Самарские судьбы

Самара - Стара Загора

Блогонёчек

+79 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Людмила Дымченко
Ахматьское))

Мне ни к чему одические рати
И прелесть элегических затей.
По мне, в стихах всё быть должно некстати,
Не так, как у людей.

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как жёлтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дёгтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене...
И стих уже звучит, задорен, нежен,
На радость вам и мне.
Анна Ахматова


«Когда б вы знали…»! Вот какого, а, Создатель,
Ты, эх, за этот сор потрафил ей?!
А я другой! Не мусоросжигатель!
Не из графьёв, ей-ей!

Мне лопухи и лебеда, и одуванчик
Про тяпку, да! Про грабли речь ведут!
А если плесень!.. Всё, прощай, диванчик, –
Не до стихов мне тут!

И нас, таких, не рать – одические рати!
Горшков на обжиг!! На Олимп, друзья!!!
…В моих стихах всё так и есть – некстати!
(Замечу, кстати, я...)
Что ты знаешь про девчонок!

...Значит, мы с тобой не пара?
Представляю, как Наташка
От известия такого
Прям от радости помрёт…
Видно, зарилась недаром –
Вот девчоночья замашка!
Ведь она, раз мы не пара,
Счастье как с куста сорвёт!

Припев:
Я сама своей подружке
Помогла в тебя влюбиться:
Так тебя разрисовала –
Любо-дорого смотреть!
А что ты влюбился тоже –
Кто ж такому удивится?
У неё глаза – как небо,
У неё глаза – как море,
У неё глаза – как…
В общем, обалдеть!

Может, нам пора расстаться?
Мне ж все уши прожужжали:
«Ой, не пара вы, не пара –
Ну, не два не полтора!»...
Может, хватит упираться,
И расстанемся, пусть жаль мне?
Если нам пора расстаться, –
Не пришла моя пора?
Припев.

А с Наташкой мы с пелёнок
Не разлей вода подружки.
И конфеты, и секреты
Были общие у нас.
Что ты знаешь про девчонок!
А мальчишки – не игрушки…
Мы делили всё с пелёнок,
Всё – но только не сейчас.
Припев.
_______________________

Картинка отсюда: https://dovga.com/photo/554/just-friends
Плач

Отгорело бабье счастье летней зорькою!..
Я волчицею кричу – вдовицей горькою.

А и сына позвала дорога ратная!
Лишь бы, ох, не оказалась безвозвратная…

Чем умилостивить долю неминучую?
Уроню в полынь-траву слезу горючую.

Поле-полюшко! Родимая сторонушка!
Где сыночек мой, бедовая головушка?

Не корю я, не кляну тебя, судьбинушка! –
Только б жив был мой сынок, моя кровинушка…

Пресвятая Богородица, заступница,
Пусть мой первенец в пути да не оступится!

Не на го́ре родила – для счастья рос, поди!
Защити его, спаси, помилуй, Господи!

Да прости, что о своём прошу лишь, грешная…
…Не остави Русь вовеки, сила крестная!..
________________________

Давным-давно написала это по просьбе моей подруги – ей нужен был «мостик» к вокальному номеру театрализованного концерта, посвящённого Дню Победы. Оригинал, как всегда у меня, безвозвратно потерян, так что это только примерная версия – кое-что вспомнила, что-то дописала…
…Но Татьянин коллектив в смотре цеховой художественной самодеятельности – представляете, было, было такое в Советском Союзе! – занял, помнится, высокое место…


Всех с Великим Праздником, и да пребудет наша Русь вечно!
Не звикай, не звикай... (из Миклоша Формы)

Перевод с украинского:

Только не привыкай… Будет больно, когда не срастётся.
Доконают тоской одинокие бденья твои.
А привычка любить – о! она навсегда остаётся!
Не исчезнет – как нимб конопушек над тоненькой «ї».

Только не привыкай… Безобидна привычка вначале.
А потом не излечишь – привычка болезни сродни.
И жемчужины слёз – дорогое наследство печали –
Так естественны будут, как будто бы капля над «і».

Только не привыкай… К поцелуям, к объятиям страсти,
К заповедным словам, суть которых – ликующий крик.
Только не привыкай… Безлюбовья не примешь ты власти.
…А привыкнешь – ну что ж... Ведь и сам я почти что привык.

Оригинал:

Не звикай, не звикай... Буде боляче, як не складеться.
Дотикатимуть сумом безсоння самотні твої.
Тепла звичка кохати ніколи уже не минеться,
як не щезне цей німб двох крапок над тоненькою "ї".

Не звикай, не звикай... Кожна звичка – солодка хвороба.
Будеш невиліковна і неоперабельна, ні.
Буде чиста сльоза, мов перлина найвищої проби,
так природно потрібна, неначе краплинка над "і".

Не звикай, не звикай... До страждань, поцілунків, обіймів.
До словес серед всіх і до слів, що любов береже....
Не звикай, не звикай, бо уже нелюбові не сприймеш.
А звикаєш – звикай... Бо і сам я звикаю уже...
Повернусь до кохання... (из Миклоша Формы)

Вольный перевод с украинского:

К позабытой, казалось, любви возвращаюсь опять.
К беспокойной любви, настрадавшейся вдоволь безвинно.
К той любви, что недаром зовётся: любовь-сиротина, –
Глубину той любви не сумел я когда-то понять…

А кого-то, пожалуй, всерьёз разобидят слова,
Что былая любовь – как прочитанной книги страницы.
Но в закладках той книги пьянящая нежность хранится:
Открываешь её – и кружится опять голова.

Я назад возвращаюсь. А ты? Возвратишься ли, нет?
В непростое былое? К забытой любви-сиротинке?
Может, небо так хочет – чтоб снова совпали тропинки,
Чтобы души, о нежности вспомнив, летели на свет…


Оригинал:

Повернусь до кохання, яке вже, здавалось, забув.
Повернусь до кохання – минулого і непростого.
Я б сказав про кохання таке: це кохання-небога...
Повернусь, бо напевно його глибини не збагнув.

Це, можливо, образою буде – сказати таке:
Що минуле кохання – знайома, прочитана книжка,
Де на кожній сторінці закладками схована ніжність.
Від якої у серці назавжди тремтіння п'янке.

Повернусь до кохання... А ти повернешся, скажи?
До минулого? До непростого? Кохання-небоги?
Може, небо так хоче, щоб збіглися знову дороги,
Щоби знову згадали про ніжність дві світлих душі...
Апрель

Не идёшь и не идёшь…Почему?
Долгожданный с милым – где же ты, рай?
У мечты ещё кусок отниму
И скормлю надежде: не умирай!

А дорожка еле-еле видна –
Не устала ещё вьюга кружить.
Мне семнадцать. Я стою у окна
И придумываю, что же
Оправдает тебя, всё же,
Чтобы можно было завтра простить.

Мне подружки говорят: «Позабудь!
Он не стоит ни слезинки твоей!
Что ушло, того уже не вернуть.
Двадцать пять тебе! Себя пожалей!»

Но дорожка, по которой опять
Не ко мне, не ты бежишь сквозь пургу,
Ждёт шагов твоих – и я буду ждать,
И придумывать: ну что же
Оправдает тебя, всё же?
А иначе – как простить я смогу?

Всё метёт, метёт подолом Зима!
На фонарь луны снежинки летят…
Как на свет былой любви – я сама.
Новый год. Ещё один без тебя…

Буду пить вино и петь про апрель.
Всё Зиме я с лёгким сердцем прощу.
Удивится – и уймётся метель…
И придумаю я, что же
Оправдает тебя, всё же,
Если я тебя навек отпущу.

Буду плакать о любви, звать Весну!
Встречу робкую зари акварель.
И, простив тебя, легко я засну…
А проснувшись, вдруг увижу: апрель.
____________________

Гифка отсюда: http://99px.ru/avatari/tags/derevja/zima/sneg/?cp=0
Предчувствие любви

Предчувствие любви – само уже награда.
Оно всех вин хмельней и слаще всех медов.
С признаньями, мой друг, помедлите!.. Не надо!..
Куда спешить?
Зачем?
Ещё не время слов…

Загадывать грешно, но в счастье можно верить –
Живой водой надежд одушевлён рассвет.
Придёт пора – войдём в распахнутые двери!
…Люблю ли вас,
мой друг?
Ах, это мой секрет!

Я грежу наяву, влекусь невольно к чуду –
В почти желанный плен медовых ваших глаз.
Позвольте, я ещё в неведенье побуду –
Хотя бы год…
Нет – день!
Уговорили, – час…
__________________________

Картинку можно вышить: http://twlwsix.appspot.com/shemy-vyshivki-royal.html))
Прощальная

Всё, что дарено судьбой, порастрачено,
Одолжить ни у кого не смогу…
Кабы снова всё начать, да иначе, нам!
…Я сама перед собою в долгу.

Припев:
Между нами пустота...
Мы с тобой, что «нет» и «да».
Посмотри вослед мне из-под руки…
Мы, как радость – и беда,
Как «сейчас» – и «никогда»…
Мы, как «здравствуй» и «прощай», далеки!

Не сули мне ничего – уж не верится.
Ель высокая склонилась в грозу.
Нет, не я – другая пусть красна девица
В синю реченьку роняет слезу.
Припев.

Неспроста тебе вернула колечко я –
Поняла: не ты единственный мой.
Не кори за то, что я бессердечная, –
Это правда: сердца нет, только боль…
Припев.
Жизнеутверждающее

«Времена не выбирают,
В них живут и умирают»;
Но зачем-то в этом месте
Все мы вместе собрались?
Неспроста, конечно, это:
Общий век, одна планета…
И у каждого есть время,
Чтоб во всём разобрались.

Прочь тревоги и сомненья!
Жизни парус – вдохновенье!
От причала скучных будней
Оттолкнись мечты веслом!
Не единым сыты хлебом –
Для чего над нами небо?
Ведь и ты пришёл на Землю
Неба вечного послом.

Эх, лиха беда начало…
Дерзких слава привечала!
Ты представь, ведь кто-то первым
Пересёк Эвксинский понт?
Стань для правнуков примером.
На прорыв! Ура премьерам!
Поднимай надежды знамя –
И вперёд, за горизонт!

***
Мне скажи слова простые –
За собой сожгу мосты я,
Ты единственным мне станешь
Перед Богом и людьми.
Счастье – будет. Непременно!
…А умрём одновременно –
От любви. Ведь это глупо –
Умирать не от любви.
_____________________

Картина Владимира Фёдорова "На всех парусах"
Помню памятью мамы...
«…Двоих детей качая на коленях,
Расхристанная, баба молодая
На рельсах раскуроченных сидела
И пела нежно-нежно:
— Баю-бай…

…Мертво мотались русые головки
Уснувших навсегда… Невыносимо
Глаза ополоумевшей сияли,
И было страшно, страшно!..
— Баю-бай…

…Ужасней той картины не представить, –
Рассказывала мама отрешённо,
В мучительную память погружаясь,
Как будто в бездну, снова…
— Баю-бай…

…Мы все, из уцелевших в той бомбёжке, –
Мы тоже обезумели, наверно…
Но кто бы прикоснуться к ней решился,
К несчастной этой бабе?..
— Баю-бай…

…Близняшки ли, погодки… Так похожи
Детишки были… Маленькие вовсе…
Беляночки… Загубленные жизни…
…И пела мать им нежно:
— Баю-бай…

Баю-бай, Маришечка… Спи-усни, Андрей…
Бог послал нена`долго – и забрал детей…
И не надо больше вам да ни есть, ни пить –
Будете куличики из облачка лепить…
На` небе из облачка куличики лепить…»

***

…И до сих пор той жуткой колыбельной
Слова я, в свой черёд, забыть не в силах!
Войны апофеоз я представляю
Таким…
Да будет
проклята
война!
Фантазия на тему Besame Mucho
Будь со мной, будь со мной вечно!
Я не хочу даже дня без любимого жить!
Будь со мной! Жизнь быстротечна.
Милый, целуй меня крепче – нам надо спешить.

Видишь в руке моей – цвета желания
Розу? Тебе одному
Я подарю её вместо признанья и
В омуте глаз утону!..

Будь со мной, будь со мной нежен.
Что же ты медлишь? Приди и не бойся любить!
Будь со мной! Где же ты, где же?
Если не любишь, скажи, что любовь может быть.

Всё ещё сбудется! Счастье обещано –
Звёзды со мной заодно.
Пойманной птицею сердце трепещет, но
Будешь моим всё равно!

Будь со мной! Сердце не мучай!
Время не ждёт, так зачем же нам жить, не любя?
Будь со мной…Солнце за тучей
Прячется, если не может увидеть тебя.
_________________________

…Когда-то, году так в 2003-м, писала этот текст для вокального ансамбля, которым руководила моя подруга, по её просьбе. И знала лишь, что Besame Mucho означает "целуй меня крепко"))
"Пиши что угодно, но не забывай: слова должны быть простыми, как мычание коровы", –
напутствовала меня суровая хормейстерша и дала сроку день.

Перевод ли это?.. Ну, если иметь в виду чувственную составляющую, то пожалуй. И мычу я вот лично это с удовольствием)))
_________________________
РОДНОМУ ЯЗЫКУ
Молюсь, бранюсь и думаю – по-русски.
Язык – творец, язык – и щит, и меч;
Крыло любви – на взлёте и на спуске…
Основ основа ты, родная речь!
Ностальгическое
Сегодня 10 января, день моего рождения. За окном – чудесный, чудесный зимний день, солнечный, яркий! Кстати, припоминаю, что все триста лет моей жизни обычно так и было.
А однажды в ночь накануне моего праздника случился такой небывалый снегопад, что нашу пятиэтажку у Автодора замело прямо под козырёк подъезда, и дворники, как упорные кроты, прорывали проходы целое утро. Наверное, все они жили значительно выше заваленных пушистым снегом первых этажей и прыгали во двор – на работу – прямо из окон. А иначе откуда бы они взялись со своими спасительными мётлами и скребками?..
В магазин за тортом я шла, одинокая, между великанских сугробов по скрипучей узенькой тропиночке, проторённой, должно быть, теми же заботливыми дворниками.
В пустом магазине в пустом кондитерском отделе таращилась в пустоту ещё слепого утра скучающая продавщица. Она обрадовалась и удивилась моему появлению – мир, наверное, представлялся ей безвозвратно потерянным. А тут – развлечение какое-никакое. Покупатель. Я сказала, что у меня День рождения, и она сразу же вручила мне первый подарок – чуть помятое, но необыкновенно вкусное пирожное «картошку».
Потом я ещё немного поела глазами весь небогатый кондитерский ассортимент, выставленный в стеклянной витрине, хотя знала, что куплю торт за два двадцать. Какой-какой… «Подарочный»! Бисквитный, с настоящим – масляным – кремом; квадратной формы; щедро посыпанный арахисовым крошевом. Какой же ещё! Во-первых, я вообще люблю бисквит, а во-вторых, у меня всего два двадцать и есть, ни на какую «Сказку» не хватит…
Взбодрившаяся продавщица обвязала незатейливую картонку с незатейливым тортом незатейливой бечёвкой и проводила меня до заиндевелой – ну всё, всё было настоящим! – двери. И я вышла в настоящую зиму моего детства…
…С морозами под сорок, с пышными сугробами, в которых так приятно и безопасно валяться; со снегирями на укутанных снегом елях. А если мороз за сорок? О! Вот тогда-то и начиналась настоящая потеха! В школе объявляли карантин – чтобы дети не обморозились на пути к знаниям. И… И отморозки-дети с радостными воплями неслись кататься с какой ни то горки: ледяной, деревянной или самой что ни на есть настоящей, образованной склоном берега или оврага. Хохот и визг! Гремели санки, пламенели щёки, искрился снег!
…И солнце смеялось вместе с нами…
Отрицание отрицания
Люблю, чтобы меня хвалили, всячески поощряли и стимулировали. Критика никогда меня не вдохновляла, даже если её называли благожелательной и конструктивной. Я как раз тот осёл, что бежит за морковкой, привязанной перед носом, и не иначе.
Мне было лет девять-десять, когда я решила приобщиться к литературному творчеству. С чего мне ударила в голову эта мысль – написать рассказ, – точно не скажу, но откладывать дело в долгий ящик тогда ещё было не в моих правилах. Проснувшись поутру и поглазев, по обыкновению, в окошко, я, не тратя времени на всякие глупости вроде завтрака и уроков, на листочке со вчерашними балеринами – я балерин, то целиком, то частями, всё время рисую, – внезапно накропала жалостную историю про ленинградскую девочку, погибшую в блокаду под бомбёжкой. Не спрашивайте, откуда и с каких щей взялся этот сюжет, – не знаю! Но собственное сочинение так меня растрогало, что я даже разревелась, вдруг явственно представив на месте этой придуманной Нади себя. Горе моё от своей безвременной кончины стало почти непереносимым… И, видно, в припадке персонификации я так громко и отчаянно шмыгала носом, что разбудила маму…
«Вот, – протянула я ей свой первый опус, – посмотри, что я написала…»
Мама пробежала глазами текст, сочувственно погладила мои мышиные хвостики и сказала: «Беги, покажи и папе тоже!» Я, обнаглев от одобрения и уже чуть ли не мэтром себя ощущая, прошествовала в родительскую спальню – за ожидаемой похвалой, конечно. Но папа, лениво прочитав дочкино творение, хмыкнул саркастически и, выразительно глядя на маму, молча не отдал, а возвернул листок мне: не докучайте, мол, ерундой!

…Жаль, тогда я не знала словечка «облом»… Но это он и был!!! А?! А вы бы продолжали работать в таких условиях? Я – не могла. Быть непризнанным дарованием я категорически отказывалась!
Что было потом? Ну, мама с папой поссорились из-за расхождения в вопросах воспитания ребёнка, а я… Я последовала рекомендации в то время не известного мне Козьмы Пруткова – в смысле, заткнула фонтан. Да, надолго… Но напор всё же был велик, и совсем своих попыток путешествия на Парнас я не оставила.
…А теперь меня и остановить некому… Но всё равно: кто похвалит меня лучше всех, тот получит сладкую конфету! Помните старый советский мультик «Зеркальце»?.. Это, должно быть, песенка про меня…