и в Геленджике. Гувернантки-француженки обучали мальчика языкам, музыке, литературе, а тетя, известная в то время театральная актриса, привила ему любовь к театру.


1910-е годы

Милляр рос в атмосфере страстной любви к искусству. Он слышал Шаляпина, Нежданову, Собинова, видел на сцене великих мастеров театра, и самого Георгия с ранних лет тянуло к лицедейству. Его первыми сценами стали гостиная в московской квартире и терраса подмосковной дачи, где он выступал перед родственниками. Однажды в семилетнем возрасте мальчик раскрасил себе лицо, решив преобразиться в Мефистофеля из «Фауста». К разочарованию Георгия тогда никто из родственников не испугался, наоборот, на их лицах появились улыбки.

Безмятежное детство Георгия закончилось в 1914 году. Опасаясь предреволюционных волнений, мать решила отправить Георгия подальше от неспокойной Москвы – к деду в Геленджик, где он прожил больше пяти лет и узнал о разразившейся в России революции.


1920-е годы

Пришедшие к власти большевики забрали у их семьи и деньги, и московскую квартиру с подмосковной дачей. В 1917 году их шикарная квартира превратилась в коммуналку, в которой Георгию Милляру с мамой была выделена одна комната. Опасаясь худшего, родственники Георгия предусмотрительно подправили ему фамилию, и он превратился из де Милье в Милляра. Впоследствии Георгий Францевич старался не касаться своего прошлого, не рассказывал в анкетах о знании иностранных языков, хотя свободно владел и французским, и немецким языками.

Окончив в Геленджике школу, Георгий Милляр устроился работать бутафором в местный театр. Там он добросовестно работал и мечтал о карьере актера. Все роли он знал назубок. И счастливый час в его судьбе настал в 1920 году, когда заболела актриса, исполнявшая роль Золушки. Руководство театра даже намеревалось отменить спектакль, как вдруг кто-то вспомнил о старательном бутафоре. Георгия буквально «вытолкнули» на сцену, и он превосходно справился с задачей, после чего его стали вводить и на другие роли.

В 1924 году Георгий Милляр, уже имевший опыт выступлений на театральной сцене, вернулся в Москву и поступил в Школу юниоров при Московском театре Революции (в настоящее время — Театр имени Маяковского). Педагоги встретили юношу настороженно из-за его необычной внешности и ужасной дикции. Георгий Милляр вспоминал: «По своим психофизическим данным я был тяжелым учеником, и многие преподаватели бросили бы меня, если бы не чувство профессиональной любознательности… «Консилиум» педагогов долго не мог предрешить исхода ни за, ни против, и поэтому меня не выгоняли...».

Закончив в 1927 году обучение, Георгий Милляр был принят в труппу Московского театра Революции. Там он проработал до 1938 года, быстро завоевав славу характерного актера. В памяти московских театралов остались воспоминания о многих сыгранных им ролях — Герцог Альбано в спектакле «Озеро Люль», Мокроносов в спектакле «Конец Криворыльска», Пикель в спектакле «Гоп-ля, мы живем», аптекарь в спектакле «Ромео и Джульетта», Атташе в спектакле «Голгофа», Болтиков в спектакле «Инга», Имангужа в спектакле «Поэма о топоре», мистер Гоукер в спектакле «Улица радости» и граф Людовико в спектакле «Собака на сене».

Казалось, все было в его карьере хорошо — у него было прочное положение в театре, любовь зрителей, но самого Георгия Милляра это не устраивало. Его манил кинематограф. И в 1941 году он ушел из театра.

В кино Георгий Милляр начинал работу с эпизодов. Первую большую роль — Царя Гороха, он получил в киносказке Александра Роу «По щучьему велению». Для режиссера это тоже был дебют, и он оказался великолепным — самодвигающаяся печка, пятящиеся задом гуси, говорящая щука настолько понравились не только детям, но и взрослым, что режиссеру тут же была заказана новая сказка, которая должна была рассказывать о борьбе добра и зла. Так на свет появилась киносказка «Василиса Прекрасная».

На главную роль сказочного русского богатыря Александр Роу пригласил Сергея Столярова, и это было верное попадание. А вот с кандидатурой на роль Бабы Яги режиссер долго не мог определиться. Какой она должна предстать перед зрителями? Как она вообще может выглядеть? На эту роль пробовались многие известные актрисы, в том числе и Фаина Раневская. Своими сомнениями режиссёр поделился с Милляром. «Не женская это роль, — ответил он Роу. — Вот скажите мне, какая актриса позволит сделать себя такой страшной на экране? А я все стерплю».

Образ Бабы Яги он придумал сам. «В Ялте я старушку увидел — коз пасла на Чайной горке. Старая-престарая гречанка, сгорбленная, нос крючком, недобрый взгляд, в руках короткая палочка. Чем не Баба Яга? — говорил Милляр. — А еще обильный материал мне дала соседка по коммуналке. Характер у нее был ужасный, склочница, ей надо было обязательно кого-нибудь поссорить».

При выборе ролей Георгий Францевич впадал в две крайности: либо он напрашивался сам, либо его долго уговаривали. На роль Бабы-яги Милляр именно «нахально» напросился и сыграл три роли в одном фильме. В титрах его указали только раз. В рецензиях авторы недоумевали, почему в титрах не указана фамилия актрисы? «Актриса» и озвучивала роль «сама». «Бывают такие старушки с прокуренными голосами», — со знанием дела утверждал Милляр.

Дуэт Столяров-Милляр получился просто феноменальным. Милляр, худой от природы, выглядел в гриме настоящим чудовищем.


В роли Бабы-Яги в фильме «Морозко». 1964 год

«Если хочешь быть модным мужчиной, надевай на себя всё дамское», — говорил Милляр. «Уговаривать» актера сниматься приходилось гораздо чаще. В 1941 году на «Союздетфильме» решено было поставить патриотическую сказку «Конец Кощея Бессмертного». На вопрос, кто будет играть Кощея, драматург Владимир Швейцер и режиссер Александр Роу в один голос ответили: «Конечно, Георгий Францевич!». Милляр «закапризничал»: «Не могу! Таланта не хватит!». Но опыт «уговоров» актера уже был: Милляра часто приглашали на студию обсуждать отдельные эпизоды фильма. И вот однажды на обсуждение он пришел с наголо обритой головой и бровями (это он делал всегда, чтобы облегчить работу гримеров). Все поняли: Милляр решил сниматься.

Решение ставить фильм было принято еще в 1941 году, после начала Великой отечественной войны. Отсюда следовала тема сказки — победа русского богатыря над врагом. Премьера картины состоялась в День Победы — 9 мая 1945 года. Поскольку кинотеатр не смог вместить всех желающих, экран вынесли на площадь. Милляр играл Кощея, ассоциирующегося у зрителей с фашизмом, играл с гротеском, приближающимся к образам ранней готики. Он действительно был страшен в этом образе. Тем ярче выглядел финал, когда главный злодей оказывался не таким уж и Бессмертным и погибал от рук героя Сергея Столярова.

Георгий Милляр стал самым сказочным из всех артистов на планете. Он и сам нередко говорил: «Я работаю в области сказок». Но одно дело — принцы и богатыри, а другое — ведьмы и оборотни. Вот их-то и взвалил на свои хрупкие плечи сын французского инженера. Причём сам Милляр любил, чтоб было пострашнее. Когда он появлялся во дворе киностудии в костюме самой первой своей Бабы Яги на съёмках «Василисы Прекрасной», ребятишки с плачем разбегались в разные стороны. А когда он в образе Кощея предстал перед лошадью, та встала на дыбы и отказалась подпускать его к себе. Приходилось завязывать ей глаза, но как только она оказывалась без повязки — тут же сбрасывала актёра прочь. Действительно, Милляр в этом образе был чудовищно страшным. От природы худой, во время эвакуации начала сороковых он перенёс среднеазиатскую малярию, поэтому выглядел «живым скелетом». Оператору было легко работать с такой фактурой, при умелом обращении приближая её к образам ранней готики.

Георгий Милляр снимался почти во всех фильмах Александра Роу. Исключением стал лишь детский фильм «Тайна горного озера», снятый режиссером на ереванской киностудии, и фильм-балет «Хрустальный башмачок». Каждая их совместная работа оставила ярчайший след в отечественном кинематографе. Его герои, как правило, представляли в сказках «силы тьмы»: Черт из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», злодей-придворный Квак из «Марьи-искусницы», подводный царь Чудо-Юдо в «Варваре-красе, длинной косе», оборотень Кастрюк в «Финисте-ясном соколе». Кстати, те, кто смотрел фильм-сказку «Марья-искусница», помнит, как зловредный Квак падает в кипящее озеро зеленым, а вылезает красным. Однако самому актеру во время съемок было не до веселья. На съемках его наголо побрили и намазывали лицо и руки зеленкой, а на ноги натягивали смешные зеленые ласты.

К новым ролям Георгий Францевич подходил с потрясающей самоотверженностью. На территории Ялтинской киностудии, где Александр Роу снимал почти все свои сказки, был заброшенный бассейн. Там Георгий Францевич каждое утро занимался гимнастикой — подолгу крутил длинную палку вокруг шеи, пояса и ног. «Францыч, что ты делаешь?» — спросил как-то один из актеров. «Полезно для уравновешивания мозгов», — отшутился Милляр. А потом зрители увидели, как лихо Баба Яга в фильме «Морозко» орудовала метлой.

Актеры, гримеры и костюмеры, с которыми работал Милляр, говорили, что это был увлеченный и изобретательный актер. Он сам разрабатывал костюмы, придумывал походку и мимику героев, вставлял свои «фишки» (например, забавно скрючивал большой палец руки), правил сценарий (например, «ква-ква-квалификация» в «Марье-искуснице» — это его идея).

В общей сложности актер сыграл Бабу Ягу на экране около десяти раз, и этот образ не был статичным, он все время развивался. Со временем его героиня из злобного врага превратилась в старушку-сплетницу, измученную радикулитом и не лишенную человеческих слабостей. Сам Георгий Милляр так говорил о своем любимом персонаже: «В «Василисе Прекрасной» моя бабуля — такая дачница с повязочкой на голове, а в «Морозко» она уже подряхла, ослабла, да и радикулит ее, бедную, замучил. Обильный материал для Бабы Яги мне дала соседка по коммуналке. Характер у нее был ужасный, склочница, ей надо было обязательно кого-нибудь поссорить».

В сказке «Огонь, вода и медные трубы» Милляр сыграл Бабу Ягу и Кощея, в сказке «Золотые рога» — Бабу Ягу и деда Маркея, а в «Королевстве кривых зеркал» предстал сразу в трех образах: Наиглавнейшего Церемониймейстера, королевского возчика и вдовствующей королевы. В 16 фильмах Роу Милляр сыграл около 30 ролей.

Яркие образы были созданы Георгием Милляром и в фильмах других режиссеров. Наимудрейший из сказки режиссера Бориса Рыцарева «Волшебная лампа Аладдина» с его высказыванием: «Поистине, пути всезнания неисповедимы, осознание знания есть признак незнания, осознание незнания...». Среди других сказочных героев, сыгранных Милляром, были мистер Брауни в современной сказке Бориса Бунеева «Деревня Утка», мудрец Селим в «Калифе Аисте» Виктора Храмова, злой волшебник Смог в картине Геннадия Харлана «Андрей и злой чародей».

При этом Георгий Милляр снимался не только в сказках. Появляясь на экране в какой-нибудь эпизодической роли, он всегда притягивал к себе внимание. Щуплый старичок-шахматист из эксцентрической комедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница», шут Балакирев в историческом фильме Юрия Швырева «Баллада о Беринге и его друзьях», вождь хапов Гы из детской фантастической ленты Радомира Василевского «Шаг с крыши», дядя Яша в музыкальной комедии Владимира Гориккера «Серебряное ревю» — эти роли, как маленькие яркие крупинки его огромного таланта.

О личной жизни Георгия Милляра ходит немало слухов. Рассказывают, что в 30 лет он женился на одной молодой и легкомысленной актрисе, которая завела роман с кинорежиссером, а затем заявила Милляру о планирующемся пополнении. На это Георгий Францевич будто бы ответил, что детей у него не может быть, и потому она может отправляться к истинному отцу предполагаемого ребенка.

Милляр прожил один до 65 лет. Вернее не один, а со своей мамой Елизаветой Журавлевой, скончавшейся в 1971 году. Жили они в обычной коммуналке (той самой бывшей квартире Милляров-Журавлевых, национализированной после революции), занимая одну из комнат.

Немало косточек перемыли Милляру сплетники на тему его сексуальной ориентации. Надо сказать, что поводы позлословить действительно были.

Возможно, вся эта внешняя анекдотичность, несерьезность была маской, которую Милляр придумал себе в конце 1930-х годов, после того как едва не отправился на Колыму. Начинающего актера застали в «неловком положении» вместе с одним лауреатом, который ходил в непререкаемых любимчиках у генералиссимуса. Фаворита Сталина НКВД тронуть не рискнуло, а вот Милляра несколько недель продержали в общей камере и… отпустили. С тех пор Милляр словно спрятался в своем футляре из одного пальто и, казалось, вечной каракулевой шапки. С начальниками и коллегами, за редким исключением, он не дружил. Общался в основном с работниками сцены, осветителями и бутафорами, костюмерами и гримерами.

Коллеги актера утверждали, что он «не надирался вдрызг», но часто был слегка подшофе. За незамутненный разум актера неустанно боролся Александр Роу: «Вот смотри у меня! — угрожал он Милляру. — Все маме расскажу!». Чтобы обвести вокруг пальца режиссера, актеру приходилось идти на ухищрения. Один случай такого противостояния особенно запомнился коллегам-киношникам.

«В подмосковную деревню Зеленую, где снималась очередная сказка, приезжала автолавка, — вспоминал актер и режиссер Юрий Сорокин, снявший о Георгии Францевиче документальный фильм «Юбилей Милляра». — Роу запретил продавать Милляру спиртное, так знаете, что придумал Георгий Францевич? Милляр на виду у всей съемочной группы шел к машине с бидончиком: «О, о, о, я за молочком», — возвращался и через пять минут был уже пьяненьким. Он заранее договаривался с продавщицей, та ставила в бидон бутылку, а сверху наливала молоко.

На съемках он любил похулиганить, придумывая такие остроты, от которых девушки-костюмерши заливались краской. Не случайно сам себя Милляр называл Стариком Похабычем. Впрочем, на него никогда никто не обижался, поскольку его остроты не носили обидного характера, они, скорее, были частью его маски. Эта маска несерьезного человека и спасала его в трудные годы от репрессий.

На съемках фильма «Варвара-краса, длинная коса» режиссер Александр Роу — это был его девятый фильм с Милляром — устроил Георгию Францевичу последний серьезный разговор на тему «пора жениться». У Милляра умерла мама, а Роу имел над Милляром такую власть, что актер не стеснялся называть Роу во всеуслышанье своим Царем и Богом. Роу, знавший о слухах, ходивших о личной жизни Милляра, и понимавший, что на них могли отреагировать компетентные органы, потребовал: «Женись! Близко. Провожать не надо».

Так женой Милляра стала соседка по коммуналке Мария Васильевна. Она была «из раскулаченных» — в свое время арестовали сначала ее отца, а затем и мать. С первым мужем она развелась еще до войны, а второй погиб на фронте. От этих браков у нее осталось трое детей (к моменту, когда она появилась в квартире Милляра, они уже выросли).

Георгию Францевичу тогда было 65 лет, а Марии Васильевне – 60. Женщина этому очень удивилась: «Что вы, Георгий Францевич! Мне не нужны мужчины!» На что Милляр пошутил: «А я и не мужчина. Я Баба Яга».

Свадьбу они отметили в первый день съемок фильма-сказки «Варвара-краса, длинная коса». Вернее это съемочная бригада сделала молодоженам сюрприз, накрыв столы на берегу Москва-реки. Свадьба прошла весело: с шутками, ряжеными, традиционными розыгрышами.

До свадьбы Мария Васильевна работала в охране в одном из министерств, но Георгий Францевич убедил ее оставить работу. В семье Милляров царили мир и уважение. Рассказывала их соседка Людмила Зайцева: «Это была удивительно трогательная пара. Георгий Францевич называл ее «Манечка» и «лапочка», она ни разу мата от него не слышала, а самым большим ругательством было: «Ну, Маня, ты меня достала!» Я никогда не видела Георгия Францевича дома в вытянутых трико, он всегда ходил в рубашке и брюках, а на выступления обязательно надевал «бабочку». Сам стирал свое белье, лет до 87 ходил в магазин. Без грима его никто не узнавал, и, лишь заслышав характерный грассирующий голосок, люди оборачивались, видимо, вспоминая, где же они его раньше слышали. А каким галантным мужчиной он был! Сейчас таких не встретишь. Всегда ручку поцелует, вперед пропустит».

Георгий Францевич Милляр прожил долгую счастливую жизнь. Да, счастливую, несмотря на то, что долгое время прожил в коммуналке и получил отдельную квартиру в 80 лет, несмотря на то, что не накопил ни на дачу, ни на машину, несмотря на несыгранные роли в кино, несмотря на то, что официально стал народным артистом лишь в 85 лет. Но актера окружала огромная народная любовь. Его постоянно приглашали на встречи в школы и предприятия, пионерские лагеря и воинские части, и он никому не отказывал. Он вообще не мог отказывать. Однажды к нему зашла соседская девочка и стала рассматривать его рисунки. Георгий Францевич разрешил ей взять самый понравившийся. «А можно я возьму все?» – попросила девочка, и он отдал все.

Власть Георгия Францевича не жаловала и не замечала. Официальные лица не относились к Милляру серьезно: «Ну, кто такой Милляр? Ну, ходит такой смешной человечек». А он всегда оставался де Милляром. И при этом ел ливерную колбасу с черствым хлебом, 30 лет носил одно пальто и каракулевую шапку-пирожок. На международные фестивали, где фильмы Роу брали высшие премии, артиста не отпускали. Не дали Милляру провести и ни одного большого творческого вечера, даже на юбилей.

В середине 1980-х годов, когда милляровскую коммуналку в центре Москвы расселяли, ему дали 2-комнатную квартирку на последнем этаже высотки на окраине, далеко от метро. «Ты бы похлопотал, попросил квартиру поближе к метро и этаж пониже», — просила Марья Васильевна. Но Георгий Францевич так и не стал никого просить: «До метро я и на трамвайчике доеду», — говорил он.

Званиями любимец публики тоже был не избалован. Звание Народного артиста он получил только на свой 85-летний юбилей. Но снимался Георгий Францевич до последних лет жизни. Незадолго до кончины, в 1993 году, он закончил работу в фильме «Ка-Ка-Ду».

Однажды его пригласили в киноконцертный зал «Россия», вспоминал Юрий Сорокин: «Я приехал к нему в гости и вижу — на столе лежат стопки рисунков, на каждом изображена Баба Яга и подписано: «С любовью, Г.Ф.Милляр». «Что это?» — спрашиваю. «Да вот, Юречка, я узнал, что в «России» 850 мест, и было бы неплохо, если бы у каждого ребятенка остался от меня подарочек», — ответил Милляр. И он действительно нарисовал 850 картинок. Зная ответственность Георгия Францевича, уверен, что он с раннего утра сидел застегнутый на все пуговицы. А ему даже не перезвонили...».

Картинки разошлись среди знакомых и соседей, а оставшиеся хранятся в Музее кино.

В одном из последних интервью Георгий Милляр признался: «Сказочные образы — моя стихия, моя привязанность. Но как хочется сыграть однажды роль глубокую, психологическую. Слепить характер сильный, острый, самобытный. Шекспировский Цезарь, Вольтер, Суворов — вот о чем я, грешный, мечтаю».

Из Милляра получился бы неплохой Вольтер: «ядовитое жало скорпиона» как нельзя лучше брызгало бы желчными остротами ехидного француза. Любимый праздник Георгия Францевича — 14 июля, взятие Бастилии. Его он никогда «не пропускал». К тому же шутки и афоризмы Милляра нисколько не уступают остротам его знаменитого соотечественника. «Алфавит Милляра» — своего рода литературно-кинематографический раритет. Его переписывали от руки, перепечатывали, но Георгий Францевич постоянно добавлял что-нибудь новое: «Алкоголь — посредник, примиряющий человека с действительностью», «Алкоголь — как бы «хлороформ», который временно обезболивает человеку соприкосновение с жизнью», «Баланс. Одна утренняя рюмка нужнее двух вечерних». «Невинность — причина для удивления жениха», «Субординация — никогда не напоминай слону, что его сделали из мухи».

После его смерти среди небольшой стопки документов, наград и фотографий обнаружили пожелтевший листочек со стихами, которые Милляр написал накануне своей смерти.

Появился в начале века
И уйду под конец его
В те края, где чужая аптека
Вряд ли нальет чего.
Кто расписался в моей бесполезности?
Рано мне выдали этот диплом!
Сгорел от безделья и умер от трезвости -
Вот что пишите на гробе моем.
А сниматься? Когда же? Скорее же!
Впереди только темный лес.
Сыграть бы хоть пьяного сторожа,
На березу который полез.
Не нужна мне жена чужая
И ролей чужих не хочу,
Но найдется же роль такая,
Чтобы мне пришлась по плечу…
А, наверное, было бы здорово
Под финал, под конец пути
Напоследок сыграть Суворова
И тогда уж спокойно уйти…

Георгий Милляр умер 4 июня 1993 года и был похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.


http://chtoby-pomnili.net/680-680.html

Оцените пост

+4

Оценили

Ольга Борисова+1
Татьяна Ларченко+1
Ольга Михайлова+1
ещё 1
22:29
Любимая всеми Баба-Яга. Вечная память!
Вечная память этому человеку и его таланту!