70 лет со дня рождения Натальи Гундаревой

"Их знали миллионы"



Наталья Гундарева родилась 28 августа 1948 года в Москве.

Ее отец Георгий Макарович в детстве батрачил под Тулой, в 14 лет приехал в Москву, и прошел путь от рабочего до инженера. Мама Натальи Гундаревой — Елена Михайловна Гундарева окончила строительный институт, и работала в проектно-конструкторском бюро в должности инженера-проектировщика. В свободное от работы время она играла в самодеятельном театре своего НИИ, и ее любовь к театру передалась дочери. Наташа ходила в кружок художественного слова в Дом пионеров, и будучи девочкой достаточно крупной, в большинстве спектаклей играла возрастные роли. Например, в «Дикой собаке Динго» она исполняла роль мамы главной героини.[cut=Читать далее......]

В юные годы Наташа нисколько не стеснялась своей полноты, хотя и выглядела из-за этого старше своих лет. Ширококостная и рослая, она одевалась очень скромно, несмотря на полноту, посещала баскетбольную секцию, бальные танцы, бегала на лыжах и в ветреную погоду ходила без шапки.



После окончания школы Наталья Гундарева собиралась пойти по стопам своей матери — стать инженером-проектировщиком. Объяснялось это решение бедностью, и после 10-го класса Гундарева перешла в вечернюю школу (тогда обучение было 11-летнее), и устроилась работать чертежницей в конструкторском бюро, так как для строительного института, куда она собиралась поступать, требовался трудовой стаж. Через два года работы в бюро Наталья Гундарева стала помощником главного инженера проекта, и на семейном совете было решено, что Наташа будет поступать в Московский инженерно-строительный институт. В 1967 году она начала сдавать вступительные экзамены в МИСИ и успешно прошла два тура, но в ее судьбу вмешался случай. «Я серьезно решила стать строителем, — вспоминала позже Гундарева, — с удовольствием занималась реконструкцией железобетонных керамических комбинатов. Сдала два экзамена в институт, как вдруг забежал приятель: «Наташка, это правда, что в МИСИ поступаешь?! С ума сошла! Немедленно неси документы к нам, в Щукинское!» Почему-то послушалась».

Мама Натальи в то время уехала в отпуск, а «приятелем» Натальи Гундаревой оказался Виктор Павлов, работавший в Театре имени Ермоловой. Именно он уговорил Гундареву выбросить из головы мечты об инженерно-строительном ремесле и пойти в актрисы.



В Щукинском училище, куда Гундарева вскоре пришла сдавать экзамены, был конкурс 247 человек на место, однако Гундареву это не испугало. После прослушивания Гундаревой мнения экзаменаторов разделились: одни отмечали полноту студентки, другие отмечали, что она достаточно пластична. Все решил голос председателя комиссии, который заметил, что, несмотря на недостатки, абитуриентка Гундарева очень обаятельная девушка, и Наталья была зачислена на курс к замечательному актеру и педагогу Юрию Катину-Ярцеву. Однокурсниками Гундаревой оказались Юрий Богатырев, Константин Райкин и Наталья Варлей. Поступив в театральное училище, Гундарева активно занималась сценическим движением и хореографией наперекор мнению педагогов, говоривших, что полнота ограничит её актёрские возможности.

Мама Натальи была крайне расстроена странным решением дочери, считая, что в театре та непременно будет нищенствовать. Для сравнения — в КБ Наталье платили 120 рублей в месяц, тогда как стипендия в театральном училище составляла всего 38 рублей. Молодой студентке пришлось подрабатывать. «Я вообще рано начала зарабатывать деньги своим трудом, — рассказывала позже Наталья Георгиевна. — Мы жили не бедно, но скромно, а когда мама с папой разошлись, стало жить еще труднее. Я поднимала петельки на чулках (в то время они были дорогими) маминым подругам. Мне за это платили 50 копеек или даже рубль. Сама шила себе юбки, платья».

Будучи второкурсницей, Гундарева на экзамене по мастерству настолько ярко сыграла возрастную роль Домны Платоновны в лесковской «Воительнице», что тогдашний ректор Борис Захава, сыгравший роль Кутузова в фильме-эпопее «Война и мир» режиссёра Сергея Бондарчука, восхищённо сказал: «Гундаревой уже нечему учиться — пора на сцену. Я уже сейчас готов выдать ей диплом!»

«Это был лицей. Вольница в хорошем смысле слова» — так же вспоминала впоследствии актриса. Наблюдательность, цепкая зрительная память и целенаправленная фантазия с первых студенческих проб стали важным профессиональным качеством Гундаревой. И еще одно ее свойство проявилось тогда же — трезвое, критическое отношение к самой себе и стремление преодолеть собственные слабости и недостатки.



По окончании училища в 1971 году на Наталью Гундареву подали заявки сразу несколько московских театров, и Гундарева остановила свой выбор на театре имени Маяковского. Первые три года она играла вводы в спектакли текущего репертуара, и первой значительной работой актрисы в театре стала роль Липочки в пьесе «Банкрот» по пьесе Островского в 1974 году. Затем в спектакле «Бег» Гундарева сыграла «походную жену генерала Чарноты» Люську, найдя для своей героини новые краски, сделавшие Люську одной из главных героинь спектакля. Так же в памяти зрителей осталась роль Катерины Измайловой, сыгранная Гундаревой в спектакле «Леди Макбет Мценского уезда», поставленном в 1979 году.

Первым мужем Натальи Гундаревой стал Леонид Хейфец. Их брак продлился шесть лет, кроме того, Хейфец снял Наталью в принесшем ей первую славу телевизионном фильме «Обрыв». В 1973 году Наталье Гундаревой предложили сыграть в фильме «Осень», но она была на третьем месяце беременности. Чтобы не отказываться от главной роли, Гундарева сделала аборт, и больше не могла иметь детей.



Спектакль «Доходное место» оказался последней совместной работой Натальи Гундаревой и Леонида Хейфеца. За шесть лет их совместная жизнь кардинально преобразилось. До женитьбы Леонид Ефимович жил в Театре Советской армии прямо за кулисами, но когда у него начали складываться серьёзные отношения с Гундаревой, он принялся хлопотать о нормальном жилье. Когда на Тверской улице был построен дом специально для актёров, супруги получили в нем квартиру. Для Хейфеца это было особенно удобно — он тогда занимался преимущественно постановками спектаклей в Малом театре, и до места работы ему было удобно добираться пешком. Но, с другой стороны, из-за того, что театр находился неподалёку от дома режиссёра, он нередко после спектакля приводил всю труппу к себе домой. Такое поведение нравилось актёрам, но для супруги режиссёра эти частые посиделки были в тягость. Первоначально Гундарева встречала гостей с радостью, но позже гостеприимство стало даваться ей с трудом. После фильма «Сладкая женщина» её засыпали предложениями сыграть новые роли, и она очень уставала, снимаясь в 5–6 фильмах одновременно. Поэтому когда она слышала звук отпираемой двери и голос Хейфеца с порога: «Наташенька, накрывай на стол!» — ей приходилось жертвовать ради гостей редким временем своего отдыха. Одной из своих подруг Гундарева говорила: «И вот я стою на кухне и чищу картошку. Я так устала от хозяйских забот. Не могу больше! Всё, кончилась моя любовь!»



Гундаревой практически не с кем было даже посоветоваться или на кого-то переложить круг хозяйственных забот. Наташина мама помогать дочке не могла, так как сама второй раз вышла замуж. И Гундаревой пришлось выбирать — или работа, или семья. Работа победила, и Гундарева решилась на развод. «Детьми я, наверное, плачу за успех, — говорила Гундарева. — У меня ведь всегда была работа. И она постоянно опережала очередную необходимость завести ребенка. Эту работу, считала, доделаю, а потом… Одиночеством в старости и буду платить. Не страшно ли мне? Так ведь жить вообще страшно. К тому же есть тихая надежда, что Бог не оставит своей милостью и все это произойдет в одночасье. И ты не будешь висеть грузом на тех, кто останется рядом с тобой. А уйдешь, оттолкнувшись одной ногой от земли».

Повторно Наталья Гундарева вышла замуж за актера театра Маяковского Виктора Корешкова, а третьим мужем Натальи Гундаревой стал актер Михаил Филиппов.



О Филиппове актриса говорила: «Миша пришел в театр и подружился с моим бывшим сокурсником по театральному училищу. Таким образом, мы оказались в одной компании. Приятельствовали, устраивали розыгрыши, хохмы. Кстати, мой муж — человек удивительного юмора. Он знает толк в хорошей шутке. Мне же Бог не дал такого остроумия, и я в основном была просто исполнителем. Но мне нравилось принимать во всем этом участие. Потом в театре мы так сработались, что поняли: нам нужно жить вместе. Единственное, из-за чего у нас возникают недоразумения, — это несходство ритмов жизни. Правда, теперь я стала спокойней. Раньше, бывало, тороплю: "Ну, давай, быстрей…" В ответ слышу: "Наташа, у нас еще целых 15 минут". Все. Инцидент исчерпан. У мужа есть сын от первого брака, общих детей у нас нет. Когда муж — артист, это снимает многие проблемы. Не надо объяснять, почему волнуешься перед премьерой или репетируешь допозна. Мой муж мне не критик, а друг… Он знает, если что-то не так — сама себя изведу. Он не вмешивается в мои дела, а я — в его. Да, я понимаю, что так, как знаю Мишу я, его не знает никто. Бывает обидно, что режиссеры, с которыми он работал, не всегда могли разглядеть, почувствовать и реализовать его возможности. Ну что ж, остается надеяться, что это произойдет в другой раз. Я за него вышла замуж не потому, что он талантливый, а потому, что это он».

В 1972 году Наталья Гундарева сыграла главную роль в мелодраме Виталия Мельникова «Здравствуй и прощай!». Актриса настолько правдиво изобразила свою героиню, что на «Ленфильм» пришло письмо, в котором говорилось, что руководство киностудии поступает правильно, привлекая к съемкам не только актеров, но и людей из народа, в том числе деревенскую девушку Наташу Гундареву.



— Когда мы решили с Гундаревой познакомиться, — вспоминал потом автор сценария Виктор Мережко, — она нас поразила. В ней совсем не было того, к чему мы привыкли в наших начинающих исполнительницах. Ни инфантильности, ни нарочитой утомлённости, ни какой-то общей определённости — почему-то считается, что в этом есть загадка и перспектива. Гундарева притягивала к себе весёлым оптимизмом, вполне определившейся и очень задорной женственностью, нескрываемым напором свежих, неизрасходованных творческих сил. Она как-то сразу обескураживала вас своей естественностью, неприкрашенностью и «ненакрашенностью», что было тоже не очень привычно в молодой актрисе. Это ведь нынче (кстати, может, после Гундаревой?) пошла мода на внешнюю безыскусность и естественную красоту. А в начале 70-х годов по улицам и экрану, как мы помним, ходили «нарисованные» дивы в брюках, и среди них Гундарева с незапудренными веснушками и совсем не «диетической» фигурой казалась чудом. И мы сказали ей: «Здравствуй!»

Сама актриса, говоря о роли буфетчицы Наденьки, была категорична: «Когда посмотрела на себя в этой роли, ужаснулась: экрана ещё такого не придумали, чтобы мою спину вместить». Позже Гундарева сыграла роль Дуси в мелодраме Андрея Смирнова «Осень», Таси в драме Николая Губенко «Подранки» и Ани Доброхотовой в мелодраме Владимира Фетина «Сладкая женщина». Последняя роль потребовала от актрисы немалого опыта — Гундарева сыграла в нем трех разных женщин, три разных судьбы, через которые ее героиня приходит к себе самой. Фильм вызвал широкий резонанс в обществе и поток откликов, в которых высоко оценивалась роль актрисы, создавшей столь жизненно достоверный и неоднозначный образ. Не случайно в 1977 году в опросе журнала «Советский экран» Наталья Гундарева впервые была признана лучшей актрисой года.

В конце 1970-х годов Наталья Гундарева сыграла еще несколько заметных ролей. В мелодраме Валентина Марягина «Вас ожидает гражданка Никанорова» Гундарева предстала перед зрителями в образе буйной, увлекающейся, но в тоже время доброй и чуткой Кати Никаноровой. В 1979 году Гундарева сыграла Нину в трагикомедии Георгия Данелии «Осенний марафон», и за исполнение этой роли актрисе была присуждена премия имени братьев Васильевых.



В 1980 году на экраны СССР вышло восемь картин с участием Гундаревой. В одном из фильмов под названием «Белый снег России» рассказывалось о гениальном шахматисте, чемпионе мира Александре Алёхине. В главной роли в этой картине снялся Александр Михайлов, а Наталья Гундарева сыграла жену Алёхина – Надежду, тяжело переживавшую в эмиграции разлуку с родиной.

— Сказать, что мне нравилось с ней работать, — вспоминал Александр Михайлов про съёмки вместе с Натальей Гундаревой, — это, значит, ничего не сказать. Она очень интересный и талантливый человек.

Фильм «Белый снег России» был «стартовым» в сотрудничестве Гундаревой и Михайлова. Потом они вместе сыграли в картине «Одиноким предоставляется общежитие» и в одной из серий сериала «Следствие ведут Знатоки». Народная молва сразу «поженила» Гундареву и Михайлова. И никто не обратил внимания на то, что в том же «олимпийском» году вышла экранизация мольеровского «Мнимого больного», где Гундарева снималась вместе со своим настоящим тогдашним супругом. Правда, у неё была главная женская роль, а у него — эпизодическая.

Потом Наталья Гундарева снялась в картине режиссёра Юрия Егорова «Однажды двадцать лет спустя», в которой шло повествование о судьбе женщины, воспитывающей десятерых детей. В стране падала рождаемость, и появление этой картины было вызвано госзаказом. Егоров решил посетить настоящие многодетные семьи и посмотрел — как они живут на самом деле. После просмотра режиссёр был потрясён тем, что увидел: в большинстве семей родители были алкоголиками, а их дети ползали по полу и играли с бутылками. Несмотря на увиденные реалии, на экраны вышла красивая киносказка, успех которой был во многом продиктован выбором исполнителей: Натальи Гундаревой, абсолютно гармонично сыгравшей многодетную маму, и Виктора Проскурина на роль отца семейства.

В середине 1980-х годов Наталья Гундарева попала в автомобильную аварию, и три месяца не могла играть. В это время приглашение с Одесской киностудии на роль в фильме «Подвиг Одессы». Наталья Гундарева вспоминала: «Я им говорю: «А как же я буду играть?» — а они мне в ответ: «У нас время военное, нам все равно, что у вас на лице, чем вселили в меня надежду».

Оправившись после травмы, Гундарева снова села за руль. Режиссер Андрей Гончаров, узнав, что она снова самостоятельно управляет автомобилем, спросил: «Наташа, вы опять доказываете, что всё можете?» Сама же актриса сравнивала свою жизнь с Олимпиадой, когда каждый участник стремится следовать её закону: «Быстрее! Выше! Сильнее!»



Актриса вновь радовала своих поклонников новыми работами. В трагикомедии «Аэлита, не приставай к мужчинам» она сыграла простодушную женщину, готовую прямо сказать даже знаменитому киноактеру Бельмондо: «Вы мне нравитесь!» Затем последовали роли в детективе «Две стрелы», комедии «Чокнутые», трагикомедии «Небеса обетованные». А в телевизионном фильме «Виват, гардемарины!» она сыграла императрицу Елизавету.

Когда в 1999 году она вышла на сцену получать премию «Кумир», то сказала: «Чем дольше живешь, тем больше появляется людей, которых есть за что благодарить» — и, заодно, поблагодарила своих «врагов, которые заставляли ее быть лучше». Будучи максималисткой, Наталья Гундарева строго оценивала и себя, и других. О Гундаревой говорили, что она может два раза сделать замечание партнеру, а на третий — потребует снять его с роли. Режиссер фильма «Аэлита, не приставай к мужчинам» Георгий Натансон вспоминал: «Наташа была очень вольной в своих суждениях, никого не боялась. С ней оказалось труднее работать, чем с Дорониной. Но она талантлива и естественна, как кошка».

Во время своего последнего театрального сезона Наталья Гундарева работала в привычном для неё напряжённом ритме. Она думала, что нагрузки, которым она регулярно подвергала своё здоровье, уже стали нормой, но в таком состоянии, как правило, бывает трудно остановиться и перевести дыхание. В сезоне 2000/2001 годов Наталья Гундарева сыграла роли в трёх спектаклях — Глафиру Фирсовну в «Жертве века», Огневу в «Театральном романсе» и Леттис Дуффе из «Любовного напитка». Она была верна своему режиссёру и театру, сравнивая своё отношение к театру с отношением к семье и браку: «Один раз и на всю жизнь». Наталья Георгиевна даже праздники обычно проводила в театре. А в одном интервью на вопрос журналиста о том, как она начинает свой день, Гундарева иронически ответила: «Рука тянется к голове и за волосы вытягивает меня из постели».

В последние годы Наталья Гундарева часто снималась в телесериалах, воплощая на экране образ деловой женщины средних лет. Стройная, красивая, подтянутая, она отошла от амплуа грубоватой простушки. К подобным проектам следует отнести одну из последних её ролей — психолога Марины в сериале «Любовь.ру». Режиссёр Владимир Владимирович Басов рассказывал: «Профессионал она, конечно же, была высочайший и выносливостью отличалась неимоверной. Судите сами, из 48 съёмочных дней — июль — август — она занята в 40. Её работа шла каждый день, а снимали мы тогда почти по 18 часов в сутки. Мы снимали сериал прогрессивным методом — огромными кусками. У Наташи были большие по продолжительности сцены, когда ей приходилось сразу произносить много текста. Ставились по три камеры, и она на каждую из них работала. Это было сложно, даже ошибки в тексте были чреваты большими пересъёмками. Но вот что значит высокая ответственность Гундаревой! Ни разу не было, чтобы она свой текст проговорила с ошибками или хотя бы даже запнулась. Молодец! Мы тогда все сцены с ней снимали просто с первого дубля. Талантливейшая актриса!»



Об ответственности Гундаревой во время работы ходили легенды. Из-за этого, как утверждали многие партнёры, с ней было легко общаться. Наталья Георгиевна всегда приходила в театр за час-полтора до начала спектакля, очень серьёзно к нему готовилась, спускалась на сцену раньше других актёров и, стоя за кулисами, вслушивалась в шум зала, пытаясь угадать его сегодняшний настрой. Но однажды и с ней, такой обязательной и фанатичной в работе, произошёл нелепейший казус: она… забыла явиться на свой собственный спектакль. В этот день она провожала друзей за границу и просто отвлеклась от постоянного ритма. На следующий день её вызвал директор театра, и ничего не подозревающая Гундарева, думая, что ее хотят поздравить с присвоением звания «народной» артистки, пришла к нему в хорошем расположении духа. Когда Гундарева села перед начальством, положив ногу на ногу, и приготовилась слушать, что ей скажут, состоялся следующий диалог: «Ну, Наташенька, что делать будем?» — «Ну, не знаю, гулять будем страшно, наверное». — «Наташенька, а вы сами понимаете, что произошло?» — «А что такого произошло?» — «Наташенька, вы же вчера на спектакль не явились, знаете?» Когда до Гундаревой дошёл смысл разговора, ей стало плохо, и она потеряла сознание. И все это несмотря на то, что по серьезному поводу Гундарева могла достаточно крепко выразиться, и излишней сентиментальностью не страдала.



Первый инсульт случился у актрисы на даче 19 июля 2001 года. Она резала овощи к обеду и, как сама потом вспоминала, у нее вдруг потемнело в глазах, словно куда-то провалилась. Лежавшую на полу, ее обнаружил муж Михаил Филиппов, который сразу вызвал «Скорую помощь». Десять дней актриса пролежала в коме — срок критический, обычно после такого люди полностью не восстанавливаются, но врачи сделали все возможное, и Наталья Гундарева стала поправляться. Вскоре она начала интересоваться у врачей, когда ей разрешат вернуться в любимый театр, а коллеги с нетерпением ждали выздоровления Гундаревой. Руководство театра имени Маяковского заговорило о том, чтобы сделать спектакль с ее закадровым голо¬сом, а художественный руководитель театра Арцибашев предложил Гундаревой должность своего помощника.

28 августа 2002 года, спустя год после инсульта, врачи разрешили Гундаревой отпраздновать день рождения. Они все время были очень осторожны в своих прогнозах, но Гундарева постепенно восстановила речь, каждый день посещала тренажерный зал, начала понемногу ходить и даже планировала написать книгу воспоминаний. Боясь волновать Наталью Георгиевну, от нее в течение года скрывали информацию о смерти мамы Елены Михайловны, которая умерла спустя несколько недель после госпитализации дочери.

«Все четыре года за Наташей ухаживала сиделка Ира, ставшая членом семьи. Она привязалась к Наташе, всегда была готова хоть чем-нибудь порадовать ее — рассказывали друзья Гундаревой. — Наташа любила разговаривать с ней, ласково называла Плюшкой. Они смешно подшучивали друг над другом, смеялись. И вроде бы на время забывалось о плохом… Из-за болезни у Натальи Георгиевны немного портился характер. Порой она обижалась на сиделку, если та на пять минут оставляла ее одну в комнате, на мужа, уезжавшего на съемки, но каждый час звонившего любимой жене по мобильному. От многих ролей он отказывался, чтобы быть с женой. Иногда Наташа из-за болезни могла покапризничать. Вдруг захочет, чтобы ей срочно принесли ее лучшую дорогую шубу и именно в ней вывезли гулять. Что поделать — она же женщина! Привозили шубу, старались предугадывать любые желания, переживая за дорогого человека».

Актрисе недоставало общения. Всю жизнь привыкла быть в центре внимания, и вдруг она оказалась отрезанной от мира. Она не любила долго находиться дома, и настаивала, чтобы ее отвозили в больницу. Как она сама говорила, к ее «тусовке», в которой она подружилась с врачами и медсестрами. «Наталья Гундарева всегда помнила, что она — женщина, любила пококетничать, а личный врач Тимур Мансурович ей комплименты делал, называл любимой пациенткой. Здесь ей было комфортно, — рассказывали медсестры. — Иногда у Натальи Георгиевны как бы терялась ясность ума, она забывала, где находится, задавала странные вопросы, ей что-то чудилось… Зато, когда сознание возвращалось, много читала (особенно увлеклась Библией, ставшей ее настольной книгой), была весела, с легкостью разгадывала кроссворды».

Осенью 2004 года Наталье Георгиевне резко стало хуже. А незадолго до смерти Гундарева ездила к тибетскому монаху, у которого просила духовной помощи.

— Я ненавижу себя в состоянии «всё равно». Мне лучше муки адовы. Я к ним привыкла. Так сложилась моя жизнь, и изменить это нельзя, — признавалась актриса.

Последние несколько месяцев болезнь актрисы протекала без осложнений. Врачей беспокоила аритмия сердца — следствие малоподвижной жизни на лекарствах. Гундарева иногда бывала резкой, раздражительной. «Но неделю назад Наташа вдруг ласково обняла сиделку Иру и наговорила много добрых слов, призналась в любви, благодарила за ее терпение. Ира была растрогана до слез, — рассказывала подруга актрисы. — И у мужа Наталья Георгиевна вдруг тепло попросила прощения, что из-за ее болезни он столько намучился, словно бы… предчувствовала беду».

Седьмого мая родные забирали Наташу на дачу на праздники. Обычно это дела¬лось, когда она чувствовала себя хорошо. И врачи разрешили пациентке на несколько дней сменить обстановку. Потом Гундарева снова вернулась в больницу. Рассказывала медсестрам, что ей снится, будто она летает во сне. «Случившееся обрушилось на нас внезапно, никто ничего плохого не ожидал! Накануне Наташу навещал муж, они побыли вместе, потом простились, все было нормально! — вспоминала подруга Наташиной няни. — Знаю, Наташа говорила, что боится умереть дома: мол, станет мне плохо, а вы не сможете оказать в нужный момент по¬мощь. Она столько перетерпела боли и боялась. Боялась умереть в муках».

Смерть наступила внезапно: по одним данным, оторвался тромб, закупоривший легочную артерию, по другим — причиной смерти стал еще один инсульт.

Наталья Гундарева скончалась 15 мая 2005 года. Когда ее хоронили, панихиду в театре имени Маяковского пришлось продлить на полтора часа. Тысячи людей, выстроившиеся вдоль Большой Никитской улицы вплоть до Манежа, непременно хотели проститься со своей любимой актрисой. По старинной актерской традиции в последний путь ее проводили аплодисментами.

Наталия Гундарева была похоронена на Троекуровском кладбище в Москве.



http://chtoby-pomnili.net/871-871.html

Оцените пост

+3

Оценили

Надежда Штанько+1
Гость №269+1
Татьяна Ларченко+1
22:05
Столько лет прошло, а до сих пор не верится, что её нет на этом свете... Земля ей пухом, замечательный человек, прекрасная актриса.