45 лет - ни дня без строчки!

07:29
11
Как я мог забыть?! Ведь осенью прошлого года исполнилось 45 лет, как я навсегда связал свою жизнь с профессиональной журналистикой, и все эти 45 лет пишу и печатаюсь беспрерывно, то есть практически ни дня – без строчки! Как-то взялся подсчитать, сколько же изданий опубликовали мои заметки, вышло около 90! Но самым главным и любимым изданием для меня остается, конечно, скромная железинская районная газета «Ленинское знамя» (сегодня – «Родные просторы»), обратившая на меня внимание и принявшая в негустые ряды своих штатных журналистов. Как это было – в фрагменте моих «Заметок провинциального газетчика».

Старик Державцев нас заметил…
Осенью 1972 я, тогда 21-летний электросварщик тракторной бригады четвертого отделения совхоза «Железинский», а по совместительству и начинающий селькор «Ленинского знамени», получил письмо от ответсекретаря этой газеты Леонида Павловича Кишкунова с предложением посетить редакцию для собеседования.

Как раз закончилась уборка, зарядили дожди, мне в бригаде делать было нечего, и я отпросился у бригадира для поездки в Железинку. Мама снабдила меня трояком, я поймал на трассе Павлодар-Омск попутку и уже через полчаса вышагивал по вымытому дождями, пахнущему мокрыми тополями и кленами райцентру.

Расспрашивая редких прохожих, где находится редакция, дошел до обычного для Железинки беленого, крытого растрескавшимся шифером дома с палисадом, засаженным акациями и кленами. От других таких же домов этот отличался лишь стеклянной табличкой (бронзовая краска на черном фоне) с крупно выведенным названием газеты. Это была улица Квиткова. Из официальных учреждений на ней же тогда располагалась, по-моему, только районная почта.

Уняв сердцебиение (увы, даже пройдя службу в таких бесшабашных войсках, как стройбат, я продолжал оставаться хотя и вспыльчивым, но довольно застенчивым человеком), поднялся на невысокое крыльцо, еще раз набрал в себя побольше воздуха и толкнул грубо выкрашенную коричневой краской дверь. Так я вошел в районную журналистику.

Сразу в прихожей увидел стол с пишущей машинкой, клавишами которой трещала миловидная шатенка (это была секретарь-машинистка Гильда Айхлер, по мужу — Тырсина, которая потом за восемь лет перепечатала груду моих «опусов»). Она вопросительно посмотрела на меня.

— У меня вот письмо, — сказал я и полез в карман пиджака. – Мне бы с редактором поговорить.
— Александр Сергеевич, — не вставая с места, негромко сказала секретарша мелодичным голоском в находящуюся сбоку от нее открытую дверь. — Тут к вам молодой человек. С письмом.
— Пусть заходит, — также негромко сказал кто-то из глубины кабинета.

У меня неожиданно пересохло в горле (признаюсь – не только от волнения: накануне в бригаде хорошо отметили завершение уборки).
— Попить можно? – проскрипел я, увидев на столе графин с водой. Не дождавшись разрешения, набулькал полный стакан воды и поставил графин на самый край стола. Графин упал на пол и со страшным звоном разлетелся на множество осколков, расплескав при этом воду на пол, мне на ботинки и Гильде – на ее изящные туфельки.

Перепугавшись, я резко поставил стакан на место, и он тоже упал на пол и покатился, дробно дринькая своими стеклянными гранями. На деревянных ногах я под изумленным взглядом секретарши шагнул в редакторский кабинет. Державцев на шум даже бровью не повел.

— Я из Питера… то есть, Пятерыжска, — представился я. – Вы еще напечатали мою юмореску «Карасятник», две заметки и очерк. И вот товарищ Кишкунов прислал такое письмо, — я опять стал судорожно шарить по карманам.

— А, Марат! Ну, здравствуй, — просто сказал Александр Сергеевич, как будто знал меня сто лет, привстал и протянул через стол руку. Это был невысокий мужчина средних лет с внимательными серо-голубыми глазами и проседью в темных волосах, с лицом крупной лепки.
– Садись. Вот что, парень, ты нам нравишься. Хочешь поработать в газете?

Я онемел. Для меня пределом мечтаний казалось то, что меня напечатали в газете. А тут еще и зовут в нее работать (откуда мне тогда было знать, что штаты в районных газетах преимущественно вот так и набираются, буквально с улицы – выпускники университетов в сельскую глушь ехать не хотели)!

— Но я ведь, это, без образования, — растерянно сказал я.
— Дело наживное, — ободряюще сказал Державцев. – Главное, у тебя есть способность к письму. И желание, так ведь?

Да уж, желания у меня писать было хоть отбавляй. Я вернулся в Пятерыжск как на крыльях, сообщил родным, что меня берут в газету. Отец отнесся к этому известию сдержанно, хотя и видно было, что доволен. Мама же сначала испугалась, потом обрадовалась, прослезилась и сказала с гордостью, что я весь в ее пра-пра-прадеда. О нем она рассказывала часто: мой дальний предок был грамотным по тем временам человеком, принимал участие в Отечественной войне 1812 года — был полковым писарем, и в родную татарскую деревушку Амзю «дембельнулся» в карете, набитой трофеями. Тоже мне, сравнила!

Односельчане к тому, что я ухожу работать в газету, отнеслись с любопытной настороженностью: «Надо же, еще недавно бегал по деревне босиком, а туда же. Ну-ну...» Управляющий отделением Г.П. Кутышев мое заявление об увольнении подписал без проволочек, директор совхоза Э. Т. Айхлер не возражал (это его дочь Гильда работала в редакции машинисткой), и уже второго октября 1972 года я вышел на работу в качестве штатного сотрудника газеты.

Жил на квартире у матери нашего завклубом железинца Григория Витковского, с которым мы приятельствовали. В редакции тогда работали, кроме уже названного Кишкунова, очень сильный газетчик — заместитель редактора Калиновский Владимир Мартынович, и мы: пришедшие сразу после школы дородная заведующая отделом писем Ольга Сущенко, корреспондент Геннадий Державцев, бывший шофер Владимир Рыжков и я, бывший сварщик.

Такая «пестрота» в кадрах объяснялась элементарной нехваткой профессиональных журналистов. А чтобы газету было кому заполнять, редактор вынужден был брать в штат людей, имеющих хотя бы относительные способности в эпистолярном жанре, в лучшем случае — писавшие в школе недурные сочинения.

Александр Сергеевич, сам в прошлом учитель, нередко обращался в школы при поиске кадров, отсюда — постоянное наличие в штатном расписании двух-трех вчерашних выпускников.

Из-за школьной парты пересели за редакционные столы и работали со мной в разное время братья Державцевы Геннадий и Леонид, Ольга Сущенко, Петр Поминов (его старший брат Юрий, ныне редактор областной газеты «Звезда Прииртышья» работал здесь до моего прихода), Юрий Панфилов, Хасан Бахтияров, сын первого секретаря райкома партии Владимир Гегер… И ведь многие из них, попав в газету совершенно неожиданно для себя, успешно прижились в журналистике.

А всех их, как и меня, приветил и благословил на трудную, но невероятно интересную работу редактор Александр Сергеевич Державцев, которого лично я никогда не забуду.

На снимках:
1. запись в трудовой книжке о приеме в штат газеты "Ленинское знамя" от 02.10.72 г.;

2. мой первый редактор Александр Сергеевич Державцев;

3. я — начинающий газетчик, но уже с журналом сатиры и юмора "Шмель", в котором напечатали первый мой фельетон;

4. а тут я уже выгляжу газетным зубром, да еще и в должности меня повысили — до заместителя редактора. На снимке, слева направо: корреспондент Юрий Маковенко, ответственный секретарь Виктор Катин, автор этих строк, корреспондент Петр Поминов.

Оцените пост

+8

Оценили

Владимир Бородкин+1
Гость №529+1
Маргарита Смородинская+1
ещё 5
Правду говорят: посуда бьётся - жди удач! Ой, не зря в тот день графин разбился, иначе бы не получился настоящий Писатель из вас, Марат! Поздравляю с замечательным юбилеем! Пишите и радуйте нас своими творениями)
13:23
Да, Наташа, графин я разбил качественно! laugh Спасибо за добрые пожелания!
Марат, радуюсь, что так успешно сложилась Ваша жизнь! Поздравляю с этой знаменательной датой! Желаю Вам удачи в творчестве, в жизни и крепкого здоровья.
13:33
Спасибо, Александр! И вам всего доброго!
Да, можно только порадоваться, что творчество и профессиональная деятельность сошлись в одном деле, причём, ещё в самом начале. Вы – счастливый человек, Марат! )
15:14
Соглашусь с вами, Рауза. Спасибо!
Марат, поздравляю!!!
16:41
Благодарю, Ольга!
17:16
Именно, Маргарита!
21:57
Рад за тебя, Марат. Хорошо, что вспомнил и поделился Успехов в творчестве.
03:40
Сам себе поражаюсь: как мог забыть? Спасибо, Олег!
23:14
Ух, здорово!!!! music
03:41
И не говори, Яна! scratch
Это точно- разбитая посуда к счастью! Брал, беру и буду брать с тебя пример! Поздравляю от всей души, Марат! dance
03:42
Рад, что заглянул, Володя. Спасибо!